Lisoo Oneshots

Фемслэш
Перевод
R
Закончен
28
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://my.w.tt/277xNNPgx9
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 59 страниц, 20 частей
Описание:
сборник ваншотов по лису.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
28 Нравится 1 Отзывы 4 В сборник Скачать

10.

Настройки текста
Примечания:
если честно, это мой любимый ваншот... наравне с 1. 🥺
Внезапный смех привлёк внимание Джису. Дом, в котором она жила, не был заселён с тех пор, как она умерла, а точнее вот уже 50 лет. Её родители отправились на тот свет в ночь пожара, но она так и не смогла. Что-то в том, что пожар оборвал её жизнь в семнадцать лет, было так несправедливо по отношению к ней. Она просто не могла расстаться с жизнью, которую, как она уверена, должна была иметь. Спустившись с чердака, Джису огляделась. Какие-то люди таскали в дом ящики. Три девушки указывали грузчикам, куда следует положить вещи. Внимание Джису привлекла высокая девушка, и она даже затаила бы дыхание, если бы оно у неё было. Все трое смеялись, бегая по дому. Рыжеволосая девушка отправилась в родительскую комнату, шатенка - в комнату младшего брата, а та самая высокая остановилась в комнате Джису. Лицо этой девушки было прекрасно, даже когда она внимательно осматривала комнату. От дыма и остатков мебели в комнате не осталось и следа. Джису придвинулась к ней поближе. Девушка вздрогнула, когда Джису встала рядом с ней; холод, исходящий от её призрачной кожи, предостерегал девушку, как гремучая змея. Сыграл инстинкт самосохранения. Рыжая вбежала в комнату, напугав высокую красивую девушку. - Лиса, иди к нам. Дженни хочет посмотреть телевизор, а нам нужно заказать пиццу! Высокая девушка кивнула, бросив последний тревожный взгляд на комнату и, при этом совершенно ничего не подозревая, на Джису. Ни рыжеволосая, ни эта красивая девушка не заметили жуткого свиста в комнате. "Лиса." *** Через шесть месяцев после того, как Лиса, Розэ и Дженни переехали, Джису влюбилась. Она уже не чувствовала ничего, кроме тяжёлого холода, к которому давно привыкла. Чувство влюблённости было таким, как будто она была почти живой. В груди у неё потеплело, появилась причина спускаться с чердака и смотреть не только на улицу сквозь маленькую щель на стене. Лиса дала ей цель существования. И она хотела, чтобы девочка знала, что она здесь. Розэ и Дженни несколько раз предлагали девушке поменяться комнатами, когда та жаловалась на холод, но Джису и холод преследовали её повсюду. Поэтому девушка осталась в комнате Джису. Именно в ту ночь, когда девочки провели в доме шесть месяцев, Джису сделала свой первый ход. Лиса уже собиралась выйти из душа, когда на зеркале появилась надпись. «Привет, Лиса». Когда девушка заметила надпись, она подпрыгнула и чуть не упала обратно в ванну. Она открыла дверь и крикнула: - Розэ, Дженни. Это было совсем не смешно! Джису улыбнулась и сама шагнула в ванну. С занавеской, частично разделяющей их, холод был не так уж и страшен для ещё мокрой девушки. Одевшись, Лиса отправилась на поиски своих друзей. Джису знала, что никого, кроме неё, нет дома; она написала эту надпись специально, чтобы Лиса не могла обвинить в этом своих друзей. *** Через месяц после того, как Джису оставила сообщение на зеркале, она решила усилить ощущение своего присутствия. Если она сконцентрируется как можно сильнее, то сможет воздействовать с вещами. Лиса тем временем работала над газетой, но на середине работы решила сходить перекусить, так что Джису решила действовать. Она месяцами наблюдала за тем, как девушка печатает на клавиатуре, и тренировалась, когда никого не было дома. Как только Лиса ушла, Джису начала печатать. «0888 Clarity St. Black and Pink Fire, 1967» У неё было достаточно времени, чтобы вернуться на кровать, перед тем как Лиса вернулась. Поначалу она не заметила новой надписи, но как только обнаружила - застыла на месте. Джису наблюдала за её реакцией, изо всех сил стараясь не заснуть. Призраки не могут спать по-настоящему, но они могут... Передохнуть, в некотором роде. Они просто перестают существовать на какое-то время, а когда отдых оканчивается, они возвращаются к своим бесконечным блужданиям. Лиса медленно открыла новую вкладку в браузере и начала печатать слова "black and pink fire 1967", и Джису затаила несуществующее дыхание. Когда Лиса нажала на ссылку, призрак почувствовал, как сжимается то, что когда-то было сердцем. Поисковик выдал фотографию из газеты. У Джису было несколько экземпляров, спрятанных на чердаке, и она не могла заставить себя выбросить их. Или сжечь. Каждый год в годовщину пожара она разжигала огонь в камине. У дома была богатая репутация дома с привидениями, хотя Дженни, Лиса и Розэ явно не верили слухам. Статья, как всегда, вызвала у неё грусть, но когда кто-то другой читал её, она чувствовала себя не такой грустной. - 15 апреля 1967 года посреди ночи загорелся дом 0888 по Клэрити Стрит. Жертв было трое, самой молодой из них была семнадцатилетняя девушка Ким Джису. В живых остался только её брат. На рассвете первые спасатели добрались до дома, где, по словам одного из них, "Чёрный дым заслонил розовое небо". Это был настоящий траур, а выживший двенадцатилетний мальчик переехал к бабушке с дедушкой. Фотографии дыма на фоне неба целую неделю были на обложке первой полосы газеты. Один раз даже была включена её собственная фотография. Джису никогда не понимала, почему это происшествие называют "чёрно-розовым огнём". Она никогда не выходила из дома, чтобы посмотреть на облака, даже после того, как умерла. Она никогда не видела дыма, заслоняющего рассветное небо, но так много соседей говорили, что именно это и произошло, что она поверила им на слово. Эти два цвета перестали быть её любимыми в течение долгого времени, пока Лиса не переселилась к ней в комнату. Девушка в ту ночь переоделась в чёрно-розовую пижаму, и Джису поняла, что вновь полюбила эти цвета. - Ким Джису, - прошептала Лиса. Джису не знала, что именно заставило её вздрогнуть. Было ли это из-за того, что кто-то произнес её имя впервые за сорок семь лет, или из-за того, что её имя слетело с губ Лисы? *** Через девять месяцев после того, как девушки переехали к ней, Джису начала думать, что Лиса хочет окончательно убить её. Манобан начала исследовать загадочное имя "Ким Джису" в свободное от работы время. Примерно через восемь месяцев она поняла, что в доме водятся привидения. Она боялась рассказать об этом Дженни и Розэ, думая, что они сочтут её сумасшедшей. Она не знала, что это привидение и есть Джису. Со временем все три девушки начали думать, что с ними живёт кто-то четвёртый, потому что кто-то постоянно открывал дверцы шкафов, передвигал вещи, а один раз вообще перевернул столик Дженни вверх дном. Лиса решила проявить инициативу, чтобы выяснить, что это такое. После долгих раздумий и подталкиваний Джису, она пошла на чердак и достала старую спиритическую доску, которая ранее принадлежала брату Джису. После перекуса пиццей, любимого блюда всей троицы (как выяснила Джису), Лиса поставила доску на кофейный столик. Он был невероятно низок к полу и идеально подходил для сеанса. Лиса начала, дрожа, когда почувствовала, что Джису сидит рядом с ней. - Здесь кто-то есть? - Джису подтолкнула рюмку, которую девушки использовали вместо спиритического глаза, к слову "да". - Ты хочешь сделать нам больно? - спросила Розэ. Рюмка медленно сдвинулась в сторону "нет". Если бы Джису захотела, то могла бы быстро объяснить всё девушкам и без этой доски, но за годы одиночества она приобрела склонность к театральности. Происходящее походило на фильм ужасов, но девушкам, кажись, было нормально. - Ты Джису? - спросила Лиса. Две другие посмотрели на неё с непониманием, но рюмка переместилась на "да" и начала двигаться дальше. «З-Д-Р-А-В-С-Т-В-У-Й-Л-И-С-А» Все трое отскочили в шоке. - О Боже, о Боже, Лиса! - завопила Розанна. - Почему призрак знает тебя? «П-Р-И-В-Е-Т-Р-О-З-Э-Д-Ж-Е-Н-Н-И» Дженни и Розэ запаниковали так, что последняя даже спряталась за диван, а Лиса всё так же сидела на полу, уставившись на доску. - Ты умерла здесь? «Д-А» - Из-за пожара? - рюмка успела отодвинуться от слова "да", но тут же вернулась назад. - Ты сидишь рядом со мной? - тот же ответ. - Ты хочешь, чтобы мы ушли? - рюмка перелетела на "нет" со скоростью, намного превышающей скорость любого человека. *** Прошло три месяца с первого спиритического сеанса, и Джису с Лисой стали удивительно хорошими друзьями. Почти каждый вечер они разговаривали с помощью доски, и время от времени к ним присоединялись и другие девушки. Ночные беседы стали рутиной до такой степени, что девочки держали доску под кофейным столиком и вытаскивали всякий раз, когда хотели что-то спросить у Джису. Три девушки даже получили от неё рождественские подарки, и хотя это очень тронуло их, для Джису это выглядело довольно произвольно. Но она всё равно пошла на чердак и принесла оттуда несколько своих любимых заколок для волос, оставшихся с тех пор, как она была жива. Изумрудный для Розэ, сапфировый для Дженни и жемчужный для Лисы. С тех пор они носили их каждый день. Но всё изменилось. Лиса не любила Джису в ответ, по крайней мере, не так, как любило привидение. После неудачной попытки признаться живой девушке, Джису начала отстраняться. Она должна была смотреть правде в глаза: призрак и живой человек никак не могли быть вместе. Прошёл ещё год, и Джису снова осталась одна. Девочки, конечно, не специально это делали, но часто уходили на несколько часов, иногда даже на несколько дней. Сердце Джису странно покалывало, когда она слушала рассказы девочек о том, что происходит снаружи. Она никогда не сможет испытать этого. Они всегда шли вперёд, открывая для себя что-то новое, и никогда не понимая, как это ранит духа. Джису была поймана в ловушку бесконечного цикла любви к человеку, который не любил её, оплакивая жизнь, которой у неё никогда не было, и задаваясь вопросом, почему она тоже не может двигаться дальше вместе с ними. Может, это из-за Лисы? Неужели Джису всё ещё сердится из-за факта того, что умерла? Весь гнев ведь давно покинул её, а на смену ему пришла печаль. Она никогда не забудет Лису, но если Джису тоже пойдёт дальше, как и девушки, будет ли она чувствовать себя так же безответно любимой? Прошло два года с тех пор, как Дженни, Розэ и Лиса переехали в этот дом. Для Джису всё стало только хуже. Лиса начала встречаться с парнем, который учился в колледже вместе с девочками. Каждый раз, когда он приходил, Джису убегала на чердак. И с тех пор, как парень начал приходить в дом, Джису начала размышлять, что же удерживает её в этом мире. Она исключила Лису: она была вдвое старше живой девушки, так что то, что удерживало её в доме, было чем-то из её прошлой жизни. Был прохладный весенний день, когда осознание поразило Джису. Одна вещь, которая всегда была на задворках её подсознания - это Минёль, её младший брат. Неужели она не может перейти в мир иной из-за него? Если она снова увидит его, сможет ли она двигаться дальше? Вечером, после ужина, Дженни и Розэ достали доску. Лиса была со своим парнем, так что она понятия не имела о плане трёх девушек. Джису рассказала им о Минёле и о том, что хочет его увидеть. Девушки были настроены скептически, пока Джису не пригласила их на чердак. Раньше, когда девочки жили внизу, они не собирались туда подниматься, а когда узнали о Джису, то решили, что это её комната. Лиса тоже поднималась туда лишь однажды, и то ради того, чтобы просто удостовериться в том, что такое помещение здесь тоже имеется. Поднявшись к замороженной капсуле времени, обе девушки будто бы оказались на борту корабля, застрявшего в прошлом. Как только они увидели то, с чем Джису была связана столько лет, у них возникло желание помочь призраку, сделать его счастливее. Девушки смели пыль - настолько густую, что та плотно осела на полу, - и пред ними предстали несколько сохранившихся фотографий, пару сожжённых вещей и даже уцелевшие предметы, для которых в доме не оказалось места с тех пор, как на свет появился Минёль. - Мы поможем тебе, - прошептала Розэ, оглядывая старинные вещи. Она вдруг подумала, что именно так себя и чувствуют археологи, входя в нераскрытые египетские гробницы. Так холодно, так одиноко, но это был след человеческой жизни. В тот день Розэ и Дженни начали поиски таинственного Ким Минёля. Лиса же, однако, понятия не имела ни о том, что делают её друзья, ни о том, что один из друзей собирается исчезнуть навсегда. *** Когда прошёл День Благодарения и приближалось Рождество, в дом пришёл гость. Шестидесятичетырёхлетний мужчина подрагивал от холода, стучась в парадную дверь. Дженни открыла дверь и поприветствовала вошедшего мужчину, а Розэ принесла в гостиную напитки. Лиса сидела в своей комнате и разговаривала со своим парнем, совершенно не понимая, что происходит. Джису в это время нервно сидела у пылающего камина. Пламя, окутывающее её, успокаивало, как одеяло успокаивало детей. Это было так странно. Она не могла поверить, что пожилой мужчина, сидящий на диване, был её младшим братом. Но его глаза и то, как он держался, несомненно, были Минёльскими. - Итак, по телефону вы сказали, что Джису всё ещё здесь, - начал Минёль. От его старческого голоса по спине Джису пробежала дрожь. - Да, сэр, - ответила Розэ. - Видите ли, когда мы только переехали, произошло много странных вещей. Холодные сквозняки веяли из ниоткуда, всё двигалось без видимой на то причины. В конце концов, мы попробовали спиритическую доску и выяснили, что это была Джису. С тех пор мы постоянно с ней разговариваем. - Она хочет снова увидеть вас ещё с весны, - добавила Дженни. - Вы, молодые леди, кажетесь милыми, но это жестокая шутка. Моя сестра умерла пятьдесят два года назад. Если вы узнали о пожаре и решили, что разыграть старика будет забавно, уверяю вас, вы ошиблись, - его голос дрожал, когда он говорил о Джису. - Я люблю свою сестру и думаю о ней каждый день. Сказать мне, что она всё ещё здесь - это просто жестоко, - он начал вставать. Джису отскочила от камина и прыгнула на кофейный столик перед Минёлем. Пламя взметнулось вверх и на короткое мгновение показало очертания её тела. Движение было настолько нечеловечески быстрым, что резкий порыв холодного воздуха ударил всех, как стена. - Нет! - Джису крайне редко удавалось найти в себе силы для вербального общения, так что все трое были напуганы. Её голос походил на сильный, жуткий шёпот, который, казалось, обволакивал всех троих. - Джису, - прерывающимся голосом спросил Минёль. Чувство отчаяния наполнило Джису, как никогда раньше. В течение пяти десятилетий она была призраком, плывущим по коридорам своего дома. Что-то в мысли о том, что Минёль снова уйдет от неё, даже не зная, что она всё ещё в доме, было дико. Сила, которую она вложила в свои действия, послала резкий статический разряд по комнате. Спиритическая доска полетела на стол, рюмка треснула. «Н-Е-У-Х-О-Д-И». Она больше не была простым призраком, она стала полтергейстом, одержимым желанием заявить о себе. «Я-З-Д-Е-С-Ь». - Джису, это действительно ты? «Д-А». - О Боже, почему ты всё ещё здесь? Мама и папа с тобой? «Н-Е-Т». - Почему ты всё ещё здесь? «Я-Н-Е-З-Н-А-Ю». - Ты можешь уйти? - простое "нет" - вот и всё, что ему было нужно, чтобы окончательно сломаться. Слёзы потекли по его лицу с огромным напором. - Ты счастлива здесь? Ты хочешь остаться здесь? - стекло не двигалось. - Почему ты не обрела покой? «Я-Н-Е-З-Н-А-Ю», - повторила она. Минёль замолчал. По щекам Розэ и Дженни медленно катились слёзы. Никто не заметил того, как Лиса выскользнула из своей комнаты, чтобы увидеть посетителя. Прежде чем она успела предупредить их о своём присутствии, Минёль снова заговорил: - Если тебе здесь не нравится, можешь уйти. Ты никому ничего не должна. Это нормально - уйти. Делай то, что тебе хочется. Не бойся, мама и папа очень скучают по тебе. Они уже давно ждут, Джи. У Лисы внезапно заболел живот. Этот человек пытался заставить Джису уйти. Розэ и Дженни крепко обнялись, глядя на то, как плачет старик, обращаясь в пустоту. Впервые четыре человека услышали тихий плач призрака. - Мне страшно, - всхлипнула Джису. - Не бойся! Я так люблю тебя!Пожалуйста, не оставайся здесь и не будь несчастной. - А что, если на той стороне ничего нет? - А что, если есть? Ты же не хочешь быть несчастной? Покойся с миром, Джи, умоляю тебя! - Я люблю тебя, - произнёс тот же жуткий голос. - Я тоже тебя люблю, - воскликнул Минёль. И тут же ощущение присутствия и статика внезапно исчезли. *** Прошло три месяца с тех пор, как Минёль побывал в этом доме. И с тех пор, как статика исчезла, Лиса впала в депрессию. День за днём она искала холодный сквозняк, даже забиралась на чердак. Теперь чердак был одним из её любимых мест. Она не могла смириться с тем, что Джису больше нет. Её невидимая подруга стала такой неотъемлемой частью её жизни, что она не знала, как жить дальше без неё. Не то чтобы они разговаривали или что-то в этом роде, но она так привыкла к холодному ощущению, которое следовало за ней, куда бы она ни пошла. В её комнате часто бывало тепло, и это тревожило её. Неужели Джису действительно ушла? Лиса словно лишилась конечности. Проведя ещё один день за осмотром вещей Джису, высокая девушка отправилась спать. В комнате всегда было слишком тепло. Теперь вентилятор работал почти постоянно, но это был не тот неподвижный холод, о котором она мечтала. Она ворочалась с боку на бок, казалось, уже несколько часов. Наконец, она начала засыпать, когда почувствовала, как волна ледяного воздуха ударила её. Мурашки пробежали по тёплой коже знакомым образом. Быстро сев, Лиса уставилась на девушку. Она выглядела материальной, но очень обесцвеченной. Её волосы были сияюще чёрными, глаза тёплого коричневого цвета, но её кожа была мёртвенно-серой. Её ночная рубашка была белой и ниспадала до самых ног. - Джису, - недоверчиво спросила Лиса. - Привет, Лиса, - от этого голоса у высокой девушки по спине пробежали мурашки. Она не смогла удержаться и бросилась на Джису с объятиями. И была очень удивлена, что та не упала на кровать от такого толчка с её стороны. Вместо этого холодные руки обвились вокруг её талии. - Что случилось? - Я думала, что ты ушла, - заревела Лиса, уткнувшись в плечо Джису. - Я думала, что ты уже перешла в другой мир! Почему ты не сказала мне, что тебе было здесь плохо? - Я была счастлива, - сказала ей Джису, когда они сели на кровать. - Я была счастлива и с Дженни, и с Розэ, и с тобой. В особенности с тобой. Но это не меняет того факта, что я мертва. Я настолько взрослая, что тебе в бабушки гожусь. Мне нужно перестать вмешиваться в твою жизнь. - Нет! Я хочу, чтобы ты вмешивалась, чтобы была счастлива со мной! Мы можем сделать всё, что ты хочешь, пожалуйста, просто останься! - Я не могу, Лиса. Живые не должны быть с мёртвыми. Они погрузились в напряжённое молчание, пока Лиса крепче прижимала к себе Джису. - Лиса, я пришла попрощаться. Тёплая девушка отпрянула назад, чтобы посмотреть на серую девушку. - Ты не можешь меня бросить! Ты моя лучшая подруга! - Дженни и Розэ - твои лучшие подруги, - сказала Джису с мудрой улыбкой. - Ты тоже, - тихо возразила ей Лиса. Джису только грустно улыбнулась. - Спасибо тебе за то, что ты сделала эти несколько лет такими счастливыми. Я не знаю, что бы со мной случилось, если бы вы трое не переехали в это место, - Джису откинула прядь светлых волос с раскрасневшегося лица девушки. Именно такой она её и запомнит. Щёки красные, а глаза широко раскрытые, живые. Она знала, что когда снова увидит Лису, она уже не будет такой же молодой. - Как ты смогла уйти? - Наверное, мне просто нужно было, чтобы кто-то сказал мне, что всё в порядке и можно отпустить прошлое, - Джису повернула голову обратно к двери. - Ну всё, милая. Сейчас они придут за мной. Проживи долгую, счастливую жизнь. Ради меня. Ради нас обеих. - Нет, я не хочу, чтобы ты уходила! - Джису пришлось оторвать от себя руки девушки. - Я знаю, дорогая, но мне нужно идти. Я люблю тебя, - Джису медленно поцеловала Лису в лоб. Она начала подниматься с кровати, но живая девушка схватила её за руку и быстро поцеловала Джису в губы. Вместо ледяного прикосновения, которого Лиса ожидала, её губы коснулись чего-то тёплого и мягкого. - Я отвезу тебя домой, когда придёт время, - заверила Джису. - Я люблю тебя, - всхлипнула Лиса. Они держались друг за друга, пока Джису меняла цвет. От бледно-серого до сияющего золота, Джису светилась жизнью. Её щеки порозовели, а губы были красивого розового цвета. - До свидания, - сказала Джису. Её голос больше не был зловещим, он напоминал пение колокольчиков, ангельскую песню. Неземная девушка медленно исчезла, оставив Лису одну в её тёплой комнате, а слёзы так и текли по её лицу. *** Лиса открыла глаза и увидела знакомое лицо. Этого лица она не видела уже несколько десятилетий. Золотистый свет озарил её кожу так же, как и тогда, когда она в последний раз видела девушку. - Ты готова? - спросила Джису своим чистым, звонким голосом. Лиса встала, отсоединившись от пожилого тела, снова став молодой девушкой, какой её и запомнила Джису. И как только пальцы Лисы коснулись пальцев Джису, она тоже засияла. - Давай. Дженни и Розэ уже ждут. Лиса улыбнулась и обняла Джису. Наклонившись, они обменялись медленным, тёплым поцелуем. Таким, который заставил их обеих улыбнуться. Джису больше не носила ту ночную рубашку, вместо этого на ней была белая рубашка и такого же цвета брюки. У неё даже были подходящие балетки. Лиса осмотрела себя и увидела похожий наряд. Белый облегающий топ с длинными рукавами, и рваные джинсы с высокой талией. - Я скучала по тебе, - сказала Лиса. Её голос был похож на пение церковных колоколов, совсем как у Джису. - Тебе больше никогда не придётся скучать, - заверила её Джису. Держась за руки, они медленно исчезли под лучом золотистого света. - Больше никогда.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты