Временная ведьма

Джен
R
В процессе
61
Размер:
планируется Макси, написано 12 страниц, 3 части
Описание:
У меня есть один маленький вопрос к этой вселенной. Какого демона я - Василиса Огнева?!
Где же я так согрешила?
Ну ничего. У меня есть я и эта демоническая котоподобная свинья, а значит - прорвемся!
Примечания автора:
Эта робота уже несколько лет лежит и ждет завершения у меня в блокноте.
Я не знаю как часто будут выходить главы, но точно не оставлю в подвешенном состоянии.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 20 Отзывы 24 В сборник Скачать

Моя скучная и размеренная жизнь

Настройки текста
Большие часы в библиотеке пробили пять утра. Я на несколько секунд замерла, внимательно прислушиваясь к звукам. Нет, ничего. На цыпочках отправилась дальше по коридору. Вот и моя комната. Маленькая и темная, но меня устраивает. Кровать, шкаф для одежды и письменный стол с креслом. Все из светлого дерева. Вместе с кремовыми обоями выглядело бы неплохо, если бы не постоянный полумрак в комнате. Все из-за дерева, которое растет у меня под окном. Я уже привыкла. Прошло уже три месяца с того ужасного дня, когда меня забрали к отчему дому. Большой и красивый, он сверкал огнями окон в вечернем полумраке. В свете, который пробивался сквозь тяжелые, явно дорогие занавески можно было разглядеть чудесный сад. Волшебное место, чтобы сделать классную фотку для своего блога, но ужасно скучное. Это подтвердила процессия из пяти людей, которая встретила меня около главного входа. Четверо детей и какая-то страшная женщина. Худая и злая. С ней общий язык я точно не найду даже если захочу. Она уже была настроена против меня. Как и остальные здесь присутствующие. Двое старших, что интересовали меня больше всего, бросали злые взгляды в мою сторону. Оба худые и достаточно высокие для своих четырнадцати (?), с серо-зелеными глазами. Норт был немного выше, чем Дейла и на вид казался более грозным. Его взгляд, наполненный злостью, едва не заставил меня вернуться обратно в квартиру. Шучу. В своих попытках выглядеть страшно он больше напоминал обиженного бурундука. Дейла смотрела на меня, как на что-то отвратительное, прилипшее к новым туфелькам. Ну-ну. Младшие явно пытались копировать старших, но без особого успеха. Их лица имели приблизительно такой вид, будто им срочно нужно в туалет. Десяти- или девятилетний Эрик и на год младший его Ноэль. Это их оставят с этой страшной женщиной и мафиози. Ноэль был низким и толстым со светлыми волосами и непонятного цвета глазами. Эрик выглядел худым и очень напоминал эту няню. Стоп. Точно. Эта страшная женщина приходится им матерью. Каким козлом не был Недопапенька, но оставить детей незнакомой женщине… Н-да, про себя я забыла. А чего он в каноне меня не любил? Какая-то там история была. То ли я убить его должна, то ли еще что-то? Не помню. Хотя была в конце какая-то мутная ситуация, но Огнев точно остался жив. Как и остальная семейка. Следовательно, встретили меня вовсе не хлебом-солью. Потом даже побить пытались, но не вышло. Моя интуиция вовремя просигналила, поэтому я задержалась за столом и вышла вместе с Азалией. Кислые лица моих родственников стали вознаграждением. Норт еще на следующий день пытался отобрать мои карманные, но проще Землю пешком по экватору обойти, чем отобрать МОИ деньги. Вот и братик теперь об этом знает. Я хожу в ту же школу, где училась Василиса. Это настоящий рай. По крайней мере, после того, как ты ее закончил и все знаешь. Я просто наслаждаюсь школьными буднями и делаю одноклассникам домашку за деньги. За эти три месяца я неплохо так заработала, но и тратила я много. Моя идея об экстренном чемоданчике теперь реальна. Под кроватью я держу рюкзак с самыми необходимыми вещами. Единственное, что меня искренне огорчает, — это невозможность купить плеер. Я же не смогу его взять с собой на Эфлару. Там нет ни электроэнергии, ни батареек, поэтому это была бы бесцельная покупка. Хомяк не простит. С гимнастикой ничего не вышло. Ольга Михайловна уцепилась у меня, как клещ. Я же ее билет на победу в соревнованиях за летний Кубок. Кроме того, она выбила для меня путевку в лагерь, а это тоже накладывает свой отпечаток. Следовательно, откосить от гимнастики мне не удалось, потому приходится до ночи сидеть в душном спортзале на тренировках. Ужас какой-то! А еще мне не дали забрать Котлету. Я сначала думала, что на следующий день зайду в старую квартиру и потом пронесу его в рюкзаке. Однако, когда я пришла, то никакого кота там не было. Даже все соседние дворы обошла, но не нашла моего котяру. В неизвестности и волнении я провела еще два дня, а на третий Котлета объявился. Ранним утречком, когда я только проснулась, меня ожидал черный, наглый подарок. В этот раз без ''взятки''. Как и в прошлый раз, он разлегся на мне и делал вид, будто бы спит. Я была так счастлива видеть это животное, что даже не разозлилась на его наглость. Теперь мы делим одну комнату на двоих, и никто в доме об этом даже не догадывается, потому что еду из холодильника он крадет профессионально. А еще котяра помогает мне с одним делом. Вот мы собственно и дошли до того момента, что я делала в коридоре в пять утра. Все очень просто — я намазала ручки комнат Норта и Азалии клеем. Едва подобрала такой, чтобы не засыхал сразу, а только через два часа. Наша борьба со старшим братом началась с первого дня. Он пытался зацепить меня ехидными фразочками собственного авторства, но натыкался или на полный игнор, если я читала или зарабатывала на одноклассниках, или на ответ, после которого ему (судя по выражению лица) хотелось не то расплакаться, не то побить меня. Чаще Норт просто краснел от злости, сжимал кулаки и шел прочь. С Азалией все было сложнее. У нее, в отличие от братика, есть реальная власть в этом доме. Выгнать меня на улицу она, конечно, не может, но и без этого вариантов море. Например, сказать, чтобы мне подавали меньшие порции, чем другим, или запретить мне целый день выходить из комнаты из-за какой-то повинности, или заставить вымыть весь коридор, потому что я, видите ли, '' не ценю чужой труд ''. Понятно, что за эти три месяца она успела сильно достать меня. Поэтому, если Норта я жалела (на убогих не обижаются) и особенно ничего против него не предпринимала, то няне я мстила с большим удовольствием. Самым простым было поменять этикетки соли и сахара на кухне, но это был только обманный маневр. Пока Азалия разбиралась: кто виноват, я успела пролезть в ее комнату. Накануне в нашем саду, точнее менее ухоженной его части, я нашла ядовитый плющ. Поэтому единственное, что могло мне помешать — это другие жильцы дома. Азалия разбиралась на кухне, Эрик и Ноэль наблюдали за этим. Норт закрылся в библиотеке, а Дейла стояла на шухере. И нет, с ней у меня тогда были натянутые отношения, но ее тоже раздражает Азалия, которая заправляет этим домом, потому она согласилась прикрыть меня за контрабандный шоколад. Еда объединяет! Операция прошла безукоризненно. С того времени так и повелось: я время от времени устраиваю нашей няне подлянки, а Дейла меня прикрывает. За шоколадки, конечно. Еще мне очень помогал Котлета. Он крал вещи из комнаты Азалии и разносил по всему дому. Думаю, если бы не ее уверенность, что это все моих рук дело, то няня бы уже, наверное, сошла с ума. Все в этом доме знают, что это я так развлекаюсь, но доказательств нет. Ничего не докажете. Сегодня кроме Азалии моей жертвой стал Норт. Все из-за того, что вчера он вылил мне на колени тарелку борща (повезло, что не слишком горячий). На мои новые джинсы. А эта няня сделала вид, что ничего не случилось. Хорошо, что клей я купила еще на прошлой неделе, когда гуляла с Лешкой. Не скажу, что мы с ним стали лучшими друзьями, но парень он неплохой. И в стройматериалах хорошо разбирается. В моей комнате я, наконец, смогла выдохнуть. Операция прошла успешно, и теперь осталось дождаться подъема. Все, кроме меня, в субботу встают в семь, так что ожидаю на утреннее шоу. А пока можно почитать. *** Часы едва пробили шесть, когда в коридоре, где находится моя комната, послышались быстрые шаги. Хорошо, что я подготовилась к подобной ситуации и сразу отдала тюбик клея Котлете, чтобы тот его спрятал. Осталось сделать вид, будто сплю. Быстро закрыть книгу, забросить ее под кровать и развалиться на ней, как морская звезда. Как раз вовремя, потому что двери в мою комнату тихо отворились. Странно. Судя по тому, что гость не стал кричать на меня, как только ворвался, то это не Азалия. Тогда Норт? Я едва приоткрыла глаза. В полумраке было трудно кого-то различить, но мне это удалось. Невысокая, худая фигура оглядывалась, будто в поисках чего-то, а потом направилась к моему столу и… Блин. Отсюда не видно. О, возвращается. Остановился у двери, еще раз глянул на меня и тихо протиснулся в коридор. Эрик. Что же ты задумал? А хотя я знаю. Записка, найденная на столе, только подтвердила это. Меня приглашают сегодня вечером в библиотеку. Какая прелесть! Значит день X уже завтра. И Недопапенька сегодня вернулся. А я то думаю, чего это Норт так осмелел. Думал, что до него не доберусь. А вот фиг тебе! В комнате я просидела вплоть до десяти утра. Я всегда пропускаю завтрак по субботам. Слишком уж люблю поспать. А здесь график слишком четкий. В восемь завтрак во все дни, кроме воскресенья. Меня пробовали будить, но почти сразу отказались от этой идеи. Просто у меня очень красивый голос. Для банши. Или для котов весной. Тот единственный раз, когда меня разбудили раньше восьми в субботу, я исполнила все музыкальные композиции, которые только смогла вспомнить. Это было незабываемо для всех жильцов дома! С того чудесного, для меня, дня они даже не подходят к моей комнате. Я даже не сомневалась в том, стоит ли мне идти на встречу в библиотеку, или нет. Конечно, что не пойду. Я же помню, что сегодня вечером состоится собрание ордена Как-то-его-там. И если я попаду туда, то это может создать для меня кучу проблем. А проблемы я не люблю. Хотя мне кажется, что они идут в комплекте с этим телом. Отказываться от магии, даже такой, как это чародейство, я не собираюсь. Да и не дадут мне это сделать. Часовой флер остался со мной. До последнего надеялась, что его не будет. Но где там. Каждое полнолуние просыпаюсь от ощущения онемения в пальцах. А когда начинаю их растирать, то всю комнату заполняют цифры. Преимущественно римские и красные (мой любимый цвет). Хуже всего то, что оно не поддается никакому контролю. Подождав для верности еще полчаса, наконец-то вышла из комнаты и отправилась в сторону кухни. Какую-то булочку надо перехватить. Если мой коридор был тихим и спокойным, то в другой части дома господствовало радостное поднесение. Все бегали, мыли, вычищали. К нам что, президент едет? На кухне тоже господствовал хаос. Поварихи носились с мисками, везде летал пар, хотя вытяжки работали на полную. Ужас, одним словом. Я едва смогла выбить себе чашку чая и две булочки. Теперь сижу в углу, ем и наблюдаю за этим беспорядком. Как я поняла из разговоров поварих, сегодня планируется какой-то праздник. Будут многие гости. Ясненько. Нас это не интересует. Если скажут прийти, то постою минут пятнадцать в уголочке и свалю. Когда я возвращалась обратно в комнату, то встретила Дейлу. Ого, а чего это мы такие сердитые?  — Тебе на завтраке лимоны без сахара подали? — меня впрямь разрывает от любопытства. Она не из тех людей, которые открыто демонстрируют свои эмоции, потому даже представить не могу, ЧТО ее так разозлило.  — Ты уже получила свою одежду на вечер? — и что же Вас так не устраивает, госпожа Дейла? Нет, серьезно. Что не так с ее одеждой?  — Я только из кухни. В комнате еще не была. А что? — я наклонила голову к левому плечу. Всегда так делаю, когда тема разговора мне интересна.  — Пошли, вместе посмотрим, — и она, схватив меня за руку, понеслась в мою комнату. Зачем так бежать?! Я же едва успеваю! Мы затормозили, едва не врезавшись в дверь, и Дейла решительно ее открыла, чтобы шокировано замереть на пороге. Я проследила за ее взглядом. Котлета. Он лениво поднял голову, посмотрел на нарушителей его царского сна и опять притворился мертвым. Вот котина! Натворил здесь дел, а мне разгребай!  — Я не буду спрашивать, как Оно здесь очутилось, — невероятно тактично. Дейла все еще постигала дзен, а я, наконец, заметила темно-коричневый пакет около Котлеты. Подошла к кровати и подняла его. Легкий. Покрутила в руках и только после этого разорвала бумагу.  — Мама родная, — мне не хватает слов, чтобы описать это платье.  — А я еще на свой костюм ругалась, — Дейла полностью солидарная со мной. В пакете оказалось голубое (ненавижу этот оттенок) платье с кучей рюш и оборок, с двумя широкими лентами, которые нужно завязать в бант заде. Детский сад, ясельная группа. И туфельки. Слава крекерам, синие. О еще что-то выпало. Заколка в виде какого-то цветка. С виду дорогая штучка.  — Надену туфли и заколку, — сама удивляюсь своему оптимизму.  — Ага. Платье я тебе из своих подберу, — я вытаращилась на Дейлу. Вот не ожидала от нее такой доброты.  — Интересно: кто это нас так любит? — я серьезно не верю, что наряд на вечер нам выбирал Недопапенька. Может, это он Азалие приказал купить?  — Госпожа Мартынова, а кто же еще? — Дейла состроила гримасу, а у меня появилась мысль, что попала я не совсем в канон. А где же любимая наставница, пример для подражания? Сестра поймала мой вопросительный взгляд и ответила: — Вечером покажу тебе, кто так старательно метит нам в мачехи. Она развернулась и направилась к выходу из комнаты, но остановилась у дверей:  — А как его зовут? — и кивнула в сторону котяры.  — Котлета, — я улыбнулась в ответ на удивленный взгляд сестры. По-моему, Дейла начала сомневаться в том, или есть у меня мозги. Ничего, я сама время от времени начинаю в этом сомневаться. Она бросила на нас с котом еще один длинный взгляд и вышла, тихо закрыв за собой дверь. Чудесно! Теперь можно наслаждаться ничегонеделаньем вплоть до самого вечера. Красота! *** Перед началом праздника ко мне пришла Дейла и, как обещала, принесла новое платье. Простое, из темно-синей ткани, без всякого отребья, чуть ниже колена. Когда я его примерила и покрутилась перед зеркалом, то показалось, будто бы даже выгляжу немного старше. Сестру результат тоже устроил. Она даже помогла мне с прической. Волосы за три месяца сильно отросли и восстановились, потому даже просто заколотыми с одной стороны выглядели чудесно. Дейла тоже выглядела потрясающе. Темно-зеленое платье до колен идеально подходило ей. Черные, кожаные босоножки на каблуке делали ее ноги еще стройнее. Золотые украшения дополняли образ. Не понимаю, как эта и книжная Дейла могут быть одним человеком? Хотя история же о Василисе и ее друзьях. Значит и враги главной героини должны быть не слишком умными. В каноне Дейла ходила хвостиком за Маришкой и постоянно ей поддакивала. Эта тоже способна на подобное. Но только в том случае, когда это принесет ей пользу. Моя сестра спокойная, хладнокровная стерва, и именно поэтому она мне так симпатизирует.  — Ты готова? — Дейла бросила на меня оценивающий взгляд и, оставшись довольной результатом, кивнула: — Пошли. Мы направились к большой гостиной, откуда доносились звуки музыкальных инструментов. Около лестницы Дейла остановилась и, перегнувшись через перила, осмотрела пространство коридора первого этажа. Явно довольна результатом, она схватила меня за руку и мы быстро направились к большой двери, из-за которой слышалась музыка. Сказать, что я была удивлена — ничего не сказать. Вчера: небольшая, уютная комнатка с диванчиками и медвежьей шкурой, сегодня превратилась в огромный зал. Начищенный до блеска паркет, на котором кружили несколько пар. Хрустальные люстры, которые сверкали сотнями огней. Столики с закусками и напитками, около которых ошивались гости. О, моя ты радость! И я, потеряв по пути Дейлу, направилась к еде. Поварихи постарались на славу. Просто вкуснотище! Я так увлеклась закусками, что даже не заметила, как ко мне подошли.  — Вкусно? — я едва не подавилась маленьким бутербродиком с ветчиной, когда услышала вкрадчивый голос за спиной. Откашлявшись, я повернулась к этому козлу (того, кто ест, даже змея не жалит). Симпатичный козел, кстати. Высокий (для меня все сейчас высокие), лет шестнадцать-семнадцать, со светло-пепельными, немного волнистыми волосами. На узком загорелом лице выделялись чернющие глаза. Блин. Сразу романс в голову лезет. Стоп. Нужно что-то ему ответить.  — Очень, — вот черт. Черные и темно-карие глаза — моя слабость.  — Меня зовут Марк, а Вас как? — и улыбается гад.  — Василиса. И мне уже пора, — бежать. Как можно дальше. Ляхтич попробовал схватить меня за руку, но попробуй это сделать, если я быстрее тебя. Буквально вылетев из праздничного зала, кинулась вверх по лестнице. Беги, Василиса, беги. Коридор. И еще один. Вот я уже в своей комнате. Еще и двери креслом подперла под удивленный взгляд Котлеты. О, и окно закрыть. И шторы засунуть. Все. Я в домике. Почему я так среагировала? Все очень просто: Маркус Ляхтич — еще одна моя неудачная влюбленность. Это происходит каждый раз, когда я вижу интересного парня. Я залипаю на какую-то конкретную черту его лица или тела и все. Единственное, что утешает, это то, что заинтересованность проходит так же быстро, как и возникает. Чем реже я буду видеть Марка, тем меньше он мне будет нравиться. Надеюсь. Я переоделась в пижаму, повесив платье Дейлы на плечики, и упала рядом с Котлетой. Он посмотрел на меня, тяжело вздохнул (коты так умеют?) и умостился у меня под боком. Хоть кто-то меня поддерживает. Крепко обняв мою пушистую свинку, заснула. *** Утро добрым не бывает. Ночью сюда кто-то приходил, о чем свидетельствует перекинутое кресло. Хоть бы убрали за собой. Котлета был со мной полностью согласен. Судя по его злой морде, того, кто посмел прервать его королевский сон, будут ожидать большие проблемы. Я сомневалась идти мне на завтрак, или нет, но решила, что лучше хорошо поесть. Даже, если там будет Марк, Дейла меня защитит. Ну, я на это надеюсь. Но в столовой были только мои дорогие родственники. И Азалия. Завтрак прошел в полной тишине. Аж страшно стало. Моя интуиция что-то попискивает на краю сознания и я с ней согласна: лучше просижу целый день в комнате. Я уже поднималась по лестнице, когда меня догнал Эрик и, пряча глаза, попросил идти за ним. Чувствую: проблемы меня нашли. Мы пришли к библиотеке, где он начал втирать о какой-то ужасной опасности, которая поджидает меня в этом доме. Мне только и оставалось, что снимать лапшу из ушей и кивать в нужных местах. Я так похожая на дуру? Если Недопапенька думает, что я поверю в эту бездарную игру актера погорелого театра, то он идиот. Напоследок он всучил мне маленькие песочные часики на длинной цепочке и ушел. А я еще несколько минут ловила синий экран от абсурдности того, что здесь только что происходило. Н-да. Куда я попала?! В комнате уже детальнее рассмотрела часы. Они что, из золота?! Какая прелесть. Сколько я за них получу, если сдам в ломбард? Теперь появился вопрос: тереть, или не тереть? Чувствую себя Алладином. Было бы проще плюнуть на все и тупо проигнорировать Эрика. Сделать вид, что не получала никаких песочных часиков, и посмотреть, как Недопапенька будет действовать тогда. Но слишком много неизвестных появится в истории при таком раскладе. Поэтому лучше я буду действовать согласно с каноном до одного моментика. А уже потом посмотрим, что случится. Вздохнув, начала тереть часы. Так неудобно. Он же с обычный кулон размером. Но я справилась. Часы выскользнули из моих пальцев и закрутились, образовав золотое кольцо, которое начало увеличиваться. В середине засеребрился туман, который резко изменился четким изображением. На меня заинтересованно смотрел какой-то смугловатый мальчишка.  — Привет пришельцам! — ну вот что я творю? Похоже: я и адекватность — не совместимые вещи. -… — на меня опять таращатся.  — Я пошутила, — давай, Василиса! У тебя еще есть шансы сойти за нормальную.  — Тебя как зовут?  — Я — Ник. Ник Лазарев, — о, опомнился, наконец. — Ты хотела сделать заказ у моего отца?  — Вообще то, нет. Мне сказали, что в этом доме меня хотят убить, — правильно, а зачем размениваться на пустяки? — А потом дали эти часики. Я так напугана и ничего не понимаю, — драмы, больше драмы. И о слезах не забыть. Н-да, а все-таки это правда, что мужчины не могут смотреть на женские слезы. Это вызывает у них жалость и инстинкт защитника. Вон, как Ник растерялся. Судя по его виду, даже если я сейчас попрошу у него миллион, он принесет его на блюдечке с золотой каемочкой.  — Ну, я могу дать тебе пароль от перехода, — все, он наш с потрохами, — но ты уверена, что тебе что-то угрожает?  — Не знаю, я ничего не знаю, — и полные печали голубые глаза.  — Запоминай пароль: Тридцать три ступени в небо. Вверх смотри, где раньше не был. А потом мысленно считаешь от тридцати трех к одному.  — Хорошо, — я согласно кивнула. Что-то я забыла. Точно: — Меня Василиса зовут. Огнева. Тут я услышала чужие шаги в коридоре. Так топает здесь только Азалия.  — Мне пора, — и не дав ответить, дернула за край обруча. Удивленное лицо исчезло, а у меня в руках остались часики, которые я сразу отправила в рюкзак. Дверь в мою комнату отворились. На пороге стояла Азалия. Она придирчивым взглядом окинула помещение, а, когда остановила взгляд на мне, состроила гримасу. Правильно. Она же так и не смогла доказать мою причастность к ее бедам. Какая же я все-таки молодец. Если сама себя не похвалишь, то никто этого не сделает.  — Что ты здесь делаешь? — а Вы нарываетесь, тетенька. — Иди на улицу.  — Я здесь новую песню учу. Хотите спою? — и глазками хлоп-хлоп. Женщина побледнела и буквально вылетела из моей комнаты. Даже дверь за собой не закрыла. Вот она, чудодейственная сила музыки! До вечера меня никто не тревожил, даже Дейла за платьем не приходила. Мне же лучше. Я еще раз проверила свой рюкзак, взяла ли все, что планировала. Уже, когда на улице начало темнеть, ко мне пришла сестра и позвала в гостиную.
Примечания:
Простите, что так довго ничего не выкладывала.
Первый курс медицинского универа. Я скоро на стенку полезу. Или уподоблюсь волку и завою.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты