Тихой сапой

Джен
PG-13
Закончен
2004
darketo31 автор
Efah бета
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Иногда, чтобы стать Спасителем, требуется прежде всего спасти себя
Посвящение:
Вам!
Примечания автора:
На меня тут реал немного навалился, но я его мужественно поборола! А это в качестве компенсации за ожидание проды:)
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
2004 Нравится 63 Отзывы 299 В сборник Скачать
11 сентября 2020, 11:31
Настройки текста
Хагрид храпел невыносимо. Вонял он тоже невыносимо: отродясь немытым мужиком, живущим в дупле, жрущим всякую дрянь и квасящим сутками напролет. Тонкая и нежная душевная организация Дуси отказывалась терпеть это амбре, но выхода не было: пока припершийся пьяным лесник отравлял воздух и так небольшого помещения, Дуся, как Цезарь, занималась несколькими делами сразу. Во-первых, она обдумывала глубину той жопы, в которую попала. Во-вторых, занималась прикладным творчеством. И в-третьих, составляла план действий на ближайшее будущее: сплошная тактика, о стратегии Дуся пока и не заикалась. Глубина филейной части была неизмерима. Если честно, то началось все, по просвещенному мнению Дуси, пусть и сугубо пристрастному, в тот момент, когда родители непонятно по какой причине назвали свою новорожденную дочь Дульсинеей, в честь пресловутой любви Дона Кихота, чем поставили крест на всей ее дальнейшей счастливой жизни. Вот кто, скажите на милость, называет свою дочь Дульсинеей в современном мире? А вот есть такие оригиналы, а несчастный ребенок мучился целых сорок лет! И еще три года. Насмешки преследовали ее всю жизнь, а вот с другой стороны, исправляя ошибки инфантильности и интеллигентности родителей, Дуся в процессе выживания отрастила ого-го какие зубы, научилась преодолевать и превозмогать, прокачала дзен и пофигизм, и только эти навыки спасали сейчас несчастную женщину, неизвестно по какой причине попавшую в тушку пресловутого Гарика Потного. Этот идиотизм, принесший его создательнице бешеные деньги, Дуся и в той жизни терпеть не могла, жестоко критикуя дыры в сюжете, провисания и допущения, а уж сейчас, очутившись в нем живьем, так и вовсе исходила пеной. Начать стоило с того, что благостным каноном здесь и не пахло, как с зубовным скрежетом обнаружила получившая память тела Дуся. Все было и проще, и гораздо страшнее, чем она думала: никакого Гарри Поттера в природе не существовало. Несчастный ребенок умер тогда, рядом со своими родителями, и никакая жертва матери его не спасла, да и с чего бы произойти такому чуду? Авада вышибает душу из тела с гарантией. А вот дальше произошло не чудо, но вполне себе волшебство: остаток души скопытившегося минутой позже Волдеморта вселился в свежий трупик, вцепился в него со всей силой отчаянно желающего жить огрызка великого мага, всю жизнь бегущего от смерти, прижился и даже пытался жить, а не существовать, вот только получалось через пень-колоду. Не было никакого Мальчика-который-выжил-вместе-с-крестражем, был только крестраж, которого хватило лишь на имитацию умственной и прочей деятельности, и этот Гарри, подброшенный на порог холодной ночью, когда пролетал первый снег, был совершенно на своей волне и полностью в своей реальности, проще говоря, окружающие считали его аутистом. Впрочем, это Дурсли, может быть, и пережили бы, как пережили шок от появления племянника: без документов, подтверждающих личность, переохлажденного, которого надо лечить-кормить-поить-одевать, а где взять на это деньги? И как узнать, что это действительно их племянник? Восьмидесятые годы, о тесте на сравнение ДНК знают единицы, и стоит он бешеных денег. Дурсли и так были не в восторге, воспринимая несчастного ребенка как чужого подкидыша, а уж когда начались странности — так и те чахлые ростки сочувствия, что проклюнулись в супругах, сдохли в корчах, — потому как в детском теле жил пусть неполноценный, но Волдеморт: черный маг, проводивший над собой изуверские ритуалы в поисках силы, обладающий нечеловеческой логикой и совершенно не имеющий эмпатии: эмоции и чувства у этого социопата отсутствовали давным-давно. Он был злобным, жестоким, и хоть как-то совладать с подкидышем можно было только муштрой и силой, что доводило мирных обывателей до нервного срыва: вымоченные в солёной воде розги в доме не переводились. При всем том огрызок Волдеморта все равно был гением, учился в школе на отлично, невзирая на «зависания» и прочие признаки аутизма, держал в ежовых рукавицах всю окрестную шпану — мелкие и не очень хулиганы боялись его до судорог — и демонстрировал гонор соседям, с полным на то основанием считающим подкидыша личинкой преступника, и очень по этому поводу жалеющим Петунию с Верноном. Бомбардировка письмами Дурслей доконала: Вернон свалился с сердечным приступом, Петуния — с мигренью, Дадли пришлось срочно отправить к тетке, во избежание. Этот бедлам продолжался, пока сходящая с ума Петуния не поймала сову, накорябав на конверте ответ, и не отправила ее пинком восвояси. Письма прекратили лезть из всех щелей, зато приперся Хагрид: ночью, с тортом наперевес. Трехметровое чудовище с залитыми зенками не придумало ничего лучше, чем с ходу попытаться поставить презренных маглов на место, и вот тут произошло то, что называется «сошлось»: громогласно восхваляющий «Великого человека, великого!» Хагрид нацелился на трясущихся от ненависти и бессильного страха Дурслей зонтиком, крестраж, отлично чующий магию, воспринял это как атаку на себя, драгоценного, заклинание лесника и направленная волна «стихийной магии» малолетнего Темного лорда столкнулись, в результате чего произошел взрыв. Тело недо-Гарри хорошенько приложило об стену, Хагрида — о противоположную, вот только леснику — ничего, а у крестража — клиническая смерть. Пока присутствующие очухались, пока до них дошло, что что-то не так, в тело Гарри вселился новый жилец, с ходу задавивший и так живущий на птичьих правах крестраж, находящийся на последнем издыхании. Хагрид лишь посмеялся, отскреб ребенка от пола, вручил торт и завалился спать прямо на полу, выжрав выуженную из кармана бутыль сивухи, а очумевшая от всего происходящего Дуся осталась в гостиной, переваривать происходящее, пока смирившиеся с этим идиотизмом Дурсли, чуть не плача, ушли спать: судя по всему, отъезд их домашнего ужаса в школу воспринимался ими с радостью и облегчением. А Дуся посидела на диванчике, подумала и пошла шарить по дому. Поразмыслив, несчастная попаданка пришла к выводу, что ничего хорошего ее не ждет. Сбежать? Куда? Денег нет, тело детское, первый попавшийся «бобби» ее тормознет и отправит в участок, а там в лучшем случае — возвращение к Дурслям или поиск другой приемной семьи, а в худшем — визит магов, и что тогда будет, она даже предположить не может, но точно ничего хорошего. Идти в Хогвартс? Туда, где запросто копаются в мозгах и сжигают заживо людей? Спасибо большое, что-то неохота. Да, ей достались знания Волдеморта, его память о магическом и обычном мире, вот только знания знаниями, а практика практикой. Нет у нее опыта применения всей этой магии, и думать, что за месяц она чему-то научится, — смешно. Купить защиту в магическом мире? Нужны или деньги, или связи, у нее нет ни того, ни другого. Есть дутая слава Мальчика-который-не-сдох, и все, а слава — дама переменчивая, сегодня она тебя любит, а завтра — совсем даже нет. Зато у нее есть шанс — один на миллион, и она им воспользуется. Проглотив несколько бутербродов, Дуся, уже вполне освоившаяся в новом теле обитания, залезла в ванну, полюбоваться собой. Вымытый до скрипа Гарри Поттер представлял собой зрелище обыденное: тощий мелкий мальчишка, из тех, что в детстве и юности — глиста в корсете, зато потом резко раздаются, вытягиваются и превращаются в широкоплечих мачо. Шрам на лбу присутствовал, вот только сразу видно — давний, заживший. И шел он через левое веко, спускаясь слегка на щеку, — что его оставило и каким чудом не пострадал глаз, Дуся даже не представляла, слишком тонкий разрез, словно скальпелем. Зрение, кстати, было отличное, но очки фальшивый Гарри носил — без диоптрий, причем сам их где-то спёр и апгрейдил, — когда Дуся постучала по стеклам, они даже не треснули, Волдеморт настолько их зачаровал, что простые очки превратились в отличную защиту для глаз, а еще выполняли маскирующую функцию. Когда Дуся рассмотрела свою новую морду лица внимательнее, то поняла, почему вообще крестраж этим озаботился: радужка была совсем даже не зеленая, а очень даже бордовая, цвета спелой вишни, и выглядело это жутко, зато в очках — без проблем, нежный цвет молодой травки. А еще не было никакого взрыва на голове: короткая стрижка с пробором пай-мальчика, никаких вихров. Переодевшись в чистое, Дуся осмотрела свою комнатку — небольшая, но чистая, видимо, Волдеморт терпеть не мог беспорядок и прибирался, — после чего осторожно зашла в кабинет Вернона, тут же найдя искомое, нанесла визит на кухню, взяла остальное и пошла вниз. Хагрид спал на ковре, укрывшись зверски воняющей шубой, и Дуся с легкостью обыскала его карманы. Золотой ключик нашелся в самой глубине правого, под мышами. Дуся его внимательно рассмотрела, села за столик и приступила к священнодействию. Создать копию трансфигурацией она и не мечтала, поэтому пошла простым и легким путем: клей ПВА, мука, соль и немного крема для рук — обычный самодельный холодный фарфор. Кусочек проволоки в качестве основы, сверху — пластичная масса. Дуся лепила тщательно, не отвлекаясь. Полюбовалась получившимся результатом, прошла на кухню, зажгла газ и принялась осторожно сушить, положив фальшивый ключ на лопаточку. Фарфор высох быстро, осталось покрасить — краски нашлись в комнате Дадли. Фальшивка отправилась в карман Хагрида — левый, чтоб мыши не сожрали, а настоящий — на веревочке на шею Дусе, которая, выдохнув, поплелась спать — день предстоял суматошный. Утро началось с треска ломающейся мебели и громогласной отрыжки — Хагрид изволил проснуться. Умытая, причесанная, приодевшаяся в чистые выглаженные вещи — Волдеморт от вида дыр или потертостей впадал в грозящую увечьями ярость, — Дуся заранее позавтракала бутербродами и яичницей с беконом, напилась чаю и была готова к выходу. Осторожно высунувшихся из спальни Дурслей встретили ослепительная улыбка, от которой у супругов волосы встали дыбом, и клятвенное уверение, что их всех ждет обстоятельный разговор, а также готовый завтрак и одуряюще пахнущий кофе, сваренный в турке. Мучающегося похмельем лесника чаем или еще чем осчастливливать не стали, погнав за покупками. Полюбовавшись по дороге на отменную работу маскирующих амулетов — на трёхметрового вонючего громилу в шубе никто даже не косился, Дуся едва не скривилась от убогого вида паба, служащего входом в магический мир. Грязный пол, закопченные стены и потолок, запах горелого — то ли маги так выражали свое презрение к маглам, то ли просто были ленивыми неопрятными свиньями, обожающими валяться в навозе, — Дуся сомневалась, что такой раздел, как «Бытовая магия», отсутствует полностью. Пережив представление окружающим и пожатие руки от заикающегося мужика в тюрбане, Дуся брезгливо отряхнулась, проследовав в банк. Гоблины были зелеными, волосатыми и ушастыми — явно дальние родственники одного говорящего задом наперед магистра. Пока Хагрид копался в кармане в поисках ключа, Дуся дернула за веревочку, продемонстрировав свой экземпляр. Гоблин прищурился, впившись взглядом в ключ сквозь огромные очки, посмотрел на гордо выложенную на стойку фальшивку, задрав мохнатые брови поближе к макушке, снова посмотрел на спрятавшую ключ за пазуху Дусю, на заживший шрам, пожал плечами, хмыкнул и кивнул. — Конечно. Сейф номер 687. Обнюхал второй ключ, от еще одного сейфа, кивнул и щелкнул пальцами служке. — Прошу. Под бдительным взором настойчиво ограничивающего ее расходы лесника Дуся набрала немного золота, серебра и меди в сумочку, полюбовалась устроенным специально для нее спектаклем по забиранию жутко секретного свертка и, как только Хагрид вывалился из вагонетки, икая и сглатывая, предложила ему поправить здоровье в баре. Пышущего энтузиазмом Хагрида пришлось притормозить, забрав билет, после чего Дуся проследила за тем, как великан мчится в ближайшую «наливайку», сжимая в руке пяток галеонов, хихикнула, вспоминая, как Хагрид свалил ключи в правый карман, в компанию к вечно голодным мышам, развернулась и пошла в банк прояснять свои планы на будущее. Как она и подозревала, ничего особого ей не обломилось: Гарри Поттер помер в ту ночь, с концами, и то, что его тело жило, ничего не изменило. Сейф, ключ от которого она забрала у лесника, был самым простым, на предъявителя, открытый любому, у кого есть ключ-доступ. Было там не так уж много: около десяти тысяч галеонов, как раз хватит на семь лет учебы, и еще лет десять после можно нормально жить и не бедствовать. Обучение в Хогвартсе, кстати, уже было оплачено полностью, и если что, плата не возвращалась. Остальные сейфы и имущество, принадлежащие роду Поттер, если они были — банковская тайна, — оказались Гарри недоступны. Совсем. Дуся только пожала плечами — не очень-то и хотелось. Получив исчерпывающую консультацию по всем вопросам, вылившуюся в приличную сумму, Дуся повесила на шею цепочку с ключом от нового сейфа, крепко сжала кошелек, совершила рейд по рекомендованным лавкам и бодрым шагом направилась обратно — больше ей здесь делать было нечего. Разговор с Дурслями прошел на редкость хорошо: измученные жизнью с маньяком супруги новость о том, что племянник их покидает навсегда, восприняли со слезами благодарности, тем более что внезапно ставший нормальным человеком Гарри оплатил их мучения более чем щедро: на стол легли пачки денег, а также фиалы с зельями и амулеты. Первое должно было поправить финансовое здоровье, второе — физическое, а третье — душевное, гарантируя, что Дурслей не найдут и никто не сможет промыть им мозги. Дав несколько советов, которые Вернон после разъяснений тщательно записал, поблагодарив, Дуся собрала шмотки, пару памятных Волдеморту трофеев, еду, запихнула все в купленный за бешеные деньги саквояж с расширением пространства и еще прорвой примочек и отчалила на такси, даже не помахав на прощание ручкой. Ее ждала Америка. Выбрала эту страну Дуся по нескольким причинам: прежде всего, там развита пластическая хирургия. Избавление от шрама — приметы номер раз — было первоочередной задачей. Второе — там запросто можно учиться на дому — при наличии денег с легкостью можно заполучить себе лучших репетиторов или пойти в личные ученики — и в школу ходить не обязательно, тем более что у нее есть знания Волдеморта, их надо только перевести в опыт, и деньги. Еще деньги решат вопрос с документами: избавившись от приметного шрама, Дуся окончательно перестанет ассоциироваться с Поттером, и создать новую личность будет просто: это не Европа, где кичатся длиной родословных, это Новый Свет, где полно беглецов от закона, бастардов, просто надеющихся на лучшую жизнь. Назовется сиротой, имя придумает, наймет себе репетитора-воспитателя или вообще договорится с каким-то нормальным человеком, сделав его своим опекуном до совершеннолетия. И пусть ее ищут до морковкиного заговения — в Англию Дуся возвращаться была не намерена. Пусть английские маги сами себя спасают, она не нанималась, а насколько маги ценят простых людей в общем и Гарри в особенности, отлично показал визит незамутненного интеллектом Хагрида. А она будет просто жить, причем хорошо, долго и интересно, путешествовать, учиться и творить, и плевать с высокой горки на расчеты и планы разных Волдемортов с Дамблдорами. Дуся зашла в туалет, выкинула в мусорное ведро очки, осторожно вставила карие линзы, ослепительно улыбнулась сама себе, после чего поправила одежду, достала амулетик с функцией «Конфундуса» и отправилась к стойке, пристроившись к одинокой пожилой женщине, после применения магии ее почти усыновившей, — объявили посадку на самолет. Да, придется потерпеть заботу и болтовню — так что? Свобода того стоит. Посадка на самолет с применением магии прошла успешно, позволив расслабиться. Дуся прикрыла глаза, намереваясь отдохнуть, болтливая тетка тоже утихомирилась после того, как ей на руку осторожно пшикнули из флакончика снотворное. Самолет оторвался от земли, попаданка засопела, имитируя сон, попутно решая первоочередную задачу: требовалось выбрать себе имя, ведь с ним ей предстоит жить еще очень и очень долго. *** Нахмуренный Дамблдор недовольно постукивал пальцами по столешнице, решая привалившие проблемы. Начать стоило с малого: Хагрид каким-то образом умудрился потерять ключ от сейфа, выделенного для Гарри Поттера. Все принадлежащее Поттерам барахло давно разошлось по родственникам, остальное Альбус реквизировал на нужды Ордена — сопротивление злу стоит денег, а вот лишиться сейфа, в который благодарная общественность присылала пожертвования для Мальчика-который-выжил, было неприятно. Иногда маги жертвовали потрясающие вещицы, да и вообще давно Альбус туда не заглядывал — должна была скопиться приличная сумма. Беседа с Биллом Уизли внесла немного ясности, заодно запутав: потерянный ключ на предъявителя кто-то нашел и успел воспользоваться им до того, как Билл нанес визит с дубликатом, вычистив содержимое полностью. Кроме того, залившийся какой-то дрянью Хагрид умудрился потерять Поттера, отправив мальчишку сразу после банка закупаться к школе самостоятельно. А проследить за тем, чтобы юный Гарри пришел в нужные места в нужное время? Что самое печальное, выяснилось это только первого сентября, когда Гарри не явился на распределение: когда Хагрид отчитывался о визите к Поттеру, от него так несло перегаром, да и говорил он настолько косноязычно, что готовящийся к внеочередным заседаниям и визитам попечителей Альбус лишь смахнул в стол ключ от 713 сейфа, сверток с муляжом Философского камня и прогнал пьяницу с глаз долой, даже не дослушав до конца, о чем теперь жалел. Визит на Тисовую улицу только добавил недовольства: Фигг валялась в больнице с очередным переломом, а Дурсли съехали, уже неделю как. А в доме обустраивались новые жильцы. И как теперь искать? Что ж, пока неизвестно куда пропавшего Поттера ищут, надо приводить в действие план Б: пора начать общаться с Лонгботтомами более плотно. *** Петуния довольно вздохнула, расплываясь по гамаку: погода на Лазурном берегу не шла ни в какое сравнение с английскими моросями и дождями. Чувствовала себя она превосходно, впервые за много лет. Так неожиданно очеловечившийся Гарри преподнес им поистине царский подарок: свободу от висящего над ними Дамокловым мечом магического мира. Мальчишка, избавиться от которого они мечтали годами, убрался неизвестно куда, предварительно оставив очень ценные указания, Дурсли их выполнили и ни разу не пожалели об этом. Они выправили здоровье, у Вернона исчезли проблемы с сердцем, а заодно и с лишним весом, у Петунии прошли мигрени, у Дадлика выздоровела щитовидная железа. Кроме того, Вернон начал следить за порекомендованными Гарри фирмами и склонялся к инвестициям. Они переехали, заодно перенеся на новое место бизнес, готовясь к расширению, — все благодаря деньгам маленького чудовища. Но самое главное — их теперь не найдут маги, и это просто восхитительно. *** Дуся уставилась на свое отражение, уважительно покивав: — Доктор, вы настоящий волшебник. Седовласый импозантный врач, явный сквиб, польщенно улыбнулся, принимая заслуженный комплимент: найденная после очень обстоятельных расспросов маленькая, но передовая клиника, обслуживающая лишь мафию и звезд, где всех пациентов именовали мистерами и миссис Смит, гарантировала результат. Шрам исчез, словно его и не было, а следы от хирургических швов рассосутся благодаря крайне специфичным и дорогим лекарствам-зельям. А еще здесь умели молчать. — Замечательно, — доктор еще раз внимательно осмотрел пациента, после чего демонстративно уничтожил все документы. — Прощайте, мистер Смит. Солнце светило ярко, невзирая на все больше вступающую в свои права осень. Дуся распечатала пакет с документами, полученными почти законным путем. — Уэбб, Дэвид Уэбб, — на пробу произнесла она, любуясь свидетельством о рождении. — Думаю, мне пойдет. Она счастливо рассмеялась, подхватила саквояж, направляясь к стоянке такси. Ее ждал целый прекрасный мир.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net