Сложности дрессировки диких животных

Слэш
NC-17
В процессе
46
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 38 страниц, 5 частей
Описание:
На плечи Нагисы сваливается неприятная обязанность, мало того, что данная Асано, так ещё и во время каникул. Но выбора нет, если Нагиса не хочет лишиться определённых привилегий, ему придётся сделать всё, чтобы помочь с успеваемостью одному из худших учеников в школе... худших во всех смыслах.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
46 Нравится 28 Отзывы 6 В сборник Скачать

Новые условия

Настройки текста
       Немного странно и как-то боязливо было пускать Акабане в свою квартиру, и всё же Нагиса не видел иных вариантов, более удобных и доступных, к тому же, здесь удастся контролировать Акабане. Наверное. Хотя бы чуть-чуть. С другой стороны, в последнее время он вёл себя наилучшим образом, и не только в плане учёбы, но и в простом общении, которого как-то резко стало больше, да и внимание, которое Акабане принялся неожиданно оказывать, изрядно подкупало. Неужели он пытается… подружиться?        Мысли прервал звонок в дверь, к которой Нагиса едва ли не подлетел. И как давно он стал так рад видеть своего ретивого подопечного? Тот стоял на пороге с сумкой на плече и довольно-таки приветливой улыбкой на лице. Не только она, глаза также демонстрировали почти искреннюю доброжелательность. С трудом удавалось поверить, что неприступное ледяное сердце удалось растопить, пусть даже слегка. Нагиса не сумел сдержаться, заулыбался и повёл Акабане в гостиную, предложил попить или позавтракать перед началом занятий, но получил мягкий отказ.        Парни сели за стол, Нагиса открыл первый учебник и наблюдал, как Акабане вдумчиво проходил глазами по строчкам. Всё-таки глаза у него удивительные, всегда смотрят так смело и уверенно, будто всё вокруг принадлежит ему, но при этом спокойно, а какой цвет… рыже-жёлтый, не очень глубокий, но с характерным отливом. Тряхнув головой, Нагиса прогнал лишние мысль. Необходимо думать об учёбе. Однако в теории исполнить намерение оказалось легче, чем на практике, ведь пришлось отвлечься на вдруг зазвонивший телефон. — Ты пока читай, я сейчас, — попросил Нагиса и вышел в коридор.        Краем глаза Акабане успел заметить имя на экране, обернулся слухом. Уловил лишь отдельные слова, которые, тем не менее, помогли примерно понять нить разговора: —…на следующей неделе?.. Нет, просто это как-то резко… отлично справляется… Хорошо, я понял.        Акабане слегка повернул голову в сторону коридора, чтобы увидеть лицо Нагисы, когда он зайдёт. Они успели пережить не слишком многое, однако увидеть Нагису, этого интересного паренька, в таком свете не удавалось даже примерно. Этот взгляд Акабане знал очень хорошо, так многие глядели на него на протяжении жизни, взглядом безропотного подчинения. — Хозяин звонил? — сухо ухмыльнулся Акабане, на что Нагиса ответил вынужденным смехом. — Я бы сказал «босс», — Нагиса стал выглядеть серьёзнее. — Он хочет увидеть, как чего мы добились. — Придёт посмотреть на занятия? — предположил Акабане, откидываясь на спинку стула. — Нет, — с чуть удручённым выражением Нагиса сел напротив Акабане. Он отчётливо различал волнение в голубых глазах, насторожённость. — В среду ты должен прийти в школу и решить тест, который Асано составил.        Недолго Акабане молчал, затем пожал плечами и легкомысленно заявил: — Понятно. Значит, нужно повысить нагрузку, чтобы успеть выучить как можно больше. — Но мы даже не знаем, по какому предмету и по какой программе он собирается делать тест, — продолжал растерянный Нагиса. Дрогнул, когда Акабане, положил руку на стол, приблизился, заглядывая в глаза. Он смотрел без тени сомнения, будто уже знал все ответы. — Не беспокойся, Нагиса, — от собственного имени, прозвучавшего в столь странной интонации, он как-то невольно смутился. — У нас есть время, но главное — ты знаешь, с кем мы имеем дело.        Нагиса распахнул глаза. Растерянность мгновенно сменилась анализом, шестерёнки в голове закрутились. Чтобы видеть картину яснее, Нагиса открыл тетрадь с составленной программой, изучил. — Большую часть времени мы тратим на основные предметы: английский, математику, экономику. Асано наверняка предполагает это, и сделает тест основанным на том, что менее важно. — Как музыка и физкультура?        Нагиса встретился с Акабане взглядами, глаза обоих горели предвкушением грядущего сражения. — Именно. Поэтому оставшееся время потратим именно на них. — А если наш маленький гений ошибается? — с игривой ухмылкой уточнил Акабане, и пыл Нагисы не потушил. — У тебя отличная база. Что бы Асано ни придумал, хоть какой-то процент ты решишь, и это уже докажет наш успех. — Хорошо, учитель, — обращение Акабане произнёс практически по слогам, — сделаем всё, чтобы утереть нос этому парню.        Четыре дня, оставшиеся до назначенного испытания, или даже вызова, Нагиса и Акабане упорно учились, проводили практически всё время за изучением мельчайших деталей в ненужных никому предметах, и не забывали подтачивать навыки в уже усвоенных. С Асано нужно быть готовыми ко всему. Впервые за всё это время Акабане целиком и полностью посвятил себя учёбе, он забыл о голоде и отдыхе, и в янтарных глазах не переставал гореть огонёк, огонёк азарта, жажды сражения. До этого имелся невидимый господин, поручивший подчинённому миссию, но теперь он открыто бросил вызов, и устоять перед искушением не удавалось. Вновь поставить Асано на место… это будет дивное возвращение.        Судьбоносный день стремительно приближался. Парни выживали из себя всё, преобразовывали это в энергию и использовали в единственном возможном русле. Приближался последний вечер перед тестом, и Нагиса не сумел полностью подавить волнение, двигался чуть резче, говорил немного громче, полностью забыл про отдых, что не осталось без комментария со стороны ученика. Ответив на последний вопрос, Акабане решительно отложил ручку и перевёл многозначительный взгляд на Нагису. — Учитель, мы не увлеклись? Мы с утра занимаемся. Не пора ли перекусить?        Встрепенувшись, Нагиса с усталой улыбкой кивнул. — Ты прав. Пойду, приготовлю что-нибудь.        Исполнил намерение Нагиса практически на автопилоте, не до конца понимая, что именно и как готовит, но по итогу вышло что-то вполне аппетитное. Пришлось постараться, чтобы откопать среди посуды поднос. На нём красовались две тарелки с пышным омлетом, украшенным овощами, два стакана сока и салфетки. Сытно, быстро, да и Карме, то есть Акабане должно понравиться; хотя опыт показывал, что он сторонник сладостей.        Как только Нагиса вошёл в гостиную, симпатия резко поубавилась. Акабане не было, тетради и учебники лежали на столе, и занавеска открытого окна колыхалась. В сердце ёкнуло. Поставив поднос на столик, Нагиса метнулся к окну, и получил подтверждение собственной теории — вниз вела лестница из, похоже, простыни и пододеяльника. Опустив веки, Нагиса развернулся и вздохнул. А он только расслабился рядом с этим парнем… Неужели он снова взялся за старое?        Нагиса потряс головой, прогоняя мерзкие мысли. Нет, здесь явно какое-то недопонимание. Не поддаваясь теориям и домыслам, Нагиса опустился на диван, взял тетрадь Акабане и тщательно проверил, он вновь решил всё безупречно и нарисовал внизу страницы забавную рожицу. Не мог он сбежать. Убеждая самого себя в честности Акабане, Нагиса притянул к себе тарелку и принялся уплетать за обе щёки ужин, не позволяя лишним мыслям возникать в голове, особенно тем, что пытались опорочить честное — возможно — имя Акабане Кармы.        Минуты сменяли друг друга, превратились в четверть часа, и вот в дверь постучали. Пулей Нагиса метнулся к ней, открыл, и тогда от души отлегло. На пороге стоял Акабане и держал пакет со множеством разноцветных обёрток. Всё, что удалось, это замотать головой. Затем вернулся дар речи. — Ты за этим бегал? — Ага. Подумал, нам не помешает расслабиться. — Но зачем было сбегать через окно? — выдохнул Нагиса.        В ответ Акабане лишь почесал затылок и слегка высунул язык. Они с Нагисой вернулись в гостиную и с его души отлегло, нет, что-то в ней расцвело. Методы у Кармы, то есть Акабане, конечно, крайне специфические, однако его поступки… Почему-то Нагиса ощутил лёгкий жар, хотя окно было открыто. Звучала тишина, лишь изредка шуршала упаковка. В какой-то момент Акабане протянул клубничную трубочку, правда уже на треть съеденную. — Попробуешь?        Смутившись, Нагиса кивнул и аккуратно откусил кусочек. Вкусно, не слишком сладко, с чётко различимым вкусом клубники и, кажется, даже семечками. Уголки губ Нагисы приподнялись. — Вкусно. — Конечно. Я же рекомендовал, — хихикнул Акабане.        Они посидели ещё немного, поболтали ни о чём, даже как-то подзабыли об испытании, уготованном на завтрашний день. Ближе к ночи Карма попрощался с Нагисой, и вальяжной походкой направился домой в то время, как мысли занимали вопросы далеко не такие же уверенные и лёгкие. Нагиса… этот маленький мальчишка, странный и непонятный, который подкрался подобно змее, и теперь стало неясно, что с ним делать. Как показал опыт, если попытаться выгнать эту змею, она так просто не отступит, даже хулиганов сумела напугать. Есть более грубые методы, но не хотелось бы прибегать к ним, всё-таки Нагиса так старается.        Одно дело если бы в список его намерений входила лишь учёба, но этот негодник будто пытается прорваться дальше, преодолеть стену, которую, как считал Акабане, он надёжно возвёл вокруг себя. Нет, этой змее с лазурной чешуёй плевать, она ползёт прямо мимо ловушек, даже не замечая их. Самое гадкое, Карма признавал, что и сам не заметил, как попался под влияние её яда. Карма не желал верить, но не мог заставить себя сомневаться, что Шиота Нагиса в самом деле пытается стать ближе, чем просто наставником. Но почему ему должно быть не плевать? Он едва ли поддавался анализу, как какой-нибудь литературный персонаж.        Завтра этот любопытный тест от Асано. Не может быть, чтобы он поверил в плохое усвоение материала. Если он не настолько глуп, то придумает задания, которые сам едва ли решит. Но если же Асано даст задачи и вопросы на уровне, о котором сказал Нагиса… В слежке за ним Карма как-то подзабыл об ещё одном участнике их любопытной игры. Не может быть, чтобы Асано в самом деле так резко забеспокоился об успеваемости класса. Почему из всех он прислал именно Нагису? Неужто надеялся, что он, Акабане Карма, напугает и унизит маленького самозванца в элите школы, чем освободит место для более подходящей персоны? Интересно, очень интересно.        Идя по практически забытой дороге к школе, Нагиса задавал Акабане последние вопросы, пытаясь доказать себе, что нужный уровень они освоили. В теории, если повезёт и расчёты верны, шансы сдать довольно-таки высокие. Другое дело, если Асано оказался банальнее и составил тест — не приходилось сомневаться в его авторстве — по совершенно противоположным предметам. В какой-то момент Нагиса вздохнул. Акабане ухмыльнулся. — Что бы это значило? — Волнуюсь, — робко признался Нагиса. — Сдавать мне, а волнуешься ты? — Если мы с тобой ошиблись, и Асано… — Мы не ошиблись, — перебил Акабане и поглядел на Нагису, улыбнулся, сотрясая что-то в его груди.        Такая тёплая искренняя улыбка, от которой внутри пошатнулось. Только спустя какое-то время Нагиса ощутил, как горят щёки и поспешил отвернуться. Что это сейчас было? Подумать об этом не удалось, ведь из розовых мечтаний вырвал омерзительный голос, скребущий по нервам не хуже, чем нож по стеклу: — Вы только посмотрите, главный позор школы с главным позором её вершины.        Нагиса не сбавил темп ходьбы, однако невольно сжал пальцы. Проходил мимо своих «коллег» из элиты, стараясь даже не дышать. Не помогло. — Сдавать будешь экзамен по программе младшей школы или детского сада?        Едва Акабане разомкнул губы для острого ответа, как тут же замолчал, не скрыл самодовольную улыбку. Глаза Нагисы так горели… ему идёт это выражение злости, намерения уничтожить оппонента, но вряд ли до этого дойдёт. Нагиса резко обернулся. — Кояма, лучше помолчи, если не хочешь, чтобы кому-то пришлось помогать тебе заново учить программу младшей школы.        У Коямы, как и у остальных прихвостней Асано — самого его поблизости не наблюдалось — не нашлось слов для мгновенного ответа, и момент для него скоро стал упущен. Раздалось лишь не слишком уверенное от Рена: — Хах, у нас есть дела поважнее, чем болтать с вами.        С гордо поднятыми головами и каким-то странным чувством основа элиты Кунугигаока отправились своей дорогой, а Нагиса и Акабане — своей, и он всё не сводил лукавого взгляда с Нагисы. Когда он оттаял, Акабане шепнул: — Вау. Кто-то показал зубки.        Нагиса лишь отмахнулся. — Вовсе нет… я просто на взводе.        Акабане тихонько посмеялся. До нужного кабинета они дошли в молчании, и пока ученик сражался с неизвестно какими вопросами, Нагиса стоял в коридоре, гадая, как там всё проходит, что за вопросы, не подвела ли логика, успели ли они выучить всё необхоидмое, правильно ли просчитали тематику теста. Минуты шли. Первые десять, вторые десять, ещё десять. Дверь открылась, и Нагиса весь встрепенулся, чтобы немедленно сжаться, встретился с холодным как всегда коварным взглядом Асано Гакушу, смотрящего сверху вниз. — Зайди ко мне. Сейчас. — Но Акабане… — Он без тебя не дойдёт до дома? — вскинув бровь, уточнил Асано.        Не осталось ничего, кроме как подчиниться. Наверняка тест уже проверен и речь пойдёт именно об этом. Даже не удалось попрощаться с Акабане, но он наверняка поймёт. Эхом звучали шаги по пустым коридорам, наверное, кроме них троих в школе не находилось ни единой души. Стараясь поддерживать осанку ровной, а плечи расправленными, Нагиса следовал за Асано Гакушу прямо до кабинета, где, как правило, собиралась элита школы, углублённо изучала предметы, подготавливалась ко всевозможным конкурсам и прорабатывала планы по развитию школы. Сегодня в этот кабинет Нагиса пришёл второй раз.        Дневной свет, льющийся из окон, очерчивал статный образ Асано. Он не обернулся. Говорил ровно, строго, спокойно, как и всегда: — Скажу честно, я удивлён, что из этого парня вышел толк. Ты хорошо потрудился.        Нагисе была дана пауза для благодарности, которой он не воспользовался. Прозвучала усмешка. Поправив волосы, Асано заговорил почти легкомысленно: — Надеюсь, вы успеете нагнать программу к следующей неделе.        Не вопрос, приказ, на долю секунды заставивший Нагису обомлеть. — К следующей неделе, вы шутите?        Обернувшись, Асано одарил Нагису суровым взглядом, от которого едва не ломились колени. От интонации бросало в дрожь. — Похоже, что я шучу? — Но этого слишком мало. Никто не сможет за такой короткий срок, — объяснялся Нагиса и был прерван суровым вопросом. — Хочешь сказать, ты не справишься? — Хочу сказать, что этого мало. Дайте нам время хотя бы до конца месяца, — просил Нагиса, и всё же делал это строго.        Длилась напряжённая битва взглядами, затем вновь раздалась надменная усмешка. Асано развернулся к окну, окинул взглядом свои владения, казалось, ещё выше задрал голову. — У вас есть время… — До конца месяца.        На этот раз перебил Нагиса и ударил ладонями по столу, без истерики, без гнева и без отчаяния, а лишь для того, чтобы добавить вес своим словам. Нахмурившись, чуть поджав губы, Нагиса сверлил глазами затылок Асано, и вдруг тяжёлую тишину нарушил его смех, самодовольный смех как победителя. Волна злости коснулась Нагисы, однако он быстро одолел её. Как раз вовремя, ведь Асано обернулся, опустился на стул и стал смотреть иначе, с долькой уважения и будто… на союзника. — Учитель, помощник, защитник. Интересно, какие ещё твои черты откроет эта маленькая миссия? — уголки губ Асано приподнялись в ухмылке, он изящно подпёр голову рукой. — Если всё пройдёт удачно, думаю, ты можешь стать одним из нас. — Я ведь уже в элите, — строго напомнил Нагиса. И вновь это самоуверенное выражение на лице оппонента. — Сошка, как и все остальные, — скучающе разъяснил Асано и продолжил, проводя кончиком пальца по подлокотнику. — Однако теперь у тебя есть шанс стать подле меня.        Какое-то время Нагиса в напряжённом молчании глядел на Асано, не ловя его взгляд или внимание. Кратко Нагиса поймал воздух, выровнял голос. — Разрешите идти. — Иди, — Асано небрежно махнул ладонью, — и хорошенько подумай над перспективами, которые подарит тебе наш союз.        Вежливости ради Нагиса поклонился, пусть Асано не видел жеста, и покинул кабинет. Союз… страшно представить этот союз, когда один приказывает, а второй безоговорочно подчиняется, хотя до этого, по сути, только так и происходило. Так к чему всё это? С чего бы вдруг Асано обращать своё божественное внимание к обычному Нагисе? Вот так резко, ни с чего.        Ненадолго он остановился и глубоко вдохнул, приводя мысли в порядок. Сперва Акабане, теперь Асано. Не школа, а собрание людей-загадок, с которыми вообще неясно, что делать. Недолго Нагиса постоял, выравнивая мысли, и поспешил покинуть школу. На первых ступенях пришлось замереть, но в этот раз исключительно от положительных эмоций — Акабане сидел на каменном ограждении, безразлично тыкая в телефон. Когда же заметил Нагису, Акабане поднялся, уголки его губ приподнялись. — Что ты тут делаешь? — Не знал, куда тебя забрали тёмные силы, решил тут подождать, — хихикнул Акабане.        Почему-то Нагиса снова ощутил жар в груди. Не тот, что бывает во время простуды, и не когда стыдно, а какой-то совершенно новый, приятный. Небо плавно покрывали серые облака, солнце укуталось в них, а на душе Нагисы как никогда светло. Он спустился к Акабане, улыбнулся ему и постарался вернуть голосу привычный ровный тембр. — И как сдал?        Акабане с горделивой улыбкой взял с оградки кипу бумаг и протянул Нагисе. С некоторым трепетом он взял тест, на первой странице которого красовалось число «78», написанное красным. Голубые глаза изучали листы и вопросы, почти полностью подтверждая теорию по поводу стратегии Асано, с той лишь разницей, что ближе к концу он ушёл в дебри какой-то уж слишком суровой точности по поводу исторических дат, а также добавил несколько заданий из программы старшей школы. С восторгом в глазах и самой чистой улыбкой на лице Нагиса посмотрел на Акабане, заключил: — Ты отлично справился. Правда, я, — Нагиса чуть смутился, осознавая, что именно хочет сказать, и всё же не отвёл взгляда, — горжусь твоими успехами, — не позволяя разговору уйти в какое-то крайне смущающее русло, он поспешил сменить тему. — Нужно это отметить. А когда сдашь на сто баллов, как насчёт сходить на концерт «Голоса смерти»*? Тебе же, вроде, нравится их музыка. — Погоди. У них концерт этой осенью, — напомнил Акабане с некоторым подозрением.        Своей улыбкой Нагиса обезоружил… что… что с ним не так? — Я знаю… Пойдём скорее, скоро дождь начнётся.        Всё, что удалось Акабане, это кивнуть. Этот маленький Нагиса, так ли он уверен в своём умении преподавать или это вера в якобы талант к обучению его подопечного? Уже этой осенью собирается вести на концерт за сдачу теста не у кого-нибудь, а Асано на все сто баллов. Этот Нагиса либо мечтатель, либо безумец. Судя по тому, что молчал, он тоже обдумывал только что состоявшийся разговор. Наконец мыслительные процессы завершились, Нагиса, прибавив шаг из-за далёкого рёва грома, поинтересовался: — Итак, чем хочешь закрепить успех?        В голове Акабане звенели сомнения, которые не выдал ни один мускул на лице. — И что я могу попросить? — Что угодно, — заявил Нагиса и поспешил добавить, — в рамках исполнимого, конечно.        Так нельзя… этот мальчишка… от него необходимо избавиться. Это уже переходит все грани реальности. Он ломает что-то внутри, отщипывает по кусочку своим голосом, улыбкой, взглядом. Он слишком опасен. — Пойдём ко мне, а там решу. — Уже можно? — На кухню и в гостиную — вполне, — посмеялся Акабане.        Собирались тучи. Дождь настойчиво намеревался проводить парочку, но всё же позволил им добраться до дома Акабане в сухости. Оставив Нагису в гостиной, он отошёл на кухню, взял сок, сделал пару глотков. Нет, это уже не нормально: эта его забота, внимание, попытки помочь, вызванные, как будто, не личной выгодой, а искренними намерениями. И ладно Нагиса, его мотивы и желания не играли никакой роли, но то, что он сделал с ним, с Акабане Кармой… такого не должно было случиться. Улыбка сама появлялась на губах, стоило увидеть Нагису, от его случайных прикосновений по коже пробегали мурашки, а его голос отвлекал от всего, что происходило в мире. Так не должно быть.        Ещё один глоток, и мысль пришла в голову. Мысль гадкая и подлая, но в данном случае единственная верная. Жаль, что так придётся поступить с Нагисой, но иначе никак. Этот змей уже вонзил клыки в горло, и дальнейшее распространение яда недопустимо. А ведь было действительно забавно проводить с ним время.        В нужный образ удалось войти без проблем, пусть не практиковал его Карма уже давно. Сомнениям не находилось места. Эту связь пора разорвать. Нагиса сидел на диване, уже что-то писал в тетради. Наверняка составлял расписание, которое поможет получить желанные сто баллов. Он поднял глаза, едва заметил образ, и немедленно открытая улыбка превратилась в озадаченность. Торопливо Нагиса отложил тетрадь, вскочил на ноги, в его голосе звучала тревога. — Ты в порядке? Выглядишь неважно.        Едва Нагиса вознамерился сделать шаг, как был остановлен специально отрепетированным выражением лица. Любой бы поверил. Тревогу вытеснило опасение. — Ты что, выпил? — Ты ведь сам сказал, я могу закрепить свой успех как угодно, — последние два слова Акабане выделил особой интонацией, которую сообразительный Нагиса мгновенно уловил, его сковало напряжение.        Медленно и не слишком верно Акабане приближался, и от его взгляда действительно становилось страшно. В янтарных глазах не отражалась жажда крови, как тогда, с хулиганом в парке, да и сейчас не было никаких хулиганов, и никакого парка, только закрытый дом и они вдвоём. Невольно Нагиса попятился, задел ногами диван. Впереди столик… не очень хорошо. Может, Акабане соображает достаточно плохо, чтобы запнуться о него, или просто остановится. Но он приближался, не отводя глаз, испепеляющих всё внутри.        Как можно осторожнее Нагиса переставлял ноги, надеясь выйти из-за дивана, и даже своим рассеянным вниманием Акабане это заметил, немного сместился в сторону. Сердце Нагисы чаще забилось в груди. Главное не провоцировать. Спокойно. Медленно. Если он выпил недостаточно много, то способен к адекватному общению и главное следить за языком, если же выпил достаточно, то не представляет угрозы… Вот только казалось, что Акабане находится чётко на стыке этих двух граней. И вдруг Акабане заговорил, и от его голоса с чётко ощутимыми нотками власти к Нагисе подкралась паника: — Что такое, Нагиса? Разве ты не хотел наградить меня за успех? — Конечно, — шепнул Нагиса, шаря глазами в попытке найти выход помимо двери. Окно закрыто. Между тем Акабане подошёл к столику и резким, но лишённым гнева движением отодвинул его, заставив Нагису вздрогнуть. — Так почему же тогда убегаешь?        Голос застрял глубоко в горле. Спустя секунду Нагиса вовсе потерял способность говорить, ровно, как понимать происходящее. Когда сознание включилось, Нагиса уже лежал на диване, прижатый Акабане, и ощущал его, захватившего губы жадным поцелуем. В груди громко ударило. Поймав момент, Нагиса вцепился в плечи Акабане и резко скинул его с себя на пол и, забыв обо всём, выбежал на улицу, где ревел гром.
Примечания:
*«Голос смерти» — музыкальная группа, популярная во многих вселенных автора. А ещё её солист — самая настоящая смерть.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты