Black Friday скидки

Close people

Слэш
NC-17
В процессе
11
автор
Размер:
планируется Макси, написано 60 страниц, 14 частей
Описание:
Итак, наверное, мне стоит рассказать немного о себе? Что ж, я Фрэнк Энтони Томас Айеро-младший, ученик старшей школы в городе Бельвилл, штат Нью-Джерси. Учусь я скверно, но это меня не беспокоит, как и моих родителей(ну, практически). Их больше волнуют мои друзья — Рей и Боб. Они хорошие ребята, самые верные люди из всех, что мне довелось знать. Только есть одна проблема — они вымышленные.
Примечания автора:
Просто страх, я вообще впервые что-то пишу, не знаю, зайдет ли мне самой, но вроде выходит неплохо. Надеюсь, что прочтение данного фанфика вам принесет удовольствие. В любом случае, будет круто, если вы выскажите свое мнение в комментариях на счет глав. Критика - круто
Ошибки в тексте будут иметь место быть, just because
И да, сюжет основан на реальных событиях
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 7 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 14

Настройки текста
POV: Фрэнк — На прошлой неделе произошло мало чего, на самом деле.. родители вернулись из командировки дня три назад, мы сдружились с Джамией, я вам про нее рассказывал.. ну, с Билли мы поссорились недавно по бытовухе какой-то, но думаю, скоро померимся.. Рэй и Боб на меня все еще злы за тот случай, правда уже поспокойнее как-то все.. вроде бы больше ничего не произошло, все стабильно плохо. — Окей, Фрэнк, а как на счет Джерарда, ты ему звонил? — Нет. — прошло несколько недель с того момента, как мы расстались с Джерардом, так и не начав встречаться. Сейчас я сижу в кабинете своей новой специалистки — Джессики. Женщина лет тридцати с чем-то, светлые волосы, зеленые глаза. Одета она сдержанно, но стильно. Всегда поражался людям, которые из офисной одежды могут сделать образ модели из «Vogue», так вот, Джесс — одна из них. Я к ней уже постепенно начал привыкать, наше общение сразу пошло хорошо. Мне сначала было неудобно рассказывать ей об инциденте, что произошел с Джерардом, но пришлось, ведь я не могу такое скрывать. Тем более только это меня и беспокоит последнее время. Я только и думаю о том, как неправильно поступил по отношению к Уэю. Сам же жил, как мне казалось, по библии, а что в ней написано? "Поступай с ближними так, как хочешь, чтобы поступали с тобой"? А я не уверен, ой как не уверен, что хотел бы такого отношения к себе. — А планируешь? — Я.. я не знаю, это сложный вопрос.. — Хорошо. Давай поразмышляем, вот ты позвонил Джерарду, попробуй разыграть этот диалог; что ты ему скажешь, что он тебе ответит и так далее — Эм.. я бы поздоровался бы с ним, для начала — я почесал затылок, ероша свои отросшие волосы — Он бы спросил, что мне от него нужно.. а дальше, я не знаю — Тогда сам себе ответь, что тебе от него нужно — Но я не знаю, что мне от него нужно, ничего, наверное.. — А цель диалога тогда? — Ну.. мне хочется услышать его голос, я хочу, чтобы он меня простил и мы возобновили общение. Вот цель. 
— Хорошо.. — она поправила свои массивные, но красивые и лаконичные, которые очень были ей к лицу, очки, неторопливо записывая что-то в свой толстый от страниц блокнот — А при каких условиях Джерард тебя простит? Он вообще обозначал эти условия или ты только догадываешься, какими они могли бы быть, или же он не собирается тебя прощать ни при каких обстоятельствах, как ты думаешь? Есть ли предпосылки к тому, чтобы он тебя вообще простил? — Насколько я помню.. — я ненадолго замолчал, перебирая события в своей голове, стараясь сложить из них какую-то общую картину, для более линейного и понятного повествования — ..насколько я помню, Джи давал мне возможность выговориться, даже не смотря на то, что ему было сложно видеть меня, у него были слезы в глазах, но он все же меня выслушал.. а когда он попрощался со мной, сказав, что все кончено, я крикнул «подожди!» и он обернулся.. только мне нечего было сказать и он произнес одну, очень непонятную мне фразу.. — Какую же? — «Об этом я и говорил». Вот что он хотел этим сказать вообще? — Ну, как мне кажется, как бы Джерард не вел себя тактично и аккуратно, делая вид, что он не заинтересован в таком токсичном общении, все же, подсознательно он хочет, чтобы ты добивался его и делал шаги в его сторону. Он та еще истеричка на самом деле, просто пытается это тщательно скрывать, зная психологические уловки и некоторые методы. — Ох.. получается, он все же ждет, что я ему позвоню и налажу с ним общение? — Ну, как мне кажется, да. Его здравый ум говорит, мол, «нет, это ошибка, не общайся с ним!», но влюбленное сердце только и ждет твоего звонка. Но все не так просто, на самом деле, ведь если ты ему просто позвонишь и ничего дельного не скажешь, что произойдет? — Он пошлет меня.. — А как ты думаешь, что нужно сделать, чтобы он тебя не послал? Что он вообще хочет от тебя, помимо звонка, как ты думаешь? — Ему не нравится мое "детское" поведение, как он его называет.. хотя оно таковым и является, я знаю.. — эта дама кивнула без каких-либо колебаний, мол, да, ты ребенок, хорошо хоть, что ты это понял. Как нагло, но верно, как бы мне не хотелось этого признавать — Он бы хотел, чтобы я был более ответственным.. — А в чем выражается эта ответственность? — В том, что я выполняю те действия, которые сам считаю нужными, а не те, что мне диктуют родители.. чтобы я прекратил всем врать и прикрывать свою задницу любой ценой. Был открытым и самостоятельным.. Ему нужен взрослый парень, а не ребенок, за которым он будет бегать.. — А ты можешь гарантировать ему это? — я пожал плечами — Что ты вообще можешь сделать, чтобы доказать свою ответственность и "взрослость" — она сделала воздушные кавычки. Я задумался над сказанным, прикусывая губу и отводя взгляд в сторону. Мы помолчали где-то минуту, пока я пытался найти ответ на ее вопрос. — Возможно, мне бы стоило признаться родителям, что я люблю мужчин..? Одного мужчину, если быть более точным. Потому что мне уже через несколько дней восемнадцать, я взрослый мальчик и могу отвечать за себя.. какая разница, как отреагируют родители, верно? Это их проблема, а не моя.. — она кивнула, записав что-то еще в блокнот — Я не смогу скрывать это вечно.. я итак еле-еле сам себе это при свою гомосексуал, а они самые родные для меня люди, они те, кто подарили мне эту жизнь, растили.. не суть, сколько травм подарили мне эти люди, сам факт, что мне не убежать от правды, которая так страшна для них, потому что бежать уже некуда, да и не от кого. Я все успел потерять за считаные дни, всю ту идиллию, тот миг, все это я потерял.. Мне хватило того случая, я больше не хочу совершать те же ошибки, что совершил ранее.. — Хороший вывод, очень здравый. Ты молодец, Фрэнк. Главное взвесить все за и против и делать этот шаг обдуманно. Все, что я могу тут еще сказать. — Спасибо вам большое.. Я рад, что Джи мне посоветовал вас.. — мы улыбнулись друг другу, вставая со своих кресел. На часах было ровно семь часов вечера, а это значит, что мой сеанс на сегодня закончен. Сегодня я сделаю два роковых действия: совершу каминг-аут и позвоню Джерарду. Я твердо решил и все обдумал. Я должен стоить свою жизнь сам, а не надеяться на чудо и родителей. Ни то, ни другое никаких гарантий мне не дают, да и не давали. Я собрал все свои вещи, надел теплое пальто и направился в сторону дома. Не знаю от чего, но у меня было такое хорошее настроение, меня ничего не пугало и не заставляло задуматься, может, это очередная ошибка? Хотя, я иду на собственную смерть. Я не питаю иллюзий, что родители сразу меня примут и поймут, вероятнее всего, будет скандал и все. Мы позлимся друг на друга, а потом они смеряться с этим и успокоятся. А что дальше? Я позвоню Уэю и расскажу о том, какой я молодец, что я меняюсь.. для себя, для него, для нас.. Я не хочу жить прошлыми установками, я хочу жить своей жизнью и любить того, кого я хочу.. Хочу любить себя, а не презирать.. А это еще сложнее. Я вошел в дом, снял с себя пальто, повесил его и прошел вглубь коридора. В квартире была гробовая тишина, это насторожило меня, но у меня есть цель и я сконцентрирован только на ней. Зайдя на кухню, я увидел отца, одиноко сидящего с рюмкой коньяка в руке. Лицо его выражало обиду, злость и какую-то опустошенность, будто он услышал самую страшную новость в своей жизни. Хотя мы с ним еще не разговаривали. Ладно, это не смешно. — Что-то случилось? — осторожно поинтересовался я. — Сядь. — я немного опешил, затем послушался его приказу и сел напротив. Он достал еще одну рюмку и поставил передо мной, наливая коньяк — Пап, я не пью.. — Заткнись.. — не грубо, скорее как-то безынтересно, брезгливо произнес отец, пододвигая ко мне рюмку, ожидая, пока я ее опустошу. Так я и сделал, ведь это меньшее, что я могу сделать для него сегодня, зная то, о чем нам предстоит поговорить — Твоя мать, Фрэнк, больше с нами жить не будет. — я впал в ступор. Что? Это шутка? Пранк? Прикол? Какие еще синонимы можно подобрать к выражению "какого хуя"? — Что? — Оказывается, что она не просто так задерживается у подруг. Мало я ее бил, видимо, ушла она от меня. — я даже не знаю, что меня удивило больше, тот факт, что моя мама ушла от отца или то, что отец бил ее, как и меня. Я молча смотрел на него, не в силах что-либо сказать — Что уставился, скажи хоть слово. — А я молчу. Что на такое вообще можно сказать? — Скажи хоть слово! — он грозно стукнул кулаком по столу, что рюмки аж подпрыгнули на месте. — Ты бил мать? — Мало бил.. мозга не прибавилось — не взвесив "все за и против", я аккуратно встаю с места и подхожу к нему, наблюдая за тем, как он провожает меня взглядом. Я подхожу ближе и что есть силы, собираю ладонь в кулак и бью в его, разъевшуюся от маминых харчей, рожу, да так бью, что его тяжелая туша падает со стула. Как сладко длилось это мгновение, так недолго, а так приятно. Никогда я не бил отца. Сколько грязи было в моем детстве, сколько ударов и упреков летели в мою сторону, никогда я не позволял себе таких излишеств. В самом начале я думал, что это нормально — бить своих детей. Потом оказалось, что это таковым не является. Но мне никогда не хотелось ответить ему тем же. Всю свою жизнь я держу на него вселенских масштабов обиду и злость, кои я показывать и не планировал. Эта новость стала последней каплей. Как он мог поднять руку на женщину? Как вообще можно поднимать руку на того, кого ты любишь? Что такое эта ваша, блять, любовь?! Как я могу выстраивать свои отношения здоровыми и благополучными, когда в моей семье царит насилие и беспредел?! Пошел он нахуй. Я увидел, как его глаза наливаются кровью, как по-звериному он смотрит на меня: как у быка раздуваются ноздри, как у злой собаки оголяются зубы. Да он даже не животное, он не достоин называться животным. И это мой отец? Кто мне вернет мое детство? Кто мне вернет мои нервные клетки?! Никто. Ничего уже не вернуть.. — Ты что себе позволяешь, щенок? — А ты себе что позволяешь, пес? Тебе кто давал право бить свою жену и ребенка? Это ты то мне про библию и духовность рассказывать будешь? Да у тебя из духовности только крест на шеи и остался. Плохи твои дела, я так тебе скажу. А знаешь что? Бог тебя уже наказал. Как? Даже не знаю, может тем, что твой сын гей? Как тебе такое наказание? Ты будешь нести этот крест до конца дней своих, потому что это навсегда, это не лечится, я узнавал, прикинь, это не болезнь. Да, я сам был в неком удивлении. Живи с этим, мразь. Как ты вообще мог? — Я теперь не только вдовец, не думал, что сегодня для меня умрут два человека. — он быстро поднялся и кинулся на меня с кулаками. Я не уловил тот момент, когда мы начали с ним драться. Не на жизнь, а на смерть, будто он свою метафору хотел воплотить в реальность. Крики, удары о мебель, о кожу, кости. Но это было не так больно, как осознание того, что у меня нет, да и никогда не было семьи. Что все это иллюзия, которую я не хотел рушить, подкрепляя ложью о том, кем я не являюсь. Прошло минут десять, мы оба устали, у меня болели ребра и ноги, на его и моем лице была кровь, я слышал неровное дыхание с его стороны. Мы отодвинулись друг от друга, на его лице я увидел слезы и замолчал не двигаясь, будто бы не веря, что у него есть чувства, что он может плакать. Он был обезличен для меня все это время. Он был образом, несущем только зло. — У тебя есть двадцать минут, чтобы собраться или я тебя застрелю. — мне было достаточно этих слов, чтобы встать и пойти собираться. Я скинул в сумку все самое необходимое: пару джинс, пару футболок, носки, белье, накопленные деньги. А еще я захватил электрическую бритву и зажигалку, на всякий случай. Не медля я спустился вниз, проходя мимо кухни и наблюдая за тем, как мой отец молча сидит на полу, спиной прижавшись к стенке. Больше это не мой дом, не мой город. Меня здесь никто не ждет, тут я больше никому не нужен. Сев на автобус, маршрут которого останется в моей памяти рядом со своим именем, видом моей комнаты и лицом отца, когда я его ударил. Я еду в стационар, где работал Джерард. Время восемь тридцать, а закроется он только в девять, я должен успеть. Я быстро вбежал в стационар, подбегая к ресепшену, пугая своим видом и резкостью девушку, что сидела там: — Извините, вы не подскажите, в каком кабинете работает мужчина с темным каре? — Брайан Молко? — Не суть, да, возможно.. так в каком? — А зачем вам ухо-горло-нос? — заинтересованно спросила девушка. — Можете просто номер и этаж сказать, прошу вас! — крикнул я, на что она аж вздрогнула, быстро, как будто отчитываясь передо мной, рассказав мне все данные, что я запросил у нее. Это была самая медленная и мучительная поездка в лифте за всю мою жизнь. Мужественно простояв и вытерпев эти мучения, как только двери лифта открылись, я пулей помчался к нужному мне кабинету. Постучавшись, не дожидаясь ответа, я вбежал в кабинет, видя знакомое и очень удивленное перед собой лицо. — Прием кончился несколько часов назад, дверь за спиной. — произнес парень и уставился в свои бумажки, что-то записывая на них. — Я по делу — запыхаясь говорил я, идя в сторону Молко, снимая с себя шарф и пальто, откидывая свои вещи в сторону. — Дела кончились несколько часов назад, дверь все на том же месте — непринужденно ответил Брайан, даже не поднимая на меня взгляд, ровно до того момента, пока я не подошел впритык и не облокотился о его рабочий стол, закрывая своими руками записи — Я не понятно объяснил или что? Мальчик, тебе домой пора, родители будут волноваться — он усмехнулся. — Не ехидничайте, будте добры, у меня итак не лучший день. Пожалуйста, скажите, где живет Джерард? — Ты конченый? Психиатрия чуть дальше, ты кабинетом ошибся — Я серьезно, где сейчас живет Джерард? — Я тебе тоже серьезно отвечаю, ты правда думаешь, что я тебе буду рассказывать такие вещи? — и тут брюнет все же посмотрел на меня, облокотившись щекой о свою ладонь — А как же врачебная тайна? — он хихикнул, но тут же улыбка с его лица пропала — А если со всем без шуток, то ты мудила и я тебе ничего не расскажу, я бы тебя избил, если честно, но я на работе, да и я не размахиваю кулаками, что о тебе не скажешь — он указал ручкой, которой ранее что-то записывал на мою рассеченную бровь — Кто ж тебя так? Давай посмотрю — он надел перчатки и усадил меня на кресло, вставая напротив. — Вы только что хотели меня побить, а сейчас осматриваете.. вы странный.. — Клятва Гиппократа, ничего не могу поделать здесь — Брайан подошел к шкафу и достал оттуда аптечку, проворачивая фокусы с перекисью и ватой, он начал обрабатывать мою рану, отчего я зашипел — Тщщ.. потерпи, разбитая бровь — не так больно, как разбитое сердце — Прям на костях пляшете.. если что это не смешно. Я из-за Джерарда и подрался.. — Каким образом, когда он в другом городе? — Таким, что я рассказал отцу о том, что гей — улыбка на лице парня пропала, видимо, должное удовольствие от вида моей разбитой морды он уже получил. — Вау-у-у.. а зачем ты это сделал? — Потому что я не могу больше скрывать таких вещей от самых "родных" мне людей — я усмехнулся и тут же зашипел — Ай.. аккуратнее.. — И что по итогу? — Ну, меня выгнали из квартиры, ничего интересного, думаю искать работу, потому что накопленных денег хватит только на пару недель и то, только на еду.. — А ты не учишься разве? — Учусь, но эту проблему я пока еще не знаю, как решить, потому что слишком много всего за час произошло.. я хотел позвонить Джи, рассказать ему о том, какой я молодец, что сделал такой шаг, но сейчас не до звонков, как видите.. Не знаю, что делать дальше, вообще не знаю, я так потерян и измотан. Это ужасно.. Я думал взять у вас адрес и поехать к нему в город извиниться, а дальше, как уж пойдет. Примет ли он меня обратно в свою жизнь или нет — его выбор.. — закончив обрабатывать мое лицо, парень задумчиво посмотрел в мою сторону, молча разглядывая, будто анализируя мое лицо. — Почему Джерарду нравятся ебанутые придурки? Бедный мой мальчик, такой хороший.. знаешь в чем дилемма? — он начал наматывать круги по кабинету, смотря себе под ноги, убрав руки за спину. — В том, что я вроде бы и хочу тебе сказать какую-то информацию о нем, тем самым облегчив тебе путь, а с другой стороны, откуда мне знать, что ты не врешь? Вдруг ты навредишь ему еще больше и это будет моя вина, как ты мне докажешь, что ты не лжешь? — мы пересеклись взглядами. Я сделал первое, что пришло мне в голову: достал телефон и показательно набрал номер отца, поставив на громкую связь. Брюнет усмехнулся, внимательно наблюдая за каждым моим действием. Один гудок. Да возьмет он эту трубку? Второй. Третий. — "Забудь этот номер, ублюдок, чтобы я больше не знал о тебе ничего! Мало что ли было?! Я т.." — кладу трубку, сглатываю ком в горле, стараясь держать лицо и пристально смотрю в глаза своему собеседнику, убирая телефон в карман джинс. Его решение — решающие сейчас, он — моя последняя надежда. Сердце замерло в ожидании ответа. Брайан вдохнул и вернулся на свое исходное место. Мы молча сидели пару минут, ощущая каждой клеткой своего тела эту напряженность, этот дискомфорт, эту неловкость ситуации. Какой же, блять, бред. Почему все так сложно.. Хотя, я привык к тому, что все просто, вся жизнь по методичке, может, пора перестать так жить? Пора учиться справляться с трудностями на своем пути. Принимать их и пытаться бороться; за жизнь, за любовь, за спокойствие. А не отпускать все на самотек. Так не работает, я пробовал. — Джерард поступает в художественный колледж и в Хеллоуин у них просмотр с вечеринкой, соответсвенно там будет Уэй. Я могу тебе написать только адрес этого колледжа и сказать, что мероприятие начинается в семь — он взял лист для справок, на обратной стороне написал адрес, с пометкой «город Нью-Йорк» и передал его мне. — Нью-Йорк..? — Все, больше ты от меня ничего не услышишь. — Молко "закрыл рот на замок" и опять уставился в свои бумажки. — Спасибо большое.. — брюнет указал пальцем на дверь и я послушно вышел из кабинета. Прибыв на вокзал, первым делом я купил себе воду и булочку в ларьке, затем зашел в туалет, который выглядел самым неподобающим образом. Положив свой рюкзак на пол, я достал из него бритву, подключил ее к розетке и не секунды не сомневаясь, начал сбривать свой черный ирокез и отросшие белые бока, оставляя несколько сантиметров волос своего родного цвета. Пока я этим всем занимался из одной кабинки вышел мужик лет шестидесяти, суя по виду, житель данного вокзала, и усмехнулся. — Пиздец, что тут только не происходит.. — посмеиваясь сказал он, подходя ко мне — Куда путь держишь, юный странник? И зачем все это? — В Нью-Йорк, новая жизнь — новая во всем. — добрив свою голову, я убрал бритву и собрал все опавшие волосы, выкидывая их в урну. — Ну, если уж прям новая-новая, то отдашь мне свое старое пальто? — Ну не настолько новая — я усмехнулся, умываясь и разглядывая себя в зеркало. — А жаль, а жаль.. — он задумался — Меня зовут Стефан, в честь отца назвали — он протянул мне руку и я, несколько побрезговав, но протянул свою в ответ, сливаясь с ним в рукопожатии. — Меня тоже в честь отца именовали, Фрэнком. — О, как интересно вышло-то! Я вижу, ты парень хороший, наш.. будь аккуратнее в Нью-Йорке, там много рептилойдов и нечасти всякой, берегись этого.. — он с таким серьезным видом это говорил, что я умилительно усмехнулся. — Спасибо за совет, я учту.. — я потянулся в свой рюкзак и вынул оттуда булку, отдавая ее моему новому знакомому — Ты, парень тоже хороший, как я вижу, держи, в честь знакомства — он улыбнулся мне и приняв мой подарок, кивнул. Удивительный день, просто уникальный в своем роде. Недолго постояв в вонючем туалете вокзала и пообщавшись со Стефаном, я осознал, что больше не боюсь людей. Не боюсь их взглядов, не боюсь их осуждения, да и ничего больше не боюсь. Чего мне теперь бояться? Расставшись со Стефаном, я прошел в зал ожидания и сел на одно из кресел, разбираясь в своем рюкзаке и ища в нем деньги на билет. — Что ты творишь со своей жизнью, совсем ориентиры потерял? Тебе, блять, отца не жалко? — грозно говорил Боб, сидя по левую сторону от меня, рассматривая меня с брезгливой жалостью. А справа сидел Рэй, просто смотря на меня, без каких либо эмоций. Как демон и ангел на моих плечах, ей богу. Я усмехнулся — Что ржешь, утырок? — Удивительно, ты впервые жалеешь моего отца. Всю жизнь, сколько себя помню, ты ругал и гнобил моих родителей, пока я молча слушал твой треп. А сейчас я набрался смелости и сам высказал ему все, что думал.. Я горд собой и ничто не заставит меня в себе усомниться, даже ты с Рэем — улыбаясь сказал я, выпивая глоток воды и выплевывая ее в лицо Бобу, счастливо наблюдая за тем, как он злиться от моих слов и действий. — Ты доигрался. Ты потерял уважение отца, мать, а теперь еще и нас. Все, конец. Fin! Мы уходим, пошли отсюда. — обратился "мой друг" теперь к Рэю, вытирая свое лицо и вставая со своего места, быстрым шагом уходя в сторону выхода из вокзала. — Прощай, Фрэнк.. — сказал Рэй и постучал по моему плечу своей твердой ладонью пару раз, следуя за Бобом. Я проводил их взглядом и по-глупому улыбнулся. Со стороны я выгляжу как торч, готов поспорить. Закрыв рюкзак, я оглянул помещение и неожиданно для себя заметил, что никого тут нет, лишь я один. Я подошел к кассе, взял билет в один конец в Нью-Йорк. Вот и все. Точка невозврата. Отец, мать, Рэй, Боб, Стефан.. все это остаётся в Бельвилле. Все мое детство, юность, вся эта грязь, вся ложь, все остается здесь навсегда. А я через час еду в другой город, к другим людям, в другую жизнь.
Примечания:
)

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты