Я влюбился в брата своего лучшего друга.

Слэш
NC-17
Закончен
1831
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 80 страниц, 1 часть
Описание:
Ау, в котором есть Чимин, его старший брат-засранец Тэхён и Чонгук, который... Всего лишь влюблен, но сам едва ли об этом подозревает.
Примечания автора:
Говно-описание, но что поделать🥴 писала где-то с конца мая.

Тви: https://twitter.com/JeonJeonghyun?s=09 (активничаю редко)
Инста: https://www.instagram.com/lijeon_2017/

В популярном:
№ 1: Я влюбился в брата своего лучшего друга.
№ 4 в топе «Слэш»
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
1831 Нравится 65 Отзывы 541 В сборник Скачать

1

6 сентября 2020, 17:43
Настройки текста
Чимин со всей дури херакнул дверью, явно психанув, а Чонгук вздрогнул, оторвавшись от манги, и поинтересовался: – Что случилось? – Он меня заебал! – рыкнул Ким, плюхаясь на постель к Чонгуку. – Сделал он, а получаем вдвоем! – Тэхён что-то сделал? – склонил голову Чон, и Чимин кивнул, раздувая ноздри от ярости. – Он вчера домой не приехал. Заманал уже, мама сегодня нас двоих, двоих наказала, потому что этот индюк забыл про газон. – То есть, никаких фильмов сегодня вечером? – уточнил Чонгук. – То есть, никаких фильмов, бро, – вздохнул разочарованно Чимин. – Из-за его тупого желания трахать все, что движется в любое время, страдаем мы и наш марафон супергеройского кино! – Да ладно тебе, не парься, – пожал плечами Чон, а после выглянул в окно. – Пойдем на улицу? Посидим в беседке, кажется, у меня родилось вдохновение. – Конечно, – махнул рукой Ким, поднимаясь, и Чон последовал его примеру. Чимин с Чонгуком дружили с самого детства, с того момента, когда один сидел попой на песке и хныкал из-за сломавшейся любимой лопатки, а другой протянул свою новенькую и подарил своему будущему лучшему бро (эта лопатка до сих пор лежала на полке Чонгука рядом с наградами). Они видели взросление друг друга, помогали и поддерживали. Они знали всё друг о друге вплоть до грязных секретов наподобие: "Я дрочил на фото Сольхён из АОА". Однако, в довесок к лучшему бро Чимину постоянно шел его старший засранец брат Ким Тэхён. Он не был таким уж засранцем, как показывала практика. Он защищал Чимина и, разумеется, Чонгука, когда до тех доколупывались старшеклассники (хотя кто тут кого защищал, ведь у Чонгука был черный пояс по тхэквондо, и Тэхён успевал всегда вовремя вмешаться, прежде чем Чонгук уложил бы всех на лопатки), помогал им с домашкой (с какого-то хера он был долбанным гением, который щёлкал задачки по высшей математике как орешки), даже играл с ними иногда в баскетбол. Но вместе с его невероятной внешностью и внеземной добротой, с ним постоянно был сарказм, острый язык и издевательства над младшими (за это его Чонгук иногда люто ненавидел). А ещё он был бабником. Он стабильно раз в неделю пропадал на ночь из дома, и никто не знал, куда он уезжал, но Чонгук и так прекрасно все понимал: однажды, возвращаясь с вечерних занятий, он заметил машину старшего на парковке, а после и его самого, пытающегося высосать душу из девушки через глубокий поцелуй. Она сидела у него на коленях полураздетая, и Чонгук не понимал, как старший вообще додумался в людном месте (ладно, окей, тогда парковка и пустовала, но сам факт!) трахнуть свою глупую подружку-младшеклассницу, которую Чонгук каждый день видел у себя в классе. Поэтому Чон верил всем слухам, что ходили по школе о Тэхёне. Учителей и администрацию это не особо волновало, пока Ким хорошо учился и зарабатывал очередные награды по физкультуре и олимпиадам. – Хэй, Гук, – позвали откуда-то сбоку. Чонгук рассеянно поднял взгляд, замечая Кима, который оперся на газонокосилку, офигенно выглядя в черной футболке и шортах, а ещё с его этой растрёпанной шевелюрой и ленивой ухмылкой на губах. Ким Тэхён вовсе не был плейбоем. У него не было огромных мускулов или голливудской улыбки (его собственная была в сто раз лучше, Чонгук ручался), зато у него была широкая спина, крепкие руки и длинные ноги. Девчонки буквально вешались на него, особенно младшеклассницы, и Чонгука это особенно бесило (хоть он и отказывался признаваться), но что больше его бесило, так это наглая ухмылка этого засранца (от которой сердце парня сбивалось с ритма). Вот и сейчас он натянул ее, из-за чего Чонгук закатил глаза, прежде чем ответить: – Чего тебе? – Не подашь мне воды? Она валяется возле тебя. "Надо было всё-таки идти в беседку, а не сесть на траву и пялиться на его зад... То есть, следить за работой", – Чонгук помахал головой, отгоняя от себя картинки и подхватил лежащую рядом бутылку с водой, поднимаясь. – Рисуешь что-то новое? – поинтересовался Ким, кинув взгляд на оставшийся лежать на траве скетчбук и принимая от младшего воду. Чонгук рассеянно посмотрел назад и кивнул. – Да, внезапно вдохновение появилось. – Скорее всего, это из-за того, что я приехал, – усмехнулся Тэхён, припав губами к горлышку воды. Чон кинул на него темный взгляд, поджав губы и буквально прилипнув взглядом к чужому кадыку. – Хэй, Чонгук-и, – с улыбкой хмыкнул старший, облизывая губы, и Чон машинально повторил этот жест. – Эй ты, хорош флиртовать с моим бро, хренов блядун, – проворчал беззлобно Чимин, подходя к ним. Чонгук тут же отодвинулся, отведя взгляд и не замечая, что Тэхён все ещё смотрел на него. Ким нехотя отвёл взгляд от чужих порозовевших щек и насмешливо глянул на младшего брата. – Коротышек не спрашивали. – Это я-то коротышка?! Да я ниже Чонгука на четыре сантиметра! – На пять с половиной, – машинально поправил Чонгук, и Чим кинул на него предупреждающий взгляд. – Ты вообще за кого, бро?! – возмутился он тут же под аккомпанемент смеха Тэхёна. Тот сквозь смех выдавил: – Зато Чонгук послушный и тихий, коротышка, а ты постоянно доставляешь маме проблем. Все, идите отсюда и дайте мне скосить эту чёртову траву. – Не выражайся, – снова выдал Чонгук, и Тэхён вскинул одну бровь, будто говоря: "А что ты мне сделаешь, если буду?" Чонгук не успел ответить - Чимин уже схватил друга за руку и, ругаясь, потянул обратно на травку. Тэхён проводил глазами их фигуры, задержавшись на одной дольше, а после хмыкнул, все ещё посмеиваясь, и снова взялся за газонокосилку.

*

Первый школьный день встретил Чонгука пролитым на школьный пиджак чаем, синяком на бедре из-за столкновения с углом стола и разными носками, которые Чонгук надевал впопыхах. После он опоздал на единственный автобус, который привез бы его к школе, чуть не отпинав скамейку от отчаяния, а после понял, что забыл кошелек. Превосходно. Высший класс. Молодца, Чон Чонгук, ты заслужил статус "Лошара года". Чон опустился на многострадальную лавочку, прикрыв глаза и думая, как ему попасть в школу. Чимин сказал, что его отвезёт отец рано утром, так что он уже в школе и ясен пень, что никак ему не поможет. А вот его братец вполне мог ещё сидеть дома. Чонгук тут же отогнал от себя эту мысль. Ну уж нет. Он. Ни за что. Не позвонит. Ким Тэхёну. Неа. Никогда. Чон поджал губы и достал мобильный. Он серьезно собирался сделать это? Кажется, да. Он реально в отчаянии. Вслушиваясь в гудки, Чонгук все больше волновался. Вот зачем он это сделал? Как будто Киму без него забот не хватало. – Чонгук? – удивлённо произнес Тэхён, и Чон сглотнул. – Да, я... Хотел спросить. Ты. Уже в школе? – делая паузы, проблеял Чонгук, вскочив и принявшись ходить туда-сюда по остановке, заставляя стоящих там людей коситься на него. – Еду, – лаконично кинул Тэхён. – Что-то случилось? – Н-нет, все в порядке, у меня просто небольшое, м-м-м, ЧП. Да, оно. Я опоздал на автобус, а до школы долго идти, но если ты не сможешь, я и сам дойду, боже, почему я сразу до этого не додумался, опоздаю на пару уроков, ничего страшного... – Где ты? Чон запнулся, прерывая свою пламенную речь, и пробормотал: – Остановка возле... Возле моего дома. Помнишь? – Дай мне пять минут. Ким отключился, а Чон выдохнул и плюхнулся обратно на скамью, буквально растекаясь по ней. Сердце колотилось, словно бешеное, и Чонгук совершенно не хотел разбираться от чего. Тэхён выполнил обещание и уже через пять минут подъехал к остановке на своей пусть и не самой новой, но крутой машине. Чонгук тут же подскочил, чувствуя на себе взгляды, и быстро метнулся к машине, плюхаясь на пассажирское сиденье. Щеки горели. Тэхён кивнул ему и выехал на дорогу, внимательно следя за потоком машин. – С-спасибо, – пробормотал еле слышно Чон. – Обращайся, – пожал плечами Ким. – Я ведь говорил, что могу тебя каждый день подвозить. Ты сам отказался. – Я не хочу тратить твое время. Я ведь и сам доехать могу, – тут же покачал головой Чон. – Тем более... Мы с тобой и не друзья, вроде как. Будет неловко, если ты будешь привозить в школу. – Почему нет? – безмятежно поинтересовался Ким, останавливаясь у светофора. – Ты лучший друг детства моего брата. Я буквально видел, как ты голышом купался с ним в маленьком надувном бассейне... – Замолчи! – прервал его Чонгук, краснея ушами. Стыд какой. Он ведь и правда видел. – Поэтому, думаю, мы намного ближе, чем ты думаешь. Это прозвучало как-то двусмысленно, но Чонгук промолчал, отвернувшись к окну. Разумеется, половина школы обернулась, стоило Чонгуку выбраться из машины Тэхёна. Он поджал губы и поспешил к школе, не оборачиваясь. – Хэй, Кук. Чонгук замер, на секунду прикрыв глаза, и обернулся к Тэхёну, стоящему возле машины. – Рюкзак, – хмыкнул старший, и Чон потопал обратно, схватил рюкзак из рук Кима и снова рванул к школе, возле которой его ждал недоуменный Чимин. – Что слу... – Не спрашивай, – отрывисто кинул Чонгук, пролетая мимо. Тэхён задумчиво смотрел вслед сбежавшему младшему, оперевшись бедром на дверь машины. – Ким, привет! Он вздрогнул и поднял глаза, видя махающих ему приятелей. Заблокировав машину, он двинулся к ним.

*

Чонгук молчал, словно партизан, полдня, буквально бегая от Чимина и его удивленного взгляда. Но в обед Ким всё-таки поймал его возле выхода, и они двинулись из школы, устраиваясь в тени дерева на скамейке. – Итак, может, сейчас расскажешь, что произошло? – спросил Чимин, протягивая другу сэндвич с курицей и баночку бананового молока. Чонгук почти с любовью глянул на друга, ведь думал, что сегодня будет голодать, и тяжело вздохнул, разворачивая сэндвич и бурча: – Я сегодня встал не с той ноги, похоже. Проспал, испачкал форму, забыл кошелек и опоздал на автобус. Тебя в школу отец завез, поэтому я запаниковал и позвонил твоему брату. Чимин облегчённо выдохнул и пробормотал: – Слава богу. Я думал, вы с ним... Чон вскинул голову, набив щеки едой, и невнятно пробормотал: – Мы с ним что? Чимин замялся, а после буркнул: – Он снова не ночевал дома, а вы сегодня приехали вместе, и я на секунду подумал, что... – О боже, Чимин! – завопил в шоке Чонгук, давясь едой. – О чем ты только думаешь?! Да он бы в жизни на меня не посмотрел, я же ему, словно брат! – Я знаю, но... – Да даже поводов никаких не было, чтобы ты так подумал! – Да, но я ведь... – Мне чертовых семнадцать лет, Ким Чимин! – Да понял я, понял, чего всполошился? – Чонгук закрылся, тяжело дыша. Значит... Тэхён трахался с кем-то, а на следующий день как ни в чем не бывало вез его в школу? Кошмар... Какой же кошмар! Чон затих, жуя сэндвич и хмуря брови. Ему это не нравилось. Не то чтобы он мог что-то изменить, но ему это не нравилось. Почему, собственно? А хер его знает. Их заслонила чья-то тень, и парни тут же вскинули головы. Перед ними стоял Джексон, переведенный из Китая, очень накачанный для своих лет, но также и очень тупой. – Чего тебе, Ван? – тут же подобрался Чимин. От Джексона нельзя было ждать чего-то хорошего. Он приходил либо чтобы поиздеваться, либо чтобы поколотить кого-то от души. Третьего не дано. – Ты мне нахер сдался, – отмахнулся Ван, глядя исключительно на Чонгука. Тот вскинул бровь в ответ на взгляд его черных глаз. – Ты сегодня с Кимом приехал? Чонгук напрягся. О вражде Джексона и Тэхёна можно было слагать легенды. Тэхён обходил Вана буквально во всем: внешность, учеба, фанклуб с дикими девочками и некоторыми мальчиками, но также и в спорте, а это уже Джексон простить не мог. Спорт - это все, что ему давалось, потому, когда в начале прошлого года именно Тэхёна тренер избрал капитаном команды, после они начали выигрывать игру за игрой, Джексон обозлился на Кима конкретно и не трогал напрямую только потому, что, во-первых, у Кима было очень много защитников, которые вполне могли раскатать Джексона в тонкий пласт теста, а во-вторых, Ким и сам мог неплохо махать кулаками, благо, его ни разу не засекали за этим, но об этом знал Чонгук от Чимина, когда тот ругался на бестолкового брата, который кому-то опять что-то сломал, ну или покалечил себя. Это Чонгук все понимал, однако, он не вдуплял одно: каким он образом мог быть связан с Тэхёном по мнению Джексона? Или его мозги превзошли самих себя? – Ну я, – на диво спокойно выдал Чонгук. – А тебе что? Джексон ухмыльнулся. – Так значит, он теперь не только баб тягает, но и на пацанов перешел? Не понимаю, правда, почему он выбрал тебя, если учится в одном классе с Сокджином. Видимо, ты был доступнее. Его только что шлюхой обозвали? Чонгук медленно поднялся, и Чимин вскочил следом, скрипя зубами. – Слышь ты, тупое животное, фильтруй свою речь, если не хочешь без зубов остаться, – прошипел друг, но Джексон продолжил скалиться и глядеть исключительно на Чонгука. – Чего молчишь, Чон? Ким из тебя всю дурь вытрахал вместе с умением говорить? Хотя, сомневаюсь, что он способен на такие подвиги. Чонгук продолжал молчать, глядя в тупую рожу Вана, который продолжил заливаться соловьём. – И тебе выгодно. У Кима то все есть: и личико ничего, и деньги при себе. Можно даже не учиться - трать деньги, сколько влезет, да давай себя ебать иногда. – Ну все, ты зарвался, – начал Чимин, дергаясь вперёд, но Чонгук быстро схватил его, останавливая. – Хочу лишь одно сказать, Чон. Можешь передать своему ебырю, – ухмыльнулся Джексон и наклонился к Чонгуку. – Передай ему: если он и дальше будет мне палки в колеса вставлять, я сделаю все, чтобы жизнь его подстилки и младшего братца была здесь испорчена. Понял меня? До конца выпуска он будет рыдать каждый день. Джексон отстранился, в глазах его светилась угроза. – Ты закончил? – тихо спросил Чонгук. – Да, я закончил... Чонгук дернулся вперёд, собираясь впечатать кулак в эту наглую рожу и как минимум сломать его нос, но кто-то его опередил. Этот кто-то врезал Джексону под дых и оттащил подальше от застывших парней, уронив на траву. Чонгук так и застыл с занесенным в воздухе кулаком, ошарашенно глядя на Тэхёна, который сел на дергающегося Джексона сверху, впечатывая кулаки в чужое лицо. – Ты что, чокнулся?! – заорал Чимин, бросаясь к брату, а Чон продолжил стоять в каком-то ступоре, наблюдая за Кимом, который с бешеными глазами и побелевшим лицом продолжал хладнокровно избивать хрипящего китайца. Из школы выскочили пару ребят из команды, а следом и директор. Чонгук в каком-то оцепенении наблюдал, как Тэхёна отрывали от Джексона четверо человек во главе с самим директором. Наконец, Ким успокоился, отойдя от Вана и тяжело дыша. – Ты что, с ума сошел, Ким Тэхён?! – орал директор, распоряжаясь, чтобы ребята подняли Джексона и отнесли в медпункт. – Осторожно несите его, – прервался директор, а после продолжил: – Живо ко мне в кабинет! Кто ещё при этом присутствовал?! Чон Чонгук, Ким Чимин! Вы тоже идете со мной! Тут Чонгук, наконец, очнулся, глядя на траву, залитую кровью. Его затошнило, и он тут же отвернулся, молча последовав за разозленным директором. На Тэхёна он предпочел не смотреть. – Немыслимо! В первый же день устроить такую драку! Тэхён, ты никогда не дрался в стенах школы, что же произошло? Ты понимаешь хоть, что тебе грозит, если его родители на тебя в суд подадут?! Это я молчу про исключение из команды по баскетболу, да вообще из школы, если так подумать! И даже то, что ты лучший ученик школы, тебе не поможет! У Чонгука уже уши закладывало от чужого ора. Он сидел на диване, так как за единственным стулом, не считая стула директорского, сидел Ким. Он смотрел прямо на директора, не отводя взгляда. Ему не было страшно. И стыдно тоже не было. Зато было стыдно Чонгуку. Перед директором, перед Тэхёном. Особенно перед Тэхёном. Это же получается... Он из-за него в драку встрял? Он всегда защищал Чонгука, но это было редко и обычно хватало предупреждающих слов, чтобы обидчиков с места сдувало. А сейчас он вступился за него. И ему грозило исключение. По вине Чонгука. Чон невольно поднял глаза со своих колен, глянув на Тэхёна. Тот расслабленно сидел на стуле, продолжая следить за нервными передвижениями директора. Взгляд Чонгука затормозил на разбитых в мясо ладонях Кима, и в душе поднялась волна жалости. Это и правда его вина. Он ужасен. Тэхён внезапно перевел глаза на него, и заметив, куда устремлен взгляд младшего, спрятал ладони в карманы пиджака. – Ты понимаешь, что натворил, Тэхён? – наконец, устало выдохнул директор, плюхаясь на кресло. Ким кивнул, снова глядя на мужчину. – Зачем ты набросился на него? Чонгук распахнул рот, приготовившись спихнуть всю вину на себя (ведь это действительно его вина) и оправдывать Кима до последнего. Уж лучше пусть исключат его, чем Тэхёна. Но Тэхён успел раньше: – Он оскорбительно обратился к одному ученику, директор. – К кому? – вскинул бровь мужчина, переводя взгляд на сидящих на диване парней. Чонгук облизал пересохшие губы. – Ко мне, директор, – запинаясь, пробормотал Чонгук, сжав в пальцах ткань штанов до треска. – Он объяснил, почему он обратился так к тебе? – нахмурил брови директор. – Он... Кажется, они не особо ладят с... С Тэхёном, – с трудом выдавил Чон. Тэхён глядел на него, нахмурившись. – И при чем здесь к их вражде ты? – удивился директор. – Он... Он подумал, будто мы с ним... Ну, – Чонгук замолк, опустив глаза, пока мужчина недоуменно глядел на него. – Вы с ним что? – Спим, директор, – прямо произнес Тэхён. Мужчина подавился воздухом, закашлявшись, а после выдавил: – С чего бы ему думать, будто вы состоите в сексуальных отношениях? Чонгук покраснел до корней волос. Боже, да какие сексуальные отношения?! Это даже звучит бредово! Чонгук и не целовался то ни разу, о каком сексе может идти речь? – Просто Джексон, директор, слишком туп, чтобы понять, что если я привожу лучшего друга своего младшего брата, который за столько лет словно стал моим братишкой, в школу, то это не значит, что мы проминаем простыни вместе. Директор укоризненно глянул на Тэхёна, который, как обычно, нес все, что думал. – Он зачинщик конфликта. Но зачинщик драки ты, я правильно понял? – Да, директор, – честно кивнул Тэхён. Чонгук с ужасом следил за директором. Вот он сейчас обязательно скажет, что исключает Кима, и тот больше не сможет никуда поступить и будет работать на чертовой заправке всю жизнь только потому, что Чонгук тупой идиот, который не может сам за себя постоять... – Джексон не раз уже попадался на драках и мелком хулиганстве. Думаю, если приструнить его, он не будет писать заявление. Но! Чонгук с надеждой глянул на директора, пока тот смотрел на спокойного Тэхёна. – Я назначаю тебе наказание. Я не буду тебя исключать, потому что я знаю, Тэхён, что ты хороший юноша. Но ты отстраняешься от игры в этом сезоне. А также будешь убирать школу после уроков три недели. Каждый день. Все ясно? Тэхён кивнул. – Тогда можете идти. Обработай свои боевые трофеи, – махнул рукой мужчина, и Ким поднялся. Чонгук встал и растерянно произнес: – Но, директор... Разве вы не будете наказывать и нас? Мужчина удивлённо взглянул на ученика и тяжело вздохнул. – Очень хвалю твою самоотверженность, Чонгук, но вы ничего не сделали, чтобы получить наказание. А теперь идите, пока я не передумал. Чонгук снова открыл рот, но Чимин молча потянул друга на выход вслед за Тэхёном. Выйдя из кабинета, Чимин первым делом накинулся на брата: – Ты больной придурок! Радуйся, что тебя не исключили! – Чимин, закрой рот, ради бога, – устало произнес Тэхён, двигаясь в сторону медпункта. Чимин, а с ним и Чонгук, двинулись следом. А Чим продолжил: – Ну уж нет, козел, я буду орать, пока до тебя не дойдет, что ты тупой... – Чимин, – прервал его Чон. – Не надо. Просто давай не сейчас, ладно? Чимин тут же сдулся, кивнув, а Тэхён бросил на него благодарный взгляд. Возле кабинета медсестры Чимин затормозил. – Дальше дойдешь и сам, калека, а мы с Чонгуком ещё успеем на два урока... – Чим, иди без меня. – Чего? – не понял Ким, кинув на друга удивленный взгляд, но Чонгук твердо решил, что пока не убедится, что с Тэхёном все хорошо, не бросит его. – Ладно, – сдался Чимин, словив взгляд Чона, и двинулся дальше, чтобы поспешить на математику. Чонгук же зашёл в медпункт следом за Кимом. Здесь уже не было Джексона. В принципе, здесь никого, кроме них, не было. Видимо, они провели в кабинете директора слишком много времени, и Джексона уже увезли домой, ну или в больницу. Чонгук заметил на столе окровавленную воду в миске и лежащие рядом куски ваты, тоже окрашенные в розоватый цвет, и его внезапно затошнило. – Тебе вовсе не надо сидеть тут со мной. В конце концов, я не смертельно ранен, – хмыкнул Тэхён, шарясь по шкафчикам. Чонгук решил взять все в свои руки и подошёл к Киму, надавив на широкие плечи и заставляя его усесться на кушетку. – Ладно, сижу, – поднял руки Тэхён, наблюдая за молчаливым Чонгуком. Тот достал из шкафчика антисептик, новый пакет с ватой и бинт, опуская все это на стол рядом с кушеткой. После он взял в руки наполненную красной водой миску и двинулся к стоящему в углу умывальнику. Он вылил воду в слив, открыл кран с горячей, а после и с холодной, регулируя, и налил полную миску, возвращаясь обратно. Тэхён с молчаливым любопытством следил за ним. – Сильно испугался? Чон вздрогнул, выжимая тряпку, найденную на батарее, и поднял глаза на Тэхёна. Тот внимательно смотрел в ответ. – Я не хотел пугать тебя, просто он разозлил меня. Я не мог ни о чем другом думать, кроме как разбить его тупую рожу. Чонгук сглотнул и, наконец, открыл рот, хрипло выдохнув: – Прости. – За что? – не понял Ким, вскинув бровь, и сморщился, когда Чонгук принялся смывать кровь, чтобы оценить степень ущерба, осторожно скользя тряпкой по коже. – Из-за меня тебя чуть не исключили. – Из-за тебя? Чонгук, это я ввязался в драку. Не ты меня заставил. Я сам. – Но я ведь... – Он говорил отвратительные вещи. И поэтому поплатился за свой длинный язык. Как бы я хотел засунуть этот язык в его же зад. Чонгук невольно прыснул, но это был нервный смех, почти истерический. – Я хотел его ударить. Ты помешал мне, – Чонгук поднял глаза на секунду. – Почему? Тэхён задумчиво глядел на него, а после честно признался: – У тебя были бы большие проблемы. Он бы избил тебя до полусмерти. Но исключили бы знаешь кого? Тебя, Чонгук. Ты был зачинщиком, и какие бы ты увечья не получил, виноватым был бы ты. – Я смог бы отбиться, – с сомнением пробормотал он. – Никто не сомневается, храбрый крольчонок, – хмыкнул без усмешки Ким, и Чон порозовел щеками, взяв в руки антисептик. Не кулак, а сплошное месиво из ошметков кожи и крови. Чонгук подавил в себе приступ рвоты и вылил на рану добрую часть антисептика. Ким тут же подскочил, чуть не врезавшись макушкой в подбородок Чонгука и чуть не сломав ему этим челюсть, но Чон вовремя удержал его на месте. – Терпи, – напряжённо выдал Чонгук. Тэхён поджал губы, тряся ладонью, а после сквозь зубы продолжил: – Даже если бы ты отбился, тебя бы выставили виноватым, Чонгук. А у тебя нет таких блестящих заслуг, чтобы оставлять тебя в... – Тэхён запнулся, пялясь на Чона, который дул на раны, вытянув свои прелестные розовые губы. Чонгук поднял на него глаза, и они замерли, глядя друг на друга. Их прервала медсестра, вошедшая в кабинет. Чонгук тут же дернулся, отодвигаясь от Кима, но продолжая бережно держать чужие ладони. – Я так поняла, это второй боец, – хмыкнула она, подходя ближе. – Ух ты, уже сделал за меня полработы! Но давай дальше я все же сама. Чонгук кивнул и отпустил, наконец, чужие ладони смущённо. Медсестра заняла его место, осматривая никакие просто костяшки, и неодобрительно покачала головой, а Чонгук пробормотал: – Я... Подожду тебя. В коридоре. Тэхён кивнул, не отрывая взгляда от Чонгука до тех пор, пока тот не вышел, а после ойкнул, когда медсестра принялась обеззараживать рану.

*

– Гук, – лениво прогудел Чимин, лёжа на постели и уткнувшись лицом в подушку Чонгука. Они были дома у последнего, устроив себе марафон ужастиков со снеками, попкорном и газировкой. По ноутбуку крутился какой-то тупой ужастик, который больше походил на нелепую комедию, пока подростки валялись на кровати, переговариваясь о всякой ерунде. – М-м? – отозвался Чонгук, прижимая к груди подушку в виде веселого авокадо. – Не думал о том, чтобы завести отношения? С какой-нибудь миленькой девочкой, – задумчиво произнес Ким, и Чон приподнялся, недоверчиво глядя на друга. – С чего ты вдруг? – спросил Чонгук, и друг пожал плечами. – Не знаю, просто... Хочется. Любви. Чонгук улегся обратно. Хотел ли он любви? Ему и так хватало глупой влюбленности в старшего брата лучшего друга, зачем ему ещё какие-то проблемы с этой любовью? Чонгук тяжело вздохнул. – А мне нет. Следующий год последний. Надо по учебе подтягиваться. – Ну а всё-таки... Хочется иногда держать кого-то за руку. Ходить на свидания. Целоваться, в конце концов. Перед глазами всплыли губы Кима, расплывшиеся в наглой усмешке, и Чон зарылся лицом в подушку, розовея щеками. – Или знать, что ты можешь сделать один звонок, когда тебе плохо, и твоя пара примчится к тебе, чтобы утешить. Он приехал по одному звонку. Без слов забрал, довёз до школы, ещё и говорил о том, что мог бы подвозить всегда. – А ещё понимать, что вы всегда будете защищать друг друга. Чтобы не случилось, она придет на помощь. Вступился за него, лишь бы Чонгук не вылетел из школы. Рисковал собой, своим положением, только чтобы Чонгука не тронули. – Да-а, иметь пару всё-таки круто, как ни крути, – закивал Чимин. – Чим, – тихо позвал Чонгук. – Да, бро? – Что бы ты сделал, если бы узнал, что... В твоего брата влюблен кто-то, с кем ты близко знаком? Чимин задумчиво нахмурился, а после хмыкнул. – Попробовал бы уговорить его забыть о чувствах. Чонгук сжал в пальцах подушку и глухо выдохнул: – Почему? – Ну, если это был близкий человек, то я бы не хотел, чтобы он страдал от токсичных отношений с моим братом. Он вполне хороший парень, пока это не касается отношений. Он ебет все, что движется, и я очень удивлен, как он ещё домой никого не водит. Чонгук недоверчиво поднял голову. – Никого? Чимин пожал плечами, перекатываясь на живот, чтобы видеть друга. – Ни разу. Я вообще никогда его с бабой не видел. Он слишком хорошо шифруется. – Но... Почему ты тогда думаешь, что он бабник? – с заминкой спросил Чонгук, и Ким снисходительно посмотрел на друга. – Потому что слухи просто так не появляются, Гук. Слушай, давай включим что-нибудь другое, это херня, а не фильм. Чонгук на автомате кивнул, и Чимин притянул к себе ноутбук, вслух рассуждая о том, что лучше: расчлененка или что-то классическое с внезапно выскакивающими из всех щелей чудиками. Чонгук в монологе не принимал участие, зависнув и думая о том, что слухи, это, конечно, хорошо... Но неужели действительно ни разу не спалился? Не могло такого быть. Чонгук однажды видел его. Это был единственный раз за все три года, что Тэхён учится в старшей школе, где его и окрестили "ебырем-террористом". Чимин позвал его, попросив помочь выбрать фильм, и Чон очнулся, подползая ближе. Заснули они так же вместе, растянувшись в разных углах двуспальной кровати Чона, так и не досмотрев фильм. А разбудил их телефон Чимина, который внезапно взорвался рэпом Эминема где-то под задницей Чонгука, заставляя его подскочить. Он машинально взял телефон, принимая вызов и даже не замечая, что новенький айфон ну никак не мог быть его самсунгом. – Да? – хрипло выдохнул Чонгук в трубку. На той стороне воцарилась тишина, а после знакомый низкий голос хмыкнул: – Чонгук? Привет. Очень рад слышать твой сонный голосок, но не мог бы ты передать трубочку моему младшему братцу? –... Привет, – буркнул также сонно Чимин, когда Чон молча передал ему трубку. – Да. Да, на всю ночь, чё ты хочешь? Нет, нельзя к нам присоединиться, дебил. Кажется, у меня. Хорошо, подъезжай. Чимин отбросил телефон и зевнул. – Надо ключи ему отдать, не против, если он заедет? – Конечно, – кивнул Чонгук. – Мама все равно на ночной смене и отдала квартиру в полное наше распоряжение. Пойду на кухню, сделать тебе чай? – Угу... Я полежу ещё, – сонно пробормотал Чимин, и Чон улыбнулся, шлепая на кухню. На кухне он поставил чайник и сел на стул, задумчиво глядя за окно, где давным давно было темно. Взгляд Чонгука метнулся к стоящим на холодильнике электронным часам. Одиннадцать часов вечера. Интересно, где был Тэхён все это время, если ключи ему понадобились только сейчас? Чонгук нахмурил брови в задумчивости. Ладно, допустим, что он был на свидании. В любом случае, Чонгук с этим сделать ничего не мог. Во-первых, он был слишком неуверенным в себе, чтобы даже подумать о том, что Ким может к нему что-то испытывать, во-вторых, его слишком смущала слава Кима в школе и те слухи, что о нем ходили, а в-третьих, даже если у них что-то и получилось бы, то Чонгук все равно бы не смог врать Чимину, но и говорить было бы страшно. Было слишком много причин, почему он НЕ должен встречаться с Ким Тэхёном никогда в жизни. Но глупому сердцу объяснять это было бесполезно. По квартире разнеслась трель звонка, и Чонгук тут же вскочил, спеша к двери. И только когда он уже открыл дверь, до него дошло, что он выглядел, как мечта пятиклассника в огромной пижаме с Человеком-пауком, встрепанными волосами и тапочками с мордочками кроликов. Но было поздно: он уже открыл дверь, за которой стоял Тэхён в черных джинсах, белой футболке и кожанке. Ну почему Чонгук должен постоянно позориться? Ким невольно застыл, оглядывая парня, а после хмыкнул. – Милая пижамка. Чонгук закатил глаза, отказываясь замечать покрасневшие уши. – Чимин должен отдать ключи, – напомнил Ким, все так же стоя за порогом и все также разглядывая Чонгука. Тот был словно взъерошенный воробушек, и любой бы сказал, что это было невероятно мило. – А... Он заснул, наверное, – растерялся Чонгук. – Может... Ты зайдешь? А я поищу ключи. Тэхён думал недолго и молча пересек порог квартиры, оглядываясь. Чонгук закрыл дверь, почему-то очень нервничая. Тэхён был в этой квартире очень давно, когда они ещё были маленькими и миссис Ким приходила в гости к маме Гука. С тех пор мало что изменилось, но Чону все равно было неловко. – Здесь очень уютно, – произнес Тэхён, скидывая с ног кроссовки. – Спасибо... Давай куртку сюда, здесь жарко, – Чонгук взял протянутую вещь и сглотнул, ощущая исходящий от нее запах Тэхёна. Какой-то дорогой, но очень вкусный одеколон, слабый запах порошка и... Кожи. Он качнул головой и повесил куртку в шкаф, а после повернулся к Тэхёну, который продолжал стоять истуканом, наблюдая за Чоном. – Пошли на кухню, – пробормотал Чонгук. – А... Где у тебя можно помыть руки? – спросил Ким, и Чонгук спохватился, а после машинально взял старшего за руку и потянул по коридору за собой. Чонгук довел его до ванной и тут же выпустил чужую ладонь, снова смущаясь. Да что с ним не так?! – Здесь... Эм, ты найдешь сам кухню? Тэхён кинул на него смеющийся взгляд. – Думаю, я справлюсь. Чонгук неловко кивнул и развернулся, спеша на кухню. Там он выключил закипающий чайник и поставил три кружки. Тэхён же будет чай? Или он пьет кофе? А может, вообще какао? Почему Чонгук, столько лет состоя в дружбе с его братом и чуть ли не каждый день бывая у них дома, не знал предпочтений старшего? Тэхён застал его в той же позе: Чонгук держал в руках третью кружку, впившись в нее напряжённым взглядом. – Она что-то сделала не так? – спросил Ким, и младший очнулся, растерянно обернувшись. – Что ты имеешь в виду? – не понял он, нахмурившись, и Тэхён пояснил: – Ты так смотришь на нее, будто она убила твою бабушку. Чонгук нервно хохотнул и спросил: – Ты... Будешь что-нибудь? У меня есть чай. Зеленый и, вроде как, черный, надо посмотреть. О, и кофе! Или, если постараться, я смогу найти какао, правда оно может быть просроченным, и я не хочу тебя травить... – Чая будет достаточно. Чон запнулся и кивнул. А после все же поинтересовался: – Черный или зелёный? – Какой найдешь. Чонгук снова кивнул и открыл шкафчик, доставая три пакетика с зелёным чаем и тут же кидая их в кружки. – Эм, сахар? – поинтересовался Чонгук. – Без сахара. Чон сморщился, но все же произнес: – Чай без сахара? Какая гадость. – Если я скажу, что и кофе без сахара пью, ты сильно меня возненавидишь? – Гореть тебе в аду! Тэхён тихо рассмеялся, а с ним и Чонгук, немного расслабившись. Чонгук залил чай кипятком, добавил в две кружки по три ложки сахара (да, он сначала льет воду, а после сыплет сахар, и что вы ему сделаете? Он в другом городе), размешал все это и повернулся к Тэхёну, поставив перед ним кружку. – Спасибо, – кивнул старший, глядя, как Чонгук сел напротив с кружкой, тут же дуя на жидкость. Чонгук сидел так около минуты, не обращая ни на кого внимания, а после поднял голову и спохватился: – Ох, ты, наверное, спешишь, а я тут задерживаю тебя... – Вовсе нет. Я хочу посидеть с тобой. Чертов прямолинейный козел. – Я думал, ты занят, – пробормотал Чон, глядя в стол. – Я ведь здесь. Значит, освободился. Чонгук нервно жевал нижнюю губу, не зная, что ещё сказать. Взгляд нервно бегал по столу, а после застыл на руке Тэхёна, покрытой пластырями. Он уцепился за это и нервно спросил: – Как... Как твои руки? Ким рассеянно глянул на ладонь пожал плечами: – Жить можно. Иногда побаливает. Чонгук поджал губы и открыл рот, но его перебили: – Если сейчас начнёшь извиняться, я заткну тебе рот, будь уверен. Чонгук подумал и закрыл рот. А после открыл снова и произнес: – Чем? Тэхён оглядел Чона скептическим взглядом и хмыкнул: – Детским пюре? Чонгук мрачно выдавил: – Издеваешься, да? – Только если самую малость, – пожал плечами Ким. – Ты же знаешь, что я на год тебя младше? – А выглядишь на все десять. Чонгук тут же возмущённо вскинулся. Его частенько дразнили одноклассники из-за детского лица, но едва ли он смог бы это изменить. – Шутка, – произнес Ким, заметив взгляд Чонгука. – То, что ты выглядишь молодо, на самом деле очень хорошо. Все в старости будут выглядеть, как... Ну как жопа бабуина. А ты будешь выглядеть, как принцесса из Диснея. Вот уж комплимент от бога. Чонгук невольно фыркнул, не сдержав улыбки. – Болван. Тэхён улыбнулся, замечая, что сумел расслабить младшего, а после спросил: – Видел новый фильм от Марвел? Я смотрел на выходных, и это была бомба. Чонгук вскинул горящие глаза. В итоге они продолжали около трёх часов, обсудив все темы, которые только могли обсудить, пока Чимин безмятежно дрыхнул в спальне. Они успели выпить не одну кружку чая, пока Тэхён, наконец, не спохватился, заметив, что уже три ночи. Они вместе поискали ключи, которые оказались в джинсовке Чима, а после Ким уехал, хоть Чонгук и предлагал остаться (в тайне надеясь, что Ким согласится, все же, хотелось ещё немного поговорить со старшим), но тот все же уехал, ссылаясь на дела. В три ночи-то, угу. Чонгук ещё около часа ворочался рядом с другом, вспоминая проведенный вместе вечер (точнее, ночь).

*

– Ты долго, – заметил Чонгук, когда Чимин плюхнулся рядом, доставая конспекты. Чонгук протянул ему сэндвич и кофе, которые купил в буфете, и друг благодарно кивнул. – Разговаривал с Хвиин. Чон Хвиин была великой любовью Чимина (хоть тот и яро это отрицал). Она была в параллельном классе, а ещё была настоящей милашкой, которая всегда помогала, поддерживала и умела быть лидером, из-за чего ее и назначили старостой. Чонгук пересекался с ней пару раз, когда помогал украшать зал к какому-то фестивалю, а вот Ким терся возле нее постоянно. – И? – вскинул бровь Чонгук, намекая на продолжение. – Пригласил ее на вечеринку. – Что за вечеринка? – удивился Чонгук, отрывая взгляд от задачи по математике, которую пытался решить уже пятнадцать минут, пока ждал друга. Они, не желая переться в библиотеку, устроились на улице возле нее, оккупировав один из деревянных столов, что были расставлены здесь в хаотичном порядке. – Ой, я ж забыл тебе рассказать, – хлопнул себя по лбу Чимин, а после хмуро глянул куда-то за спину Чона и добавил: – Может, он тебе и расскажет. Чонгук недоуменно обернулся, тут же замечая движущихся к ним парней. Одним из них был Тэхён. Он сказал что-то им и махнул рукой, продолжая путь, а они свернули к библиотеке. Тэхён легко перескочил скамью, на которой сидел Чонгук, и плюхнулся рядом. – Привет, – произнес Ким, и Чонгук молча кивнул. – Все в силе? – спросил Чимин, и Тэхён кивнул. – Я договорился с родителями. Они уезжают на два дня, будет отличная возможность. – Вы хотите устроить вечеринку у себя дома? – предположил Чонгук. – Именно. В эти выходные. Это была идея Тэхёна. "Кто бы сомневался", – подумал Чонгук. – А Чимин ее подхватил, поэтому сейчас мы приглашаем всех. А ты придешь? Чонгук сморщил нос. – Я не то чтобы сильно их люблю... – Да ладно тебе, один разок можно, – принялся уговаривать Чимин, переключая на себя внимание. Чонгук все ещё хмурился, пока Чимин распинался, говоря, что иногда нужно расслабиться и что ничего страшного не будет. Тэхён же в это время заглянул в тетрадь Чона и придвинул ее ближе к себе. – Ну так что? Один разок! – Чимин сделал большие глаза, и Чонгук вздохнул. – Думаю, можно попробовать. Чимин тут же ярко улыбнулся и отбил пять Тэхёну, пока Чон закатывал глаза, чувствуя смущение. – Ладно, занимайтесь, детишки, – произнес Тэхён, вставая, а после махнул рукой и пошел к школе. – Тоже мне взрослый, козел, – крикнул в ответ Чимин, и Тэхён показал ему кулак, не оборачиваясь. Чонгук же опустил глаза в тетрадь и удивлённо открыл рот. Задача, которую он не мог решить, была расписана слегка корявым почерком старшего, а на полях были пояснения к каждому действию. Скрывая улыбку, Чонгук взялся за следующую задачу, почти не слушая ворчание друга.

*

Мама без вопросов отпустила Чонгука к Чимину на ночь, и тому было совестно ее обманывать, но если бы он сказал правду, едва ли он куда-нибудь пошел в этот вечер. К их дому он подходил с нарастающим желанием развернуться и уйти. Ну не любил он сборища и диких подростков. Онли одиночество и песни Трой Сивана, окей? Ни Чимина, ни Тэхёна он на подходе не встретил, и даже когда вошёл внутрь этой Содомии, их нигде не было. Он безуспешно пробирался через толпу, пытаясь найти хоть кого-то знакомого, но пока встретил лишь одноклассника, который на спор пил из литровой кружки пиво, пока остальные подбадривали его криками. Поежившись, Чонгук поскорее поспешил уйти оттуда, пока его не заметили. Поздно. – Хэй, Чонгук! Идём к нам! Чон на секунду прикрыл глаза и обернулся. – Да я как бы шел... – Идём, идём, хватит хмуриться! Ты постоянно хмурый, надо веселиться! "Как будто в веселье включается набухаться до состояния инфузории туфельки и блевать потом дальше, чем видишь", – мрачно подумал Чон, но его уже потянули к компании пьяных подростков, среди которых были и старшеклассники. Сперва ему пихнули в руки стаканчик с пивом, и пока он не выпил, от него не отстали. Он поморщился, облизывая горькие губы и чувствуя себя каким-то алкашом. Но недолго. Разумеется, совсем скоро он набухался, подобрел и даже участвовал в некоторых играх (например, он играл в камень-ножницы-бумагу, где тот, кто проиграл, должен выпивать, и он пил всего один раз, потому что в этой игре его почти невозможно выиграть) и даже танцевал. Чонгук танцевал, понимаете? Уже тут можно сказать "стоп" и пойти спать на второй этаж. Чон, в принципе, так и хотел сделать. Пока не заметил, наконец, Тэхёна впервые за вечер. О. Чонгук нахмурился, наблюдая, как Тэхён шел куда-то к балкону с какой-то девушкой. Когда та повернула голову к Киму, смеясь, он понял, что это та самая девушка из машины. Девушка, с которой Ким трахался. В душе, против воли Чона, поднялась такая волна злобы, что он круто развернулся и, не обращая внимания на кружащиеся предметы, пошел к шумной компашке, которая явно планировала новую игру. – Я с вами! – громогласно объявил он, вклиниваясь в толпу. К нему повернулся парень, который явно был зачинщиком, и кивнул, улыбаясь. – Отлично, у нас ещё один смельчак! Правила таковы: мы загадываем простые слова, это может быть животные, предметы, люди, и каждый должен отгадать. Кто не отгадал - пьет, а после идёт на стол танцевать. Но! При этом он должен снять какую-то часть одежды. Чонгука, несмотря на состояние, очень смутили такие правила, но ещё в его душе кипела злоба, потому он молча кивнул, и они начали играть. В шарадах Чон был хорош, потому выигрывал раз за разом. Уже один парень успел станцевать, стянув штаны, и одна девушка, ужасно смущаясь. Зато все улюлюкали, когда она стянула футболку, оставаясь в спортивном топе. Но, как обычно бывало, пришел момент, когда и Чонгуку не повезло. Он проиграл. В замешательстве глядя на всех, кто уже скандировал, чтобы он пил и раздевался, Чонгук пытался придумать, как от этого окреститься. А после он вспомнил довольную улыбочку Кима и решил, что живём, всё-таки, один раз и станцевать голышом он вполне сможет. Он взял протянутый стакан, залпом выпив, попросил второй, слыша чужой смех и подбадривания, выпил и его, а после, пытаясь удержать равновесие, вскочил на стол. Тот опасно зашатался, но после всё-таки замер, как замер и Чонгук, думая, что ему делать дальше. Все продолжали кричать, хлопая его по ляжкам и заднице, будто он и сам не смог бы начать танцевать, а после кто-то схватил его за талию. Он опустил глаза и встретился с раздраженным взглядом Тэхёна. – Чонгук. Живо слезай. Чон нахмурился. – С чего бы? Я проиграл. Надо танцевать. – Нет, не надо, – с нажимом произнес Ким. – Слезай немедленно. Не заставляй меня применять силу. – Ким, не мешай нам гулять! – крикнул кто-то, и Тэхён раздражённо обернулся, ища глазами смельчака, а Чон оторвал чужие руки от себя и отошёл ближе к краю стола. – Чон, снимай эти тряпки! Я знаю, что у тебя есть пресс! – кричал его одноклассник. – Не смей, Чонгук, – произнес одними губами Тэхён. Чонгук на секунду прикрыл глаза, а после, поймав ритм, принялся двигаться, скользя руками по своему телу. Все тут же начали орать, кто-то достал камеры, а Чонгук вытащил из джинс футболку и стянул ее одним движением, бросая куда-то в толпу. Все начали орать ещё громче, улюлюкая, а Чонгук продолжил двигать бедрами, внезапно осмелев. У него было неплохое тело, и он об этом знал, но все же оголять его у него не было никакого желания. Он не представлял, как пары, встречаясь, оголяются перед друг другом. Это ведь буквально нужно доверить чужому (ну ладно, возможно, и не такому уж чужому) свое тело. Ужас. Тэхён остановился рядом с парнем, снимающим все это, и тихо произнес: – Если сейчас же не удалишь - горько пожалеешь. Парень вздрогнул, обернувшись, и тут же мелко закивал, опуская телефон. Ким смерил его предупреждающим взглядом и поднял его на Чонгука, который, если кто-то ещё хоть немного будет просить, обязательно снимет и штаны. Поэтому он подошёл к столу и сдернул с него Чонгука, закидывая его к себе на плечо. Все тут же закричали, прося вернуть стриптизера обратно, но Тэхён мало их слушал, следуя на второй этаж. Чонгук поначалу брыкался и что-то вопил, а после подозрительно затих, чтобы пробормотать через пару секунд: – Если не отпустишь - меня вырвет. Тэхён дошел до своей комнаты и открыл ее, входя внутрь. Он, не включая света (все же в своей комнате он прекрасно ориентировался), прошел к постели и сгрузил туда Чонгука. Тот тут же сел, тяжело дыша, и произнес: – И что это было?! Тэхён сжал челюсть и выдохнул сквозь зубы: – Это я хотел спросить у тебя. – Я танцевал! И мне было весело, какого хрена ты помешал мне? – Весело? Ты вообще чем думал, Чонгук? Хочешь, чтобы твои полуголые фотки на весь интернет прославились? Чонгук замолк, понимая, что в чем-то Ким прав, но все же пробурчал упрямо: – Это не твое дело. – Не мое? Да ты словно брат мне! Конечно, это мое дело! – Но я не твой брат! Не смей решать за меня, что мне делать, а что нет! Что-то ты не особо заботился обо мне, когда был с той бабой! Чонгук, ты роешь себе могилу. Тэхён недоуменно застыл, не понимая, о чем младший лепетал, а после произнес: – Ты о чем вообще? – Да все о том же! Нефиг вспоминать обо мне в последний момент! Иди и дальше еби своих баб! Тэхён открыл рот от удивления. – Каких баб? Что ты несёшь, Чонгук? Чонгук поджал губы, ясно дав понять, что не скажет больше ни слова. Однако, Тэхён пришел к своим выводам (между прочим, правдивым) и выдохнул: – Ты что же, ревнуешь? Чонгук тут же вскинулся и резко кинул: – Нет! – Ты ревнуешь, Чонгук. – Да пошел ты! Младший вскочил, слегка пошатнувшись, и пошел к двери, но Тэхён, закатив глаза, схватил его за руку, дергая обратно. – Ты бухой в хлам, Чонгук. Я не пущу тебя туда. – Ну уж нет, не тебе решать! – Ты сейчас наделаешь глупостей и в итоге проснешься непонятно с кем. Так ты хочешь лишиться девственности? Чонгук возмущённо запыхтел: – Да с чего ты вообще взял?! – Такие вечеринки обычно заканчиваются пьяным сексом, я знаю... – Да я не об этом! С чего ты решил, будто я девственник?! Тэхён замолк, а после закатил глаза. – Чонгук, ты даже не целовался ни разу. – А-п-ф-к, – подавился возмущениями Чон. – А вот и целовался! – Не-а. Ни разу. – Да ты же ни хрена не знаешь! – Я знаю больше, чем ты думаешь. И я на сто процентов уверен, что ты девственник. – И почему же? – Ты краснеешь с любого взаимодействия с кем-либо. Чонгук нахмурился. – Ты следил за мной? – Наблюдал, – поправил мягко Тэхён, а после скользнул глазами по голому телу младшего, замечая мурашки. – Ты замёрз. Я дам тебе футболку, а после просто ляг здесь спать. – Я не хочу спать, – буркнул еле слышно Чонгук, только сейчас заметив, что Ким продолжал держать его за предплечье. – Тогда просто полежи. Отсюда ты все равно не выйдешь. Тэхён, наконец, отпустил чужую руку и прошел к шкафу, доставая теплую толстовку на замке. Чонгук неловко принял ее и надел, застегивая. – Спасибо, – пробормотал он, опустив глаза. – Не злись на меня, ладно? Я просто не хочу, чтобы ты наделал глупостей. – Уже, – буркнул Чонгук. Ведь только идиот додумался бы влюбиться мало того, что в парня, так ещё и в такого, как Ким Тэхён. – Я пойду. Нужно посмотреть, как там Чимин. Я почти уверен, что он налакался так же. Тэхён развернулся, следуя к двери, но его остановил голос Чонгука: – Ты думаешь, что девственники ни на что не способны? Тэхён недоуменно развернулся, но Чонгук уже преодолел расстояние, разделяющее их, и сжал в кулаке ткань чужой рубашки, решительно глядя в чужие глаза. – О чем ты опять... – начал Ким, но Чонгук перебил его: – Думаешь, я не смогу? Ещё как смогу, – хрипло выдохнул Чонгук, кажется, разговаривая больше сам с собой, чем с Тэхёном. – Чонгук... Чон притянул его к себе, заставив наклониться, и прижался к приоткрытым губам своими, зажмурившись. Ким подавился словами, застыв в неудобной позе, а Чонгук уже отстранился, облизывая губы и глядя куда угодно, но не на старшего. – И... Что это?.. – выдохнул Тэхён, глядя на младшего. Чонгук поджал губы. – Вот и первый поцелуй. Теперь ты не будешь считать меня таким неженкой, – буркнул Чонгук. Что за странные выводы, Чон Чонгук? Ким неожиданно ухмыльнулся и прохрипел: – Ты сам начал. А после притянул Чонгука обратно, завладев чужими губами. Чонгук охнул, распахнув глаза, чувствуя, как чужой влажный язык скользнул в рот. Младший задыхался, пытаясь отвечать на мокрый поцелуй в силу своих умений, которых не было. Наконец, Тэхён отстранился, тяжело дыша, и хрипло выдохнул: – Вот так нужно целовать, Чонгук-и. А после придавил его к стене, поставив руки по обе стороны от головы ошарашенного Гука. – Что? Уже сдулся? – дразня, спросил Ким. – Ты был таким смелым, что стало, Чонгук-и? Чонгук облизал влажные от чужой слюны губы, привлекая взгляд Тэхёна, и выдохнул: – П-поцелуй меня ещё раз. Тэхён улыбнулся и снова поцеловал, уложив руки на талию младшего и притягивая его ближе к своему телу. Чонгук обвил руками чужую шею, обмякнув в чужих руках и пытаясь отвечать на горячий поцелуй. Тэхён отстранился от мягкого рта, скользя влажными губами по уху вздрогнувшего Чонгука вниз, прикусил мочку, заставив Чона охнуть, распахнув подернутые алкогольной дымкой глаза. А после перешёл на шею, покрывая ее поцелуями. Чонгук невольно всхлипнул, сжав в побелевших пальцах чужие волосы. Это было не просто хорошо, это было офигенно. Настолько, что Чонгук почти возбудился, что явно чувствовал Тэхён, только вот тот совершенно не скрывал своей заинтересованности, прижимаясь стояком к бедру младшего. Чужие зубы прикусили кадык, и Чонгук задрал шею, подрагивая всем телом. А после притянул за волосы Кима ближе, целуя и слегка прикусывая нижнюю губу старшего. Тот охнул и хрипло рассмеялся, отрываясь на секунду. – Что же ты со мной творишь, мелочь... – Сам... Такой, – выдохнул Чонгук, скользнув ладонями под рубашку Тэхёна. Его живот тут же напрягся, и Ким выдохнул: – Чонгук, мы должны остановиться, пока ты не сделал того, о чем будешь жалеть. Чонгук невольно глянул на него затуманенным взглядом. – Но я хочу тебя, – честно и как-то беззащитно пробормотал Чон заплетающимся языком. Тэхён хрипло выдохнул, подняв глаза вверх и медленно считая до десяти. – Ты не представляешь, как я хочу, – произнес Тэхён наконец. – Но мы не будем сейчас заниматься сексом. Во-первых, ты не готов, а во-вторых, ты пьяный, Чонгук. Чон недовольно нахмурился. – Но я хочу! – неужели Ким не понимал, какой пожар горел в груди Чонгука? Чонгук бы уже показал, если бы Тэхён не был такой занудой. Ким тихо рассмеялся и покачал головой, окончательно отстранившись от младшего. – Пошли-ка в кроватку. Чонгук тут же обрадовался, думая, что они, наконец, перейдут к более интересному, и чуть ли не вприпрыжку поскакал к кровати, плюхаясь на нее. Тэхён подавил в себе смех и подошёл ближе, доставая одеяло из-под попы Чонгука. – А теперь снимай штанишки, – Чон кивнул и принялся стаскивать штаны, а Ким последовал к своему шкафу, доставая домашние широкие штаны. – Держи. Чонгук, не задумываясь, надел их и выжидательно поднял глаза на Кима. – Теперь ложись, – попросил Тэ, и Чонгук подлез ближе к изголовью, укладываясь на подушку. Тэхён подошел ближе, накрывая младшего одеялом по самые уши. – А теперь спи. Чон нахмурил брови и вскинул голову. – А как же... – Завтра. – Обещаешь? – спросил Чонгук, доверчиво глядя на старшего распахнутыми глазами, словно совенок. Тэхён наклонился к младшему и мягко поцеловал его в лоб, шепча: – Обещаю. А после отстранился и, глянув в последний раз на Гука, вышел из спальни. А тот уткнулся носом в подушку Тэхёна, ещё хранившую его запах, и заснул.

*

Утро встретило Чонгука дичайшим похмельем и раздражающим солнцем, светящим в лицо. Чон ещё около пяти минут пытался встать, у него и глаза то не с первого раза открылись. Алкоголь был явно не его темой. Наконец, он кое-как поднялся, опуская тут же глаза на чужую одежду. Вскинув бровь, Чон обернулся на кровать, на которой спал, и внезапно застыл, распахнув глаза. События вчерашнего пронеслись перед глазами, и он, превозмогая боль, подошёл к огромному зеркалу, слегка расстегивая кофту Кима. На шее было два засоса, ярких и раздражающе больших. Чонгук сглотнул, оглядев свой взъерошенный вид, припухшие губы и чёртовы засосы, и зарылся пальцами в волосах, сжимая их и слегка оттягивая. – Что же я натворил... – хрипло выдохнул Чон. Это была катастрофа. Он дал понять Киму, что тот не безразличен ему. Теперь все отношения, которые у них были раньше, канут в Лету. Тэхён будет насмехаться, Чонгук был в этом уверен. Он походил по спальне, но ни штаны, ни футболку свои так и не нашел, поэтому решил спуститься и свалить отсюда поскорее. Чонгук осторожно вышел из комнаты и посеменил на первый этаж, уже слыша музыку. Не могли же они все ещё танцевать? Чонгук думал, что все разошлись. Он спустился, оглядываясь, но никого не было, однако музыка играла из колонок. – Доброе утро. Чон подскочил и тут же в испуге обернулся. Тэхён ходил по гостиной, собирая в большой пакет бутылки. – Как спалось? – миролюбиво продолжил раздражающе свежий Ким, слегка пританцовывая под музыку. Чонгук открыл рот и тут же закрыл, поджав губы и подтягивая ворот кофты, лишь бы скрыть чужие засосы. – Ты... Давно проснулся? – тихо спросил младший. – М-м-м, около часа назад, – задумавшись, произнес Тэхён. Он отложил полный пакет, завязав его, и взял другой, продолжая свое занятие. – Надеюсь, я не храпел или что-то такое... – неловко пробормотал Чон, и Тэхён кинул на него скептический взгляд. – Чонгук, не глупи. Я спал в другой комнате. Чонгук подавился воздухом. А ведь точно, с какого фига ему с тобой спать, Чон Чонгук? Он не захотел переспать с тобой и, скорее всего, нашел кого-то, кто не был неловким девственником вроде тебя. – Прости, что занял твою спальню, – произнес Чонгук, и Ким внезапно оставил свое занятие, подходя ближе. – Не парься. Идём на кухню, будем возвращать тебе вид человека. Чонгук замялся. – Я, в общем-то, собирался домой... – В таком состоянии? Не смеши меня, – закатил глаза старший и взял Чона за руку, потянув на кухню. Чонгук молча пошел за ним, глядя на их сцепленные руки. Почему Ким молчал о вчерашнем? Не хотел вспоминать? Не хотел, чтобы Чонгук помнил? Или боялся, что Чонгук подумает, будто у Кима есть чувства к нему? – Садись, – скомандовал Ким, когда они зашли на кухню. Он занял место у кофеварки, засыпая кофе. – Сейчас сварю кофе, он быстро тебя поднимет. – Ты такой активный, – тяжело вздохнул Чонгук, уложив гудящую голову на прохладное дерево. Тэхён повернулся на секунду, глядя на почти лежащего на столе Чонгука, и улыбнулся, возвращаясь к машине. – Я ведь не пил. – Зачем устраивать вечеринку, если не хотел пить? – не понял Чонгук. – Чимин хотел сблизиться со своей девчонкой. Мне показалось, что вечеринка поможет. Чонгук вскинул бровь. Тэхён действительно устроил вечеринку ради брата? Это... Вау. – И в итоге оказался прав. Они весь вечер вместе были. Он правда перепил от волнения, зато теперь у него есть ее номер, и на следующих выходных они идут на свидание. – Вау, здорово! – воскликнул Чон, тут же сморщившись. Тэхён кивнул и обернулся, скрещивая руки на груди и опираясь бедрами на тумбу. – А теперь поговорим о другом. Чонгук сглотнул, подняв глаза. Нет. Нет. Ну пожалуйста, не надо... – Чонгук, – Ким тяжело вздохнул, замолчав на несколько секунд. – Я не ожидал, что алкоголь так на тебя подействует. Чем ты думал, когда раздевался и на стол лез? Чон закусил губу, опустив глаза. – Я был пьян, – буркнул Чонгук еле слышно, и Тэхён подошёл ближе, упираясь локтями в стол и склоняясь к нему. – Чонгук, ты мог упасть и разбить голову, – тихо произнес Тэхён. – Это было очень опасно. Кроме того, тебя снимали на видео. А если бы это выложили в сеть и кто-то из учителей или администрация увидели бы это видео? Тебя бы исключили. – Я знаю, – шепнул почти одними губами младший. – Я... Я просто злился, поэтому не думал, что делал. Тэхён вскинул бровь. – Злился? Что тебя так разозлило? Чон поджал губы. – Ты. Удивление в глазах Кима граничило с шоком. – Я? Что я сделал? Ты злишься, что я пригласил тебя на эту вечеринку? –... Нет. – Тогда в чем я провинился, Чонгук? Я ведь не обидел тебя? Ведь если бы обидел, то... – Да не обижал ты меня! – пробормотал слишком эмоционально Чон. – Ты просто... Был с той девушкой, а я увидел и разозлился... – Стой, стой, с какой девушкой? – охренел Тэхён, начиная запутываться. – Ты про Еын, что ли? – Откуда я знаю, как ее зовут! Тэхён замолк на долгую минуту, пока Чонгук сверлил глазами стол, чувствуя, как горит все лицо. Наконец, Ким отвернулся и занялся кофе, и снова тишина. Чонгук поднял глаза, нервно глядя на старшего. Тот спокойно делал кофе, кажется, позабыв про Чона давным давно. Но тут Тэхён обернулся, поставив перед Чоном кружку, взял свою и снова сел напротив. А после спросил: – Ты ревновал? Чонгук промолчал, упрямо глядя в кружку с кофе. – Уверяю тебя, Чонгук, между нами ничего не... – Я видел вас. –...т. Что? – нахмурился Ким. – Это... Это было не так давно, возможно, в середине прошлого года. Я шел с дополнительных... И было темно. Но тут я заметил твою машину, – Чонгук прервался, закусив губу и хмуря брови. – И ты был там. С ней. Ким молчал несколько секунд, продолжая пристально разглядывать Чонгука, а после с его губ сорвалось: – Это было один раз. Сейчас она не больше, чем подруга. Чонгук поднял на Кима глаза, встречаясь с ним взглядами. – Ты ревновал, – утвердительно произнес Тэхён. Чонгук отодвинул от себя кружку и встал, но Тэхён тут же вскочил следом, придержав младшего за руку. – Когда мы были в комнате... Ты это делал потому, что хотел, или потому, что был пьян? Чонгук кинул на него острый взгляд. – С какого я должен отдавать свой первый поцелуй тому, кто мне не нравится? Опа, вот и спалился. Тэхён выдохнул, на секунду прикрыв глаза. Чонгук же, поняв, что сморозил, попытался выдернуть руку из захвата, но Ким не дал, притянув Чона к себе и крепко обнимая. – Значит, я нравлюсь тебе? – шепнул Тэхён на ухо младшего. – Я... И не надеялся на это. Ты постоянно был таким молчаливым и хмурым, я даже представить не мог, что я могу тебе нравиться. Чонгук неловко стоял на месте, не зная, что делать и куда деть руки, которые висели вдоль тела грустными сосисками. – Ты тоже мне нравишься, Чонгук-и, – как что-то сокровенное шепнул старший. Чонгук застыл, распахнув глаза, а Тэхён слегка отстранился, глядя на Чона блестящими глазами. – Очень давно, – продолжил Ким. Чонгук открыл рот и тут же закрыл, не зная, что сказать в такой ситуации. Предложить встречаться? Поцеловать? Сказать, что им нельзя быть вместе, так как его брат - лучший друг Чонгука? Кстати об этом... – Чимин, – выдохнул Чонгук. – Чего? – не понял Тэхён. – При чем здесь Чимин? – Он... Он же мой друг. Как мы будем... Ну... Тэхён закатил глаза. – Чонгук, слишком много думаешь. Ким снова притянул Чонгука ближе, накрывая искусанные губы своими. Чон прикрыл глаза, думая, что так даже лучше, и ответил на поцелуй, смыкая ладони на спине старшего. Со стороны, наверное, Чонгук выглядел очень комично в одежде Кима, растрёпанный и млеющий от чужих прикосновений. Ладони Тэхёна скользнули на поясницу младшего, а язык скользнул в рот, заставляя охнуть и распахнуть глаза. В любом случае, Чонгук явно не был настроен на что-то серьезное сейчас и больше просто стоял и млел от мягких поцелуев, чем отвечал, но тут на лестнице послышались шаги и хриплый голос: – Черт возьми, моя голова... Это ж надо было так нажраться. Тэхён в последний раз прижался губами ко лбу младшего и отстранился, двигаясь к стойке. Чонгук облизал припухшие губы и сел на стул, на котором до этого сидел, схватив свою чашку и уткнувшись в нее. Чимин зашёл на кухню, ковыляя и продолжая ворчать о чем-то, и махнул им рукой, падая на диван в углу и тут же растекаясь по нему. – Дайте мне что-нибудь, – хрипло выдохнул он, накрывая лицо декоративной подушкой. – Топор? – любезно предложил Ким, подмигивая Чонгуку и аккуратно обхватывая его пальцы под столом. Чонгук, подумав, сжал их пальцы, и Тэ не сдержал мягкой улыбки, опуская глаза. – Чё лыбишься, скотина? Над чужим горем потешаешься? – И не пытался, – дёрнул плечом Тэхён. – Тебя жизнь уже потрепала. – Сукин ты- – Обязательно передам маме, что ты не забывал о ней, пока она была в горах. Чимин простонал и отвернулся, буркнув что-то про кофе. Тэхён закатил глаза и допил свой кофе одним глотком, поставив кружку в раковину. – Пойду убираться, – произнес негромко Ким, наклонившись к Чонгуку. – Сделай ему кофе, иначе до обеда он не доживёт. – Я помогу тебе, – тихо кинул Чон, и Ким улыбнулся, бросая взгляд на отвернувшегося брата. – Тебе не очень хорошо, поднимись потом наверх и поспи. Тэхён наклонился, прижимаясь губами к носу удивленного Чонгука, и отстранился, выходя из кухни. Чон коснулся ладонью носа, задумавшись и глядя вслед Тэхёну. Они типа... Начали встречаться? Вот прям по-настоящему? Нужно ли ему менять статус на Фейсбуке? – Бро... Пожалуйста... Кофе... – умирающим голосом произнес Чимин, и Чон тут же вскочил, принявшись суетиться.

*

– Хорош уже так пялиться на нее. Подойди к ней, – предложил Чонгук, жуя яблоко. Чимин бросил на него отчаянный взгляд и снова перевел его на Хвиин, которая сидела с подругами на траве, расстелив плед и явно готовясь к завтрашнему тесту по истории. – Думаешь, нужно? Кажется, она занята... – неуверенно пробубнил Ким. Чонгук бросил на него острый взгляд. – Иди, бро. Чимин сжал губы и решительно кивнул, встав. А после сел обратно. – Слушай, мы договорились о свидании, что ещё мне можно ей сказать? Не могу же я просто так подойти... – Вперёд, – твердо произнес Чон, и Чим кивнул, сглотнув, и потопал к смеющимся девчонкам. – Его потуги кажутся смешными. И это мой брат? Бедняга, – хмыкнул рядом голос. Чонгук вздрогнул, оборачиваясь. Рядом тут же присел Тэхён, улыбаясь. – Привет, самый лучший парень в мире, – произнес он, нахально ухмыляясь. Чон закатил глаза и отвернулся. – Чонгук-и. Чонгук повернулся к Киму, который явно собирался его поцеловать. Чон раздражённо поджал губы, прислонив палец ко рту старшего. – Ты чего творишь? Тут людей столько! – Да мне плевать, почему я не могу поцеловать своего парня? – пожал плечами Ким, чмокая палец младшего. Чонгук раздражённо вздохнул, пробормотав: – Ты же знаешь, что Чимин... Тэхён кивнул. – Знаю. Чонгук кивнул, опуская глаза, но успел заметить чужую грустную моську. Поэтому кинул быстро вещи в рюкзак, выбросил яблоко в урну и взял удивленного Тэхёна за руку, потянув за собой. Тот послушно плелся за ним, не совсем понимая, куда ретивый младший его тащит. Чонгук затянул его за здание, где хранились лопаты, грабли и вся эта фигня, и где обычно курили старшеклассники, и вжал Кима в стену, тут же накрывая чужие губы своими. Тэхён перехватил контроль, переворачивая их и вжимая младшего в стену своим телом. Чонгук послушно открыл рот, когда Ким скользнул в него языком, поглаживая талию Чона кончиками пальцев. – Я скучал, – шепнул между поцелуями Тэхён, скользнув влажными губами на челюсть младшего. – Мы виделись вчера... – тяжело дыша, пробормотал Чонгук, прижимаясь к старшему крепче. – Не мы, а вы с Чимином, – мрачно произнес Тэхён. – Серьезно, я уже ревную. Ты постоянно с ним, а мне даже улыбки твоей не перепадает! Напомни, почему мы не можем ему сказать? Чон тяжело вздохнул, упираясь затылком в стену и глядя в темные глаза Кима. – Я не готов пока сказать ему о таком. Я скажу, правда. Не думай, что я стыжусь тебя или ещё что-то... Типа, ты видел себя? Тебя невозможно стыдиться. Тэхён не сдержал тихого смеха, оставляя лёгкий поцелуй на кадыке младшего. – Не переоценивай меня. – Чувак, да брось, все так думают... – Ты же знаешь, что мне плевать на то, что говорят другие, – хмыкнул Тэхён. – Пока это не касается тебя, разумеется. В памяти всплыла драка Кима с Джексоном, и Чонгук кивнул. Действительно, у Тэхёна прямо нетерпимость, когда дело касается Чонгука. – Знаешь что? – тихо шепнул Тэ. – Хочу показывать тебя всем. Показывать, что у меня есть ты, и пусть они задавятся от зависти. – Кажется, ты переоцениваешь мою значимость для окружающих, – с сомнением фыркнул Чон, но щеки потеплели. – Знаешь, я даже этому рад. Если бы ты был социально активным, мне было бы тяжело тягаться с другими, – задумчиво хмыкнул Ким. – Только что назвал меня затворником? – И в мыслях не было. – Отлично, затворник. Тэхён тихо рассмеялся и снова прижался губами к губам младшего, мягко скользя. – Пойдем на свидание? – спросил Ким. Чонгук поднял глаза, облизывая губы, и не сдержал улыбки. – И куда же мы пойдем? – Я не придумал ещё. В мечтах я не заходил дальше предложения пойти на свидание, потому дальнейший план действий как-то не продумал. Вот черт, – Чонгук невольно рассмеялся, когда Ким принялся что-то бубнить возмущённо. – Хорошо, свидание. Мне нравится, – шепнул Чон, прерывая его и мягко прижимаясь к чужому приоткрытому рту. – Мне нужно на урок. И тебе, между прочим, тоже. – Так и есть. Но они ещё около пяти минут целовались, крепко прижавшись друг другу. – Ну и где он? – недоуменно бормотал Чимин, оглядываясь в поисках друга. Так и не найдя его, он пошел на урок, где и встретил друга за своим местом. Взъерошенного, с блестящими глазами и припухшими губами. Но Чимин утонул мыслями в сияющей улыбке Хвиин и тому, что она не посмеялась над ним, когда он подошёл к ним, жутко краснея. Разве может быть девушка идеальнее?

*

Это должно было произойти. Не то чтобы Чонгук прямо сильно был напуган и не ожидал этого, но... Окей, это и правда было неожиданно. Это было где-то четвертое их с Кимом свидание. Они ходили в кино на новый боевик (прости, Чимин-и), а после заехали в Мак, закупившись всякой дрянью, и нашли пустую, богом забытую парковку. Поначалу они действительно оживлённо обсуждали фильм, ели бургеры, запивая все это колой, и было довольно неплохо. Ну а после они, разумеется, занялись тем, чем и занимаются обычные пары. Они спокойно целовались, рычаг неприятно давил на живот Чонгука, поэтому Ким отстегнул его ремень безопасности и отодвинул сиденье, чтобы Чонгук смог перелезть к нему, не задевая руль. На коленях Кима было удобно и очень даже мягко, но дальше то и начался трэш. Чонгук вовсе не ханжа. Он смотрел порно и вполне удовлетворял себя (пусть и очень редко, но это же было!) до этого. Но одно дело делать это наедине с собой, а тут тебя видел твой парень, видел твое тело и то, как оно реагирует на него. Это было смущающе. – Расслабься уже, – шепнул еле слышно Тэхён, отрываясь от кожи младшего. Легко тебе говорить, почти произнес Чонгук, но промолчал, пытаясь расслабить напряжённые плечи. Тэхён тяжело вздохнул, отстраняясь. – В чем дело? – мягко спросил он, поглаживая спину младшего тёплыми ладонями. – Я... Ты же знаешь, что я никогда... – Чонгук сглотнул. – Знаю, – тихо кинул Ким. – Я не собираюсь сейчас пересекать черту. Но я хочу кое-что попробовать. Могу я? Чон смотрел на него долгую минуту, а после кивнул, поводя обнаженными плечами (он не понял, когда успел потерять футболку, это было как-то быстро, а Чон был не в себе). Тэхён снова притянул его ближе, прижимаясь губами к выступающей ключице младшего. Чонгук сглотнул, вплетая пальцы в волосы Кима, и слегка задрал его голову, мокро целуя. Ким не сдержал поверженного стона, переплетая с Чоном языки и пытаясь расстегнуть дрожащими пальцами ремень брюк Чонгука. Тот принялся помогать, прикусывая мочку уха старшего и слыша от него негромкий рык. – Боже, Чонгук-и, какой же ты охуенный, – шепнул Тэ, скользя ладонями вверх по напряженному прессу, а после рывком расстегнул молнию и заставил младшего слегка приподняться, чтобы стянуть с него белье и джинсы. Чонгук покраснел, вцепившись пальцами в плечи старшего, и шепнул: – Мы же на парковке. – Она пустая, – прохрипел Тэхён. – Тем более, никто не увидит, чем мы тут занимаемся. – Тэхён, я сижу на тебе верхом. Правда, не заметят? – От тебя это звучит слишком горячо... – шепнул Тэхён. – Ты можешь быть серьезным хоть се... – Чонгук простонал, уткнувшись лицом в плечо старшего. Ким провел пальцами по оголившейся головке и сжал член Чона в кулаке, принявшись медленно двигать. – Боже, Тэ... – простонал просяще Чон, толкаясь навстречу ласкающей ладони. Тэхён выругался, пытаясь свободной рукой расстегнуть свою ширинку. Чонгук принялся помогать ему, и вместе им удалось расстегнуть старшему штаны. Ким тут же приспустил белье, доставая свой возбуждённый член, на котором почти сидел Чон до этого, и соединил его с членом младшего, принявшись двигать кулаком. – Тэхён... – всхлипнул Чонгук, поддаваясь бедрами навстречу. – Пожалуйста... Ах... Ким завладел чужими припухшими губами, ускоряя движение на членах. Чонгук стонал что-то непонятное, толкаясь навстречу руке и стараясь отвечать на слегка неряшливый поцелуй старшего. Чонгук был на грани, ведь это было слишком приятно, и он не мог терпеть, поэтому он шепнул об этом Киму, жмурясь. – Кончай, Чонгук-и, – выдохнул Ким, и Чонгук вскрикнул, выгибаясь и выплескивая сперму прямо на рубашку Тэхёна. – И все же... – тихо начал Тэхён. Они все ещё были в машине на пустой парковке. Тэхён отодвинул сиденье ещё больше, чтобы Чонгуку было легче полулежать на нем. Ким накрыл его своим пиджаком и крепко обнял одной рукой, второй поглаживая пушистые волосы. – М? – промычал лениво Чонгук, уткнувшись лицом в шею старшего. – Объясни, почему ты не хочешь, чтобы Чимин знал о нас. Чонгук вздохнул, прикрыв глаза, и негромко начал: – Помнишь ночь, когда ты приехал ко мне, чтобы забрать у Чимина ключи? – Ким кивнул. – Тогда он сказал мне, что неплохо бы обзавестись подружкой. Тогда я спросил: "Что бы ты сделал, если бы узнал, что твой брат встречается с кем-то? С кем-то, кто близок тебе." И он сказал, что стал бы отговаривать этого человека. – Почему? – тихо спросил Ким, и Чонгук продолжил: – Из-за твоей... Репутации. Он не хотел, чтобы ты пудрил кому-то мозги. Тэхён горько усмехнулся. – Я говорил, что мне плевать на чужое мнение. – Да, говорил, – пробормотал Чонгук. – Но мне не плевать на твое. Ты ведь тоже думаешь, что я меняю девушек, как перчатки? Чонгук промолчал, но все было понятно и без слов. Ким поджал губы, прикрыв глаза, и глухо произнес: – Я не бабник. У меня не было девушек все это время. Слухи - это просто слухи. – Я не верил, – тихо кинул Чонгук, ещё крепче вжимаясь в старшего. – А после увидел тебя с той Еын... – Я не спал с ней тогда. Мы просто целовались, но на этом и закончилось. После она помирилась с парнем, и мы стали просто друзьями, – пояснил Ким. – Прости, что доверился этой пустой болтовне, – виновато буркнул Чонгук. – Ничего, – тихо рассмеялся Ким. – И все же... Наберись смелости рассказать Чимину. В первую очередь, он твой друг, который заслуживает знать правду. Чонгук поджал губы. – Ты прав.

*

– Чимин, подай краску, – попросил Чонгук, стирая пот со лба. Друг протянул ему открытую банку и Чонгук окунул в него кисть, после снова продолжая красить бордюр. У них был субботник, и, разумеется, запрягли всех, кого смогли. Девочки убирали в школе кабинеты, а парни красили, убирали мусор и обливались водой на заднем дворе (но это уже за кадром). – Хэй, Гук, – позвал Чимин, почесав нос и оставив на нем след от белой краски. – Да, бро? – промычал Чонгук, больше занятый музыкой в одном наушнике, чем другом. – Го ко мне с ночёвкой? Мои подогнали мне приставку, потому что на старую наступил Тэхён. Чонгук прыснул, но было это как-то нервно. Просто Чимин тогда сбежал на два часа к Хвиин, с которой начал встречаться после парочки свиданий, а Чонгук с Тэхёном остались одни у последнего дома, а потому решили заняться чем-нибудь поинтереснее. Как результат: Тэхён вел Чонгука к дивану, страстно целуя и на ходу стягивая футболку, а после споткнулся об провод и грохнулся на приставку вместе с охнувшим Чонгуком. Они уронили плазму, сломали приставку и залили лимонадом, стоящим на полу (Чертов Чимин, задолбал не убирать за собой), белоснежный ковер. Стоило говорить, что после Чонгук заходил в эту гостиную с опаской? Чон помотал головой, отгоняя от себя эти мысли, и задумчиво глянул вниз. Он покрасил уже достаточно и явно заслуживал пятиминутного отдыха. Чон встал, хрустя одеревеневшими пальцами, и хмыкнул: – Хорошо, Чим. Маму потом предупрежу. – Окей, – махнул головой Чимин, смотря куда-то в бок. – Вот же блядун, – фыркнул Ким. Чонгук повернулся, глянув туда, куда смотрел Чимин. Из школы вышел Тэхён с друзьями, держа пакеты с мусором. На нем были старые потёртые джинсы и обычная черная футболка, длинные волосы он убрал банданой, открывая свой офигенный лоб. Пока Чонгук плакал в душе, думая, какой офигенный парень ему достался, Чимин продолжил: – Опять вчера дома не ночевал. Приехал под утро, еле успел в спальню юркнуть, потому что папа уже проснулся. Чон отмер, глядя на друга. – Почему блядун? Он мог ездить просто по делам. – Да у него вся шея в засосах, Чон, – закатил глаза Чимин и вернулся к бордюру. Чонгук же задумчиво глянул в спину уходящего Тэхёна. Чимин уже не первый раз говорил, что Тэхён уезжал куда-то на всю ночь. И дело в том, что ездил он не к Чонгуку - такое было всего пару раз, когда мамы младшего не было дома, и он звал Кима к себе, чтобы посмотреть какой-нибудь фильм, наесться вредной еды и отрубиться в обнимку. Но остальные разы, когда Чимин жаловался на брата, Чонгук абсолютно не знал, куда тот уезжал. Конечно, Чон верил, что Тэхён не ездит к каким-нибудь бабам, да и засосы определенно были от Чонгука, но... Это было подозрительно. – Может, нашел себе кого-нибудь, – пожал плечами Чонгук. – Ну, может, успокоится хоть, – фыркнул Чимин. – Пойду воды возьму, а то во рту уже пересохло. – Ладно, – кивнул Чон. Освободились они только к вечеру и сразу же поехали к Чонгуку, чтобы взять вещи (Тэхён завез их). Он послушно ждал, пока Чонгук собирал вещи, а Чимин помогал, а после так же послушно отвёз их домой. После он спрятался в комнате, а парни ушли в гостиную, чтобы насладиться боем с новой приставкой. За день они очень устали, плюс долго играли, поэтому еле утром проснулись, когда мама Чимина разбудила их, сказав, что завтрак готов. На кухню они выползли полуживые, желая лишь упасть и проспать ещё часиков пять. – Снова всю ночь гуляли, мальчики? – спросила мама, накладывая в тарелки блины. Тут же сидел и мистер Ким, читая что-то на планшете и делая иногда глоток кофе из огромной кружки. – Дорогой, будешь блины? – спросила женщина, расставляя тарелки перед парнями. – Положи мне парочку, – кивнул мужчина. Чонгук зевнул, прикрывая рот, и взял малиновый сироп, поливая свои блины. А после полил блины Чимина шоколадным (он не признавал никаких сиропов, кроме шоколадного, а Чонгук назло ему постоянно наливал себе именно малиновый), ведь тот явно был не в себе и ничего не соображал. – Чимин, подойди сюда. Как тебе это место? – Чимин кое-как встал, подходя к отцу и заглядывая в планшет. На кухню зашёл Тэхён, зевая и ероша волосы. – Хоть бы футболку какую-нибудь надел, – покачала головой женщина, на секунду обернувшись, да так и застыла. Ведь Тэхён, проходя мимо Чонгука, склонился над ним, мягко целуя, и продолжил свой путь к стойке. Чонгук застыл с сиропом в руках, который начал заливать стол и его чай. Тэхён тоже вдруг затормозил, когда до него дошло, что он сделал. Он поднял напряжённые глаза на маму, которая ошарашенно пялилась в ответ, и нервно кивнул на ушедших в себя Чимина и отца, покачав тут же головой. Она сглотнула нервно и закивала, отвернувшись, и преувеличенно бодрым голосом воскликнула: – Будешь блины, дорогой? Кажется, слегка переборщила, ведь и Чимин и мистер Ким удивлённо вскинули головы. – Милая, все хорошо? – осторожно спросил мужчина, и та закивала, ярко улыбаясь. – Д-да, все прекрасно! Чимин с отцом переглянулись и пожали плечами. Чонгук, наконец, поставил сироп, бледный и почти упавший в обморок, и тихо попросил тряпку. Тэхён сел напротив, стараясь не смотреть на Гука. Круги под его глазами намекали на то, что он мало поспал, а потому и поцеловал на автомате, не успев включить мозги. После завтрака мама сцапала их двоих и повела на второй этаж в свой кабинет. Закрыв двери, она повернулась и уставилась на Тэхёна. Чонгук тихонько сидел на диване, опустив виновато голову. – Ким Тэхён, – начала она грозно. – Если ты дуришь голову Чонгуку, я откручу тебе твою. Ким распахнул ошарашенно рот, вскочив. – Мам! Почему опять я?! – А то я не знаю тебя, дражайший сыночек, – прошипела она и ткнула пальцем в застывшего Чонгука. – Он не заслуживает такого отношения к себе. Ты можешь играть в любовь с кем хочешь, но не смей мне трогать Чонгука! – Да с чего ты взяла, что я играю с ним?! – выдохнул шокированный Ким. – Не смеши меня! Что ты ещё можешь.. Чонгук неожиданно встал и, сглотнув, закрыл Тэхёна собой, с испугом глядя на замолчавшую женщину. – М-миссис Ким... – начал Чонгук дрожащим голосом, и та перебила его: – Я просила называть меня по имени. – Да... С-суён-ши, мы... Мы с вашим сыном правда встречаемся. И он мне... Очень нравится, – тихо пробормотал Чонгук, глядя в глаза удивленной женщины. Она задумчиво глянула на стоящего позади Тэхёна, который нежно глядел на Чонгука, и тяжело вздохнула. – Не думайте, что я против вас, мальчики, – наконец, произнесла она, заметив, что оба тут же расслабились. – Просто я не хотела, чтобы вы сделали друг другу больно. Особенно ты, Тэхён. Ты ведь можешь, я знаю. – Да, мам, – тихо кинул Ким, взяв Чонгука за руку и выдвигаясь вперёд. – Но Чонгук особенный для меня. Я лучше руку себе отрежу, чем обижу его. Суён невольно улыбнулась, замечая их решительные лица, и спросила: – Чимин знает? Чонгук прикусил губу и покачал головой. – Хорошо, я не скажу ему, – кивнула она. – И отцу тоже пока не скажу. Только не обманывайте Чимина, ладно? Он заслуживает знать. Пара кивнула. – Тогда идите отсюда и постарайтесь больше не тупить так при всех, ладно? – фыркнула она, и Ким закатил глаза. – Мам... – Идите уже. Они вышли из кабинета и тут же переглянулись. – Какой-то кошмар... – выдохнул Чонгук, и Тэхён кивнул, соглашаясь.

*

Чонгук, шумно дыша, сидел на бедрах Тэхёна, сжимая в пальцах чужие волосы и скользя губами по чужой шее. – Отец дома, Гук, – шепнул хрипло Тэхён, толкаясь навстречу бёдрам младшего своими, и Чонгук хрипло простонал, прижимаясь губами к припухшим губам. – Так ощущения ещё острее, – фыркнул Чон, куснув старшего за кадык. Тэхён неожиданно дернулся, вминая Чонгука в развороченную постель и нависая сверху, чтобы прижаться к приоткрытым влажным губам своими. Чонгук утром приехал к Чимину, чтобы забрать его на футбол, но тот бессовестно дрых. Пока друг пытался проснуться и встать, чтобы сходить в душ, Чон под шумок поднялся в комнату Тэхёна. Тот тоже спал на спине, раскинувшись на всю постель. Чон не сдержал улыбки и подошёл ближе, наклоняясь и целуя своего парня в лоб. А после проснулся Тэхён, не захотел отпускать Чонгука, и вот они уже минут пятнадцать нежились в объятиях друг друга, целуясь и обнимаясь. – Ты такой красивый, – прохрипел Тэхён, рассматривая раскрасневшегося младшего. Он был уверен, что выглядел не лучше. Тот улыбнулся немного смущённо и протянул: – Соответствую своему парню. Окей, это звучало невероятно мило. Ким наклонился и оставил на носу Чона мягкий поцелуй. – Как бы я хотел ещё побыть с тобой, но нас реально могут спалить. Хоть кто-то из нас должен хранить тайну, которую начал ты, – шепнул Тэхён, отстраняясь. Чонгук сморщился, но послушно сел, а после сполз с постели, приглаживая волосы и поправляя одежду. Ким также встал, а после последний раз притянул Чона к себе, мягко целуя. – Сын, ты встал? Они вдвоем распахнули глаза, когда кто-то повернул ручку двери, и Тэхён тут же толкнул Чонгука к кровати. – Под кровать, быстро! Чонгук даже не понял, как оказался под ней - адреналин буквально заставил его подлететь под нее и застыть, огромными глазами глядя на открывшуюся дверь и ноги мистера Кима. – Да, пап, встал, – произнес Тэхён, въерошивая волосы. Мужчина глянул на встрепанного Кима, хмыкнул, заметив еле заметные засосы на шее, и произнес: – Ты, я вижу, неплохо вчера отдохнул. Тэхён сначала не понял, вскинув бровь, а после поправил ворот футболки. – Ты ничего не видел. – Разумеется, – покивал мужчина, не сдерживая улыбки. – Мы с мамой уезжаем, завтрак на столе. Не забудь оставить брату. И Чонгуку, он приехал. – Хорошо, пап, – кивнул Тэхён, разворачиваясь, и в спину ему прилетело: – И не обижай его. Он отличный парень, дружелюбный, ещё и скромный. Он явно хочет дружить с тобой, так что позаботься о нем. Тэхён не сдержал ухмылки, благо, отец этого не видел, а Чон под кроватью закатил глаза, краснея щеками. И ничего он не хотел с Кимом дружить, нашелся, блин, авторитет! Мужчина вышел, а Ким вслух произнес: – Я обязательно позабочусь о тебе, Чонгук-и. – Иди ты к черту!

*

Чонгук доделывал задание по истории, пока Ким рядом размышлял вслух о том, что им делать зимой. До зимних каникул ещё было уйма времени, поэтому Чон не понимал одержимости друга. – И можно укатить на горнолыжный курорт... Я, правда, в прошлом году постоянно сваливался с сноуборда, зато как весело было! Да, это определенно будет круто... – Чимин, – всё-таки прервал друга Чонгук. – Ты не думаешь, что сейчас рано строить планы на каникулы? – Почему нет? – безмятежно отозвался Чимин, успевая каким-то образом ещё переписываться с Хвиин. – Я просто заранее планирую, чтобы не получилось как в тот раз, когда ты не смог со мной поехать в горы. А ведь я тогда за месяц планировал, и что в итоге? А в итоге я не видел бро три недели. Темные времена были... – Резонно, – хмыкнул Чон, подняв голову на открывшуюся дверь. На пороге стоял Тэхён, разговаривая с кем-то по телефону. Черные джинсы, футболка и кожанка - тот явно собирался не к бабушке на чай. – Хэй, Чим, одолжи наушники на вечер. Завтра верну. – Зачем тебе? – удивился Ким, встав и шлепая к рюкзаку. Чонгук же продолжал молча наблюдать за своим парнем. Тот то хмурился, то хмыкал, то язвительно закатывал глаза на какие-то слова собеседника, а после попрощался и бросил трубку. Заметив взгляд Чонгука, он подмигнул ему, нежно улыбнувшись, и Чон так же не сдержал улыбки, опуская глаза. – Вот, держи, – Ким протянул брату наушники. – Кстати, Тэ, я тут думал над зимними каникулами... Давай и в этот раз поедем в то место? И Гука с мамой возьмём, наша уже сегодня будет обрабатывать миссис Чон. Тэхён на секунду задумался, а после кивнул. – Будет неплохо. В прошлый раз не поехали, и очень жаль. Ладно, я пошел. – Ты куда, к Минджэ? – крикнул вслед Чимин. – Да, попросил с чем-то помочь. Буду поздно. Чимин вернулся на кровать, а Чонгук взял телефон, на который пришло сообщение. От кого: глупый Ким🌺 Я к другу до вечера. А потом приеду и заберу тебя, чтобы отвести домой, ты говорил, что у тебя сегодня мамы нет? Чонгук не сдержал улыбки и написал ответ, тут же блокируя телефон. Чужие глаза задумчиво смотрели на него со стороны. Чимин вовсе был не дурак. И делал выводы.

*

Чонгук задумчиво смотрел на Тэхёна, который дремал у него в кресле, откинув голову на спинку. Чонгуку в принципе никогда не надоело бы смотреть на своего парня, потому что... Нет, ну все его видели? Вопросы тут излишни. У него уже на протяжении недели крутилась в голове одна мысль. Тэхён все ещё пропадал где-то на всю ночь и приезжал под утро, это он узнал от Чимина, который постоянно сдавал брата. И мысль Чонгука заключалась в том, что он давно уже должен был спросить, что за херня с Кимом происходит и куда его мотает. – Тэ? – негромко позвал Чонгук, подвинувшись ближе к краю кровати, на которой и сидел до этого. Тот дёрнул головой, открывая глаза, подернутые сонной дымкой, и вопросительно вскинул бровь. – Я хотел спросить кое-что, – не так уверенно продолжил Чон. – И ты не обязан отвечать, если это секрет, я вовсе не буду пилить тебя или что-то такое, я ведь не дев... – Чонгук-а, давай ближе к делу, – хмыкнул Тэхён, потягиваясь и широко зевая. – Спрашивай уже. – Куда ты пропадаешь на всю ночь иногда? Чимин мне... Рассказывал, – пробормотал Чонгук, изучая глазами свои руки. Тэхён нахмурил брови и наклонился вперёд, опираясь локтями на бедра и задумчиво постукивая пальцами по губам. – Я могу показать. Хочешь? Чонгук растерянно поднял глаза. – Прямо сейчас? – Почему нет? – безмятежно пожал плечами Ким. – Можем махнуть прямо сейчас. Но нужно взять что-то перекусить и термос. Чонгук удивлённо вскинул брови. – Твоей мамы целую ночь не будет, Чонгук. Мы ничего не теряем. Чонгук задумчиво глянул на время, на Тэхёна и кивнул. Ким тут же мягко улыбнулся и поднялся, взъерошив волосы. – Тогда быстренько пошли собираться!

*

Чонгук подумал, что, кажется, что-то не так, когда понял, что они выехали из Сеула. Он с тревогой следил за размытым видом, а после повернулся к спокойному Тэхёну. – Тэ, куда мы едем? – спросил растерянно младший. Тот кинул на парня секундный взгляд и расслабленно улыбнулся. – Спокойно, Чонгук, я тебя не насиловать еду. Просто это место чуть дальше Сеула. Место..? Чонгук поджал губы и повернулся к окну, наблюдая за огнями ночной трассы. Они ехали так ещё минут пятнадцать, а после Чонгук увидел вдали яркие огни. После показалось огромное здание, взлетная полоса и стоящие самолёты. Неужели..? – Инчхон? Тэхён молча кивнул. Чон думал, что Ким вез его в аэропорт, но они проехали мимо, так и не остановившись. Недоумение Гука росло в геометрической прогрессии, пока, наконец, тот не свернул с трассы, и все стало на свои места. Они были на пустом пляже. Только огни с трассы и далёкие огни аэропорта освещали место, в котором они наверняка были совершенно одни. Тэхён заглушил мотор и повернулся на секунду к Гуку, улыбаясь. – Это мое место. – Твое..? – пробормотал растерянно младший, оглядывая глазами пустой пляж. – Сюда ты приезжаешь на целую ночь? – Да, – кивнул Ким, а после открыл дверь, выходя из машины. Чонгук последовал его примеру, ступая на песок и поводя плечами: все же было не лето, тем более, почти ночь, потому ветер трепал их волосы, закрадываясь под одежду и вызывая невольные мурашки. Чонгук подошел ближе, следя за Тэхёном, который достал из багажника теплый плед, явно лежавший там давно, кинул его на капот, а после открыл машину, достав рюкзак Чонгука, вынул оттуда контейнер с сэндвичами и большой термос, полный зелёного чая. – Чего стоишь? Идём ко мне, – предложил Ким, запрыгивая на капот. Машина чуть покачнулась под чужим весом. Чонгук подошёл к Киму и занял место рядом. Старший тут же утянул его к себе, укутывая их одеялом. Чон невольно прижался к тёплому парню, спрятав нос в чужой шее. – Тебе спокойно тут? – тихо спросил Чонгук, чувствуя, как Ким кивнул. – Я совсем недавно нашел это место. Обычно я приезжал сюда, когда уставал от жизни. Знаешь, быть лучшим учеником для учителей, лучшим сыном для родителей и лучшим бро для друзей сложно, – хмыкнул Тэхён, и Чон поднял голову, вглядываясь в Кима, который задумчиво смотрел на неспокойную гладь воды, потревоженную ветром. – Первые слухи обо мне пошли в начале прошлого года, когда ты только пришел в старшую школу. Тогда я был слишком глупым, инфантильным, как ты помнишь, и думал, что это круто, когда ты встречаешься с клевой девчонкой и имеешь крутых друзей. Разумеется, с тех пор и вкусы мои поменялись, и друзья появились более близкие, а не те обдолбыши, с которыми я только тусовался по выходным, – Чон невольно фыркнул, закатив глаза. Он то точно помнил, каким придурком Ким был. Но несмотря на это, уже тогда старший Чонгуку... Нравился? Да, возможно, не так, как сейчас, но уже тогда в сердце появлялась странная нежность, когда он видел Тэхёна, получавшего очередной нагоняй от родителей. – В любом случае, я никогда не был Казановой, что бы обо мне не говорили. – Ты ведь не девственник? – вопрос вырвался внезапно, Чон тут же подавился воздухом и закрыл глаза от стыда. Тэхён тихо рассмеялся, опуская глаза, и шепнул: – Это важно? – В-вовсе нет, я просто... Просто хотел... – Чонгук пытался подобрать нужные слова, и Тэхён поддался вперёд, прижимаясь к влажным губам своими. – Не волнуйся так. Я никогда не сделаю тебе больно. Чонгук поднял на него глаза, видя блеск в чужих, и накрыл губы старшего поцелуем, обхватив ладонями чужие щеки. – Ты... Ты был только с девушками или... – сбивчиво прошептал Чон, скидывая с плеч одеяло и устраиваясь на коленях Кима. Тэхён прижался губами к открытой шее младшего, шепнув: – С парнем тоже. Однажды. Чон сглотнул и поцеловал старшего, вплетая пальцы в чужие мягкие волосы. Тэхён окольцевал его талию, притягивая ближе к себе. Они не переходили черту, просто целуясь и наслаждаясь друг другом. Вскоре Тэхён подтянул на плечи младшего одеяло, продолжая целовать, но больше заботясь о его холодной коже, а Чон оплел шею старшего ладонями, потонув в мягких поцелуях. Чонгук не знал, что с ним происходило. С каждым днём его тянуло к Тэхёну все больше, а в голове все чаще мелькали мысли о том, что это не лёгкие отношения на пару месяцев. Это очень, очень надолго.

*

Зима, а после и каникулы подкрались как-то незаметно. Мама Чонгука была в хорошем расположении духа, ведь оценки у Чона были на высоте. Просто Тэхён частенько помогал ему с тем, чего Чонгук не понимал. Доступно объяснял, сидел с ним, пока младший не поймет, в общем, очень продуктивно работал с ним. Поэтому мама была очень добрая, без слов согласилась на поездку и уже выпросила недельный отпуск, порхая по квартире и собирая вещи. Она никуда не выбиралась со смерти отца. Отец Чонгука был пожарным, кажется, всю жизнь Чонгука, но когда тому исполнилось девять лет, отец сгорел в огне, спасая ребенка. Он до сих пор не знал, как его мама пережила и пережила ли это. Чонгук отца хорошо помнил, оттого его тоже долгие годы душила тоска, но жизнь двигалась дальше, потому двигался и он. В воскресенье вечером, за ночь до поездки ему позвонил Тэхён. Чонгук проговорил с ним полтора часа, пока собирал вещи, иногда советуясь о том, что лучше взять. – В отеле будет тепло, Гук-а, так что захвати свою палитру черных футболок. Чонгук закатил глаза. – Они не только чёрные, не утрируй. – Я заглядывал к тебе в шкаф, ты меня не обманешь. Чонгук фыркнул, не сдержав улыбки. – Чонгук? – Да, Тэ? – Я думаю, нам нужно рассказать Чимину. Чон тут же напрягся, зависнув над полной сумкой. – Скоро будет три месяца, как мы вместе. Он заслуживает знать. – Он возненавидит меня, – шепнул еле слышно Чон. – Что? – Нет, ничего... Да, ты прав. Он должен узнать. Я скажу ему, когда будем в поездке. – Я буду с тобой. Чонгук шумно выдохнул, садясь на постель. – Спасибо. – Не опоздайте завтра. Будем ждать вас в девять. – Я помню, – закатил глаза Чон. – Ты ещё сам подними меня, папочка, – издевательски добавил Чонгук. На том проводе образовалась тишина, а после раздался тихий смешок. – Я то подниму, малыш. Чон вспыхнул и сбросил вызов, тут же закрыв лицо руками. Какой стыд...

*

Разумеется, Чонгук не выспался. Мама еле его подняла, и пока Чон медитировал над завтраком, ещё раз проверяла, выключила ли она газ, закрыла ли воду, все ли взяла с собой. До Кимов Чонгук ехал, засыпая на ходу. Вообще, они хотели сами приехать и забрать Чонгука с мамой, но она не хотела их утруждать и сказала, что они вполне доберутся сами. Когда они приехали, особняк Кимов уже стоял на ушах. Чимин носился по дому, пытаясь отыскать зачем-то свою колонку (будто он там будет слушать музыку в колонке, смешно), его мама также пыталась найти свой "офигенный костюм, в нем ее фигура, словно конфетка", и лишь отец семейства вместе с Тэхёном сидели на диване, философски наблюдая за этим бардаком. Мама Чонгука оставила сумку и пошла помогать подруге, а Чонгук сел на диван рядом с Тэхёном, поздоровавшись с мистером Кимом и Тэ. Те синхронно кивнули, не отрывая взгляда от суетящихся родственников. После Тэхён опустил взгляд на Чонгука и тихо спросил: – Выглядишь уставшим. – Немного не выспался, – дёрнул плечом Чон. – А ты цветешь и пахнешь. – Наверное, потому, что заранее собрал сумку и не сидел до поздней ночи, чтобы решить, что с собой взять, – проницательно заметил старший, и Чонгук закатил глаза, но улыбку не стал сдерживать. – Ничего, посплю в машине. Мы же не пойдем куда-нибудь сегодня? Я планирую завалиться в комнату и отрубиться. – Маме моей скажи, – хмыкнул Тэхён, кинув взгляд на женщин. – Смотри, чтобы она не затаскала тебя по той деревне, где мы остановимся. Чонгук скуксился, а после, когда отец Тэ встал, чтобы начать заносить сумки в машины, осторожно взял Кима за руку, и тот переплел их пальцы, кинув на младшего ласковый взгляд.

*

Доехали они только к обеду. Деревня, в который и был расположен горнолыжный комплекс, была небольшой и уютной. С одной стороны ее окружал лес, с другой - небольшие холмы, на которых были расчерчены лыжные дорожки. В такое время людей здесь хватало, и родители порадовались, что забронировали домик заранее. Здесь не было отелей, зато было около двух десятков домиков, в которых можно было заселяться как семьям, так и по одиночке. В другой части лыжной базы были точно такие домики, но они были дальше и добираться до базы было сложнее. Пока родители разобрались с администрацией, пока им выдали ключи от домика, пока они разобрались, кто в какой комнате будет спать, времени прошло прилично. Под конец Чонгук чувствовал себя выжатым лимоном. Остальные же были отвратительно бодрыми и собирались прогуляться по деревне и, может, присмотреть какие-нибудь сувениры, а также зайти в магазин, который тут имелся, и закупиться едой на вечер (в каждом арендованном домике присутствовали кухня, гостиная, три комнаты и две ванные, на первом этаже и на втором, в общем, жаловаться было не на что). Чонгук отказался и пошлепал в комнату, которую собирался делить с Чимином (кровать большая, а им не в первой ночевать вместе). Чон был не против спать с бро, а вот Тэхён особо довольным не был, когда уходил с остальными. Чонгук опустил свои сумку и рюкзак в кресло и шлепнулся на кровать, затихая и прикрывая глаза. Спать хотелось неимоверно, и он здраво рассудил, что вполне мог поспать, пока другие гуляли.

*

Разбудил его поцелуй в лоб. Он сонно моргнул и открыл глаза, глядя на Тэхёна, склонившегося над ним. – Просыпайся, соня. Все уже давно вернулись и даже успели приготовить ужин, – хмыкнул Тэхён, садясь рядом. Чонгук широко зевнул и сел, потягиваясь, а после поинтересовался: – Который час? – Полдевятого. Все только тебя ждут. – Ладно, встаю, – кивнул Чонгук, поднимаясь и замечая задумчивый взгляд Кима на себе. – Что? – Если бы предоставился случай, ты хотел бы делить комнату со мной? Чонгук недоуменно нахмурился, повернувшись к старшему. – Разумеется. Но в таких условиях это осуществить сложно, Тэ. – Понимаю. Тэхён опустил глаза, и Чон подошёл ближе, склоняясь над ним и приподнимая острый подбородок. После секундных гляделок Гук прижался губами к чужим, мягко скользя и тут же пробираясь языком в чужой рот. Тэхён уложил ладонь на чужую щеку, отвечая и двигая своим языком навстречу. Только через минуту они оторвались друг от друга. Чонгук облизал влажные губы и отстранился от старшего, пытаясь пригладить всклоченные после сна волосы. – Идём, иначе искать пойдут. Тэхён кивнул и поднялся, следуя за Чоном к выходу. – Гук, го на досках завтра? – предложил Чимин, когда они устроились в гостиной после плотного ужина. Старшие играли в карты за столом, азартно что-то выкрикивая поминутно, Тэхён рядом залипал в телефон, глядя какую-то дораму, а Чонгук с Чимином устроились перед телевизором, играя в приставку (да, они даже сюда ее привезли, что вы им сделаете). Чонгук, не отрывая взгляда от экрана и своей машины, которая успешно обгоняла чиминову, произнес: – Не то чтобы я намекаю на то, что я не умею на ней кататься, но именно на это я и намекаю. – Ничего, научишься, – отмахнулся Ким и выругался тихо, потеряв на секунду управление и чуть не врезавшись в столб. – Ну да, обязательно научусь, но перед этим врежусь в сосну, снесу какого-нибудь мирного человека на лыжах и пересеку Аляску на этой доске дьявола, – монотонно кинул Чон, и Чимин закатил глаза: – Мне иногда кажется, что это ты брат Тэхёна, а не я. Вдвоем противные язвы. – Чтобы с тобой дружить, нужно много сарказма, только он спасает нашу психику от твоих безумных идей, – парировал Гук, и в это же время его машина пересекла финиш первой, одержав пятую победу за этот вечер. Чимин раздражённо отбросил приставку и накинулся на друга, пытаясь задушить подушкой. Тот, смеясь, уворачивался, щекоча Кима за бока, и в итоге они вдвоем свалились на пол, погребая приставки, плед и декоративные подушки под собой. Родители их даже ругать не стали - у самих была нешуточная битва, а Тэхён лишь кинул смеющийся взгляд и вернулся к дораме.

*

На следующий день Чонгук был более бодрым. Он поднялся раньше Чимина, глянул на храпящую рядом тушку и хмыкнул, двинувшись в ванную. Там он столкнулся с сонным Тэхёном, чистящим зубы. Чонгук закрыл за собой дверь ванной и чмокнул парня в щеку, потеснив его и взяв свою щётку. – Доброе утро, – неразборчиво проговорил Тэхён со щеткой во рту. Чон кивнул, выдавливая пасту, и сунул щётку в рот, а Тэхён сплюнул пасту в раковину и поинтересовался: – Какие планы на сегодня? – Хотел с Чимином прокатиться на сноубордах, – пробурчал кое-как Чонгук. Ким кивнул, а после, когда, наконец, закончил с чисткой зубов, вытер рот полотенцем и произнес: – Присоединюсь к вам. – Отличная идея, – кивнул Чонгук, вытирая рот, а после двинулся к двери, чтобы взять в спальне одежду и занять душ, но Тэхён придержал его, и Чон недоуменно обернулся. Ким без слов накрыл губы младшего своими, вжимая в дверь и кладя ладони на талию. Чонгук тут же ответил, устроив ладони на широких плечах. У двоих был вкус мяты, они не могли оторваться друг от друга, но вскоре внизу захлопали двери, и они поняли, что все начали вставать. Тэхён отстранился от младшего и шепнул в губы: – Окей, мне уже нравятся эти каникулы. Чонгук рассмеялся, а после вытолкнул Кима из ванной.

*

– Гук, осторожно! Левее, я сказал левее! Крикнул бы он раньше, и Чонгук, может быть, не влетел в снег на полной скорости, сшибая какую-то небольшую ограду, которая свалилась ему на голову. Он шикнул, пытаясь собрать конечности и убрать долбанную деревяшку от горящего лба. – Хэй, ты как? Сильно ударился? – рядом остановился Тэхён и отпихнул от себя свой борд, подскочив к младшему и отбрасывая в сторону деревяшку, где говорилось, что здесь нельзя сворачивать, так как дальше начинался лес, а туда разрешалось только спортсменам. Чонгук показал Киму большой палец, с кряхтеньем садясь и сдергивая очки. – Ты, кажется, накатался, дружок. Давай помогу, – Тэхён помог Чонгуку встать, поддерживая за спину. – Порядок? Все целое, в глазах не двоится? – Нормально, – отмахнулся Чонгук, отряхиваясь от прилипшего снега. – Все целое. Тэхён хмыкнул, покачав головой, и отпустил Чона, следуя к своему борду. – И как тебе после этого доверять машину? Ты даже с куском деревяшки справиться не смог. – Я первый раз на него встал! – возмутился младший, но Ким уже укатил дальше. Чонгук показал вслед старшему средний палец и поднял свой борд, решив надрать этому засранцу задницу. Если догонит...

*

К вечеру Чонгук пластом лежал в гостиной на диване, пока на кухне хлопотали мамы. Самый старший Ким укатил в душ, как и Тэхён, а Чимин дремал рядом в кресле, пуская слюни на кофту. Упал Чон днём не один раз и даже не два, потому все тело ныло, а на бедре наливался синяк. Тэхёна он, к слову, так и не догнал, зато случайно сбил какого-то дядечку, который спокойно рассекал на лыжах. А после, когда он сто раз извинился и проводил дядечку на базу, он понял, что приключений с него хватит, и вернулся в дом. А сейчас он ждал ужина, пребывая в состоянии лёгкой дрёмы. Разбудил его телефон, пиликнувший сообщением на журнальном столике перед диваном. Чон на автомате схватил смартфон и только когда разблокировал, понял, что это телефон Тэхёна. Чонгук скользнул взглядом по череде глупых смайликов в чате с другом Тэ - Богомом, а после зацепился взглядом за новые сообщения. Бро, ты совсем не пишешь Развлекаешься там? Очень надеюсь что ты развлекаешься со своим принцем Вы же переспали? Я надеюсь, что да, у тебя же скоро яйца звенеть будут И много смеющихся смайликов следом. Чонгук моргнул и отложил телефон, уперев задумчивый взгляд в стену. Если так подумать, то Тэхён никогда не склонял его к сексу. К лёгкому петтингу, ласкам и поцелуям - да, чуть ли не на каждых встречах, но дальше Ким никогда не заходил и даже не заикался. Пару раз Чонгук думал о том, что Тэхёну хотелось, но после эти мысли выветривались. То есть, получается, Тэхён... Надеялся на что-то в этой поездке? Почему же тогда не сказал Чонгуку? Чонгук понимал, что он, конечно, неловкий девственник и все такое, но неужели Ким думал, что Чонгук оттолкнет его или пошлет? Чонгук ещё около минуты сверлил взглядом стену, а после схватил свой телефон и зашёл в навер. Как подготовиться к сексу с парнем? Результатов было много.

*

За столом все обсуждали планы на следующий день и сошлись на том, что стоит съездить в заповедник, погулять, пофоткаться. Чонгук в обсуждениях не участвовал, уйдя в свои мысли. – Чонгук-и, – Чон вскинул голову. Все выжидающе смотрели на него. Он моргнул, выглядя сконфуженно, и промямлил: – Что? – Дорогой, все в порядке? Сильно устал? – тут же обеспокоенно протянула мама. – Да, в порядке, мам... Просто устал, да, – пробормотал Чонгук, неловко отпустив глаза. – Мы спрашивали, поедешь ли ты с нами, – любезно повторил мистер Ким. – Да, поеду, – кивнул Чонгук, и от него благополучно отстали. После ужина он ушел спать раньше всех, успев сцапать в коридоре Тэхёна и мягко поцеловать. Тот пожелал шепотом спокойной ночи и прижался губами ко лбу младшего, а после ушел в гостиную - поиграть в приставку с Чимином.

*

– Чонгук, ты куда? – спросила мама, видя, что сын отстал от компании. – Вы идите, я скоро подойду, – произнес Чонгук. Мама кивнула, возвращаясь к остальным и объясняя, куда уходит Чон, а Чонгук двинулся к аптеке, вывеску которой увидел напротив кофейни, в которой устроилась их компания после длительной прогулки. Сегодняшний день Чонгук пометил как "День Х". Он ужасно волновался и не был уверен, что все получится, но попробовать стоило. Ему хотелось. Но в тоже время он боялся. Двоякие чувства. На аптекаря парень старался не смотреть, пока перечислял то, что ему нужно. Ему казалось, что проницательные глаза смотрели прямо в душу, читали по глазам, что затеял Чонгук. От этого было стыдно вдвойне. Когда он вернулся в кафе и нашел своих за столиком, он отмалчивался и не признавался, что ему понадобилось в аптеке (разумеется, они подглядели, куда он ходил). И если мама и Чимин быстро отстали, то задумчивый взгляд Тэхёна был прикован к нему почти все время, что они сидели в кафе. Это нервировало Чонгука ещё больше. В домик они вернулись поздно вечером. Родители тут же принялись делать лёгкий перекус, так как ужинать никто не хотел после такой длительной прогулки. Тэхёна запрягли помогать, а Чимин устроился в кресле, листая ленту инстаграма. Чонгук сразу открестился от позднего ужина, сказав, что поднимется к себе. – Малыш, все точно хорошо? – забеспокоилась старшая Чон, глядя на сына. Тот выдавил улыбку, кивая. – Да, мам, просто... Не знаю, может, простыл. Полежу в комнате. Женщина кивнула, провожая сына взглядом, пока мисс Ким рядом предлагала заварить Чонгуку горячего шоколада с зефирками, чтобы поднять ребенку настроение. Чонгук тут же заперся в ванной на втором этаже и опустил на пол рюкзак со всем необходимым. Он ещё раз залез в интернет, перечитывая все, что успел изучить, а после отложил телефон, включив один из своих плейлистов с тихой спокойной музыкой, и приступил к делу.

*

Когда Чимин вошёл в спальню, было чуть больше часа ночи. Чонгук как мышка лежал под одеялом, одним глазом следя за другом, который, заметив лежащего Чонгука, не стал включать свет, чтобы не разбудить. Ким быстро переоделся, бубня о том, что примет душ завтра, а сегодня к черту, и плюхнулся на постель. Буквально через пять минут от него послышалось сопение. Чонгук прислушался к звукам в доме. Родители так же разошлись по спальням минут двадцать назад, и в доме стояла мертвая тишина. Он на всякий случай полежал ещё двадцать минут, а после откинул одеяло и осторожно встал, бесшумно подходя к двери, тихо ее открывая и так же закрывая. Он постоял в коридоре где-то минуту, пытаясь собраться с мыслями, а после прокрался к двери, которая находилась в самом конце коридора, где была спальня Тэхёна. Чонгук глубоко вздохнул, а после открыл дверь. Тэхён не спал, как и ожидал Чон. Ким полулежал на постели, опираясь на локти и просматривая что-то в ноутбуке. Старший моментально поднял голову на звук открывшейся двери и сощурился, пытаясь разглядеть темный силуэт в дверях. – Чонгук? – тихо предположил Тэхён, убирая ноутбук и садясь на постели. Чонгук закрыл за собой дверь, не торопясь подходить к старшему. – Что случилось? – спросил Тэхён. – Я думал, ты пошел спать пораньше. – Мне нужен был предлог, чтобы остаться одному, – еле слышно шепнул Чон, не уверенный в том, что его услышали. К счастью, Тэхён обладал хорошим слухом и тут же вскинул бровь: – Прости? – Я... – Чонгук сглотнул и сделал шаг вперёд. – Я вчера... Увидел сообщение. От твоего друга. – И? – поторопил ничего не понимающий Ким. – Почему ты не сказал, что хочешь секса?! – выпалил Чонгук на одном дыхании. В комнате повисла мертвая тишина. Тэхён смотрел на него ошарашенно, хлопая ресницами и открыв рот. После он нервно хохотнул, немного придя в себя, и спросил: – С чего ты вдруг..? – Ответь, – настойчиво произнес Чонгук. Тэхён сполз на край постели, спустил ноги на пол и скрестил руки на груди, глядя на взъерошенного бледного младшего, который явно волновался, хоть и пытался это скрыть. – Зачем? Я думал, это и так понятно. Мы ведь встречаемся, Чонгук, разумно будет предположить, что я тебя хочу. – Ты должен был прямо сказать, – свел брови к переносице Чон. – Я не понимаю твоих шарад. – Что бы это изменило? – хмыкнул Тэхён. – Это твои первые отношения. Я не собирался никуда торопиться. А давить на тебя я никому, в том числе себе, не позволю. Ты пришел ко мне, чтобы вопросы на ночь глядя позадавать? Лучше вернись в спальню и хорошенько выспись... Чонгук? – напряжённо позвал Тэхён. Чон не слушал его, подходя вплотную к старшему. Он судорожно сглотнул, пытаясь взять себя в руки, а после схватился за чужие плечи и опрокинул Кима на постель. – Ты чего... Чонгук перекинул ногу и устроился на чужих коленях, продолжая держать плечи старшего. – Чонгук, что ты делаешь? – хмуро спросил Тэхён, напрягаясь. – Это не смешно. Родители буквально под нами. А Чимин совсем близко. – Ты ведь хочешь меня, – утвердительно произнес Чонгук, принявшись нервно грызть нижнюю губу. Тэхён тяжело вздохнул, а после рывком сел, заставляя Чонгука вздрогнуть, и устроил руки на чужой тонкой талии. – Так ты соблазнять меня пришел? – догадался, наконец, старший. – В детской пижаме с железным человеком и зубной пастой на щеке? Оригинально. Младший тут же вспыхнул, принявшись тереть щеку ладонью. Тэхён остановил его, продолжая разглядывать розовое от смущения лицо Чонгука. – Чонгук, я не думаю, что сейчас стоит... – Я подготовился, – еле слышно произнес Чонгук, опуская горящее лицо. – Читал в интернете и... Сделал сегодня. Я днём в аптеку ходил. Тэхён молчал неприлично долго, поэтому Чон робко поднял глаза, тут же вздрогнув. Старший смотрел на него со смесью восхищения и нежности, и от этого Чонгука снова бросило в краску. – Мой крольчонок как всегда не говорит, а сразу делает, – шепнул Тэхён, скользнув ладонью с талии на бедро вздрогнувшего Чонгука. – Ты правда хочешь этого? Чонгук кивнул, а после тихо спросил: – А ты? – Всегда. Чон не сдержал слабой улыбки, уткнувшись лицом в плечо Кима. Тот продолжил медленно поглаживать бедро младшего, а после шепнул: – У меня нет презервативов, Чонгук. И смазки. Тебя в любом случае нужно растянуть. – Я взял все с собой, – Чонгук полез в карман своей пижамы и достал три презерватива и маленький флакончик со смазкой. Тэхён низко усмехнулся, а после подхватил младшего под попу и приподнялся, разворачиваясь и укладывая Чонгука на постель. Он забрал из ослабевшей ладони смазку с презервативами и отложил их на край, садясь на пятки и стягивая через голову футболку. Чонгук жадно следил за этим действием, а после принялся расстёгивать пуговицы своей пижамной рубашки. Тэхён присоединился к нему, стягивая штаны и прицельно кидая их на стул, стоящий возле письменного стола (и попадая, разумеется, точно в цель), отправил туда же и рубашку, помогая стянуть ее с привставшего младшего. Оставшись лишь в белье, Чонгук почувствовал себя неуютно, опуская глаза. Тэхён тут же наклонился к нему, целуя в щеку, и шепнул: – Никогда не стесняйся меня, Чонгук. Для меня все, что связано с тобой, все, что у тебя есть, - прекрасно. Чон поднял глаза и медленно кивнул, тут же притягивая старшего к себе и прижимаясь к его губам поцелуем. Тэхён просунул свои большие теплые ладони под спину Чонгука, прижимая того как можно ближе к себе и целуя более настойчиво, скользя языком по мягким губам, касаясь языка младшего, проходясь им по кромке зубов. Чонгук простонал сбито, невольно толкнувшись бедрами в пах Тэхёна. Тот хрипло выдохнул и вытащил из-под чужой спины одну ладонь, кое-как стягивая ею трусы младшего до колен и обхватывая ещё мягкий член. Чон издал нетерпеливый звук, вильнув бедрами, прося слегка сжать пальцы, и Ким послушался, принявшись потирать кончиками пальцев розовую головку. – Хён... Ах, хён... Тэхён и раньше слушал стоны младшего, они ведь уединялись часто и занимались лёгким петтингом. Только вот петтинг и рядом не стоял с тем, что они собирались делать сейчас, поэтому каждая клеточка тела Кима трепетала в нетерпении и предвкушении. Уже скоро член Чонгука совсем окреп, поблескивая от выделившейся смазки. Тэхён продолжил медленно скользить по влажной плоти, в то время как губы зацеловывали шею тихо стонущего младшего. Хотелось поставить засосы, пометить, только вот ни Чимин, ни родители этого явно не оценят, если заметят, поэтому Киму оставалось лишь целовать смуглую, чуть солоноватую кожу, наслаждаться ее мягкостью и чужими стонами. Ладонь младшего опустилась вниз и сжала твердый член Тэ через домашние спортивные штаны. Ким низко простонал, невольно сжав зубы на тонкой коже возле ключицы Чонгука, но тут же отпустил, с неудовольствием замечая ненужное им покраснение. Ладно, один засос не так страшен. Тэхён отстранился от тяжело дышащего Гука, быстро стягивая с себя штаны с бельем и оправляя их в свободный полет на пол, а после взял одну из подушек на кровати и приподнял младшего, подкладывая подушку под чужой таз и стягивая трусы Чона окончательно. После он нащупал смазку и склонился над младшим, снова целуя припухшие влажные губы. Чонгук обхватил руками чужую шею, прикрывая глаза с дрожащими ресницами и отвечая на мокрый поцелуй, а Тэхён в это время на ощупь открывал флакон и выдавливал смазку на пальцы, кажется, пролив немного на постельное белье (главное, чтобы мама не решила заглянуть... Впрочем, он всегда может откреститься подростковыми гормонами). Дождавшись, пока смазка на его пальцах нагреется, он шепнул: – Согни ноги в коленях и раздвинь их, крольчонок. Чонгук, несмотря на стеснение, медленно раздвинул ноги, сгибая их в коленях. Он невольно вцепился пальцами в напряжённые плечи старшего, когда в узкий проход проник один палец. – Т-ш-ш-ш, не волнуйся, – тут же принялся шептать Тэхён, покрывая покрасневшее лицо младшего мягкими поцелуями. – Доверься мне и расслабься, хорошо? Чонгук кивнул, а после принялся медленно расслабляться, понимая, что это не так уж и больно (и уж явно намного приятнее всех тех процедур, что ему пришлось пережить, пока он готовился к своему первому анальному сексу), а если привыкнуть, то даже и приятно. Боль была тянущей и не такой яркой, так что Чонгук расслабился окончательно, кусая губы и думая, что у его парня охренительные длинные пальцы. Второй палец прошел внутрь внезапно, Чонгук и понять не успел. Он запоздало вздрогнул, но Ким тут же успокаивающе его поцеловал, и младший сосредоточился на приятных ощущениях чужих влажных губ на его собственных. Третий палец не прошел незамеченным, но Чонгук, как и просил Ким, доверился старшему, кусая и так опухшие губы и охая иногда от приятных ощущений. Со временем это определенно переставало быть странным и становилось очень приятным, Чонгук понимал, почему люди так любят секс, и не понимал, почему не решился на это раньше. Тэхён явно сдерживал себя, пока долго и тщательно растягивал Чонгука. Он никак не показывал то, что ему не терпелось, ничего не говорил, но Чон видел чужие напряжённые плечи, темные глаза и твердый влажный член, который он продолжал поглаживать, иногда обхватывая головку, отчего Тэхён дёргался, отвлекаясь от своего занятия. – Хён... Хватит уже. Я хочу тебя, – не выдержал младший, у которого уже затекли дрожащие ноги, да и не терпелось уже перейти к самому приятному. Тэхён послушно отстранился, напоследок поцеловав Гука в колено, а после перевернул его на живот, поправляя подушку. – Хён... – Секунду, крольчонок. Тэхён быстро разорвал упаковку презерватива, одним слитным движением натягивая его на член (опыт то был), а после приподнялся, нависая над младшим. – Ты... Готов? – не удержался от вопроса Тэхён, внимательно глядя на чужой взъерошенный затылок. Чонгук тут же кивнул, и Ким оттянул смуглую ягодицу младшего в сторону, надавливая головкой на вход. Когда она оказалось в жаркой тесноте, они слаженно простонали. Тэхён остановился, желая дать Гуку привыкнуть, но тот нетерпеливо сжал ладонь Тэ, и Ким все понял без слов, входя до конца. Чонгук простонал, уткнувшись красным лицом в одеяло. Тянущая боль вернулась в тройном размере, член слишком распирал девственный проход, но тем не менее Чонгук сжал в дрожащих пальцах простынь и слегка подался вперёд, отчего член выскользнул наполовину, а после вернулся обратно, тяжело дыша. Тэхён на секунду прикрыл глаза, а после устроил ладони на ягодицах Чонгука и принялся медленно качаться туда-сюда, почти и не вынимая члена, давая хоть немного привыкнуть к непривычной заполненности. Вскоре комната заполнилась тихими стонами-вздохами обоих. Чонгук сжимался и двигался навстречу члену старшего, а с собственного уже натекла лужица, вымазывая постельное белье и напрягшийся живот. Ким то замедлялся, то ускорялся, до красноты сминая упругие ягодицы младшего. Того все устраивало, мозги давно не варили, а на языке вертелось лишь "ещё" и "не останавливайся". Неожиданно Тэхён остановился и медленно вышел из Гука, помогая ему перевернуться обратно на спину, а после снова заполнил сжимающийся проход, вырвав стон из Чона. – Тэхён-а... Пожалуйста... Не останавливайся... Тэхёна как током шибануло. Слышать от его всегда вежливого младшего, который даже своего парня называл только "хён" и никак иначе свое имя было так непривычно, но так горячо... Ким снова остановился и подхватил охнувшего Чона под коленями, отрывая от постели и сажая на свои бедра. Член от таких манипуляций невольно выскочил из младшего, но старший быстро исправил это, проникая во влажный проход и прижимая Чонгука к себе. Тот смотрел влажными поплывшим взглядом, постоянно облизывал губы и выдавал восхитительные стоны, от которых хотелось бесконечно целовать эти розовые припухшие губы. Тэхён тут же накрыл губы младшего своими, и тот плаксиво захныкал, прикрывая глаза. – Хочу кончить... Хён... Тэхён-а... – шептал он, словно заведенный, и Тэ еле сдержал глухой рык, ускоряясь и опуская ладонь на чужой член. Хватило и пары движений, как Чонгук тут же взорвался оргазмом, не крича только потому, что Тэхён вовремя заткнул его своим ртом. Белесые капли брызнули на их животы и многострадальную простынь. Тэхён тут же остановился, давая младшему перевести дух. Чонгук уткнулся лицом в плечо старшего, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя. После такого оргазма хотелось отрубиться на сутки, чтобы никто не трогал и не мешал. Спустя пару минут младший ожил, слегка отстраняясь и глядя на Кима сияющими глазами. А после мягко поцеловал и приподнялся, позволяя члену Тэ выскользнуть наполовину. Старший тут же сжал ладони на чужих ягодицах, принявшись самостоятельно толкаться в младшего. Его тоже надолго не хватило, и после нескольких движений он бурно кончил в презерватив, простонав в губы Чонгука. После он осторожно вышел и снял презерватив, завязывая его узлом и кидая в корзину для мусора (и снова попадая), и целовал благодарно младшего ещё около пяти минут. А после с сожалением отстранился и шепнул: – Нам нужно в душ. А после разойтись по комнатам. Как бы я не хотел заснуть и проснуться с тобой под боком, это слишком рискованно. Чонгук поджал губы расстроенно, но все же кивнул согласно и своровал у старшего ещё один мягкий поцелуй. – Спасибо большое за... За все это. – Это я должен благодарить тебя, крольчонок, – хмыкнул Тэхён, поднимаясь с постели и пытаясь отыскать свои боксеры. – Ты доверил мне свой первый раз, и я невероятно благодарен тебе за это. Ты просто невероятный. Чонгук невольно покраснел, опуская глаза, но успел подумать: "Я отдал бы тебе свою невинность ещё раз, если бы потребовалось. Потому что это ты."

*

На следующее утро тело у Гука было какое-то лёгкое, и лишь внизу немного тянуло болью, но это можно было терпеть, поэтому к завтраку он спустился бодрым и счастливым. Все вели себя так же, как и вчера, и Чонгук очень надеялся, что никто не слышал их... Просто не слышал. Взгляд Чона метнулся к Тэхёну, который сосредоточенно смотрел что-то в планшете, Чонгук завис, потому не смотрел под ноги и споткнулся об чей-то тапок, рухнув лицом в пол. Все тут же подскочили, поспешив к Чонгуку, но первым возле него оказался Тэхён, помогая сесть и обеспокоенно осматривая лицо. Все молча смотрели на Чонгука, который держался за нос, а между пальцами проскальзывали струйки крови. – Ким Чимин, твою мать, сколько говорить тебе не разбрасываться обувью! – рыкнул громко Тэхён, и все подскочили от неожиданности, а на втором этаже что-то упало. – Надеюсь, это ты свалился! – Тэхён-а, успокойся, сейчас мы его подлатаем. Чонгук, можешь встать? – протянул мистер Ким, а после ухватился за руку младшего, помогая тому подняться. Мама Чонгука уже бросилась за аптечкой, явно сильно перепугавшись, а мисс Ким достала лёд из морозилки. Все суетились, бегали, и лишь Чонгук сидел на диване, куда его усадили, и хлопал глазами, продолжая зажимать нос. Со второго этажа сбежал Чимин, на ходу натягивая футболку на мокрое тело, видимо, выскочил из душа, услышав крик Тэхёна. – Боже, бро, ты жив?! – завопил он, бросившись к Чону и прыгнув на него. Чонгук охнул, когда острый локоть друга врезался в бок, и они вдвоем свалились на пол, Чимин плюхнулся сверху и случайно зарядил все тем же локтем по больному носу. Чон охнул в третий раз, перед глазами потемнело, а сверху навис Тэхён, скрипя зубами, и схватил брата за ворот футболки, сдергивая с Чона. – Какого черта ты творишь, решил его добить? – Тэхён и до этого был не особо весел, сейчас же вообще пришел в ярость, глядя на Чимина. – А ты не дергай меня! – завопил в ответ Чимин, отшатываясь от брата. О Чонгуке все забыли, и он осторожно поднялся, пощупав нос и растроенно оглядев свою футболку, заляпанную кровью. Спор между братьями тем временем и не думал стихать. – Ты, баран тупой, я сколько говорил убирать обувь? А если бы он убился, ты головой вообще думаешь? – рычал Тэхён, нависнув над Чимином. Тот, не выдержав, толкнул брата в грудь и рявкнул в ответ: – Я же уже сказал, что это случайность, что ты орёшь на меня?! Это я разбросал обувь, значит, мы сами с Чонгуком разберемся, без всяких вмешательств одних самовлюбленных придурков! – Ребят, давайте мы успокоимся... – неуверенно начал Чонгук, но его проигнорировали. – Это я-то самовлюбленный? – насмешливо фыркнул Тэхён, толкнув в ответ Чимина. – Уж явно не я каждый день полчаса стою возле зеркала, разглядывая свое отражение! – Ах, ты..! Чимин бросился на брата, сшибая его с ног, к ним тут же поспешил мистер Ким и быстро разнял братьев, недобро глядя на каждого. – Вы что здесь устроили? Ну-ка по углам разошлись! – Мальчики, ну чего вы так? – расстроенно произнесла мама Чонгука, уже подходя к Чонгуку с аптечкой, а мисс Ким лишь покачала головой, понимая, почему Тэхён был таким злым. Он просто испугался за Чонгука, потому нервы и сдали. Тэхён скинул с себя руку отца, как и Чимин, который тут же с психом вышел из дома, не накинув даже куртки. Чонгук обеспокоенно проводил друга взглядом и перевел его на Тэхёна, который взъерошил волосы и поднялся на второй этаж. Мама Тэ отдала Гуку лед в пакете, и тот поблагодарил женщин, вставая и сказав, что поговорит с Тэхёном. Чонгук поднялся на второй этаж и безошибочно нашел Кима в его комнате. Тот вскинул голову, стоило Чону зайти, и сразу же спросил: – Как нос? – В порядке, побаливает немного, – честно произнес Чонгук, сев на постель рядом с Кимом. Тот выдохнул и прижал юношу к себе, целуя в лоб и прикрывая глаза. – Тэхён? Не злись на Чимина, – шепнул тихо Чонгук. – Не могу не злиться, этот засранец никогда не думает. – Ты ведь такой же, – хмыкнул Чонгук, и Тэхён кинул на него острый взгляд, но понял, что возразить ему нечего. – То же мне, умник, – пробурчал Тэхён, прижавшись ко рту Чона своим. Чонгук прикрыл глаза и ответил на поцелуй, находя ладонь Кима своей и переплетая пальцы. В комнате скрипнула дверь, и они вздрогнули, отстраняясь друг от друга и глядя на приоткрытую дверь. – Ты... Ты не закрыл дверь? – спросил Тэхён, подходя к двери и выглядывая. Никого. – Д-да, наверное... – напряжённо произнес Чонгук. А если их кто-то увидел? – Если увидел, то мы узнаем в ближайшее время, – хмыкнул Тэхён, но радости в голосе не было. Чонгук побледнел, опустив глаза. А если это Чимин? Как он это объяснит? Как объяснит, что они встречаются три месяца и никому об этом на сказали? Дело приобрело дурной поворот.

*

Через день они вернулись домой и вовсю погрузились в каникулы, которых было ещё целых два месяца. Родители уже обсуждали планы на рождество, которое было не за горами. Чонгук часто зависал с Чимином, украдкой наблюдая за ним. Но друг оставался абсолютно спокойным и ничего не спрашивал, зато часто рассказывал о Хвиин и ее чудесной улыбке. Но вот с Тэхёном... Они постоянно ссорились. Намного чаще, чем раньше. И обычно катализатором становились всякие мелочи вроде невымытой посуды, грязной обуви или невыключенной приставки. Чимин постоянно нападал на Тэхёна, а тот отвечал в силу своего вспыльчивого характера. Чонгук, часто слушающий их ссоры, только расстроенно качал головой. Он пытался говорить с Чимином, но тот при звуке имени брата начинал грязно материться, а Тэхён сказал, что не он это начинает и прекращать ему нечего. В общем, упёрлись вдвоем, и в итоге Чонгук махнул рукой, сказав, что не будет лезть. Сегодня Чонгук остался дома один, пересматривая мстителей и пытаясь готовить. Мама снова пропала на работе, и Чонгук, сидящий дома, решил приготовить ужин. Все, что у него пока получилось, это сделать салат. Он задумчиво стоял над рисом, мешая его чуть ли не каждую секунду, потому что в прошлый раз его готовки рис прилип к стенкам, и им пришлось выкинуть кастрюлю. С тех пор Чонгук многому научился. До готовности риса оставалось буквально три минуты, когда в звонок позвонили. Чон удивлённо вскинул бровь и оторвался от риса, следуя в коридор. Он взглянул в глазок и удивился ещё больше, но на лицо наползла улыбка, и он открыл двери, тут же пропадая в объятиях старшего. – Привет, – шепнул Тэхён, целуя Чонгука морозными после улицы губами. – Привет, – не сдержал улыбки Чон, отстраняясь и закрывая на замок дверь за старшим. – Чего вдруг приехал? Мама сегодня не в ночную, она приедет в час. – Я знаю, – кивнул Тэхён, снимая куртку. – Просто захотелось приехать к тебе. Чаем напоишь? – Конечно, – кивнул Чонгук, взяв Кима за ладонь и ведя к кухне. – Очень вкусный... Чай, – шепнул Тэхён, облизывая опухшие губы и подтягиваясь на руках к парню. Чонгук, которому только что сделали сногсшибательный минет, промычал что-то неразборчивое и притянул парня ближе, целуя в губы. – У меня смазка в тумбочке, – шепнул Чонгук, и Тэхён потянулся к ней, доставая флакон со смазкой. – С бананом и клубникой? Будешь пахнуть, как смузи, – хмыкнул Тэхён, бросив взгляд на время, чтобы не прошляпиться и успеть убраться до прихода мамы Чонгука. Не то чтобы Ким не хотел ее видеть, но вряд ли она захочет увидеть его, нависшего над ее единственным сыном явно не для того, чтобы соринку из глаз убрать. – Ты чего тормозишь? – шепнул Чонгук, тяжело дыша, и Ким отмер, принявшись за дело. Совсем недавно он ночевал у Чонгука, и в сильной растяжке тот не нуждался, поэтому Тэхён и пяти минут на это не потратил. Он свесился с кровати, шаря по карманам и доставая презерватив из джинс. – Тэ, давай быстрее, – пробормотал Чонгук, и Тэхён чмокнул парня в губы, натягивая презерватив. Он осторожно толкнулся в растянутое влажное кольцо мышц, и Чонгук задушенно простонал, вцепившись пальцами в напряжённые плечи старшего. Тэхён сделал всего пару толчков, когда телефон Чонгука взорвался рингтоном. Оба стойко его игнорировали, но за первым последовал второй, и Чонгук остановил Кима, тяжело дыша. – Это может быть мама... – Где телефон? – спросил Тэхён и встал, следуя за ним на кухню. Он глянул на дисплей и закатил глаза, следуя обратно. – Это всего лишь Чимин. Уверен, что хочешь брать? – Конечно! Дай мне минуту, я скажу, что занят. Тэхён забрался на постель и отдал телефон Гуку, опускаясь вниз и целуя низ напряжённого живота. Чонгук вздрогнул от лёгкой щекотки и принял вызов, замечая, что Ким продолжил покрывать поцелуями его живот. – Да, Чим? – глубоко вздохнув, произнес Чонгук. – Да. Да, на работе. До часа. Ага. Стой, что?! Чонгук резко сел, чуть не зарядив локтем по голове Кима. – Но я... Я... – Чонгук бросил панический взгляд на недоуменного Тэхёна и оттолкнул его, встав и начав быстро одеваться. Он дал знак Киму делать тоже самое, и тот снял резинку, кидая ее на тумбу и принявшись одеваться. Он ничего не понял и был расстроен обломом секса, но не насильно же на Чона нападать? Скоро Чонгук закончил разговор и выдохнул: – Чимин едет сюда. Ему стало скучно дома, вот он и едет. Я не знаю, как он далеко, так что... Тебе лучше уйти сейчас. Тэхён поджал губы и молча кивнул. Чонгук, заметивший это, подошёл ближе и прижался к старшему, опустив голову на плечо. – Прости меня, – искренне произнес Чонгук. – Правда, мне очень жаль, что ты страдаешь из-за моего эгоизма... Но я не могу, Тэ... Я правда не могу. Иногда сижу с Чимином и безумно хочется сказать, но потом... Будто язык к небу приклеивается. Прости меня. Видя, что Чонгук реально расстроился, Тэхён тяжело вздохнул и прижал его к себе, целуя в губы мягко. – Не важно. Я буду ждать столько, сколько понадобится, – произнес Тэхён, крепко обнимая парня. – Если будешь бояться - я буду с тобой. Я не брошу тебя в такой ситуации. Чонгук провожал машину Тэхёна взглядом, глядя в окно. На душе было неспокойно. Ему действительно... Нужно было признаться. Но как это сделать? Буквально через пять минут к дому подъехало такси, из которого выскочил Чимин с рюкзаком, тут же двигаясь к подъезду. Он, как и Ким, давно знал код, чтобы не звонить в домофон каждый раз. Вскоре Чимин позвонил в дверь, и Чонгук открыл, молча обнимая друга и похлопывая по спине. – Надеюсь, я тебе не помешал, – с улыбкой произнес друг, и Чонгук покачал головой, тоже не сдержав улыбки. – Я купил много вредной дряни и газировки, как тебе идея совместить это с каким-нибудь ужастиком? – Прекрасная идея, – кивнул Чонгук, сделав себе заметку написать позже Киму. Тэхён же, не сказав Чонгуку, поехал в особенное место и провел там полночи, окоченев, зато уложив по полочкам свои мысли и чувства.

*

Весна, а с ней и конец каникул, подкрались незаметно. Старшеклассники шумели, делились событиями и тем, что у них произошло на каникулах. Выпускники лишь вымученно улыбались, ведь провели все каникулы, занимаясь и ходя по репетиторам. Тэхёну, которому повезло родиться с хорошими мозгами, было до репетиторов фиолетово, как и до учебы. Ведь почти все гребаные каникулы его тупой брат не отлипал от Чонгука. Они почти каждый день были вместе, из-за чего Тэхён почти не виделся с младшим. А если и видел его, то у себя дома, когда они с Чимином резались в приставку или сидели у последнего в комнате. Разумеется, не поцеловать, не обнять в такой ситуации младшего Тэхён не мог, и это злило все больше. Он был уверен, что после каникул Чимин так же прилипнет к младшему. Правда, он не понимал его мотивов. Может, он действительно все увидел тогда и решил оградить своего друга от общения с Тэхёном? Но он и словом не обмолвился, что что-то видел, а зная характер Чимина, Тэхён с уверенностью мог сказать, что тот не терпел бы столько. Что тогда ему нужно? Разумеется, Чимин и раньше много времени проводил с Чонгуком, но... Не столько же! В первый учебный день Тэхён был мрачным и сонным, игнорировал всех, кто к нему подходил, и зевал через раз. Дело в том, что вчера, перед началом первого учебного дня, мама Чонгука была в ночную, потому Тэхён решил снова попытать удачу и приехал к Чонгуку. И они успели даже больше, чем планировали, и после двух заходов лежали в объятиях друг друга, смотря какую-то глупую американскую передачу по телевизору, сонно хихикая и иногда лениво целуясь, но вдруг их снова обломал звонок в дверь. За дверью оказался Чимин, и Тэхёну пришлось за рекордное время одеться, забрать ботинки с курткой из прихожей и целую, мать ее, ночь стоять в шкафу, потому что Чимин решил последнюю ночь перед школой провести с другом, чтобы после пойти вместе в школу. Ладно, Тэхён утрировал, он стоял всего три часа, пока Чимин не отрубился, а виноватый Чонгук не выпустил его, шепнув, что он правда об этом не знал. Поэтому сейчас Тэхён был злой, не выспавшийся и готов был сражаться за свой покой. Чонгука он увидел мельком на перемене, когда его вел куда-то Чимин. Чон кинул на старшего растерянный взгляд, но после его увели, и Ким стал ещё более мрачным. Его брат-коротышка все больше выводил Тэхёна из себя.

*

– Гук? – М-м? – промычал незаинтересованно Чонгук, откусывая кусок от своего бургера. Они сидели во внутреннем дворе школы за их любимым столом и поедали бургеры из Мака напротив школы. – Ты хотел бы встречаться с кем-нибудь сейчас? Чонгук удивлённо глянул на друга и задумчиво нахмурил брови, чтобы через пару секунд ответить: – Нет, вряд ли. – Почему так? – с любопытством спросил Чимин, и Чонгук пожал плечами: – Учеба отнимает много времени. Да и не думаю, что найдется тот, кто был бы в меня безумно влюблен и в кого был влюблен бы я. – Ты думаешь? Ты же красивый. Думаю, многие девушки обращают на тебя внимания. Чонгук вскинул бровь, глядя на друга. – Ты знаешь хотя бы одну? – Да хотя бы... Ли Суран из третьего "Б". Разве она не милая? Чонгук моргнул и хмуро кинул: – Кто это? – Бог ты мой, не тупи, бро. Высокая такая, она ещё староста. У нее длинные волосы и охренеть какие длинные ноги... – А, что-то припоминаю... – Она часто заглядывается на тебя. – Она, наверное, до сих пор винит меня в том, что я в прошлом году забыл помыть доску и заполнить журнал, когда был дежурным... Она же жуткий педант. Чимин скрипнул зубами. – Ну ладно... А как тебе Пак Джихе, первогодка? Она маленькая и миленькая. – С каре такая? – уточнил Чонгук, набив щеки, и Чимин кивнул. – Ну так себе... – Да что не так? Она ведь милая и краснеет постоянно, как тебя видит! – Чим, она краснеет, потому что в начале года пролила сок на мои брюки в столовой, а после рванула вытирать их, но поняла, что ее руки слишком близко к моей ширинке и упала в обморок, – скептически выдал Чонгук, все ещё с содроганием вспоминая то время. Чимин распахнул рот в шоке, что немудрено, ведь тогда друг пропустил школу из-за подскочившей температуры и не мог этого увидеть лично. – Неужели тебе совсем никто не нравится? – отчаянно выпалил Чимин, и Чонгук нахмурил брови. – Чимин-а, ты чего тут женить меня решил? С чего вдруг эти вопросы? Мне и одному неплохо, зачем мне кто-то? Чимин явно хотел что-то сказать, но после прикусил язык и опустил глаза. – Ладно, прости... Просто я думаю, что тебе нужен человек, с которым ты бы был счастлив также, как и я счастлив с Хвиин. Чонгук улыбнулся и произнес: – Чим, у меня есть ты - с тобой я безмерно счастлив. Юноша не сдержал улыбки, а после пихнул друга в бок. – Что ещё за розовые сопли! – А сам что!

*

– Ты действительно делаешь уроки? Ты? – Солнце, я отличник, а не выпендрежник, – хмыкнул Тэхён, держа одной рукой телефон, а другой записывая уравнение в тетрадь. – У тебя и то и то присутствует, – выпустил смешок Чонгук, и Тэ закатил глаза. – А я готовлю пасту с креветками, приедешь сегодня? Тэхён глянул на висящие на стене часы и задумался. – Да, давай через часика два. Надо ещё съездить в магазин за инструментами. – Буду ждать, оппа, – пискляво выдал Чон, подражая девчонкам из дорам, и Тэхён хохотнул. – Люблю тебя, Тэ. – И я тебя лю... Чего тебе? – кинул Тэхён, заметив открывшуюся дверь и Чимина, стоящего на пороге. – Поговорить, – лаконично кинул Чимин, и Тэхён нахмурил брови. – Я перезвоню, – произнес Тэхён в трубку и сбросил вызов, поворачиваясь на компьютерном стуле к брату. Чимин сел на постель, сложив руки на груди, и произнес: – Хочу спросить кое-что. Ответь честно. – Ближе к делу. – Ты би? Тэхён вскинул брови. – Чего? – Спрашиваю: би ты или нет, хорош тупить, – грубо кинул Чимин, и Тэхён сжал челюсть. – Тон спокойнее, мелкотня. Какое тебе дело? – Ты что, не можешь ответить, ебешь ты наивных сопляков или нет? – сорвался на рык Чимин, и Тэхён поднялся, глядя на брата потемневшими глазами. – Даже если и ебу - тебя это волновать не должно, – сквозь сжатые зубы произнес Тэхён, и Чимин тоже вскочил, выкрикнув: – Ты, придурок, что тебе нужно от Чонгука? Тэхён лишился дара речи на пару секунд, а после тихо, но угрожающе произнес: – Как ты меня назвал..? – Какого хрена, Ким Тэхён?! Я все видел! Видел, как ты целовал его тогда, на каникулах! Что тебе нужно от моего друга?! – Закрой рот, Ким Чимин, – рыкнул Тэхён, преодолевая разделяющее их расстояние и хватая брата за грудки. – Ты сильно осмелел в последнее время? – Это ты охренел, дебил! Не смей даже прикасаться к Чонгуку - ты и пальца его недостоин. Ты в курсе, что за это сажают?! – Да с чего ты взял, что я принуждаю его к чему-то?! Чимин закрыл рот, враждебно глядя на Тэхёна, а после вырвался из чужой хватки и выдавил: – По-другому и быть не может. Не поверю, что он полюбил такого, как ты. Тэхён застыл, глядя на младшего, и прохрипел: – Такого, как я? – Ты - ветреный, легкомысленный и поверхностный кусок дерьма, которого никто не полюбит всерьез - кто вообще в здравом уме захочет встречаться с человеком, который ебет все, что движется?! В комнате наступила оглушающая тишина. – Мальчики, что у вас происходит? – послышался голос мамы, подходящей к двери. Дверь в спальню распахнулась, и из нее вылетел Чимин, заставляя ее вскрикнуть. Он тут же вскочил и бросился на Тэхёна, который был в такой ярости, что явно мог убить в таком состоянии и не заметить. Он врезал брату по лицу, а после под дых, сшибая его с ног и явно собираясь сесть на него и закончить начатое, но тут его плечи обхватили тонкие пальцы его матери, потянув назад. – Тэхён, прекрати! Пожалуйста, Тэхён, перестань! Он застыл, слыша истерику и испуг в голосе матери, и тут же встал, отстраняя маму от себя и быстро двигаясь к лестнице. – Сынок! – крикнула женщина, глядя вслед ушедшему Тэ, но после охнула и бросилась к Чимину, который уже поднимался, вытирая кровь с лица. – Что у вас произошло? Чимин! – Мам, ты знала? – Что..? – не поняла женщина, и Чимин усмехнулся, покачав головой и морщась от боли.

*

Чонгук кинулся к двери, услышав звонок, и моментально распахнул ее, втащив Кима внутрь. – Почему ты не отвечал на звонки? Что произошло? Это что... Кровь?! – засыпал Чон вопросами, испуганно хватаясь за парня. – Это не моя, – отмахнулся Ким, который явно был погружен в свои мысли. – Боже, Тэхён, что произошло?! – Чонгук, я... Дай мне время. Чон запнулся, оглядывая своего чем-то очень расстроенного парня, и выдохнул: – Разумеется... Сходи в душ, я дам тебе одежду. Тэхён кивнул, и Чонгук взял его за руку, ведя к ванной. Чонгук накрывал в полной тишине. Тэхён, надевший чужую футболку и спортивные штаны, сидел на диванчике за столом и пялился в столешницу уже пятнадцать минут. Чонгук тоже молчал, не решаясь начать задавать вопросы, но его безумно мучил вид Тэхёна. Что с ним случилось? Что за кровь у него была? Почему он так... Опустошен? – Я... Подрался с Чимином. И разбил ему лицо, – внезапно хрипло выдохнул Тэхён, и Чон замер, чуть не уронив стакан. Он резко обернулся, выглядя испуганно, и с трудом пробормотал: – Что... Что произошло между вами? – Это был он тогда. – ... Что? – Он нас видел. Чонгук похолодел, вся кровь отлила от лица. – И сегодня он сказал... Сказал, что я принуждаю тебя. Потому что по-другому со мной никто не захотел бы встречаться. Сказал, что я поверхностный кусок дерьма и что... – Достаточно, – дрожащим голосом произнес Чонгук, садясь рядом с замолчавшим старшим и устало прикрывая глаза. – Почему... Почему он думает, что ты принуждаешь меня? – Потому что иначе ты бы никогда не обратил внимания на меня. – Я... – в голове был бардак, мысли сменяли одна другую, и все были неутешительными. – Не говори ничего, – покачал головой Тэхён. – Я понимаю... Что ты выберешь его. – Что? – Чонгук, ты всегда выбирал его. И я уверен, что и сейчас ты выберешь его сторону. Чонгук повернулся к Тэхёну и неожиданно отвесил ему подзатыльник. Старший охнул, схватившись за пострадавшее место, и удивлённо возразился на младшего. – Гук, ты что творишь? – А ты что несёшь? Кто вообще сказал, что я брошу тебя из-за его слов? Кто сказал ему, что я с тобой по принуждению? Почему вы оба, одни из самых дорогих мне людей, вечно выставляете меня каким-то недалёким придурком? – Чонгук, я не... – Закрой рот, Ким Тэхён! – Тэ ошарашенно заткнулся. Чонгук редко по-настоящему злился или ругался. – Не смей больше говорить такое. Я поговорю завтра с Чимином. Расскажу всю правду. А ты будешь сидеть рядом и кивать, все понятно? Тэхён кивнул, и Чонгук выдохнул, поднимаясь. – Хорошо, давай тогда спокойно поужинаем... Тэхён дёрнул Чонгука обратно на себя, усаживая на свои колени и утыкаясь лицом в шею. – Посиди со мной. Мне так спокойнее, – шепнул Тэхён, и взгляд младшего смягчился. Он притянул Тэ к своей груди и обнял, оставляя поцелуй на лбу. – Ты иногда такой ребенок, Тэ.

*

Чонгук глубоко вздохнул, когда оказался возле ворот чужого дома. Там, внутри, был его лучший друг, ждал его, ведь Чон позвонил ему ещё три часа назад, сказав, что скоро приедет. Но добрался он только сейчас, ведь все это время пытался в голове подобрать слова для будущего разговора. Прости, Чимин, я тут дурил тебя с твоим братом полгода, но ведь ничего страшного, да? Бро, прости, я тут не рассказал своему лучшему другу один секрет, но ничего, говорю сейчас. Ты же не злишься? Конечно, он будет злиться. Возможно, скажет, чтобы Чонгук к нему больше не подходил. Возможно, даже ударит. Ударов Чонгук не боится - пусть бьёт, если ему станет лучше, но... Чонгук поджал губы и позвонил, наконец. Ворота тут же открылись, и Чонгук зашёл внутрь, тут же почувствовав вибрацию телефона. Он достал мобильный и глянул на экран. От кого: глупый Ким 🌺 Иди в гостиную Чонгук кинул смартфон обратно в карман и вошёл в дом. Здесь царила мертвая тишина, но это немудрено - родители Кимов были на работе, а они после вчерашней драки вряд ли будут разговаривать другу с другом. Чонгук стянул кроссовки и, поняв, что тянуть больше не имеет смысла, поспешил в гостиную. Он еле сдержался от восклицания, стоило увидеть разбитую губу и кровоподтёк под глазом Чимина. Тот, однако, был спокоен и сидел на диване, глядя на вошедшего Чонгука. Напротив него в кресле сидел Тэхён, сложив руки на груди. Он также вскинул голову, стоило Чонгуку войти. Под прицелом двух пар глаз Чонгук прошел в зал и осторожно сел на тот же диван, что и Чимин. Все продолжали молчать, но тут Чимин тихо произнес: – Расскажи мне обо всем, Чонгук. Потому что я ничего не понимаю. Чонгук сглотнул, сжав до боли пальцы в кулаки, и пробормотал: – Я правда хотел тебе рассказать... – Рассказать что? Почему я по случайности увидел, как вы целуетесь, будто так и надо? Он принуждал тебя? – Что... Нет! – ошарашенно выдохнул Чонгук, видя, что Тэхён мрачно смотрел на них, продолжая молчать. – Как... Как вы вообще сошлись? Вы... Вы, может, и трахаетесь за моей спиной? – продолжил Чимин, глядя куда-то вниз. – Чимин... – Что? Разве я не прав? Разве вы не скрывались от меня? Разве не... – Чимин! – крикнул Чонгук, встав. Тот вздрогнул и поднял наконец глаза, глядя на друга. Чонгук же тут же смягчился и выдохнул: – Я люблю его. Чимин распахнул глаза, молча глядя на друга, который смотрел в ответ с отчаянием, с какой-то мольбой и надеждой. – Ты... Как это произошло? Он же... Он же бабник, он выскочка и грубый мудак, как ты мог в него влюбиться? – охрипшим голосом произнес Чимин, и Тэхён кинул на брата злой взгляд. – Я все ещё здесь, засранец, – произнес Тэ, но Чимин даже не глянул на него. Чонгук поджал губы, пытаясь прийти в себя, и неожиданно выдохнул: – Ты ведь все знал. – Что..? – не понял Чимин, и даже Тэхён перевел на Чона удивленный взгляд. – Ты ведь все видел, Чимин, видел и догадывался. Ты ведь не придурок. Ты прекрасно видел, что я... Что я будто всю сознательную жизнь смотрел на Тэхёна совершенно по-другому. Даже когда он не смотрел так же в ответ, я... Ты знал, что он очень давно мне нравился, но молчал, ничего не говорил, и знаешь, почему? Из-за твоего эгоистичного желания не делить меня с кем-либо. Ты не хотел, чтобы я был с твоим братом, не хотел, чтобы мы обратили друг на друга внимания, потому что ты думал, что я сразу же кину тебя, променяю на него. Ты... Ты ставил себя на первое место, а обо мне ты не думал. Не думал, каково мне, когда ты вечно рассказывал о Тэхёне, говорил, какой он плохой и что не найдется человека, который его полюбит... – в глазах Чонгука стояли слезы, но он сдерживал их. Чимин смотрел на него, не моргая, и молчал. Молчал, потому что у него не было слов - Чонгук был прав. Во всем прав. – Вот он я, тот самый человек, – жалко улыбнулся Чонгук, и одна неосторожная слезинка сорвалась с ресниц. Тэхён безумно хотел подойти и успокоить, обнять, но он понимал, что Чонгуку нужно выговориться, поставить точку. Его кролик постоянно был замкнут, он редко делился своими проблемами даже с Чимином, сдерживал все в себе, и вот пришло время. – Я тот, кто полюбил его, искренне полюбил. Знаешь, что я сделал, когда он признался мне? Первым делом я подумал о тебе. Да, не о себе, не о своих чувствах, а о том, что ты будешь против. Я пытался оттолкнуть, пытался противиться, но я устал, Чимин. Я хочу быть с любимым человеком, я столько лет был в тени, неужели я не заслуживаю хоть каплю счастья? – Чонгук прервался, делая глубокий вдох, а после продолжил: – Время, проведенное с ним, сделало меня счастливым. Знаешь, я не буду сейчас распинаться, что хотел сказать - я сказал. Но знаешь... Я не буду прогибаться сейчас, не буду выбирать между тобой и им, я этого не хочу. Я люблю вас обоих. Ты мой лучший друг детства, я не смогу без тебя, потому что... Потому что с тобой я счастлив. Но также я счастлив с ним. Да, это другая любовь, но я не хочу лишаться ее из-за тебя. Понимаешь, Чимин? Не ставь меня перед выбором. Чонгук уставился на друга красными глазами, ожидая, когда тот хоть что-нибудь скажет. Так прошло пару минут, но Чимин продолжал молчать, упрямо глядя на свои ноги, и Чон усмехнулся. – Ясно. Ты не можешь смириться с моим выбором. Тогда, боюсь, и дружбы нашей больше нет. Чонгук развернулся и вышел из гостиной, желая поскорее покинуть этот дом, в котором он проводил много счастливых минут жизни. Тэхён вскочил, не зная, что делать, и тут вдруг Чимин грубо кинул: – Чего стоишь, придурок? Он явно сейчас хочет поддержки, а я ее оказать сейчас не могу, так что вали за ним. Тэхён глянул на брата и молча двинулся за Чонгуком, который успел натянуть кроссовки и выйти из дома. Он шел к забору, почти переходя на бег, лишь бы быстрее сбежать, но тут его ладонь обхватила чужая, и он вздрогнул, моргая и глядя на Тэхёна, который переплел их пальцы, идя рядом. – Что ты... – Моему парню плохо, не могу же я остаться там, – пожал плечами Тэхён, утешающе улыбнувшись Чонгуку и делая вид, что он не заметил чужие мокрые щеки. Чонгук неловко вытер их рукавом толстовки и опустил глаза, крепче сжав пальцы Кима своими.

*

Стоило ли говорить, что с того времени ни Чонгук, ни Чимин не говорили? Тэхён все так же ездил к Чонгуку, мог заезжать за ним, чтобы вместе поехать в школу, звал на свидания и помогал делать ненавистные математику и английский, но Чимин так же хранил холодное молчание, а Чонгук не собирался его нарушать. Родители заметили, что их чада больше не так общаются, но ничего выбить из них не получилось. Мама Чимина, ничего не добившись от сына, пошла к Тэхёну, прося объяснить ситуацию, и тот вкратце ее рассказал. Та тяжело вздохнула, сказав, что она ожидала такой реакции, а после позвонила маме Чонгука, которая также не понимала, почему ее сын больше не общался с Чимином, и сказала, что они серьезно поссорились, но должны скоро помириться. Это женщину успокоило, и она отстала от Чонгука. Чонгук же, хоть и не признавал этого, очень тосковал по Чимину. Все же это был его лучший друг, его соул и названный брат. Ему не хватало чужого смеха, их глупых шуток и проведенного вместе времени. Они никогда не расставались на такой долгий срок. Их максимум - неделя. А тут уже заканчивалась вторая, а Чимин все так же сидел один, не желая подсаживаться к Чонгуку, за обедом садился в компанию, с которой раньше не общался и максимально Чона игнорировал. Чонгук делал также, но постоянно был в плохом расположении духа, много грустил и думал о всяком. Тэхён пытался поднять ему настроение разными способами, пытался поговорить, но Чонгук тогда раздражался и просил перевести тему, в общем, не желал бередить раны. Так прошел месяц, выпускники почти стонали от отчаяния и усталости, ведь через каких-то пару недель у них начинались экзамены, а после поступления в университеты. Чонгуку было стыдно за то, что вместо того, чтобы готовиться, Тэхён нянчился с ним. Однажды он сказал об этом Киму, извинился, но тот закатил глаза и сказал, что и без подготовки куда-нибудь да поступит, а Чонгуку он нужен, поэтому ни за что не бросит сейчас. Порой Чонгук думал, что он Тэхёна не заслуживал. Сегодня мама Чонгука была в ночную смену. Кстати, с тех пор, как Чонгук поругался с Чимином, она начала брать больше дневных смен, чтобы проводить с сыном больше времени, ведь она видела, что тот часто грустил. Однако сегодня ей пришлось выйти, поэтому к Чонгуку приехал Тэхён. Они поужинали вместе, а после заказали две пиццы и посмотрели целых два ужастика, лежа в обнимку на диване. К концу второго фильма Чонгук заснул, и Тэхён выключил компьютер, занёс Чона в спальню и улёгся вместе с ним, обнимая и также засыпая. Только вот его разбудил среди ночи голос Чонгука. Тэхён раскрыл сонные глаза, непонимающе глядя на младшего. Тот успел перевернуться во сне и спал к нему спиной, прижавшись к боку. Ким осторожно приподнялся и заглянул в лицо Чона, тут же нахмурившись. У того были мокрые щеки, и вряд ли это был пот. Чонгук снова пробормотал: – Чимин... Не уходи... Пожалуйста... – а после тихо всхлипнул и затих, сжавшись под одеялом. Утром Чонгук был сонным, с опухшими глазами, однако ничего не сказал о ночи - видимо, ему приснился сон. Тэхён, глядя на своего парня, осунувшегося и печального, понял, что пора действовать самому, иначе эти два барана никогда не помирятся.

*

Тэхён схватил брата за ворот футболки, когда тот спустился на кухню, и потащил в гостиную. – Эй, ты чё делаешь? – возмутился Чимин, дергаясь, но Тэхён успешно дотащил его до гостиной и кинул на диван. – Чувак, ты адекватный вообще? – Слушай сюда, сопляк, – начал Тэхён, и Чимин дернулся, желая вскочить, но Тэхён упер кулак в его грудь, заставив охнуть и замереть. – Ты надоел мне со своим комплексом принцессы. Если ты не пойдешь и не помиришься с Чонгуком - я тебя побью так, что мама не узнает. – Какой ещё комплекс? Какое мне дело до всего этого, он выбрал тебя и этим все сказал! – Какой же ты тупой, – восхитился Тэхён, покачав головой, но после нахмурился и грубо выплюнул: – Он чуть ли не каждую ночь в подушку рыдает, прося, чтобы ты не бросал его. Он потерял аппетит, мало спит и постоянно грустит. Ну как, выглядит он счастливым, выбрав меня? Чимин распахнул глаза обеспокоенно, но после снова нахмурился и упрямо отвернулся. Тэхён скрипнул зубами и дал брату подзатыльник, почти рыкнув: – Чонгук был прав, ты опять думаешь только о себе и о том, что тебя, бедного обидели. Он всегда думал только о тебе, а ты - только о себе. Даже сейчас, когда он поставил точку, сказав, что не будет выбирать, он не может спать, потому что ему плохо без тебя. А ты в это время играешь в обиженку и думаешь, что все тебя бросили. Остановись, Чимин. Иначе ты его потеряешь навсегда, а больше такого друга ты не найдешь. Тэхён отстранился и вышел из гостиной, оставляя Чимина одного.

*

– Ты куда? Тэхён вскинул голову, застегивая ремень и вскинув бровь. На пороге его комнаты стоял Чимин, глядя исключительно в стену. Ким хмыкнул и кинул: – На свидание. – С... С Чонгуком? – Конечно, с Чонгуком, баран, с кем же ещё. – Возьми меня с собой. Тэхён вытаращился на брата и произнес: – Я, конечно, все понимаю, но ты там явно будешь третьим лишним. – Все равно возьми, – упрямо произнес Чимин. Вообще, Тэхён хотел провести этот день с Чонгуком, ведь завтра у него начинались экзамены, и больше времени не будет. Чонгук упрашивал, чтобы Ким сел и хорошенько все повторил или отдохнул, но Тэ отмахнулся, сказав, что лучше он проведет этот день с Чонгуком. – Ну пошли, – пожал плечами Тэхён, поправляя футболку и идя мимо Чимина, но тут он остановился и произнес: – Если ты обидишь его - пеняй на себя. Чимин лишь кивнул.

*

Тэхён подъехал к подъезду Чонгука, возле которого уже стоял Чон, глядя в экран телефона. Он улыбнулся, стоило Тэхёну выйти из машины, и послушно прильнул к чужой груди, когда Ким обнял его, однако отпихнул со смехом, когда старший потянулся с поцелуем. – Тэ, здесь все ещё могут смотреть старушки. Ты ведь не хочешь довести их до инфаркта? – И в мыслях не было, – хмыкнул Ким, а после посерьёзнел. – В машине кое-кто ждёт. Чонгук удивлённо глянул на Кима и выглянул из-за него, тут же замечая Чимина, который смотрел на них. Чон побледнел и перевел взгляд на Кима. Тэхён ободряюще улыбнулся парню и произнес: – Вам нужно поговорить. Он сам упросил меня взять его с собой, так что... Выслушай его, может, что толковое скажет. А если не скажет - можешь ударить его. Чонгук слабо улыбнулся и кивнул, а после спохватился: – А ты? – А я похожу тут, – пожал плечами Тэхён. – Не бойся, солнце, я буду рядом. Чонгук кивнул и глубоко вздохнул, следуя к машине. Он открыл заднюю дверь и сел рядом с другом, который продолжал смотреть в окно, где они были пару секунд назад. А после произнес: – Ты действительно счастлив с ним? Чонгук глянул на Чимина и опустил глаза. – Да, безумно. – И он не обижает тебя? – Ни разу. – Не разочаровывает? – Наоборот, лишь удивляет. – Тогда я должен извиниться. Чонгук вскинул голову, глядя на своего лучшего друга, того, кто всегда был рядом, и пробормотал: – Ты не... – Нет, я идиот, ещё и эгоистичный. Каждое твое слово - правда, но едва ли я мог тогда признать это. Чонгук, ты мой лучший и единственный друг, ты почти брат мне - настолько ты мне близок и настолько я тебе доверяю. Я просто не могу поверить, вот и... Вот и отреагировал так. Просто... Тэхён с самого детства был лучше меня. Он выше, умнее и красивее. Все девчонки липли к нему, ему не нужно было прилагать к этому усилий. Потому я и думал, что есть хотя бы одно, что он не сможет забрать - тебя. Но после я увидел, как вы целовались, и понял, что... Что и ты сдался в его плен, попал в его чары. Я считал это предательством, молчал, много думал, а после подумал... А вдруг он принуждал тебя все это время? Вдруг ты не испытываешь к нему ничего, вдруг просто притворяешься? Признаться, я очень на это надеялся. Но после ты сказал, что любишь его... И первой моей мыслью было: "Он тебя недостоин". Я до сих пор об этом думаю, Гук, потому что ты действительно невероятный друг, невероятный человек, но... Так уж вышло, что ты его выбрал. И я ничего не могу с этим сделать, лишь попинать его, если он тебя обидит. – Чимин... – хрипло выдохнул Чонгук, и Ким поднял глаза, слабо улыбнувшись и спросив: – Ты простишь меня, Чонгук-а? Обещаю, больше я не буду думать о себе, я буду думать о нас. Чонгук всхлипнул и притянул друга к себе, крепко обнимая. Чимин, у которого самого глаза покраснели, обнял Чона в ответ, бурча: – Ну вот, развел потоп... – Я вас оставил буквально на пять минут, а он уже плачет. Чимин, у тебя феноменальная способность доводить Чонгука до слез, – хмыкнул Тэхён, опираясь локтями на дверцу и заглядывая в открытое окно с водительского места. Чимин показал ему средний палец, продолжая поглаживать друга по спине. После, когда все успокоились, было принято решение забить на прогулку и двинуть к Чонгуку домой. Его мама, у которой был выходной, безумно удивилась, когда эта орава завалилась к ним, громко здороваясь, однако не сдержала яркой улыбки, видя, что сын помирился с Чимином и даже прихватил с собой Тэхёна, который раньше отродясь сюда не ходил (только в самом детстве, когда семья Ким коллективно ездили к семье Чон). В итоге они день рубились в приставку, ели еду, что им приготовила миссис Чон, и смотрели ужастики, комментируя почти каждое действие. После Тэхён уехал, поцеловав Чонгука на прощание. Он не мог остаться, ведь завтра нужно было рано вставать, потому и уехал, а Чонгук в итоге ночевал с Чимином, как у них было до Ссоры (да, именно с большой буквы).

*

– Ты точно ничего не забыл? – в который раз спросила миссис Ким, бегая по дому. Тэхён тяжело вздохнул и произнес: – Мам, успокойся, я всё собрал ещё вчера. Та продолжила бегать, думая, что точно что-то забыла, а Тэхён отвлекся, заметив, что ворота открылись, и улыбнулся, заметив Чонгука, идущего по дорожке к дому. Тэхён поспешил к нему, выйдя из дома и ловя в объятия. – Фух, я боялся опоздать... – вздохнул Чонгук, и Тэхён улыбнулся. – Я не уехал бы без тебя. Чонгук улыбнулся и отстранился от Тэхёна, ведь они все же были у дома Кимов, и как-то не хотелось, чтобы родители видели их "страстные" объятия. Сегодня Тэхён заселялся в общежитие университета, в который, разумеется, поступил. Университет этот был в другом конце города, потому ему было бы неудобно ездить домой каждый день. Сегодня Чонгук тоже приехал, чтобы проводить Тэхёна. Грусть уже подкрадывалась к нему, но он не хотел показывать этого перед Кимом - все же тот не в Лондон летит. Они вполне смогут видеться, пусть и не так часто. – Гук, привет, – рядом оказался Чимин, хлопнув друга по плечу. – Что, наконец-то благоверный свалит? Теперь можно закатывать вечеринки и веселиться с девчонками. Чонгук хохотнул, а Тэхён закатил глаза. – Животики надорвешь, какой ты смешной. – Уж смешнее тебя, Казанова. – Коротышек я ещё не спрашивал. – Как ты меня назвал?! Чонгук рассмеялся, глядя на препирающихся братьев. Он очень надеялся, что ещё очень долгое время этих два барана будут с ним. Чонгук словил взгляд Тэхёна, который подмигнул ему, продолжив ссориться с Чимином, и улыбнулся. Они точно будут рядом. Очень и очень долго.

lijeon

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net