Хорошие дети плачут молча

Джен
R
Завершён
9845
Пэйринг и персонажи:
Размер:
360 страниц, 56 частей
Описание:
Доктор Ясен Христов, обладающий редким даром, умирает, спасая пациента... и оказывается. Ну да, там и оказывается. В теле МКВ. В Азкабане, куда четырнадцатилетнего подростка затараканила мудрая волшебная Фемида. Доктор, конечно, альтруист, но не до такой степени, чтобы всех прощать и возлюблять. Так что у Магической Британии появилась проблема посерьёзнее воскресшего Волдеморта.
Посвящение:
Моим дорогим постоянным читателям.
Примечания автора:
Это, в основном, дженовая работа, поскольку сюжет здесь - главное, а отношения героев второстепенны. Но слэш и гет будут присутствовать, так что ненавистников слэша прошу либо не читать, либо читать, не заморачиваясь количеством геев на квадратный метр Магической Британии и не предъявлять претензий к автору.
Неканон, ООС, Марти-Сью, штампы и разнообразные гады в ассортименте. Авторская трава в наличии. Хорошенько подумайте, прежде чем читать это. Я предупредила и претензий не принимаю!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9845 Нравится 7247 Отзывы 3798 В сборник Скачать

Глава пятидесятая. Мы с тобой одной крови, Чук и Гек!

Настройки текста
Закончилась эта спокойная жизнь на четвёртый день, когда в комнату Ясена ворвался Сириус со словами: — Дамблдора срочно вызывают в МКМ! Он покинул Хогвартс! — Ага, значит, твоя маленькая интрига с мсье Делакуром увенчалась успехом? — лукаво улыбнулся Ясен. — Отлично! — Ну, тут дело не только в моей, как ты выразился, «маленькой интриге», — хихикнул Сириус. — Ты сам гоблинов послал биографию Гриндевальда копать… — Таки накопали? — спросил Ясен. — Не совсем, — ответил Сириус. — Зато наняли одного ушлого журналюгу, чтобы тот пробился в Нурменгард и побеседовал с Гриндевальдом. — А что, так можно было? — удивился Ясен. — С Гриндевальдом, вроде как, запрещено общаться вообще. — Ну, — ответил Сириус, — не совсем. Как там говорится? «Что нельзя купить за деньги, можно купить за очень большие деньги?» Гоблины кого надо простимулировали, и прикормленный ими журналюга получил доступ в Нурменгард. — И что ему сказал дружище Геллерт? — поинтересовался Ясен. — Мне уже интересно, что за информацией он поделился, что Дамблдора так срочно вызвали. — В том-то и дело, что ничего, — нехорошо ухмыльнулся Сириус. — Журналюга не зря работал на гоблинов, да ещё Подмастерьем в Чарах стал. Ясен нахмурился: — Вот только не говори мне, что в Нурменгарде никакого Гриндевальда нету. Что там какой-то бедолага зачарованный и лишённый возможности рассказать об этом. — Ну, насчёт того, что Гриндевальда там нету, это ты правильно догадался, — невозмутимо ответил Сириус. — А вот насчёт зачарованного бедолаги — мимо. Там была иллюзия. Хорошая такая, качественная, осязаемая и саморазвивающаяся. А подпитывалась эта иллюзия очень качественным артефактом. Но вот беда какая — этот артефакт вступил в резонанс с гоблинскими, что были на журналисте, и миляга Геллерт растаял в воздухе прямо в процессе беседы. Как охрана журналюгу от великого усердия не прикончила — загадка. Но потом разобрались в чём дело, и вся МКМ встала на уши. — Представляю… — пробормотал Ясен. — Выяснить, что осуждённый преступник исчез из своей тюрьмы неведомо когда — это сильное потрясение. — Ага, — хмыкнул Сириус. — Мсье Делакур написал, что все в шоке, континенталы друг с другом переругались вусмерть, одни русские в дрязгах не участвуют, смотрят на остальных как на детей малых с выражением: «А мы ведь предлагали…» — Понятно, — кивнул Ясен. — А Дамблдора, значит, призвали из-за его давешней странной победы? — Не столько из-за победы, сколько из-за его давней нежной дружбы с Гриндевальдом, — пояснил Сириус. — Они там в такой истерике, что неделю с него не слезут. Наверняка решили, что это Дамблдор помог Гриндевальду скрыться ещё тогда, в сорок пятом… — А если это так? — спросил Ясен. — Вряд ли, — вполне спокойно ответил Сириус. — Тогда милейший Альбус начал бы свою игру куда раньше. Я думаю, что это русские… — Что — русские? — не понял Ясен. — Русские всё это устроили, — спокойно ответил Сириус. — Слишком уж легко они согласились на заточение Гриндевальда. И это при том, что ненавидели его лютой ненавистью. Для русских с их умениями сотворить подобный артефакт… ну, не пара пустяков, конечно, но дело вполне решаемое. Так что, я думаю, Гриндевальд больше не проблема, а если господа из МКМ думают иначе, то кто я такой, чтобы с ними спорить? — А Дамблдор, выходит, не знал, что его любовника подменили иллюзией? Сириус рассмеялся коротким лающим смехом: — Откуда? Всё-таки Гриндевальда очень качественно охраняли. Да, Нурменгард его родовой замок, но ведь и европейские маги не все поголовно тупицы. Некоторые из них это прекрасно знали, поэтому, прежде чем поместить пленника в его узилище, провели один небольшой ритуал. Небольшой, но крайне интересный и совсем-таки не светлый. Так что замок стал для Гриндевальда именно что тюрьмой и никак иначе. Так что теперь их шок вполне понятен — увели бывшего Тёмного Лорда из-под носа, иллюзию-обманку оставили — это несмотря на беспрецедентные меры безопасности. — А ты уверен, что в Нурменгард садился именно подлинный Гриндевальд, а не обманка? — поинтересовался Ясен. — Уверен, — ответил Сириус. — Я тут успел с Долоховым проконсультироваться. Он предполагает, что его… эээ… соотечественники согласились с европейцами только для вида. И сразу же стали готовить операцию, чтобы заполучить Гриндевальда в свои руки. — Но как они сумели проникнуть в неприступный Нурменгард? — удивился Ясен. — Не знаю, — пожал плечами Сириус. — Но Долохов считает, что среди русских магов есть те, кому это вполне по силам. Хотя и им это удалось не сразу. Кстати, а где находится этот замок, ты знаешь? — Точно не знаю, — пожал плечами Ясен. — Где-то в Альпах. — А название Нюрнберг* тебе ни о чём не говорит, нет? — Город в Германии, — ответил Ясен. — После окончания Второй мировой войны в нём проводился судебный процесс над военными преступниками. Над маггловскими военными преступниками. Нюрнбергский процесс. — И долго проводился? — поинтересовался Сириус. — Да почти что год, — на автомате ответил Ясен. — Вроде бы**. — И тебя не удивляет, что международный суд так долго разбирался с кучкой нацистских отщепенцев? Ясен пожал плечами: — Рассматривались все собранные материалы, а их было много. — Это так, — кивнул Сириус. — Только вот Долохов предполагает, что были заинтересованные личности, затягивавшие деятельность суда. Причём именно с русской стороны. Это давало возможность русским магам-наблюдателям находиться на германской территории почти без контроля со стороны местных магических структур. — Интересно девки пляшут… — протянул Ясен. — Так… Нюрнберг — это Бавария. До Альп там рукой подать… В смысле — для мага это не расстояние. То есть операцию по подмене Гриндевальда русские начали готовить уже тогда? — Бинго! — усмехнулся Сириус. — Долохов полагает, что уж о Гриндевальде нам беспокоиться не стоит. Его соотечественники наверняка использовали его по полной… — В смысле? — удивился Ясен. — В ритуалах, как и хотели изначально. Всё на благо Родины… — Вашими бы с Долоховым устами да мёд пить, — проворчал Ясен. — Не хотелось бы неприятных сюрпризов… — Ты лучше Светлейшего поберегись, — мрачно посоветовал Сириус. — Он уже наверняка сложил два и два, теперь его ничто в этом мире не держит. Так что ритуал по отречению следует проводить как можно быстрее. А то ведь пойдёт вразнос Светлейший — дети могут пострадать. — Сам понимаю, — кивнул Ясен. — Нынче же и проведём. Всё уже продумано, расчёты выполнены, Невилл ждёт, дракон готов, привидения этого паразита Пивза притащат по-любому… Что может пойти не так? Сириус задумчиво произнёс: — Всё. — Типун тебе на язык! — огрызнулся Ясен. — У меня, между прочим, есть ещё три флакона Феликс Фелицис от бывшего лучшего зельевара Магической Британии. — Нюнчик объявился? — рассмеялся Сириус. — Да нет, он ещё тогда прислал, — ответил Ясен. — Я хранил. — Жаль… — вздохнул Сириус. Ясен только плечами пожал. Мораль бывшего Мародёра была удивительно гибкой. Вот он вроде бы искренне восхищается Гермионой, вот строит глазки сэру Пивзу… Да и к Джеймсу Поттеру он неровно дышал, это Ясен уже успел понять. А вот теперь Снейпа вспомнил… Интересно, может, корни вражды Мародёров и Снейпа в том, что Сириус очень сильно хотел узнать слизеринца… поближе? — Кобель ты, крёстный… — вздохнул Ясен. — Не смею спорить, — ехидно ответил Сириус, обернулся этим самым кобелём и бросился к любимому крестнику — поиграть. Ясен уворачивался от попыток облизать лицо и хохотал, но когда он начал уставать, Сириус обернулся человеком и прошептал ему на ухо: — Честно говоря, на твоём месте я бы уже поговорил с Алекто… Потом снова обернулся псом и удрал куда-то, мерзавец этакий.

***

Сириус, Невилл и Ясен аппарировали к Хогвартсу ночью. Дракон, встретивший их у Визжащей хижины, сказал, что в замке всё спокойно, Дамблдор, как и следовало ожидать, не объявлялся, и что он проведёт их в подземелья к ритуальной комнате. А дальше свою роль предстояло сыграть Невиллу. Невилл, державшийся на удивление спокойно, только кивнул. Что делать — он знал, а вот всё остальное после открытия должны были сделать сам сэр Пивз, Ясен и Сириус. Предполагалось, что, обретя цельную душу, сэр Пивз вновь примет полномочия Хранителя и отречёт от должности Альбуса Дамблдора, пресекая его связь с замком. В общем и целом — ничего сложного, да и Феликс Фелицис Ясен прихватил с собой, но было у него предчувствие, что от Светлейшего они так легко не отделаются. Впрочем, проблемы решаются по мере их поступления. Так что для начала Ясен, Сириус и Невилл выпили Феликс Фелицис, а потом дракон провёл их к неприметному бугорку за Визжащей хижиной. Одно движение — и бугорок словно съёжился в размерах, открывая тесный тёмный лаз. — Прошу, — сделал приглашающий жест рукой сэр Пивз. — Немного тесновато, но безопасно, я лично проверил. — Я не знаю этого хода, — нахмурился Сириус. — Конечно, он был закрыт со времён Основателей, — улыбнулся сэр Пивз. — Об этом никто не знал впоследствии. — А жаль… — вздохнул Сириус. — Если бы я знал о нём раньше, возможно, кое-какие события прошлого пошли бы по-другому. Так, говорите, там безопасно, сэр Пивз? — Вполне, — кивнул дракон. — Тогда не будем медлить, — сказал Сириус. — Идёмте! Дракон кивнул и протиснулся в узкий лаз. Следом была очередь Невилла, затем шёл Ясен, и замыкающим был Сириус. Идти было неудобно — лаз действительно был очень узкий, каменная кладка крошилась и хрустела под ногами, стены местами покрывал осклизлый мох. — Это недолго, потом ход расширится, — пробормотал дракон, но Ясену показалось, что они шли целую вечность. Наконец лаз стал расширяться и закончился выходом в обычный каменный коридор. Судя по тому, что коридор был без окон, они действительно находились под землёй. — Ну вот, — с облегчением сказал дракон, взмахнув рукой, отчего на стенах тут же вспыхнули факелы, — эта часть подземелий также не посещалась со времён Основателей. — А как тогда туда попадали директора Хогвартса? — Есть другой вход, — пояснил сэр Пивз. — Прямо из кабинета директора. Он гораздо комфортнее, но в кабинет нам пока не попасть. Спустя ещё минут десять быстрой ходьбы коридор закончился обитой металлом дверью.  — Вот, — сказал сэр Пивз. — Мы пришли. Не соблаговолите ли попробовать открыть дверь, сэр Невилл? — Соблаговолю, — отозвался Невилл и достал из поясной сумки простую деревянную чашу и нож. — Гарри, подержишь? — спросил он. Ясен молча принял чашу, и Невилл, поднеся к ней руку, бестрепетно резанул себя по запястью. Кровь сначала закапала, потом пошла струйкой. Когда дно чаши оказалось полностью закрыто, Сириус взмахнул палочкой, залечивая рану Невилла. Тот кивком поблагодарил, а потом повернулся к двери и, погружая пальцы в кровь, начал чертить на ней рунические знаки. Быстро, не задумываясь, похоже, эту последовательность он заучил до полного автоматизма. А когда Невилл закончил, то поднял палочку и произнёс абсолютно незнакомое Ясену заклятие. Руны тут же налились кровью, потом засветились золотом, а потом словно растворились в двери. Невилл ещё раз взмахнул палочкой, и дверь с тихим скрипом начала отворяться. — Прошу, — кивнул Невилл. — Ритуальная комната открыта. Дракон прижал руку к груди и склонил голову, благодаря, а потом быстро прошёл в открывшуюся дверь. — Заходите, — раздался его голос. — Всё в порядке! Сириус, Ясен и Невилл последовали этому приглашению. Что сказать, ритуальная комната Хогвартса впечатляла. Во-первых, своими размерами, никакая это была не комната, а полноценный огромный зал. Во-вторых, каждая из четырёх стен была украшена огромными каменными барельефами, посвящёнными каждому из факультетов. На одной стене был выложен орёл из тёмно-синего лазурита с бронзовой отделкой, на второй — мантикора из тёмно-красной яшмы с золотой отделкой, на третьей ухмылялась нефритовая змея, отделанная серебром, довершал картину барсук из золотистого авантюрина и чернёного серебра. — Ух ты! — вырвалось у Ясена. — Красота какая! — Да, — согласился Сириус, — тонкая работа. — А где же Пятый Основатель? — спросил Ясен. — Отчего его отдельной стены не удостоили? Обидно. — Мне не обидно, Гарри, — отозвался дракон. — Смотри. Ясен присмотрелся и ахнул. Пол ритуальной комнаты был мозаичным, в центре складывавшимся в изображение многолучевой звезды. А в центре этой звезды находился алтарный камень, представлявший собой гематитовую скульптуру свернувшегося клубком дракона. «Не будите спящего дракона!» — шла выложенная бронзовыми буквами надпись вокруг алтарного камня. — Ну что ж… — хищно улыбнулся дракон. — Приступим. Вы готовы, Барон? — Да, сэр Пивз, — раздался в ответ замогильный голос, и прямо перед ними в воздухе завис Кровавый Барон, выглядевший ещё более устрашающе, чем обычно. — Тогда и я готов, — отозвался дракон. — Приведите сюда Пивза. Кровавый Барон кивнул и растворился в воздухе. А дракон быстро взобрался на алтарь, лёг на спину и замер. — Лорд Блэк, Наследник Поттер, — произнёс он, — душу свою вверяю я в руки ваши… После этого дракон застыл совсем уж неподвижно, словно мёртвый, от его головы отделился зелёный, с золотистым просверком внутри, шарик и замер в воздухе над неподвижным телом. Сириус подошёл ближе к алтарному камню и замер, не сводя глаз с шарика и держа палочку наготове. Ясен подумал, что хорошо, что они успели этот момент с драконом обговорить — и не раз, и не два, и заклятия необходимые выучить, а то бы он точно растерялся. Но потом думать стало некогда. Прямо рядом с ними из воздуха возникла целая толпа привидений — тут были и факультетские призраки, и Плакса Миртл, и профессор Биннс, и Безумный Садовник из теплиц, и три пожилые леди, что иногда прогуливались по ночам по большой галерее, и невесть откуда взявшийся гренадёр в мундире французской армии наполеоновских времён, непонятным образом прибившийся к слизеринским подземельям, и безногий шотландец, и старушка с корзиной фиалок, и много других… Ясен даже оторопел слегка. Из канона он помнил только призраков факультетов и Миртл с профессором Биннсом, хотя там упоминалось, что привидений в Хогвартсе много, да и на смертенинах Почти Безголового Ника присутствовала целая толпа. Понятное дело, что там были и пришлые, но можно было догадаться, что большая часть — свои, местные, имеющие, так сказать, Хогвартскую прописку. Но вскоре раздумывать об этом стало некогда, ибо все призраки с трудом тащили спелёнатый жгутами серебристой эктоплазмы отчаянно матерящийся клубок. — Вот он, негодный Пивз, — торжественно возвестил Кровавый Барон. — Что нам делать дальше? — Поднесите его ближе к алтарному камню, — сказал Ясен. — Ещё ближе… Вот так. А потом он обратился к Пивзу: — Твоё время пришло, Пивз. Негоже целой душе быть разделённой. — Я не хочу! Не хочу! — отчаянно возопил Пивз. — Я хочу веселитьсяяяя!!! — Помолчи, отрыжка эктоплазмы, — прошипел Ясен. — Повеселился и хватит! Да станет целой душа разделённая! И выпустил свой Дар. Пивз отчаянно завопил, потом судорожно дёрнулся, пытаясь разорвать путы, но призраки постарались на славу, тогда он вновь издал жуткий нечеловеческий вой и обмяк. Изо рта Пивза вылетел золотой шарик и опустился рядом с зелёным, а потом оба шарика стали вращаться. Быстрее, ещё быстрее… Шарики столкнулись, раздался тонкий хрустальный звон, потом их поглотила короткая белая вспышка, от которой Ясен заморгал. А когда он проморгался, то увидел, как большой, размером с футбольный мяч, переливающийся всеми цветами радуги шар медленно опускается к голове лежащего на алтарном камне дракона и впитывается в неё. То же, что осталось от «школьного полтергейста», осыпалось на пол чёрными хлопьями. Сэр Пивз из Саламанки рывком сел и вытянул руки в стороны. А потом раздался торжествующий драконий рёв. *«Нурменгард» — возможная отсылка к названию города Нюрнберга (англ. Nuremberg) в Германии, месту проведения многих нацистских митингов, где также были приняты антисемитские Нюрнбергские законы. (Из «Гарри Поттер вики») **Нюрнбе́ргский проце́сс — международный судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Проходил с 10 часов утра 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале, разместившемся в «Зале 600» нюрнбергского Дворца юстиции. Так что Ясен не ошибается.
Примечания:
Следующая глава в среду.
Здоровья вам, мои дорогие!

Автору на кофе, Музу на печеньки:
https://yoomoney.ru/to/410014057127193
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты