Солнце двух кланов

Гет
G
В процессе
9
автор
Размер:
планируется Миди, написано 97 страниц, 21 часть
Описание:
измененная версия магистра
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 1 В сборник Скачать

глава 7

Настройки текста
Давно в пристани лотоса не было столь «важных» гостей. Девица из клана Ци Шань Вэнь сидела на одной из подушек, свысока смотря на всех присутствующих. — Могли бы принести мне чая. — Грубо фыркнула Ван Лин Цзяо, смотря на стоящих у дверей девушек. — Служанки клана Юнь Мэн Цзян такие невоспитанные. Девушка, которой было послано оскорбление, усмехнулась, отвечая что-то про то, что чай она носит только своим господам, а если ей так нужно, то женщина может и сама сходить. — Причина визита только в этом? — Скрывая свое раздражение, спросила госпожа Юи. Со стороны можно было подумать, что женщина просто слишком собранна, но приближенные к ней понимали, что госпоже крайне неприятно общество столь дурной особы. — Конечно, нет! — Воскликнула девушка. — В этот раз, я, от имени ордена Ци Шань Вэнь и молодого господина Вэнь, пришла наказать.. Одного человека. — Произнесла она с легкой усмешкой. — Наказать одного человека? — Недоуменно повторила ее последние слова Юи. — Кого? — Его! —  Рука, украшенная парочкой браслетов, неожиданно показала в сторону Вэй Усяня, заставив всех напрячься. — Этот паршивец первым поднял бунт на горе Муси и едва не помешал великому подвигу господина. Орден Юньмэн Цзян должен, наказать его. Надеюсь, госпожа Юи покажет всем пример. -- С торжествующей ухмылкой произнесла любовница Вэнь Чжао. *** Звучание кнута спутать с чем-то другим было невозможно. Сердце Лили и Сакуры тревожно сжались, а шаг перешел на бег. В Главном зале резиденции Мадам Юй раз за разом опускала на спину Вэй Усяня сверкающую и переливающуюся молниями плеть Цзыдянь. Цзян Чэн абсолютно дикими глазами наблюдал за действиями матери, крепко сжимая кулаки. — Матушка! Не бей! Не бей его! Хватит! Прошу! — он стоял неподвижно, но с обеих сторон, будто тот готов в любую минуту рвануть к брату, его удерживали верные , Мадам Юй Инь Чжу и Цзинь Чжу. Лицо Юй Цзыюань выглядело сосредоточенным и гневным, но даже капли злобы в его чертах не угадывалось. — Что здесь происходит, спросили , близнецы подходя к брату Руки девушек , посеребрило сиянием духовных сил, а Вэй Усянь зашипел сквозь зубы. Ему показалось, что на горящую огнём спину положили глыбу льда. Боль тут же отступила. Дышать стало легче, а чувствительность вернулась в сведённые судорогой ноги и руки после чего помогли ему подняться и дойти до Цзян Чэна . — А это ещё кто такие спросила Ван Линцзяо . — Госпожа это Цзян Лили и Цзян Сакура сказал адепт клана Вэнь . — Те самые я много слышала о вас . — Мы спросили что здесь происходит, сказали близнецы и вокруг ни образовалось синее пламя а глаза стали кроваво — красного цвета . — А вас это не касается, идите куда шли , сказал адепт ордена Вэнь . — Вы заявились в орден нашего дяди , не предупредив его, так ещё смеете командовать здесь сказали близнецы . Ван Линцзяо хмыкнула и обратилась к хозяйке Пристани Лотоса: — Госпожа Юй, раз уж это наказание, нужно сделать так, чтобы он запомнил урок, сожалел о содеянном всю оставшуюся жизнь и больше не смел помыслить о подобном. Мадам Юй ровным голосом спросила: — Что ты предлагаешь? — Молодой господин Вэнь великодушен, нужно лишь— отрубить ему руку, и больше никаких вопросов к вам не будет. Женщина чуть помолчала и добавила певуче: — Правую руку. Юнру поперхнулась собственным дыханием, едва услышала требование Цишань Вэнь: — Вэй Усянь лишь один раз ударил тебя в той пещере на горе Муси, а ты хочешь в отместку отрубить ему ведущую руку? Ван Линцзяо округлила глаза и прикрыла губы ладошкой: — Что ты такое говоришь?! Моя обида не идёт ни в какое сравнение с тем оскорблением, которое Вэй Усянь нанёс Второму молодому господину Вэнь. Господин назначил и без того существенное наказание, я лишь слегка сделала его чуть более весомым. Никто в зале, кроме Ван Линцзяо, не произносил ни слова. Только что Ордену Юньмэн Цзян было озвучено страшное требование — превратить второго сына Главы ордена в калеку. Первым не выдержал Цзян Чэн. Он скинул с себя руки служанок матери и рванулся к Ван Линцзяо: — Ах ты, ядовитая змея, ясно же, что это просто личная месть! Точно острым клинком полоснул приказ Мадам Юй: — Назад! Ван Линцзяо довольно усмехнулась и повела плечиком. — Кстати, мы обозначили наказание лишь для Вэй Усяня. Однако мой господин никак не может оставить без внимания неповиновение Цзян Лили и Цзян Сакуры . Вэй Усянь подбежал к сестрам . Цзян Чэн также в одно мгновение оказался перед сестрами . Вдвоём, Вэй Усянь и Цзян Чэн закрыли собой сестер , всем своим видом выражая решимость защищать их до последнего вздоха. — О! Похвальное единодушие, — Ван Линцзяо медленно поднялась из-за стола, вновь сосредоточив всё внимание на хозяйке Пристани Лотоса. — Однако и в этот раз мой господин готов проявить великодушие. Он вовсе не обязывает Орден Юньмэн Цзян собственноручно отнимать жизни Цзян Лили и Цзян Сакуры , достаточно передать её моему Ордену Цишань Вэнь и отказаться от любых связей с ними . Женщина скрестила руки на груди: — Как видите, требования Верховного ордена более чем разумны. Надеюсь, Госпожа Юй примет верное, взвешенное решение. Только шумное гневное дыхание Цзян Чэна и Вэй Ина нарушало напряженную тишину Главного зала. Мадам Юй не произнесла ни слова, только переводила ледяной взгляд с Вэй Усяня и Цзян Чэна на близнецов и обратно. Она медленно приблизилась к близнецам, словно обдумывая требования, выдвинутые Ван Линцзяо. Цзян Чэн выступил навстречу матери: — Матушка! Матушка, нет … всё совсем не так, как она говорит… Мадам Юй жестко отчеканила, обращаясь к сыну: — Цзян Ваньинь, отойди в сторону. Ван Линцзяо неопределённо взмахнула рукой: — Конечно же, всё случилось именно так, как то понимает Второй молодой господин Вэнь. Кроме того, насколько я знаю, — она хитро прищурилась на Цзян Чэна, — наследника Ордена Юньмэн Цзян не было ни в Цишань, ни на горе Муси. Так откуда же ему знать, что в действительности случилось там? Женщина не стала ждать чьей-либо реакции на свои слова и самодовольно продолжила: — Мадам Юй, хорошенько подумайте о последствиях, Орден Цишань Вэнь твердо намерен разобраться в этом происшествии. Отрубленная рука мальчишки и жизни Цзян Лили и Сакуры послужат платой за мирное существование Ордена Юньмэн Цзян, в противном же случае, молодой господин Вэнь спросит с вас гораздо более высокую цену! Цзян Чэн упал на колени перед матерью и вновь взмолился: — Матушка! Не надо этого делать! Я умоляю тебя! Если отец узнает… — Замолчи! — гневно прикрикнула на сына Юй Цзыюань. — Что будет, если он узнает? Неужели убьёт меня? Подойдя к близнецам Юи сказала им встать у неё за спиной . — Пусть Лили и Сакура приемные дети Лань Нин и Цзян Янли но для меня они стали родными и я не позволю их убить сказала Юи . Тут Лили сильнее вцепилась в руку тёти . — Это они их клан убил родителей, сказала Лили со слезами на глазах . Мадам Юй пошла в сторону Ван Линцзяо широко замахнулась и отвесила ей оглушительно звонкую пощечину. Казалось, что от звона и силы, вложенной в удар, всё вокруг содрогнулось, а Ван Линцзяо едва удержалась на ногах и возмущённо прикрикнула: — Ты! Тут же её вторую щёку обожгло ещё одной пощечиной. Сделав несколько оборотов вокруг своей оси, Ван Линцзяо свалилась на пол. Из её носа хлестала кровь, а прекрасные глаза сделались совершенно круглыми. Несколько адептов клана Вэнь в Главном зале ошарашенно вскочили и обнажили мечи: — Бунт! Схватить её! Однако хватило одного лишь взмаха руки Мадам Юй, чтобы Цзыдянь ослепительной вспышкой описала круг и повалила адептов на пол. — Мадам, предоставьте это нам, — Цзинь Чжу и Инь Чжу мгновенно оказались возле адептов Цишань Вэнь. Мадам Юй с достоинством повернулась к Ван Линцзяо, взглянула на неё сверху вниз. Ван Линцзяо полным ужаса голосом пролепетала: — Что… что ты делаешь? Увидев полыхающие гневом глаза Мадам Юй, женщина попыталась отползти подальше, но была тут же схвачена на волосы: — Как смеешь ты, рабыня! Она терпела слишком долго. Мадам Юй сильнее потянула на себя и отвесила Ван Линцзяо ещё одну пощёчину: — Кем ты себя возомнила?! Явилась незваной на порог. Требуешь отрубить руку моему сыну , племянниц  — лишить жизни, а чужой дом перестроить в камеру пыток для неугодных? Кто ты такая, раз позволяешь себе подобное. Она наполнила ладонь, которой удерживала голову женщины, духовными силами, отчего у Ван Линцзяо появилось ощущение, что её мозги только что вскипятили прямо в черепной коробке. Кровь тонкими струйками полилась из ушей и носа женщины, а горло зашлось в кашле. Мадам Юй брезгливо отбросила голову Ван Линцзяо в сторону, достала платок и вытерла им руки: — Ты даже не в состоянии «дружка» своего любовника в собственной постели удержать. А ещё позволяешь себе распоряжаться чужими жизнями. В этот момент десяток адептов Цишань Вэнь напали на Мадам Юй. Та лишь хмыкнула. К её ногам, вместе с использованным платком упал конец плети Цзыдянь. Стена пурпурной молнии прошлась по залу и отбросила противников далеко назад. Получив сильнейший разряд молнии, Ван Линцзяо истошно завопила. Слёзы ручьём лились из её глаз, а она размазывала их по лицу, мешая с косметикой и кровью. Мадам Юй сделала знак Инь Чжу и Цзинь Чжу. Сёстры мгновенно отозвались. Каждая из них достала из ножен по длинному мечу и прошлась по Главному залу. Их движения были молниеносными и жестокими, в считанные секунды девушки закололи мечами адептов клана Вэнь, несколько десятков человек. Ван Линцзяо, понимая, что скоро очередь дойдет и до неё, отчаянно сопротивлялась: — Д-думаешь, молодому господину Вэнь не известно, куда я сегодня отправилась? Ты думаешь, он спустит вам это с рук, когда обо всём узнает? Инь Чжу холодно усмехнулась и ответила: — Ты говоришь так, словно он уже спустил нам это с рук! Ван Линцзяо взвизгнула: — Я — приближенная молодого господина Вэнь, его самый близкий человек! Если вы посмеете хоть пальцем меня тронуть, он вас… Мадам Юй, не сдержавшись, опустила кнут на плечо и грудь Ван Линцзяо. Женщина истошно заверещала, когда зачарованное оружие рассекло ей кожу. Цзыдянь будто взбесился и беспощадно вгрызся в тело молодой женщины. Из рваной раны хлынула кровь, заливая платье и пол зала. Хозяйка Пристани Лотоса едким тоном произнесла: — Что он сделает? Отрубит руки или ноги? Или сожжет нашу резиденцию? А может, отправит целую армию, чтобы сравнять Пристань Лотоса с землей? И построить надзирательный пункт? Ван Линцзяо, ослеплённая болью, с ужасом наблюдая собственное отражение в клинках Инь Чжу и Цзинь Чжу, внезапно сорвалась с места и стремглав вылетела из зала. Даже тяжелые двери поддались её рукам странно легко. Вырвавшись на свободу, она изо всех сил завопила: — Кто-нибудь! На помощь! Вэнь Чжулю! Спаси меня! Ван Линцзяо вынула из-за пазухи сигнальный фейерверк и резко его встряхнула. Из сигнальной трубки вырвалась огненная вспышка, которая с резким оглушительным свистом разорвалась в небе над Главным залом Пристани Лотоса. Следом она вынула ещё фейерверк, и ещё. Три ярких солнца вспыхнули в ночном небе и раскрасили его в алый цвет. Потрясывая взлохмаченной головой, Ван Линцзяо как в бреду повторяла: — Сюда… сюда… все сюда… все немедленно направляйтесь сюда! Её глаза были устремлены в небо. Сигнальные фейерверки погасли, и только сейчас женщина заметила над головой вовсе не ночное небо, а плотный покров с аметистовыми переливами. В этот момент её горло обвила искрящаяся фиолетовыми молниями плеть. Она не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Глаза Ван Линцзяо полезли из орбит, а из горла вырывались сдавленные хрипы. Когда Цзыдянь принимала форму плети, по ней струились потоки духовной силы, мощь которых было сложно оценить. Они могли быть и смертельно опасными, и совершенно безобидными, полностью подчиняясь воле своей хозяйки. Мадам Юй была решительно настроена на убийство этой твари Ван Линцзяо, поэтому нисколько не сдерживалась. И всё же чья-то сильная рука схватила плеть у самого горла Ван Линцзяо и с силой потянула на себя. Мадам Юй легло взмахнула рукой и отозвала кнут назад. Высокий и крепкий мужчина, с ног до головы одетый в чёрное лишь с накинутой поверх белой мантией с огненными всполохами, с мрачной тенью на лице, встал перед Ван Линцзяо. То был прославленный своими заслугами личный телохранитель Вэнь Чао, Вэнь Чжулю. Мадам Юй шагнула за порог Главной залы, настороженно осматривая нового гостя: — Сжигающий Ядра? Вэнь Чжулю чуть склонил голову, но произнёс холодно: — Пурпурная Паучиха? Ван Линцзяо, скривилась от боли и, заливаясь слезами, закричала: — Вэнь Чжулю! Вэнь Чжулю! Чего ты с ней светские беседы ведёшь? Немедленно спасай меня, ну же, спасааай! Мадам Юй насмешливо фыркнула: — Вэнь Чжулю? Сжигающий Ядра, разве твоё настоящее имя не Чао Чжулю? Ясно же, что ты не урождённый Вэнь. Что, решил разбиться в лепешку, но взять эту фамилию? Неужели фамильный знак псов из клана Вэнь настолько драгоценен? Что ж вы все летите на него, как мухи на мёд? Предаёте свои кланы, забываете кровных предков, смешно! Вэнь Чжулю равнодушно ответил: — Каждый сам выбирает, кому служить. — Вэнь Чжулю обычно ни на шаг не отходит от Вэнь Чао! Почему он здесь? Ван Линцзяо каталась по земле у ног Вэнь Чжулю, взвизгивая от боли, а потому мужчина спокойно произнёс: — Прошу меня извинить. Цзыдянь взвилась в воздух вместе с криком Мадам Юй: — Перестань строить из себя праведника! Однако Вэнь Чжулю подхватил на плечо беспомощное тело Ван Линцзяо и в два прыжка оказался в самом центре площади перед Главным залом. Мадам Юй в гневе зарычала: противник уклонялся от боя. Цзыдянь в её руках сверкнула ярко-белым духовным сиянием, нестерпимо слепящим глаза. Внезапный взрыв света настиг Вэнь Чжулю. Инь Чжу и Цзинь Чжу в мгновение ока оказались около противника с длинными кнутами в руках, которые также сверкали и трещали от вспышек молний, как и Цзыдянь. Две служанки Мадам Юй с детства находились при ней, понимая её с полуслова, и обладали завидным количеством духовных сил и мастерством, от их совместной атаки нельзя было просто отмахнуться. Они вступили в бой с Вэнь Чжулю, но тот всё больше уклонялся и стремился скрыться со своей ношей. Через несколько мгновений сражающиеся скрылись из вида. — Госпожа! Госпожа! — более трёх десятков адептов Юньмэн Цзян подлетели к дверям Главного зала. — К Пристани Лотоса приближается множество джонок под парусами Цишань Вэнь! Что происходит? Мадам Юй бросила взгляд в небо и подумала: «Охранный купол опущен! Повернувшись к близнецам она тихо произнесла Умницы! . Над её головой пурпурным ровным светом сиял девятилепестковый лотос — символ Юньмэн Цзян, закрывая всю резиденцию плотным покровом, через который невозможно было пробиться извне, если ты не адепт Пристани Лотоса. Твёрдым голосом Мадам Юй отдала приказ: — Не спрашивайте. К оружию, немедленно! Раздался дружный хор стройных голосов: — Есть!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты