sexy kumquat

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
1036
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
66 страниц, 8 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1036 Нравится 55 Отзывы 410 В сборник Скачать

Часть 6: I Can't Deny Your Appetite

Настройки текста
Примечания:
      После их разговора всё становится на свои места. К Чимину возвращается его энтузиазм, а Юнги, вместо того, чтобы переживать, что он сделал не так, приходится вспоминать, как до этого ему удавалось сохранять контроль. Он знает, что течка его парня может наступить со дня на день, хотя Намджун и пытается его заверить, что её приближение можно учуять за пару дней до наступления.       Юнги хочет быть подготовленным. Он сообщает своему боссу, что ему нужно взять пару выходных дней, и запасается едой в своей спальне, чтобы они не голодали. Он старается, но всё равно не может избавиться от чувства, будто что-то упускает.              Когда альфа пытается убедиться, точно ли Чимин не хочет устроить что-то особенное в свою течку, омега только смеётся и называет его милым.              ─ Мне просто нужен твой узел, хён, вот и всё, ─ отвечает ему парень и улыбается так довольно, будто это было самым романтичным, что он когда-либо говорил.              Юнги на это только тяжело вздыхает. Он старается не рассмеяться от краткого ответа омеги, но его лёгкий настрой заразителен, поэтому альфа не может сдержать смешка. Но после всё же оборачивается, чтобы серьёзно посмотреть на Чимина, отчего тот привстаёт на кровати, где с удобством устроился.              ─ Да, я уверен, что мне ничего больше не надо. Я ценю то, что ты интересуешься, но, честно, единственное, чего я действительно захочу ─ твой узел во мне. К тому же, ты слишком беспокоишься, и это не особо хорошо, ─ замечает омега, нахмурившись. Но тут же выражение его лица меняется на игривое, и он добавляет: ─ А ещё, я уверен, что меня легко будет удовлетворить, ─ он ухмыляется, на что Юнги фыркает, сомневаясь.              ─ Что-то мне в это не верится, особенно если ты ожидаешь кончить четырнадцать раз за два дня, ─ отвечает альфа, но не то чтобы его не завлекла поставленная задача.              Чимин легко смеётся.              ─ Твой узел облегчит задачу. Знаю, что мне будет так хорошо, ─ прикрыв глаза и закусив губу, чуть ли не стонет парень, будто его заводит одна только мысль об этом.        Юнги перестаёт собирать вещи и поворачивается к Чимину, который в это время лёгкими круговыми движениями потирается своей задницей о кровать. Альфа знает, что ему не кажется ─ он уверен, что таким образом парень его дразнит. Поэтому он быстро преодолевает разделяющее их расстояние и сжимает бок омеги.       ─ Прекрати, ─ вырывается из него рык, но Чимин только смотрит на него из-под ресниц и улыбается. Впрочем, он не прекращает крутить бёдрами, и Юнги нависает над ним и целует. Он так слаб перед этим мальчиком, слишком податлив ему, а Чимин, в свою очередь, прекрасно знает, на какие кнопки нажимать, чтобы получить то, чего хочет.              Когда бёдра Чимина начинают прижиматься к его, Юнги разрывает поцелуй. Омега раскрывает глаза и выглядит потерянным несколько секунд, прежде чем с хныканьем пытается обратно прижаться своими пухлыми губами к Юнги, но тот отстраняется, нахмурившись.              ─ Всё это время ты прекрасно понимал, что делал, не так ли? ─ спрашивает Юнги, даже не ожидая от Чимина ответа, поэтому даже не даёт ему на это время. ─ Та рубашка. Ты же всё нарочно делал, да?              Альфа уверен, что его парень знает, о чём идёт речь: с тех пор, как Чимин впервые надел эту рубашку перед Юнги, каждый раз, когда он в ней, их поцелуи выходят горячее, а его шея остаётся помеченной укусами.              ─ Понятия не имею, о чём ты говоришь, хён, ─ невинно посмотрев на него, отвечает Чимин, на что Юнги качает головой и снова его целует.              

***

             Юнги ожидает, что Чимин, почувствовав приближение течки, найдёт его и даст об этом понять, но к чему он не был подготовлен, так это к тому, что парень будет избегать его. Омега как обычно после школы приходит к нему в комнату и будит его, но в последнее время к этому добавляется ещё и просьба понюхать, не учует ли альфа приближающуюся течку, потому что сам парень не ощущает никаких изменений. Можно было бы взять под сомнение возможность Юнги почувствовать запах наступающей течки, раз сам Чимин ничего не ощущает, но альфа в любом случае добросовестно проверяет, притягивая Чимина ближе к себе, а после утягивает за собой в постель, пытаясь уговорить его на объятия, пока снова не уснёт.              Поэтому в один из дней, когда Юнги просыпается и не находит рядом Чимина, он удивляется. Никого нет и в спальне Чонгука, поэтому он спускается на первый этаж и находит ребят в прихожей. В комнате открыто окно, но Юнги всё равно чётко может почувствовать запах Чимина, и он тяжело сглатывает от насыщенного сладкого аромата, переполняющего его рецепторы. Когда омега замечает его присутствие, то весь сжимается, будто пытается стать меньше, а Тэхён с Чонгуком, тоже увидев Юнги, быстро проходят на выход. Впрочем, тот едва ли обращает на них внимание.       Альфа не может удержаться от того, чтобы не пройти дальше и не вторгнуться в личное пространство Чимина на диване, чтобы глубоко вдохнуть его запах. Течка кажется настолько близкой, и парень пахнет чертовски притягательно, что Юнги приходится прилагать сознательные усилия, чтобы не отнести омегу наверх в свою комнату для неудержимого секса.       Чимин позволяет Юнги уткнуться лицом ему в шею и даже немного скулит на это. Альфе хочется притянуть его еще ближе, он горит от желания, чтобы парень забрался к нему на колени и потёрся своими бедрами, как он обожает делать. Какая-то часть Юнги даже хочет услышать, как Чимин начнёт его умолять, даже если бы альфа легко сдался и не смог бы долго ему противостоять.       Омега не отворачивается от него. Язык его тела не говорит Юнги отступить, но парень всё же не проявляет уверенность, и это почти напоминает те несколько недель, когда Чимин вёл себя застенчиво и нерешительно. Альфа находит в себе силы отстраниться от места, где шея Чимина переходит в плечо, к коже на котором до этого прикасался губами и обнюхивал, пытаясь почувствовать как можно больше своего запаха.              ─ Чимин-а, что не так? Ты думал, что я не смогу учуять?              ─ Хён, я не уверен, если я смогу эм... ─ начинает Чимин, но тут же затихает.              Юнги чувствует, как его сердце замирает. Он не должен был питать надежды: Чимин ещё слишком юн, конечно, он не хочет привязываться к нему на всю жизнь. Альфа говорит себе, что всё в порядке, он будет ждать, сколько угодно, если бы это означало, что однажды Чимин сможет стать его, но омега просто краснеет и зарывается лицом в его грудь. Он что-то бормочет, но старший не может разобрать.              ─ Что? Чимини, я не понимаю тебя, ─ произносит альфа, но Чимин только сильнее прижимается к нему. ─ Ты передумал насчёт метки? Нам не обязательно это делать. Я не порву с тобой, если вдруг ты об этом переживаешь. Я всё так же люблю тебя, хорошо? И я не рассержусь из-за этого.              ─ А? Нет! Хён! Я, ох, я точно этого хочу. Просто... мне страшно. Куки показал мне и Тэтэ то видео с узлом какого-то альфы, и он был огромный, и всё выглядело болезненным, так ещё он омегу, эм, п-порвал. А потом Тэтэ начал шутить, что твой узел будет, ну, значительным, а я, ну, знаю же, что ты... ─ на этом моменте Чимин краснеет, ─ большой.              Юнги открывает рот, и даже если изданный им тихий болезненный звук остаётся незамеченным Чимином, это не заставляет его почувствовать себя лучше. Потому что Пак Чимин, милый, не такой невинный — альфа уже знает — Пак Чимин прижимается к нему и рассказывает о том, как порно, которое он смотрел со своим другом, а также с чертовым сводным братом Юнги, испугало его. Альфа пытается не думать о том, что он сказал о размере его члена. Он понимает, что должен что-то сказать, но, честно говоря, у него нет слов.              ─ Скорее всего, я не буду так переживать во время самой течки, но сейчас я боюсь, ─ дуется Чимин, и Юнги вздрагивает, приходя в себя.              ─ Я не... Чимини, я ни за что не позволю чему-то такому произойти, к тому же ты будешь таким мокрым для меня. Такого просто не случится.              И это правда, Чимин выделяет целую чертову тонну смазки, даже когда у него нет течки, и Юнги никогда бы не вошёл в него без какой-либо подготовки. Из всех его забот эта никогда не была одной из них. Тем не менее, Чимин всё больше краснеет, и он такой чертовски милый, что Юнги не может не поцеловать в изгиб его челюсти, снова и снова, пока парень не начинает хихикать.              ─ Подожди, и из-за этого вы, ребята, недавно кричали? ─ спрашивает он, на что омега кивает. Юнги тяжело вздыхает и думает, что больше не стоит оставлять свои вопросы на потом: Чимин, возможно, всё это время переживал из-за такого, а он даже не знал об этом. Альфа качает головой и оставляет на мягкой щеке своего парня ещё один поцелуй. ─ Останешься на ночь?              ─ Ага, я не думаю, что я смог бы уйти, хён. Никогда ещё не чувствовал, чтобы она так быстро наступала, ─ говорит парень, и Юнги вдруг чувствует, как возбуждение закручивается у него в животе из-за мысли, что вскоре он сможет быть с Чимином в его течку.              ─ Тебе больно? ─ спрашивает Юнги, прикасаясь ко лбу омеги, чтобы почувствовать, не горячий ли он, но температура его кожи нормальная. Чимин всё равно тянется к прикосновению.              ─ Пока нет, ─ пропевает омега. ─ Я рад, что ты рядом. Люблю тебя, хён.       Альфа улыбается и отвечает:       ─ Я тоже люблю тебя, Чимин-а. Ты поел? Не хочешь чем-то перекусить до того, как поднимемся наверх?       Юнги знает, что это, возможно, последнее, о чём его парень сейчас думает. Лично он перед гоном не хочет есть, но, когда этот период прекращается, он чувствует себя голодным как волк и чаще всего жалеет, что не поел вовремя.              ─ Тэтэ заставил меня поесть, хотя я не особо был голоден. Просто хочу полежать немного, ─ отвечает Чимин, и альфа тут же встаёт, чтобы помочь ему подняться.              Они идут в комнату Юнги, и Чимин ложится на кровать не без содействия альфы. Избавиться от брюк школьной униформы он тоже помогает, чтобы мальчику было удобнее, и недолгим спустя мама Юнги стучится в дверь.              ─ Юнги-я, я уже накрыла внизу. Вам обоим нужно поесть до всего этого. Хочешь, я принесу? ─ спрашивает она через дверь и тактично не произносит «до того, как вы не затрахаете друг друга до смерти», но это читается между строк.              ─ Хён, я в порядке. Можешь пойти поесть, я просто тут вздремну ненадолго, ─ сонно замечает Чимин с кровати, а Юнги и не знает, хочет ли он оставлять его одного. Даже если с парнем всё в порядке, один только запах его течки заставляет альфу думать: «вязка, вязка, вязка» на повторе.              ─ Ты уверен? ─ решает уточнить Юнги, потому что помнит, как Чимин говорил, что рассердится, если его покинут ради еды, пока у него будет течка.              ─ Ага, просто не задерживайся, ─ отвечает младший и машет на него рукой, после чего разворачивается, собираясь поспать. Юнги, наблюдая за этим, сдерживает свои инстинкты, чтобы не сжать возлюбленного в объятьях.              ─ Хорошо, ты зови, если я тебе понадоблюсь, ─ произносит альфа, и только дождавшись мычания Чимина в ответ, выходит из комнаты, чтобы поесть.              Он звонит своей начальнице, чтобы сказать, что его несколько дней не будет, после чего садится за стол. Всё время пока он ест, Тэхён поглядывает на него, и вряд ли можно сказать, что он пялится, но это близко к такому определению. Юнги известно, что Тэ сильно защищает Чимина, но в данный момент в этом нет необходимости ─ альфа просто хочет перекусить, прежде чем его внимание полностью займут другие занятия.              Чонгук, в свою очередь, более чем счастлив вести себя так, будто ничего особенного не происходит, также его отец и мама Юнги не пытаются вмешаться с советами, за что альфа им благодарен. Он больше чувствует предвкушение, чем волнение, и поэтому считает, что не нуждается в каких-либо мудрых словах поддержки.              Альфа неосознанно дёргает ногой под столом, проглатывая еду, и за жеванием не слышит скрип ступенек, зато до него доносится мягкий голос Чимина.              ─ Хён, ─ зовёт его младший, и, хотя Юнги не видит его, но из-за открытой двери, он легко его слышит. Он может представить, как омега стоит на лестнице в одной только рубашке от школьной формы и нижнем белье, и, возможно, выглядит очень нетерпеливым.              Юнги прекращает есть, кладёт палочки на стол и замирает на несколько секунд, пытаясь понять, действительно ли происходит то, о чём он подумал. В чувство альфу приводит шлепок по затылку от его матери.              ─ Иди уже, ─ командует она, и Юнги послушно встаёт из-за стола.              Он находит Чимина на лестнице, прижимающегося к перилам, и даже с такого расстояния может почувствовать запах его смазки. Увидев Юнги, омега тут же припускает воротник своей рубашки.              ─ Так жарко, хён, ─ хнычет парень, и его голос звучит болезненно, из-за чего альфа начинает жалеть, что вообще оставил его. Он перепрыгивает разделяющие их ступени и тут же прижимается к Чимину, что позволяет ему скользнуть ладонью под его рубашку и дотронуться до поясницы. Кожа мальчика горячая, а на прикосновение он тихо скулит.              ─ Ты можешь идти? Давай, пошли наверх, ─ спрашивает Юнги, прежде чем прижимает Чимина к себе и ведёт его в свою комнату. Когда они добираются, он запирает дверь, а к кровати они подходят как раз вовремя ─ колени омеги начинают слабеть.              Мурашки бегают по спине Чимина, даже если его кожа горит под прикосновениями. На задней части его белья уже расползается пятно от смазки, но Юнги не даёт этому себя отвлечь, пока переворачивает парня, чтобы расстегнуть на нём рубашку, так как у него точно жар, и вещи, скорее всего, удобства не приносят.              Чимин помогает ему, стряхивая рубашку со своих плеч и кидает её на пол, прежде чем хватается за резинку своего нижнего белья. Юнги ловит его взгляд, чтобы убедиться, что всё хорошо, прежде чем стягивает по ногам парня последний элемент одежды.              Альфа позволяет себе эгоистичный момент, чтобы насладиться картиной, открывшейся перед ним: Пак Чимин в его постели, откинувшийся на спину, полностью обнажённый, румяный и плавящийся от возбуждения. Внутренняя сторона его бёдер блестит от стекающей по ним смазки, а твёрдый член лежит на его животе, и Юнги хочет сфотографировать его, чтобы навечно запечатлеть этот момент, но Чимин снова хнычет и даёт понять, что он ждёт. К тому же, альфа уверен, у него будут более действенные способы запомнить этот момент, чем фотография.              ─ Хён, пожалуйста, я уже чувствую это. М-мне нужен ты, ─ жалобно тянет Чимин, жмурясь. ─ Хотя бы дотронься, пожалуйста, мне так жарко.              Юнги быстро избавляется от футболки и расстёгивает джинсы, прежде чем омега снова хнычет, а меньше всего альфа хочет заставлять его ждать. Он наклоняется над обнажённой грудью Чимина и прижимается носом к его челюсти, на что тот стонет так, будто даже такое мимолётное прикосновение воспламеняет его. Поощрённый лаской Юнги или просто жаждущий большего, парень хватается за его спину и пытается притянуть к себе ближе, чтобы потереться бёдрами об его. На это альфа шипит, вспомнив, что так и не снял штаны, и целует омегу в губы, одновременно с этим пытаясь стянуть вещь с себя, и его успех в этом деле состоит в том, что он обнажается до середины бёдер.              Юнги спускается поцелуями по челюсти омеги, переходит на шею и ненадолго останавливается, чтоб засосать кожу на его ключицах. Он двигается всё ниже, лаская упругое тело парня, и Чимин двигается навстречу каждому поцелую, тянется за всеми прикосновениями, пытаясь облегчить течку. Его дыхание сбивается всё чаще по мере того, как Юнги спускается всё ниже, а из-за нуждающихся коротких стонов альфа желает ускориться, но пытается не поддаться такому искушению.              ─ Хён, пожалуйста, пожалуйста, ─ умоляет его Чимин, шире раздвигая ноги. Юнги отстраняется от него, чтобы стянуть с себя оставшиеся вещи, после чего быстро возвращается и располагается над омегой. Волнующее соприкосновение их обнажённых тел достаточно для того, чтобы заставить руки альфы дрожать, пока он пытается удержать себя над партнёром.              Омега потирается своими бёдрами об его, и Юнги опускается ниже, снимая напряжение с рук, и кусает парня в плечо, пытаясь успокоиться, пока тот делает то, в чём нуждается. Шипение срывается с губ Юнги из-за трения об его чувствительный член, и он знает, что не сможет угнаться за Чимином, но всё же плотный запах смазки и скольжение их тел может потенциально замедлить омегу.              Старший снова отталкивается от него, чтобы перевернуть Чимина, который тут же сгибает ноги и становится на четвереньки. Ладонь Юнги ложится на его ноги так, что пальцы дотрагиваются до влажной от смазки внутренней части бёдер, и руки Чимина начинают дрожать. Долго омега удержаться не может и сдаётся, падая грудью на кровать и лицом утыкаясь в простынь. Он такой горячий и мокрый, с упругим маленьким телом, так что Юнги просто не может удержаться и наклоняется, чтобы прижаться щекой к мягкой ягодице парня и облизнуть свой палец, наконец, пробуя смазку Чимина. Вкус такой же опьяняющий как и запах, и Юнги низко стонет, прежде чем кусает за ягодицу до красных отметин. Ответом служит тонкий скулёж Чимина, тонущий в простынях.              Заставлять омегу ещё больше метаться в агонии Юнги не хотелось, поэтому он сильнее раздвигает ноги Чимина, открывая себе вид на его текущую пульсирующую дырочку. Всё, что альфа хочет ─ это, наконец, оказаться внутри, но он знает, что ему нужно подождать и успокоиться. Он проводит пальцами по яйцам парня, и тот всхлипывает.              ─ П-пожалуйста, хён, ─ просит он, и Юнги останавливается, чтобы успокоить омегу поцелуем в нижний позвонок.              ─ Хён позаботится о тебе, хорошо, детка? Просто постарайся потерпеть, ─ спрашивает Юнги, пальцем собирая смазку, стекающую между ягодиц. Она тёплая и скользкая, и альфа не может устоять и скользит пальцем внутрь Чимина. Ему едва ли нужно прилагать усилия, потому что тело омеги будто только этого и ожидало, и прокрутить палец по мягким стеночкам совсем не составляет сложности. Юнги так сильно хочет войти в него, что издаёт непроизвольный рык и проталкивает второй палец, а Чимин льнёт к прикосновению.              Он издаёт задушенный стон и снова толкается бёдрами навстречу, трахая себя пальцами своего альфы. Но Юнги не позволяет ему войти во вкус: шикнув на хнычущего парня, он придерживает его бёдра, останавливая их от движения. Третий палец проскальзывает внутрь жаждущего этого омеги, и альфа засматривается на то, как его пальцы с хлюпом полностью погружаются в податливую мокрую дырочку. Он задаёт темп, до конца выходя из упругой задницы и снова в неё толкаясь, на что бёдра омеги начинают дрожать, а стоны становятся громче. Юнги не останавливается ни на мгновение, с наслаждением наблюдая за омегой, которого в скором будущем сможет сделать своим.              Он задаёт почти грубый темп, костяшками ударяясь о мягкие ягодицы, и только когда из Чимина вырываются всхлипы, альфа вынимает мокрые пальцы и потирает набухшую растраханную дырочку, которая, сокращаясь, выталкивает ещё больше смазки. Юнги стонет из-за этой картины, после чего снова проталкивает пальцы, вокруг которых Чимин сжимается с громким стоном.              Омега сочится смазкой, и та выплёскивается каждый раз, стоит альфе выйти до середины. Смазка пачкает всё вокруг, но Юнги уже не может представить секс без неё, не верит, что были времена, когда это не было тем, что так бы его заводило. Он снова набирает темп, проталкиваясь в омегу, и хлюпающий звук тонет в прерывистых стонах.              Бёдра парня взмывают вверх, пока он всё ещё прижимается лицом в постель, и всё его тело прошибает мелкой судорогой. Юнги едва успевает вынуть пальцы, когда Чимин издаёт протяжный стон, и с удивлением альфа наблюдает за тем, как дырочка парня сжимается и из неё плотной струёй разбрызгивается смазка. Сквирт длится пару секунд, и Юнги, поражённый, потирает кончиками пальцев колечко мышц, чтобы продлить оргазм парня. Его пальцы просто утопают в смазке, и альфа останавливается, только когда Чимин начинает жалобно хныкать.              Юнги переворачивает парня на спину так, чтобы увидеть его лицо. Он выглядит разбито, его кожа всё ещё раскалена, но он даже улыбается. Уже покрытый мешаниной из смазки и спермы, Чимин всё ещё возбуждён.              ─ Всё хорошо? ─ уточняет Юнги, и омега кивает.              Альфа игнорирует собственный пульсирующий от возбуждения член и идёт за бутылкой воды, находящейся в упаковке на его письменном столе. Открутив крышку, он предлагает Чимину, который садится на кровати, чтобы попить. Парень немного разливает, выглядя немного растерянно, но всё же выпивает половину, прежде чем вернуть бутылку Юнги, который тоже немного отпивает.              ─ Всё ещё не так плохо, правда? Хочешь попробовать сейчас немного поспать?       Юнги знает, что для Чимина час уже поздний, и его парень выглядит сонно, даже с начавшейся течкой. Возможно, это хорошая идея ─ урвать немного сна сейчас, пока для него спать больше, чем пару часов ещё не так болезненно.              ─ Да, хён, с тобой всё лучше, но я не уверен, что смогу сейчас... спать, ─ отвечает омега, зевая, и Юнги на это улыбается, прежде чем ставит бутылку на прикроватный столик и залезает обратно на кровать.              ─ Просто попробуй, ─ просит он, прежде чем придвинуться ближе к Чимину. Тот этим пользуется и тут же кладёт свою маленькую ладонь на его член, на что Юнги давится воздухом. ─ Чимини, я думал, что ты попробуешь поспать.              ─ Хён, я говорил, что тоже позабочусь о тебе. Сейчас со мной всё в порядке, и я хочу, чтобы ты тоже получил удовольствие, ─ ноет омега, начиная неторопливо проводить по его члену. Это ощущается чертовски приятно, и Юнги знает, что сейчас его заставит кончить даже что-то незначительное, но ему этого не хотелось бы, до того, как он войдёт в Чимина. ─ Расслабься, я сделаю тебе так хорошо, хён, просто позволь мне, ладно? ─ упрашивает парень, надрачивая ему и целуя в линию челюсти.              Юнги пытается отсрочить свой оргазм, потому что знает, что будет действительно смущающе, если он кончит сейчас, даже до того, как Чимин установит какой-то ритм, но это Чимин, и скоро омега станет его навсегда, и просто сама мысль, что парень надрачивает ему своими небольшими ладошками, пальцы которых едва ли обхватывают член, заставляет его яйца поджиматься.              Альфа выстреливает спермой на ладони парня, и Чимин, целуя возлюбленного в шею, продолжает ему дрочить, пока длится его оргазм. Юнги требуется некоторое время, чтобы прийти в себя, прежде чем он сможет что-то сказать.              ─ Когда я буду в тебе, я постараюсь продержаться дольше, ─ он действительно это имеет в виду, но озвучивает больше для того, чтобы услышать смех Чимина. Тяжело видеть его охваченным течкой и мучающимся от дискомфорта, так что Юнги радуется, когда омега хихикает и прижимается своим горячим лбом в его грудь.              ─ Конечно, хён, это просто была подготовка.              Юнги кладёт ладонь на заднюю часть тёплой шеи Чимина, и тот в ответ ноет. Его тело снова пробирает дрожь, и альфа понимает, что вряд ли они сейчас уснут. Омега поднимается на коленях на кровати, будто пытаясь найти положение, в котором ему не было бы так некомфортно, и альфа также привстаёт, чтобы покрыть его грудь поцелуями. Он оборачивает руку вокруг его бёдер, чтобы прикоснуться к текущей дырочке, на что Чимин всхлипывает и тянет Юнги за волосы на затылке, обеими руками удерживая его голову у своей груди.              ─ Хён, ─ зовёт Чимин, и это каким-то образом звучит одновременно жалобно и требовательно, что заставляет Юнги ещё несколько раз поцеловать кожу на его груди и протянуть утешающее: «ш-ш-ш».              ─ Всё хорошо, малыш, ляг для меня, ─ просит его альфа, и Чимин слушается, всё ещё поскуливая и мучаясь от неудобства. Он всё ещё покрыт разными жидкостями, и Юнги располагается между его ногами, умещая их на своих плечах, чтобы очистить кожу парня своим ртом. Достигнув языком его паха, он берёт в рот влажный член омеги.              ─ Ах, ─ шипит Чимин и сжимает шею Юнги своими бёдрами, на что альфа со чпоком выпускает член и вопросительно смотрит на парня, но ответом служит толчок бёдер.              Юнги приподнимает его выше, чтобы покружить языком вокруг мокрой нежной кожи входа омеги, на что тот стонет и сжимает в кулаках простынь.              Чимин пахнет так соблазнительно, а его вкус пленителен, и альфа совсем не возражает тому, что его лицо быстро пачкается в смазке. Он мог бы делать это вечно, а задушенные всхлипы удовольствия, которые издаёт его любимый, только ещё больше поощряют. Он чувствует, как снова твердеет, а стоны омеги становятся всё более умоляющими, и в один момент Юнги понимает, что Чимин достигает черты.              ─ Хён, пожалуйста, пожалуйста, я... твой узел, пожалуйста, ─ выпрашивает парень, и слова путаются между собой. Юнги не хочет его мучить, поэтому садится и переворачивает Чимина на живот, и тот тут же выпячивает попу вверх, так соблазнительно показывая себя альфе. Тот не удерживается, хватает обеими руками две половинки, сжимая в руках упругую кожу, и раздвигает их в стороны. Он едва ли может поверить, что совсем скоро будет внутри этой восхитительной омеги.              Что-то близко похожее на рыдания, вырывающиеся из Чимина, заставляют Юнги ускориться. Он проскальзывает пальцем внутрь, чтобы проверить, достаточно ли растянут парень и убеждается, что тот сможет его принять. Его задница выглядит будто была создана для члена Юнги.              Альфа шире раздвигает ноги возлюбленного, заставляя его ещё больше раскрыться и показать свою текущую дырочку. Юнги размещается между его бёдер, надрачивая себе, и проводит членом между ягодицами омеги, используя его смазку для лучшего скольжения. Одно такое движение уже заставляет альфу рычать, и он с трудом верит в свою удачу.              Юнги прижимается округлой влажной головкой своего члена ко входу Чимина и использует свои ладони, чтобы раздвинуть ягодицы омеги, что позволяет ему наблюдать за тем, как его член погружается внутрь. Он делает небольшой толчок и слышит, как перехватывает дыхание Чимина между его всхлипами. Он входит только наполовину и пытается насладится этим ощущением: стеночки плотно обхватывают его член, даже когда омега полностью расслаблен. Его вход настолько влажный, что Юнги ненамеренно скользит глубже, и когда он входит до конца, они оба громко стонут.              Альфа не знает, является ли причиной течка Чимина или он просто так долго этого ждал, но сейчас всё в миллион раз лучше, чем когда он в последний раз был в Чимине. Ему даже приходится напомнить себе глубоко вздохнуть, потому что вот так заполнять своего парня и чувствовать, как он растягивается от его члена, ─ просто потрясающе. Омегу трясёт, когда он пытается оставаться расслабленным, даже будучи заполненным до краёв.              Когда Чимин, наконец, со стоном полностью раскрывается под ним, Юнги хватает его за бёдра, притягивая их к себе, и толкается в омегу. Не в силах сдержать стон, он запрокидывает голову назад, пока Чимин кричит, до тех пор, пока альфа снова не выходит наполовину. Парень, пытаясь убрать руки Юнги, что всё ещё крепко держат его бёдра, шлёпает по его ладоням, и альфа отпускает его. Чимин сделал это для того, чтобы, выпятив бёдра, самостоятельно насадиться на член, и это выглядит как саботаж, будто он настолько нетерпелив и жаждет, чтобы альфа быстрее кончил, чтобы повязал его своим узлом.              Юнги не даёт этому случится и снова хватается за талию омеги, задавая свой собственный размеренный ритм, игнорируя скулёж Чимина. Он толкается внутрь омеги и скользит обратно, из-за чего стоны парня становятся только громче, заставляя, скорее всего, весь дом слышать их. Но Юнги просто необходимо это поощрение, такие крики удовольствия только ещё больше его поддерживают и возбуждают, и он хочет в ответ вознаградить своего партнёра.              ─ Ты так хорошо справляешься, малыш, так хорошо меня принимаешь, ─ стонет альфа, на что Чимин мычит в ответ.              Он толкается в омегу, чувствуя, как от напряжения на его лбу появляется пот и стекает до бровей, и в один момент стеночки Чимина плотно сжимаются вокруг члена альфы, пока омега насаживается на него ещё глубже и кончает. Юнги сбивается с ритма, но Чимин не прекращает движения бёдрами, пока не начинает формироваться узел. Альфа запирается внутри парня, когда кончает и, наконец, метит его, падая на спину Чимина.              Юнги никогда раньше такого не делал, поэтому удивляется тому, что он всё ещё кончает, пока его узёл всё больше расширается внутри мягкой задницы омеги. Он не знал, что его тело способно на такое, но, видимо, Чимин заставляет его достигать всех возможных пределов. Сперма полностью заполняет омегу, и, если бы у Юнги был гон, Чимин бы смог забеременеть. Альфа бы хотел этого, желал бы повязать его так, чтобы его возлюбленный смог выносить их детей, но всё, что он делает сейчас ─ это жмурится и целует заднюю сторону шеи Чимина, пытаясь не давать воли своим мыслям.              Рык вырывается из его груди, когда он переворачивает их набок, чтобы больше не лежать на своём партнёре и не давить на него, как долго бы они не находились в связке. Чимин ноет из-за движения, глубоко принимая его узел, и Юнги успокающе гладит его бока.              ─ Это же не больно? ─ спрашивает он, тут же думая, что это, возможно, глупый вопрос, но он действительно не знает, несмотря на то, сколько раз Чимин просил его об узле.              ─ Нет, ─ рвано выдыхает тот. ─ Но не прекращай трогать меня.              Парень хватает его за ладонь, гладящую его талию, и Юнги издаёт смешок, выводя своими пальцами узоры на его коже. Радостью для альфы становится и то, что Чимин больше не мучается от жара.              ─ Ты отлично справляешься, детка, ─ продолжает поощрять его Юнги, потому что он ненавидит тот факт, что является источником дискомфорта своего любимого, даже если неудобства и небольшие.              ─ Хён, мне, правда, небольно. Мне сейчас наиболее комфортно с того момента, как началась течка. Просто продолжай меня гладить, и я смог бы немного поспать, ─ настаивает Чимин, и Юнги просто даёт своей омеге командовать им.              

***

             Юнги просыпается от движения прижавшегося к нему и сильно потеющего Чимина. Узел уже спал, но альфа всё ещё находился внутри, и этого оказалось достаточно, чтобы его партнёр толкался бёдрами назад, насаживаясь глубже. Вряд ли Чимин осознаёт до конца, что делает, будучи ещё наполовину во сне, и Юнги целует его в шею, прежде чем осторожно выходит, на случай, если для омеги ощущений будет слишком много. Впрочем, из-за этого Чимин ещё больше начинает беспокоиться. Он просыпается и тонко хнычет, и Юнги может почувствовать, что у него снова поднялся жар.              Альфа берёт воду с прикроватной тумбочки, чтобы дать Чимину хоть немного попить, после чего находит злаковый батончик, но омега тут же его пихает от себя. На это Юнги только вздыхает и сам откусывает пару раз.              ─ Чимини, тебе нужно что-то поесть, малыш, ─ просит он, снова протягивая омеге батончик, и на этот раз тот делает два наименее заметных крошечных укуса, и снова отбрасывает еду от себя, что сопровождается ещё одним тяжёлым вздохом от Юнги.              ─ Тебе не стало лучше? ─ спрашивает он, сдвигая мокрую от пота чёлку со лба парня, и тот надувает губы.              ─ Немного, ─ отвечает слабым и хриплым голосом.              ─ Как думаешь, душ поможет почувствовать себя лучше? ─ задаёт ещё один вопрос Юнги, потому что они действительно сильно испачкались, и он бы почистил их обоих до того, как они заснули, если бы они не провалились в сон, находясь в связке.              Чимин отрицательно качает головой и толкает его на кровать. Юнги с широко раскрытыми глазами наблюдает, как омега, повернувшись к нему спиной, устраивается на его бёдрах. Это открывает восхитительный вид на упругую задницу, пока Чимин ладонями раскрывает свои ягодицы, будто устраивая шоу. Его дырочка влажная от вытекающей смазки вперемешку со спермой Юнги, и альфа не может удержать собственнических инстинктов, просто захлестнувших его. Мой. Чимин пахнет им, выглядит таким родным, но эти ощущения ещё непривычны. Юнги сложно противостоять желанию убедить себя в этом, укрепить своё положение как альфы Чимина, и его руки сами заменяют ладони парня, удерживая его задницу, пока омега заводит руку назад и обворачивает пальцы вокруг члена Юнги.              Альфа рычит, когда ему начинают надрачивать, и будто в наказание шире раздвигает ягодицы омеги. Тот подаётся назад, нависая над членом Юнги, и охает от удовольствия, когда головка проскальзывает внутрь него. Альфа пытается сдержать рык в момент, когда полностью заполняет своего парня, но это ему не удаётся, когда он замечает дрожь, пробежавшую по телу Чимина.              Омега оборачивается через плечо с улыбкой и выгибает спину так, чтобы открылся вид на то, как член скользит между округлыми ягодицами. Чимин убеждается в том, что взгляд Юнги направлен на место их соединения, и когда тот уже думает, что достиг своего лимита, омега начинает двигать бёдрами, такой влажный, горячий и узкий.       Альфа резко привстаёт, хватаясь за тонкую талию Чимина, и подаётся в ответ, вторгаясь в жар тела своего омеги. Он засасывает кожу на его плече, ритмично насаживая парня на себя, и тот закидывает голову на твёрдое плечо. Тонкие всхлипы омеги прямо в его ухо быстро доводят Юнги до финиша, и когда Чимин сжимается вокруг него, альфа делает последний рывок и замирает в нём, обильно кончая.              Парень на его коленях следует за ним секундой позже, пока Юнги присасывается к его шее и глубже проталкивает узел в мокрую дырочку. Чимин рыскает руками, пытаясь найти место, за которое мог бы ухватиться, пока их тела связаны, и Юнги переворачивает их, устраиваясь удобнее.              

***

             На третий день Юнги чувствует себя вымотавшимся и может сказать, что Чимин, уставший и чувствительный, тоже. Течка почти прошла, но ещё не видно, чтобы парень насытился. Юнги только успевает дать омеге что-то поесть, как тот уже залезает на его колени.              ─ Чимин-а, ─ говорит Юнги, смеясь и скрывая лицо в ладонях. ─ Детка, ─ зовёт он, укладывая руки на мягкие бёдра. Он любит этого мальчика, но в него закрадываются сомнения, что тот пытается его убить или заставить его член отвалиться.              ─ Пожалуйста, хён, давай ещё раз, я всё ещё чувствую течку, ─ надув губы, ноет Чимин, и кладёт свои миниатюрные ладошки на грудь Юнги, начав тереться об его колени. Руки парня больше не отдают ненормальным жаром, но Юнги может почувствовать намёк на возбуждение и, к тому же, он не может отказать Чимину, когда тот дуется на него.              Омега встречает его взгляд, всё ещё потираясь задницей об его член, и довольно мурчит. Он всё ещё течёт и это только создаёт лучшее скольжение. Юнги никогда не стоило сомневаться во влиянии Чимина не него, потому что его член снова становится твёрдым.              ─ Ладно, да, хорошо, ─ стонет Юнги и устраивается удобнее. Он самостоятельно направляет член ко входу Чимина, пока тот хватается за его затылок и прижимает голову к своей груди. Альфа понимает намёк и прикусывает партнёра за грудь, пока на его член скользят до конца.              Чимин закрывает глаза и стонет от удовольствия, а Юнги с восхищением наблюдает за ним, омегой, которого он может назвать своим. Губы парня припухли от того, как часто он их закусывал, и с закрытыми глазами он выглядит таким безмятежным, пока принимает всю длину своего альфы. И, если честно, Чимин ─ самое лучшее, что когда-либо Юнги видел.              Омега начинает выписывать круги на его коленях и открывает глаза. Когда он ловит своего альфу на том, что тот пялится, то краснеет и, уперевшись ладонями Юнги в грудь, толкает того на спину, и альфа не сопротивляется, позволяя своему парню делать всё, что тот захочет. Старший встречает его на полпути, толкаясь вверх, и его бёдра отрываются от матраса, когда он глубже вбивается в омегу.              С каждым толчком Чимин издаёт что-то между стоном и хныканьем и едва держится на коленях, пока его член ударяется об живот Юнги. Когда омега кончает, то становится понятно, что течка закончилась. Запах Чимина смягчается, и теперь можно почувствовать то, что омега помечен, и этого достаточно, чтобы выбить из Юнги очередной оргазм. Он кончает внутрь парня, наполняя его своей спермой, и Чимин всхлипывает, хватая его за руку и направляя на свой живот. Альфа может почувствовать, как он напряжён, и стонет, не в силах поверить, что пометил свою омегу на всю жизнь. Он с нетерпением ждёт дня, когда проведённая вместе течка закончится чем-то большим.               Когда Чимин, наконец, падает на него, Юнги остаётся лежать так до конца сцепки, с наслаждением вдыхая с шеи своего омеги их навсегда сплетённые вместе запахи.              Когда узел спадает, у Чимина тут же появляется желание пойти похвастаться Чонгуку и Тэхёну тем, что они стали парой, но Юнги убеждает его, что прежде, чем это сделать, им нужно искупаться хоть раз или лучше пять. Они ужасно грязные после трёх дней без душа, и максимум для них было периодическое протирание полотенцем. К тому же Юнги не особо стремится в ближайшее время встретить кого-либо, кто находился в их доме последние три дня. Они не особо старались быть тише.              

***

             Чонгук не смотрит ему в глаза на протяжении всей недели, но они с Тэхёном, по крайней мере, счастливы за Чимина. Впрочем, Юнги сомневается, что кто-либо смог бы не порадоваться за него. Чимин не перестаёт улыбаться, а его улыбка довольно заразна.              

***

             Теперь, когда они пара, Юнги отводит Чимина познакомиться, ну, или заново представить его своим друзьям. Он нервничает и, в принципе, знает почему. Его друзья не упускают возможности над ним пошутить, и Юнги хочет, чтобы перед Чимином они хоть раз притворились, что уважают своего хёна.              ─ Хён! Тебе не стоит волноваться. Я знаю Намджун-хёна и Хосок-хёна со старшей школы, а ещё я видел их вместе с тобой на выступлении, помнишь? ─ пытается поддержать его Чимин, когда они выходят из машины у дома Намджуна и Джина. ─ Ты боишься, что я им не понравлюсь? ─ спрашивает омега, приобняв его и надув губы.              На это Юнги оборачивает руки вокруг своей пары.              ─ Нет, просто, если они начнут нести какую-то ерунду, то не слушай их.              ─ Хён, ─ с упрёком произносит Чимин, подталкивая его ко входной двери. Только посмотрев на вход, Юнги может представить худшие сценарии этого вечера, но его пара только вздыхает, после чего улыбается ему и стучится.              Открывает им Хосок, и Юнги в очередной раз задаётся вопросом, почему всегда встречает гостей именно он, хотя даже не живёт тут. Хосок радостно приветствует Чимина, полностью игнорируя Юнги, на что альфа берёт омегу за руку и тянет его за собой мимо друга.              ─ Эй, хён, давно не виделись, ─ говорит Чимин, и Хосок смотрит на Юнги со злорадной ухмылкой.              ─ Чимин-а! Конечно же это так, хён скрывал тебя от нас, ─ отвечает Хосок. ─ Только посмотри на себя, такой милашка, как всегда, ─ воркует он, обнимая Чимина, и тот просто сияет, отвечая на объятия.              Юнги не может сдержать рыка. Он всё ещё работает над тем, чтобы не поддаваться инстинктам, когда посторонние прикасаются к Чимину, так как их связь ещё слишком свежа.              Хосок отстраняется от омеги с явным весельем на лице, и тут в коридоре появляются Намджун с Джином, вставшие со стола, чтобы их поприветствовать.              ─ Чимин-а, это Намджун и его пара ─ Джин, ─ представляет их Юнги, и омега с улыбкой им кивает. Альфе только остаётся наблюдать за тем, как его придурки-друзья воркуют над его парнем.              В какой-то момент Хосок щипает его за щёку.              ─ Хён, я хочу себе такого же. Он такой прелестный.              Чимин довольно хихикает, и Юнги обворачивает руку вокруг его талии.              ─ Юнги-я, ─ начинает Джин, ─ он же ребёнок!              Чимин не перестаёт улыбаться, действительно выглядя невинным, как малыш, но Юнги знает правду.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.