Немурэ

Слэш
NC-17
В процессе
409
автор
Размер:
планируется Макси, написано 280 страниц, 51 часть
Описание:
Немурэ Айдани Маише, - это имя одинаково подходит как женщине, так и мужчине. Немурэ - раса. Айдани - имя. Маише - род. В своей прошлой жизни Богдан Тихомиров был обычным российским солдатом, переведенным на штабную работу по состоянию здоровья. Умер в автокатастрофе, по пути в магазин за обычным мороженным. Очнулся в склепе... Тоже в обычном, галактическом... С новым именем, новой жизнью и старой, доброй памятью солдата. Что тоже, обычное дело, наверное...
Примечания автора:
Адрес обложки, своими ручками))) https://sun9-20.userapi.com/1fQI47KON85MeCSHKTSDLn3kMbjFvHu2n7bF0A/t6iU3x5k5ws.jpg

Я тут подумала, подумала, и решила немного визуализировать. Вот альбом на первое время, для минимума и масштаба: https://vk.com/album-184636828_274962267


Данная работа навеяна заявкой, но не полностью соответствует ей. С согласия автора заявки ShadeL работа опубликована.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
409 Нравится 124 Отзывы 276 В сборник Скачать

№38

Настройки текста
Оставив в покое игрушку, они направились в омывальни. Из личных апартаментов, куда никто из гостей никогда не приглашался, вел коридор к верхнему этажу, треть которого занимал просторный бассейн. Строение омывальни было стандартным: длинный коридор от входной двери, комната с чашами для омовения рук и лица, далее коридор и разделение на уровни. Каждый уровень подразумевал под собой зону допуска, где самый первый этаж являлся гостевым, а самый верхний – личный. Вот как раз на личном этаже супруги и вошли в залу. Высокие потолки, теплый воздух, много света и шикарные росписи по стенам, дополняли собой композицию для отдыха. Перед бассейном находится овальная чаша с водой, установленная на полу, бортиками не превышающая полуметра. Внутри нее налита вода, густая пена закрывает весь водный диск. Легкое шевеление пены говорит о том, что данная чаша, действительно выглядящая как чашка из меди, диаметром не менее двух метров, является самой настоящей джакузи. Рядом с чашей стоит низкий длинный столик, с перфорированной поверхностью, а на нем бутыльки, пиалы, прозрачные и матовые кубики. Супруги прошли к чаше, переступили бортик, плавно опустились в воду. Минута и блаженство, горячая вода совместно с массажем, как ласковые руки любимого немурэ, обхватывают все тело. - Даже сияние звезд не сравнится с этим блаженством. – Промурлыкал Емейне. Улегшись спиной на покатый бортик, откинув голову назад, на установленный подголовник, прикрыл глаза. - Да еще после ласк. – Ухмыльнулся Медейн. - И не говори. Скорей бы уже пройти процедуру, надоело все это. - Что сказали медики? – Медейн также откинул голову назад, улегся поудобнее, чувствуя массаж спины и ног. - Что надлежит пройти тест Барве-Байе, и если пройду с первого раза, то сократят время ожидания. Физически хоть завтра в капсулу. - Понятно. - Как я устал от этого всего. – Емейне поставил ноги на пол чаши, согнув в коленях. - Ну, тут осталось совсем немного. - О, да! – Емейне открыл глаза и хищно улыбнулся. – Еще немного и такое начнется! Особенно у моей. - Хм, ты прав. Что будешь делать, если тест разрешит тебе не ждать два года? Емейне призадумался. Под его рукой стоит некая наложница, а процесс наказания только ступил за порог шлюза. Нога пока не наступила на пол палубы, и не осознает, что палубы-то нет, там только голый вакуум. - Пока не думал. Кстати, - он повернул голову, - некая немурэ торопится. - Которая из? - Ну не умная, однозначно. - Понятно. И что она сделала? - Полезла к ссоре. - Точно не самая умная. Открыто? - Нет, конечно. Приглашение приняла, а с ним совет, устный. – Емейне резко сел и посмотрел на супруга. – Накажи ее, чтоб не лезла. - Емейне, - ультра улыбнулся, - пусть побегает по коридорам, думая, что имеет ключи доступа к щиткам шлюзов. - Ты что-то задумал? – супруг чуть наклонил голову вбок. - Исходя из рассчитанного сценария, - супруг поднял голову и посмотрел в лицо Емейне, - советник Кадейса Вайшун поведет дело в сторону войны за рынки сбыта. Далее, когда боевые действия пойдут с нескольких сторон, прикрученный мнимый друг окажет поддержку. Итогом станет бедственное положение обоих и вынужденное поглощение другом нашего новенького Аталь-Кебеж. - Идеальный сценарий. - Но ты ведь хочешь наказать ее, так? - Да, хочу. – Емейне сверкнул глазами. – Посоветуйся она со мной, тем более что была подо мной во всех смыслах, я бы даже не подумал оскорбиться. И, скорее всего, дал бы разрешение на такой угол наклона. Но нет, наша глубокоуважаемая наложница Келдая Отраш, решительно встала ногой на две палубы соседних кораблей. - Понимаю тебя. – Кивнул головой супруг. – Я тогда удивился, думал что у вас уже состоялся разговор и ты дал согласие. – Медейн вздохнул. – Почему ты тогда не возмутился? - Не поверил своим ушам. Думал, у меня галлюцинация. – Емейне зло сощурился. – Когда мне открылась истина данных слов, печать уже легла на ее статус. Медейн мог лишь улыбнуться. Когда Емейне злился, он становился таким решительным, таким воинственным. Будь перед ним противник, то точно размял кулаки. Попытка немурэ Келдаи Отраш прыгнуть выше потолка, она ведь обидела покровителя, а затем дала повод затаить эту обиду и ударить в самый подходящий момент. - Ты начал мне пояснять, но замолчал. – Напомнил о себе супруг, который перестал от злости сжимать кулаки. - Да, прости, задумался. – Медейн подарил ласковую улыбку. – Ты, когда злишься, очень красивый. В ответ только вздох. Раньше, стоило ему только разозлиться, а Медейн это увидеть, так у них случался такой жаркий секс, что не выдерживали поверхности, кроме пола! Сейчас они могут сойтись, нацеловаться и приласкать руками, даже ртом, но не более. А ведь так хочется ощутить жар тела, тот самый, что внутри. После процедуры, особенно когда все стабилизируется и будет первая полноценная ласка, тогда мысли будут не такие, как сейчас. Он будет хотеть принять в себя, а не войти в тело супруги. - В общем, сценарий идеален, но он делает две палубы с подарками. А тебе ведь не этого хочется. По этой причине, как только станет известно, что пакка Айдани Маише очнулся, и у него нет неизлечимой травмы, немурэ Салаван Хоандэ подтолкнет ссору. - Но эту ссору толкает сейчас Мекхик. - Да, ты прав. И именно сейчас ссора не даст никакого эффекта. Напротив, она сделает так, что семья Кетуш будет обязана пасть ниц и целовать палубу. Ту самую, по которой прошел немурэ Венму Таиш. А если не сделают этого, то Дом Аталь поставит полноценный протокол наказания, и будет в полном праве требовать от системы его исполнения. - Торопится, очень торопится утопить. И не видит осколков за обшивкой. - Рикошет ее ударит, не сильно. – Медейн улыбнулся. – Она ведь кушает с обеих рук, так? - Все то ты знаешь. – Засмеялся Емейне и стремительно преодолел разделяющее их расстояние. Буквально мгновение и он поддел бедра супруга, уложил на свои. Одной рукой уперся в край чаши, а второй обхватил набухающий орган. – Злишься? - Немного. – Выдохнул Медейн, чувствуя, как пальцы ловко мнут, гладят и скользят по плоти. - А сейчас? – Емейне заглянул в глаза супругу, улыбаясь хищно, с азартом в глазах. - Еще немного есть. – Уже заигрывая с ним, сидя на бедрах любимого, он сглотнул. Данная поза возбуждала, а нутро желало принять, отдаться, умолять о большем. - Держись руками за бортик. – Проговорил Емейне чуть севшим голосом, двигая рукой то сжимая пальцы, то расслабляя. Когда Медейн раскинул руки, становясь точкой опоры, Емейне опустился на его грудь, прижался лицом к шее, а освободившуюся руку завел ему за спину. Пальцы быстро скользнули вниз, проникая между ягодиц. Медейн сильно сжал пальцами бортик, откинул голову назад. Эти ласки они не так давно стали пробовать. Ранее сам Емейне не мог подумать о подобном, не тянуло. Игрушку, которую использовали ранее – с первого момента принял; ласку супруга как однополый партнер – только спустя несколько лет. А сейчас, кажется, дойдет до конца. Тем более Медейн вообще не против. С Емейне не против, только с ним. - А сейчас, злишься? – урча спросил и куснул в шею. - Почти простил. – Медейн замер, чувствуя, как пальцы преодолевают преграду в виде чуть расслабившегося кольца, после чего выдохнул. Немного больно, но после нескольких движений и привыкания, становится легче. Зато спереди массаж такой, как он любит – сжимая пальцы, словно пульсируя, играя большим пальцем под головкой и оглаживая ее изредка. Емейне заулыбался, чувствуя, насколько супруг расслаблен, как поддается, сжимается. Массаж же все глубже и глубже растягивал. Свой собственный член встал, набух. - Хочу тебя. – Прошептал на ухо Емейне, прекрасно понимая, что супруг тоже хочет этого. - Не здесь. – Медейн открыл глаза, чуть затемненные страстью, облизнул губы. – Мыло, щипать будет. Емейне только кивнул, быстро разобрал получившуюся композицию из деталей «немурэ немурэ», затем помог супругу встать. Через пару минут они уже ополоснулись, промыв ранее массируемое место от мыльного раствора, что попал в тело. Обсушившись под системой генерации воздушного потока, направились в личную спальню. Пока сушились, пока шли, возбуждение слегка ослабло. К кровати добрались уже прекрасно осознающими, что сейчас произойдет. - Что такое? – Емейне заметил легкую дрожь, постоянно облизываемые губы. - Мне как-то страшно. – Медейн посмотрел на любимого супруга. – Вот ведь, столько лет вместе, а сейчас страшно. Емейне заулыбался, подошел ближе, протянул руки. Обняв его, крепко сжав, зашептал на самое ухо: - Не беспокойся, я тоже волнуюсь. Это ведь наш первый раз, чтобы мы оба были одного пола и легли вместе для ласки. – Он поцеловал его в кончик уха. – Дальше у нас уже не будет такой возможности. Я даже не знаю, смогу ли использовать систему имитатора и брать тебя с ней. - Успокоил. – Хмыкнул Медейн, покачав головой. - Ты ведь знаешь, я не умею успокаивать. Ультра прижал лицо к груди супруга и вдохнул его запах. - Твоя честность объединяет корабли. Емейне заулыбался, руками же потихоньку пошел осваивать пространство тела, особенно округлости снизу. Прижав к себе, жадно сжимая пальцами, вынудил поднять лицо. На него посмотрели серые глаза, мудрые и добрые. Именно они заставили в тот год сдаться, пасть ниц пред немурэ Медейн Кхолх, а через три месяца узнать, что это последыш ультры. Сейчас она прошла процедуру и стала мужчиной. Строгие черты лица, густые брови, высокий лоб, четко очерченные тонкие губы, где нижняя чуть больше верхней, правильный овал лица без выпирающих скул – ОН получился бесподобным. При этом очень отличается от того, что было женщиной с щечками и прямым носиком. Вот только глаза остались неизменными. Вжав в себя тело супруга сильнее, облизнул подбородок, куснул его. Медейн тут же резко схватил за волосы, отогнул голову назад и атаковал губы. Емейне засмеялся, отступая к кровати. Никогда у них не было слишком сладких и ласковых ночей. Всегда буря, потому как они оба любят страстно, но допускают между собой наложниц. Чисто для поддержания соревновательного характера и подогрева ревности. Ею управляют оба и упиваются ее итогами. Медейн рыкнул, осмотрелся, толкнул Емейне на кровать. Тот рухнул, тут же приподнимаясь на локтях. На него сразу полезло горячее тело. Уселось сверху, глаза в глаза, жадно в губы, прикусывая. Дальше была борьба, постоянно кто-то из них забирался сверху, вжимал в кровать, блокировал руки и целовал-покусывал. В итоге их игр от края кровати переместились до другого края, где рядом с ним стоял столик. На нем расположились разного рода баночки, пара мисочек и кубики. К этому моменту Медейн сидел сверху, возбужденный, вспотевший, с азартом глядящий на супруга. Под ним лежал Емейне и улыбался, мял ему бедра, показывал свои клыки. Хвосты в этот момент плясали свой отдельный танец, как змеи извивались, стремясь обвить соперника. В итоге этой борьбы хвост Емейне сильно сдавил хвост Медейна, который выдохнул и повернул голову назад, посмотреть на труды супруга. - Ляжешь? – спросил Емейне. - Нет, хочу так. - Так больнее. – Пальцы сильно сжали бедра, оставляя на них белые следы, которые завтра будут слегка красными. - Хочу так. – Повернувшись к супругу, Медейн усмехнулся. – Запомню, на что годится твой орган. Раскатистый смех пронесся по пространству спальни. В тот же момент улыбающийся Медейн погрузил пальцы в одну из мисок, завел эту руку себе за спину и смазал. - Дай лучше я. – Тут же ревниво встрепенулся Емейне, быстро окунув свои пальцы и отстранив руку супруга, начал смазывать, массировать. После игры в мыльной воде тело поддавалось легче. Медейн лег на его грудь, раскрываясь сильнее, дозволяя делать с собой все, что хотелось супругу. И тот делал. Да еще и как! Спустя несколько минут, очень аккуратно и медленно, Медейн насаживался на член своего супруга. Он не скрывал ни единой реакции, с шумом выдыхал, когда становилось больнее, тут же приподнимаясь. Когда добрался до половины, остановился, уперев руки в кровать: одну сбоку под мышкой, а вторую у шеи супруга. Емейне не двигался, чувствуя себя внутри, крепко схваченным, массируемым. Судорожно сжимающийся анус супруга почти лишил способности сдерживаться. Емейне мог думать только о том, как бы подкинуть бедра и не останавливаясь начать раскачивать эту тесную трубу, чтоб весь ствол погружался. Но нельзя! Нельзя срываться! И он терпел, ждал, облизывал губы. Медейн подождал пару минут, сжимая кулаки. - Ты был прав, больно. – Он мог признать свою неправоту, потому что это Емейне. - Ляжешь? - Угу. – Кивнул супруг, плавно поднимаясь. Емейне не стал предлагать все закончить, они итак откладывали этот момент больше года! Он лучше сделает все, как надо, сейчас, чем будет решаться еще полгода. Поэтому подложив под живот подушку, взяв пиалу, окунув пальцы, сильнее смазал раскрытый анус. Наклонившись, куснул ягодицу, заставил раздвинуть ноги и просунул руку к его члену. - Совсем мягкий. – Посетовал Емейне, вытянул орган между ног, насколько у того хватало длины. – Сейчас будем поднимать в боевое построение. Медейн хихикнул, нервно. Емейне понимал, что не просто вот так все это принять, и что у супруга уже настрой не тот. Понимал, но не отступал. Ему потом сам Медейн с кулака привет передаст за такое малодушие. Улегшись, удобно расположившись между ног лежавшего на животе супруга, Емейне быстро привел бойца в полную боевую. Хватило двух раз пососать головку, помять яички и облизать кольцо ануса – Медейн застонал, блаженствуя. Еще раз смазав его, себя, приставил ко входу горячий орган. - Я войду весь, больно будет – кричи и рычи; не отпущу все равно. – Серьезно сказал Емейне, на что получил согласный кивок. Оно так и получилось. Емейне сел ему на ягодицы, направил орган одной рукой, а второй перехватил под горло своего красавца. Как только головка вошла, Медейн шумно выдохнул, а вот когда поступательные движения прошли половину длины члена, попытался удрать. Его тут же сильнее прижала к груди рука, ограничивая кислород, заставив замереть. - Расслабься, выдохни. – Приказ над ухом и тело подчиняется воле главного. Когда он вошел до конца, Медейн успел несколько раз вскрикнуть, порычать и постоянно охал на толчки. Фыркая, когда внутри все замерло, облизывая губы, он чувствовал, как его плечи и шею целуют, покусывают. Легонько, отвлекая, заставляя чуть расслабиться. - Легче? – спросил Емейне, погладив пальцами щеку. - Не знаю. Горит, словно на раскаленную трубу одели. - Смазка болеутоляющая, сейчас подействует. - Угу, было бы прекрасно. – Медейн не улыбнулся, но млел под лаской пальцев, поцелуями. Спустя некоторое время отпустило, что он и сообщил супругу. Емейне шепнул на ухо, что ждал год, так что не слезет с него, пока не запоет особо сладко, после чего двинул бедрами. Поначалу было как-то странно, ощущений, кроме движения, никаких и не вызывало. Затем Емейне догадался руку просунуть под него и приласкать. Здесь отклик был, причем практически сразу. Медейн перестал зажиматься, отдав свое тело под ненасытного Емейне. Тот крутил и вертел его всяко, и если было особо неприятно, то либо менял позу, либо компенсировал ласками. В общем, когда он закончил, ультра не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Откуда столько силы взялось, он даже не догадывался, но был рад, что все прошло более-менее хорошо. Когда глаза открыл, улыбнулся. Его крепко обнимают любимые руки, они оба укрыты, а в спальне стоит полумрак. Еще в теле ощущается усталость и легкость. Пошевелившись, пытаясь определить, насколько задница пострадала, невольно разбудил Емейне. - Что такое? – он поинтересовался причиной возни под своим боком, говоря чуть севшим после сна голосом. - Да думаю, что там со мной, цела ли она или нет. - Ну, ты сильно-то из меня планетарного дикаря не делай. – Емейне заулыбался, полез целоваться. – Я тебе ввел гель и палочку. К утру можно будет повторить подвиг. Медейн лишь рассмеялся. Он прекрасно знал, что подпустил к пайку недоедавшего пилота. Они хомячат их быстро, не оставив ни крошки. - Не думаю, что… - С утра, - Емейне закрыл пальцами ему рот, протолкнул внутрь и приласкал язык супруга, - повторим твой подвиг. Не обсуждается. - Хорошо. - Кстати, - супруг лег рядом, подпер рукой голову, - меня вот что интересует. - И что же? - Если ссора все же пойдет не по сценарию, а каплями поспешит к звездной величине, это не сдвинет массу с места? - Нет. – Медейн покачал головой. – Даже если что-то пойдет не так, именно боевые столкновения перевесят. Ссора испортит отношения с парой Больших Домов, что также ускорит распад физического слияния. Сейчас у них идет даже опережение графика, но с постоянными нападениями начнет отставать. - Если ссора не пойдет дальше, что тогда? - А вот тут уже есть целых три варианта, - Медейн заулыбался. – Не спеши, не показывай своей заинтересованности в делах советника Вайшун. Можешь не сомневаться, отныне тебе и делать ничего не нужно. Вскоре одна примечательная наложница придет и будет жаловаться. - М-да, мне до тебя очень и очень далеко. Скажи, если им известно, что это мы вмешались, система окажет давление? - Нет. – Медейн покачал головой. – Это будет первое предупреждение по области Нетваль. В ней двадцать констант, так что сам подумай, какой силы должен быть толчок, чтобы система отреагировала. - Но там пакка. – Емейне покусал щеку изнутри. – Что, если у нее насчет этого уникального титула есть особый протокол? - Если и есть, то будет лишь одно предупреждение. С ним я справлюсь. Тем более с новосозданным Большим Домом. Емейне мог лишь положиться на своего супруга. Когда он затевал месть, то не очень думал о последствиях. Все же умения и способности включают в себя не просто знания и управление ими, а еще и развитие ума и разума. Если простыми словами, то Медейн соображал почти как таяк, а Емейне едва дошел до третьей ступени с конца лестницы. Но он захотел проучить наглую немурэ и супруг поддержал затею, не пресек, а еще и всеми силами помогает. По сути Фоолда не нужно больше ничего делать. Самое главное он сделал – не защитил перед ультрой наложницу, которая официально принадлежит владыке, а реально спит только с супругом владыки. Все дальнейшее, что будет происходить, подталкивать к моменту наказания будет сам ультра. Через чужие руки, но сам. Емейне лишь остается стоять рядом и наслаждаться мерцанием звездного света. - Скажи, ты сделал выбор? - Какой? – Емейне вынырнул из раздумий на звук голоса супруга. - О введении новой формы таяк. - О! Да, сделал несколько пометок. Хочешь посмотреть? - Давай. Я тут понял, что поспал достаточно. – Медейн быстро подтянул тело повыше на подушке, пока супруг активировал свой браслет и выводил на экран окошко с заметками. Перед ними растянулся экран метр на семьдесят сантиметров, сразу выставляя блоки с картинками. - Вот смотри, эти два точно войдут в массовую серию. – На экране появились боевые таяк, у которых фасон внешнего доспеха отличался от обычных. В основном отличие заключалось в нанесении на грудные и спинные пластины нескольких символов, создающих рисунок. Также отличалась форма шлема. - Что добавил в особенности? - Эти таяк смогут в бою активировать пластину на предплечье, которая раскроется щитом. У них в программе, как комплект, стоит прием, когда щит открыт. - Приседают или подпрыгивают? – Медейн на то и Медейн, что сразу сопоставил наличие щита и его визуального размера с тем, как их можно использовать. - Оба варианта. К тому же они могут на второй руке активировать формирование лезвия. Их скелет на тридцать килограмм тяжелее, чем стандартная модель. - Штурмовой? - Прорывник. Наличие щита, если еще и модификатор энергетического разъема поставят, сделает его грозным боевым таяк, который создан именно для боев внутри зоны, а не в вакууме. - Скорость, улучшенный скелет, защитные и атакующие способности. – Медейн призадумался. – И насколько он мощнее? - На 25%. - В чем проигрывает обычной боевой модели? - Когда начинает бежать, после преодоления порога в одну ге (прим.автора: 1ге = 100км/ч), он уже не может остановиться или направлять себя. Как только скорость снизится, управление берется под контроль. - Хорошо. Дома редко атакуют друг друга с проникновением в тело, все больше внешние атаки, корабли. Как раз на кораблях мало места для разгона. Порог не превысит, ситуацию аварийную не создаст. Одобряю. - Сколько за него голов? - Думаю, - ультра покусал щеку, - можно попросить систему оценить в диапазоне от трех младших капитанов пехоты и до десяти. - Приемлемая цена. Прорывник сломает строй, а пока на него отвлекутся, не зная как реагировать, уже будет поздно. – Емейне улыбнулся. – Вот этот больше подходит как рабочий. Картинка приблизилась. Обычный таяк, с маркерами красных полос по бедрам и плечам, серо-зеленого цвета, производил впечатление… унылым в общем он был. - И что ты ему добавил? - Данная модель получила набор данных по работе в технической зоне, на полях. В его распоряжении блок допуска к руководству над обычными работниками. Если он стоит в основе, то вся группа, до тысячи таяк, получает его пакет данных и повышает производительность с минимумом энергетических затрат модели на свои действия. - Хм. – Здесь Медейн задумался надолго. В обязанности ультра входит процесс ввода на рынок мена особых таяк, которые никогда не будут выдаваться системой. Можно сказать, что ультра законодатель моды на форму и престижность каждой модели, которую подбирает. Основа у них одинаковая – боевой таяк, таяк-сомат и таяк-координатор. Посредством добавок в расширение программы, внешнего вида брони или покрытия имитирующего тело, а также добавления компонентов, меняется и цена. При этом ультра не устанавливает четкую чену, он передает свой отобранный вариант, а также диапазон расценок минимума или максимума для данной модели. Система, проверив эти данные, спустя несколько дней, выдает результат. Если ультра угадал с расценками, то ничего менять не нужно, а если нет, то придется либо что-то заменить, либо от чего-то отказаться, либо задать новый диапазон стоимости. На памяти Медейна таких отказов у них было всего два. - Думаю, что такой таяк нужно окрасить больше. Он слишком невзрачен, для заложенных способностей. Дальше они просмотрели еще несколько вариантов. С тремя идеями ультра согласился, а вот с цветом фуксии пришлось долго спорить. Согласно насыщенности цвета, такой таяк не будет боевым. Слишком он заметен и его первого уничтожат. Для личного таяк боевой модели он тоже не годится. Опять же цвет всему виной. И не его номер в цветовой палитре, а именно яркость и насыщенность. Емейне пришлось согласиться с тем, что этот таяк будет только украшением с несколькими функциями. - Как думаешь, к дню мена Аталь-Кебеж уже отчается? - Отчается? – Медейн чуть нахмурил брови, перебирая в голове варианты, при которых такое может быть. - Ну, вот смотри. – Емейне сел, скрестил ноги, уложил руки на колени. – Их начнут зажимать между палубами, и не дадут выскользнуть в вентиляционную трубу. Давление будет сферой, а друг начнет сдавать позиции, так как и его атакуют. Для удержания темпов строительства Аталь-Кебеж не побежит к другу, слезно прося еще таяк. - Понял тебя. – Кивнул головой ультра. – Разработай три модели под строительные позиции и еще двоих под боевые. Последних сделай чуть лучше, чем обычных, и с меньшим сроком заряда. Тогда они получатся одинаковые в числе голов при размене более стоящих позиций. - Хорошо, подберу им наживку. - Все равно, к году мена им будет нечем набирать войско, ведь все строители станут на порядок дороже. - Не забывай, многие Дома привезут своих строителей или боевых, чтобы совершить мен на престижные позиции. - Благодарю, что напомнил. – Ультра кивнул головой. – Надо будет через год активировать слет, бонусом пойдет мен на престижных таяк. Вот туда фуксию и еще парочку образцов добавим. Разработай с черными метками и желтыми вставками брони. У нас очень редко черный цвет получают, будет им затравка. Супруг ультры заулыбался. Если Дома потратят часть своих запасов боевых таяк и строителей, то к году мена такого большого числа голов не получится. - Знаешь, пусть Мекхик бьет ссору. - Почему? - Растормошить ее она не сможет, потому как рано. – Медейн улыбнулся. – Салаван проведет небольшую работу, через свои каналы, и на год мена будет еще меньше нужных голов для Аталь-Кебеж. - Хм. – Емейне призадумался, все же не совсем дурак, после чего головой кивнул. – Да, это будет ход, который приблизит поглощение Аталь-Кебеж его новым «другом». Если запас голов прибудет на площадку мена в необходимом числе, то выменять нужных не составит труда. Но если искусственно сократить их число еще при нынешних владельцах. – Емейне заулыбался. – Хорошо, я согласен. Пусть наложницы повеселятся. Но потом, - он перевел взгляд на супруга, - поспрашиваю с них с обеих. - Мекхик умнее, она подставилась сейчас, дальше сильно не полезет. - Уверен? - Да. - Посмотрим, кто на двух палубах свои стопы отпечатает. И кто из них магнитом прилипнет, а кто соскользнет.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты