De ja vu +51

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Noblesse

Основные персонажи:
Такео, Тао
Пэйринг:
Такео, Тао, DA-5
Рейтинг:
G
Жанры:
Мистика
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Память - весьма странная штука, не так ли?..

Посвящение:
Тао (он поймёт), Такео (он простит).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Благодарю Kir-а за поддержку и терпение)
Преслэш.
11 июля 2013, 00:39

Oh my love, if it's all I can do, I'll take the fall 4 U,
Cos I will soar when I lay down with you and give my all 4 U...
(Poets of the fall " All The Way Four You")




- Напомни-ка мне, Кранц, что мы потеряли в этой убогой, вонючей, забытой дьяволом дыре? – Шарк, кажется, готов был полоснуть ножом сейчас любого, кто появился бы в поле зрения. Впрочем, это было его привычное состояние.
- Эта убогая, вонючая, забытая дьяволом дыра будет нашей временной «штаб-квартирой», - командир DA-5, как и положено командиру, сохранял хладнокровие и невозмутимость, не обращая ровным счётом никакого внимания на заходящегося гневной тирадой подчинённого. – Разгружайтесь. Такео, на тебе периметр. Тао, ты своё дело знаешь, мне нужен бесперебойный канал связи и вся информация по объекту.
Оба кивнули в ответ почти синхронно. Снайпер, не доверяя своё оружие никому, кроме себя, подхватил футляр с винтовкой и молча отправился на разведку местности. Тао же с непонятной ему настороженностью вглядывался в фасад заброшенного здания, стоящего перед ним. Серое, стандартное, с решётками на разбитых окнах и развалившимся правым крылом, оно больше походило на небольшую тюрьму, нежели на оставленный давным-давно детдом, о котором упоминалось в данных по месту временной дислокации DA-5. И всё бы ничего, но Тао не хотелось входить в это здание. Склонив голову на бок и слегка сощурив глаза, хакер с поднимающейся откуда-то из глубины едва уловимой тревогой смотрел на входную дверь здания, будто силясь увидеть сквозь железную преграду то, что скрывалось внутри.
- Эй, Тао, - Шарк задел его плечом, проходя мимо, вынуждая отвлечься и обратить на себя внимание, - чего встал столбом?! Я твои игрушки не буду разгружать! Сам тащи свои желязяки в эту развалину.
- Шарк, ты как всегда сама доброта, - Тао усмехнулся, разворачиваясь и направляясь к грузовику, - знаешь, я, пожалуй, воспользуюсь твоей любезностью как-нибудь в другой раз, а в этот – сам справлюсь. Но, - хакер откинул камуфляжный брезент и вытащил из кузова бесперебойник, - всё равно спасибо за заботу. Я тронут, правда.
- Я тебя сейчас так трону, щенок, нечем будет по клавиатуре стучать!
- Ты сегодня просто мать Тереза, Шарк, - невинно улыбался хакер, проходя мимо дымящегося от злости соратника, - столько милосердия, любви и искренней заботы.
- Кто?! Да я тебя…
- Отставить, - голос командира одёрнул готового было воплотить свою угрозу Шарка, и тот раздражённо обернулся, впрочем, не спеша прятать любимый нож. – У нас не так много времени. Потом развлечётесь. Хаммер, Шарк, помогите Тао перенести оборудование. Тао, а ты не отвлекайся. У тебя уже есть работа, и мне нужны результаты.
- Да, командир, - хакер знал, что с Кранцем шутки плохи, а потому быстро переключился в режим «координатора», серьёзного и сосредоточенного на работе специалиста своего дела. Хаммеру было всё равно, а вот Шарк был похож на паровоз, у которого из ушей сейчас повалит пар и заискрит под ногами от желания сорваться с места, но разрешения никто не давал, а значит остаётся только негодовать и слать проклятия в адрес «этого шута, которому он лично сделает в следующий раз вечную улыбку – от уха до уха». Впрочем, кроме проклятий и угроз, хакеру бояться было нечего – Шарк мог вытворять что угодно с теми несчастными, кто попадался ему под руку на миссиях, со случайными свидетелями или с любым другим, кто не угодил этой машине убийств с немного сдвинутой психикой, но убивать Тао он не стал бы. По крайней мере, пока Тао – член DA-5, ему нечего было опасаться – смерть от руки маньяка-сослуживца ему не грозила. Хотя устная перспектива обретения вечного покоя особо жестокими способами ежедневно маячила перед Тао с уст доброго коллеги. Однако, и хакер был далеко не таким «шутом», каким его предпочитал видеть Шарк. Всё же просто так в DA-5 не попадёшь, имея лишь гениальный мозг и не имея возможности постоять за себя или выполнить «грязную работу».
- Шевелись! – Шарк «случайно» толкнул Тао, но тот отреагировал лишь раздражённо поджатой линией губ и прищуренным взглядом. Хакер стоял в нескольких шагах перед дверью и, пытаясь не замечать нападок Шарка, смотрел на разбитое окно слева, зарешёченное проржавевшими прутьями.
– Ты что, оглох?! Двигай давай!
- Кажется, я что-то видел… - негромко протянул Тао, не отрывая взгляда от окна, в темноте которого за мгновение до этого он заметил практически неуловимое скольжение, - там кто-то есть… - хакер перехватил поудобнее свою ношу и достал карманный аппарат обнаружения жизни.
- Ты уверен? – Кранц насторожился, включил гарнитуру: - Такео, доложить обстановку.
«Чисто, командир» - послышался тихий шелест в гарнитуре.
Небольшой аппарат пару раз пискнул в ответ на манипуляции хакера и замолк, не показывая ровным счётом ничего.
Кранц нахмурился, Шарк раздражённо рыкнул:
- Очкуешь что ли, принцесса?
- Я видел тень, совершенно точно видел, - Тао всё ещё пытался настоять на своём, недоверчиво глядя на миниатюрный экран аппарата, но Шарк уже открывал дверь. Металлическая преграда противно заскрежетала, поддаваясь, и прежде, чем хакер успел сказать ещё что-то предостерегающее, Шарк и Хаммер уже скрылись в здании. Тао выждал пару секунд и…ничего не произошло. Чутьё обмануло его. Подвело. Даже стоя у порога, хакер отчётливо слышал из приоткрытой двери брань Шарка по поводу «дыры» и безразличное хмыканье Хаммера.
- Тао, я, кажется, ясно поставил тебе задачу, - Кранц начинал сердиться, и Тао явно чуял, что ему несдобровать, если так и будет стоять на месте. В конце концов, резко переключившись во второй свой режим, хакер заулыбался невинно, направляясь ко входу:
- А, показалось, наверное! Надо меньше ужастиков смотреть на ночь глядя, а то каждая тень будет врагом казаться, - нервно рассмеявшись неудачной шутке, Тао сделал глубокий вдох и вошёл в здание…

Ничего не произошло. Тао замешкался перед длинным тёмным коридором, уходящим в темноту. Хакер бросил неуверенный взгляд на следы Шарка и Хаммера на покрытом пылью полу, проследил их – они тоже уходили в темноту. Тао колебался. Он никогда не был трусом, но что-то в этом месте его настораживало. Собственная тень вдруг показалась ему отдельным ожившим существом, потянувшим свои бестелесные чёрные крылья к следам на полу, пугающе-медленно поглощая один за другим, растекаясь тёмной водой по обломкам, уходя всё дальше, сливаясь с темнотой, соединяясь с ней, привязывая… Тао часто задышал, на мгновение его охватила паника – ему почудилось, будто время замедлило свой ход, застыло, повисло вокруг оглушающей тишиной. Сейчас темнота подкрадётся и поглотит его, а он не в силах даже отступить назад. Сердце в страхе начало отбивать дробь в груди, мощными толчками прогоняя по жилам кровь, стучало в виски, подпрыгивало к горлу, и Тао уже чувствовал, как этот мрак тянет его, зовёт, крадётся к ногам по его же предательнице-тени. Зрачки расширились, потемнели. Тао с ужасом осознал, что не может пошевелиться. И не в состоянии отвести взгляд от выдыхающей опасность темноты, что словно сгущалась впереди, концентрировалась, готовилась к прыжку… Всё ближе… Ещё чуть-чуть и она коснётся его ног… Нет, кинется на него, схватит, утащит… Ещё чуть-чуть и…

- БУ!

Темнота стремительным хищником бросилась на него, Тао дёрнулся назад, натолкнувшись спиной на входящего в здание Кранца, крик – к его счастью, - застрял в горле. Темнота разразилась диким смехом. Бледный, словно полотно, хакер секунду смотрел на безумно хохочущего Шарка, а потом оцепенение спало, но прежде, чем он успел открыть рот и высказать всё, что думает о нём, Кранц толкнул его вперёд:
- Хватит дурачиться. Шарк, тащи оставшиеся припасы. Тао, прекращай придуриваться, нашли время развлекаться. Или напомнить, что мы на задании?
- Н-нет, сэр, - совладав с голосом, ответил хакер и, не имея шансов к отступлению, пошёл вперёд. Мысли всё ещё пребывали в лихорадочном беспорядке, а ноги едва подчинялись своему хозяину, но сзади отчётливо слышались шаги командира, а темнота впереди развеялась, когда навстречу вышел Хаммер с бутербродом в одной руке и карманным фонариком – в другой. Тао обругал себя мысленно за глупый бессознательный страх. Ведь это всего лишь был Шарк. Придурок Шарк, который решил, видимо, позабавиться над хакером в отместку.
«Глупый страх» - повторил про себя Тао. Он ведь никогда не боялся темноты. Вроде бы. Ну, по крайней мере, сколько себя помнил…

Коридор перестал казаться пугающим. Тао шёл вперёд всё уверенней, с радостью ощущая, как с каждым шагом страх покидает его тело и разум. И всё же, было в этом месте нечто такое… Тао не мог дать определение своим ощущениям. Но желание открыть хоть одну из тех дверей, что тянулись вдоль коридора, напрочь отсутствовало. И почему все они заперты? Тао не хотел знать. Природное любопытство притихло. Хакер ускорил шаг, желая как можно скорее уже приступить к работе и перестать думать о всяких глупостях.

Через полчаса он уже увлечённо занимался тем, что умел лучше всего. Тао даже намеренно растягивал работу, чтобы не возвращаться мыслями к тому, что окружало его вне той большой комнаты с двумя разбитыми окнами на первом этаже здания, в коей они расположились. И ему это удавалось очень даже хорошо. Уходить с головой в работу он умел. Особенно, когда монитор и наушники отгораживали ото всего и всех. Особенно, когда хотелось «отключиться» от реального мира и окунуться в такой привычный и понятный мир виртуальный. Тао настолько увлёкся, что не обратил особого внимания на то, сколько прошло времени. Когда же он снял наушники, - так отлично спасшие его от выслушивания всякого рода недалёких и плоских шуток и подколок Шарка и вечного, порой жутко раздражавшего чавканья Хаммера, - в окна уже заглядывала луна, то и дело скрываясь за медленно, словно тяжёлая артиллерия, ползущими по чёрному небу грузными, грозовыми тучами. Тао моргнул, когда небо пересекла яркая вспышка молнии, осветив контуры туч. А через несколько напряжённых секунд послышалось далёкое грохотание. Тао отвёл взгляд. Сквозь разбитые окна повеяло сначала густой духотой, какая бывает перед дождём, а затем в комнату проникло разгоняющее по телу мурашки приятное прохладное дуновение ночного ветра. Тао поднялся, разминая затёкшие конечности, потянулся. Бросил взгляд на спящих соратников, скорее всего видевших уже десятый сон. Такео не было.

Тао пересёк комнату, достал из припасов банку консервов и нож и уже хотел было подкрепиться немного, как из глубины здания, шелестя по коридору и минуя открытую дверь комнаты донеслись едва уловимые даже для самого чуткого слуха шаги. Тао напрягся, выпрямляясь, вытягиваясь словно струна.
- Такео? – негромко позвал хакер, сузив глаза и вглядываясь в темноту, - это ты?
Темнота ответила тишиной. Машинально, совсем, как самый обычный человек, хакер сжал рукоять ножа, и сделал осторожный шаг вперёд:
- Такео?..
«Такео?..» - На этот раз ему ответило тихое эхо, убежавшее от него по стенам коридора во мрак и притаившееся в глубине с тихим повторившимся шепотком: «Такео?..»

Тао сглотнул. Он знал, что снайпер не станет так шутить над ним. Уж кто-кто, но только не Такео. Хакер в нерешительности обернулся на спящих товарищей: в этой комнате, как ему казалось, он был в безопасности. Страх медленно полз откуда-то из глубины души выше, добираясь до горла, и сжимая свои пальцы на нём, когда до слуха Тао донёсся тихий, отчётливый скрежет – будто кто-то вёл когтем по стене, приближаясь из темноты. Тао медленно, очень медленно обернулся вновь к раскрытой двери, ощущая, как становится трудно дышать, как грудь сдавливает тисками накатывающая паника. Хакер до побеления костяшек сжал в пальцах рукоять ножа, будто вовсе забыв о своих способностях модифицированного. Звук замер в нескольких шагах от полоски света, падающего от монитора включённого ноутбука. Тао замер вместе с ним. Время снова застыло одним долгим мгновением, окутало почти ощутимой материей. Тао смотрел в темноту. Темнота смотрела на него чужими глазами. В разбитые окна ворвался холодный, свежий ветер, налетел на хакера, взъерошивая волосы, ледяными мурашками проносясь по спине, затылку, приросшим к полу ногам и дрожащим рукам, - и унёсся в коридор, завывая неизвестным зверем и растворяясь в темноте. Ярко сверкнула молния, озаряя половину неба и сквозь окна - коридор перед хакером, не увидевшим ничего, кроме собственной тени, мелькнувшей на полу впереди, серых стен, тёмных деревянных дверей по обе стороны вдоль них и лестничного пролёта, уходящего за угол. Не успел ещё свет рассеяться, как вслед за молнией, будто сотрясая небеса, землю и здание, загремел гром, в разбитые стёкла ударили первые холодные капли дождя, а вздрогнувший от неожиданности Тао услышал из погрузившегося во тьму коридора спешно удаляющийся топоток и испуганный тихий плач – словно кто-то или что-то, испугавшись грома, пыталось убежать и забиться в самый дальний и тёмный угол. Остолбенев, Тао ощущал, как волосы на его теле встают дыбом, - он слышал детский плач, размытый забарабанившим по крыше и окнам дождём, тихий, приглушённый частыми всхлипами, но совершенно отчётливый, пугающий своей реальностью плач ребёнка…

Оцепеневший, Тао забыл, как сохранять хладнокровие, ведь ни одной живой души, кроме них, в округе не было. В этом он был уверен. Он мог поверить в модифицированных монстров любой категории и степени фантазии их «создателей», но он никогда не верил в…нечто, что не имело физической оболочки. И, тем не менее, вот оно: жалобно, испуганно всхлипывало из темноты коридора на каждый рокот за стенами и, кажется, просило плачем о защите.

Сверкнула молния, прогремел очередной гневный раскат, раздался отчаянный всхлип, и Тао вдруг осознал, что ему жалко того, кто пытался спрятаться там, в этом мраке. Собравшись с духом, хакер сделал шаг в притаившуюся темноту. Дверь за ним с тихим скрипом затворилась, погружая хакера во тьму; Тао не решился обернуться. Он смотрел вперёд. Туда, откуда всё ещё едва различимой мольбой доносился детский плач. Ему было страшно. И, наверное, не меньше, чем тому, кто всхлипывал в этой кромешной темноте там, на расстоянии нескольких шагов. Очень тяжёлых для Тао шагов. Он никак не решался сделать ещё один. Вместо этого он чуть дрогнувшим голосом позвал:
- Эй… Не плачь... – хакер сам не понимал, зачем вообще произносит подобное и почему стоит сейчас здесь, но его тянуло, манило, не взирая на весь страх, что охватил его и не отпускал ни на секунду. Всхлипы стали чуть тише, но страх в них был всё таким же ощутимым и отчётливым, как и у самого Тао, и, осмелев самую малость, хакер сделал шаг вперёд, ступая по незримому полу: - Я –Тао…

«Я – Тао…» - эхом повторилось сквозь всхлип.

- Да, я – Тао… а… ты? – сказать, что хакеру было страшно, всё равно, что ничего не сказать, он чувствовал, как от этого эха, повторяющегося детским, искажённым шепотком его начало трясти, да так, что деревенели мышцы и сердце пыталось проломить грудную клеть.

«Я – Тао…» - прошелестело из глубины коридора эхо, пробежалось рябью по стенам и затихло за спиной хакера, прошептав в самое ухо: «Я – Тао…» Никогда ещё собственное имя не звучало для него столь пугающе. Хакер едва устоял на ногах, с великим трудом сумев сохранить частичку хладнокровия и не кинуться к выходу в противоположном конце, ибо развернуться и дойти до двери, как бы Тао не было стыдно, но не хватало смелости. Он почти физически ощущал присутствие чего-то рядом с собой. И это что-то обдавало его холодком, будто концентрируясь во времени и пространстве, медленно струилось страхом от затылка вниз – вдоль спины, опущенных рук хакера. Тао замер, затаив дыхание и пытаясь укротить бешено колотящееся сердце, биение которого казалось таким же громким, как прогремевший за стенами гром. Хакер кожей ощущал – рядом с ним, позади, темнота обретала образ… Но когда Тао почувствовал холодное прикосновение к своим пальцам – словно нечто осторожно и боязливо попыталось взять его за руку, коснувшись морозом его ладони, - страх окончательно взял верх. Сжимавшие нож пальцы разжались, в наступившей тишине раздался показавшийся оглушительным грохот упавшего на пол предмета. Тао сорвался с места и бросился бежать, подгоняемый картинами, что в ужасе рисовало воображение и вопивший инстинкт самосохранения. Расстояние, что он вечером преодолел за полминуты, сейчас показалось ему чудовищно огромным. На самом деле Тао вылетел на улицу за считанные секунды, но путь от места, где он стоял, до входной двери оказался для него невероятно долгим. Тао выскочил из душного, непроглядного коридора здания прямо под нещадно накрывший его ливень. Свалившись на колени, хакер едва мог упираться на дрожащие руки. Лёгкие болезненно сжимались и расширялись, пытаясь поглотить как можно больше кислорода, сердце качало кровь в сумасшедшем ритме, заставлявшем хакера судорожно хватать ртом воздух. Всё ещё пытаясь отдышаться то ли от столь стремительного марш-броска, то ли от цепко вцепившегося в него страха, Тао повернул голову в сторону здания: сквозь тёмно-серую стену проливного дождя чернелась открытая настежь дверь. Его никто не преследовал. Наконец, когда, как показалось хакеру, сердце немного успокоилось, а рукам и ногам вернулась сила, Тао не без усилий поднялся с колен, машинально пытаясь стряхнуть грязную влагу с рук. Весь мокрый до нитки, он стоял в луже и лихорадочно соображал. Дождь остервенело барабанил по зданию перед ним и не жалел решившего «прогуляться» человека. Тао опустил голову, постепенно – вдох за вдохом – пытаясь успокоиться, унять дрожь в теле. Минута. Две. Три. И он почти убедил себя в том, что дрожит от холодного ливня, заливавшего его, нежели от страха. Но это был самообман. Тао боялся. Древний, как первобытный инстинкт, его страх бился пульсом в венах. Застыв, Тао на мгновение чётко ощутил, осознал: это не его страх. Точнее – не только его. Медленно подняв голову, он перевёл взгляд на разбитое окно слева от двери. Чернота зияла за осколками стёкол. Заржавевшие прутья решётки, казалось, пытались запереть там... Тао вздрогнул от последней сверкнувшей молнии и прогремевшего следом за ней раската грома. Страх вновь пронёсся по телу и сознанию – словно это не он боялся сейчас. Точнее – он боялся того, кто страшился этих раскатов… Тао моргнул – и это мгновение, когда темнота накрыла мир вокруг, растянулось вдруг, замедлилось. С ресниц сорвались и потекли по лицу холодные капли – вместе с теми, что ручейками стекали с мокрых волос. Тао открыл глаза и застыл, глядя в окно: из темноты окна на него смотрел маленький мальчик. Бледный, призрачный силуэт. Тао хотел отшатнуться, но тело не слушалось. На несколько бесконечно-долгих секунд время сделало виток, приглушая шум дождя, словно окуная Тао в навсегда забытые когда-то ощущения, окутало его, остановило настоящий мир, пресекло любую попытку пошевелиться. Хакер с ужасом наблюдал, как мальчик обретает всё более чёткие очертания, словно из плоти и крови, протягивает руки, сжимая в маленьких пальцах ржавые прутья решётки… Он смотрит Тао в глаза, а заглядывает в душу, память… Тао видел, как бледные губы едва заметно зашевелились, а в голове тихо прозвучало: «Помогите…» . Хакер стоял как вкопанный, а шёпот ребёнка звучал в сознании, заглушая все остальные звуки, переходя в пугающий крик: «Помогите!..». И только, когда Тао увидел побежавшие по бледным щекам слёзы, а вцепившиеся в сдерживающую решётку пальцы бессильно ослабли, хакер с застрявшим в горле комком ужаса узнал в напуганном мальчишке себя. Тао стоял на месте, забыв как дышать, а ребёнок в чёрном разбитом окне опустил голову, совсем по-детски всхлипывая и вздрагивая, шепча всё тише и тише: «Помогите…». По мере того, как хакер продолжал пребывать в оцепенении, видение становилось всё бледнее и бледнее, постепенно растворяясь, исчезая в поглощающей его темноте. Пальцы разжались, отпуская ржавые прутья. Наконец, оно окончательно растаяло, в последний раз посмотрев на Тао голубыми, напуганными глазами обречённого мальчика. Окно вновь сделалось непроглядно-чёрным и пустым, хранящим свои тайны и страхи. Страх. Он остался с Тао. Он метался внутри. Он плакал и выл детским голосом. Он стал другим. Обрёл иной смысл. Иные причины.

Время сбросило свои оковы. Колени хакера подкосились, но он сумел устоять. Распахнутая настежь дверь заскрипела, медленно затворяясь. Не отдавая отчёта своим действиям, Тао сделал шаг вперёд. Потом ещё один, и ещё, и ещё. Пока сам не закрыл за собой послушно подавшуюся дверь. Темнота накрыла его снова, тишина окружила. Воистину это отсутствие всякого звука казалось теперь куда страшнее, нежели те шелестящие шажки или эхо, или шёпот, что пугали его всего несколько минут назад.

Ноги вели сами. По коридору вперёд. Свернуть к лестничному пролёту. Подняться ступенька за ступенькой. На второй этаж. Вперёд. Первая дверь справа. Холодная ручка двери подалась мелко дрожащим пальцам. Дверь медленно отворилась, впуская Тао. Хакер сделал ещё один шаг, входя, и остановился, оглядывая помещение. Ощущение de ja vu накатило мощной тёплой волной, накрыло с головой, разлилось по сознанию, толкнуло Тао к тому, что он уже видел, к тому, что его заставили забыть…

Дождь почти прекратился. Мутный лунный свет лениво разлился сквозь окна по стоящим в два ряда вдоль стен детским кроваткам. Что-то подтолкнуло Тао, и он медленно пошёл вперёд. Ржавые изголовья, почти истлевшие одеяла и подушки, покрытые многолетнем слоем пыли маленькие тумбочки рядом с кроватками. Тао остановился. Провёл, едва касаясь, пальцами по холодному железу кровати. Перевёл взгляд на крохотного игрушечного котёнка без одной лапки и ушка, лежащего на подушке. Рука сама потянулась к нему. Тао коснулся игрушки, и кончики пальцев стало покалывать смутными, никак не желающими приобретать чёткость воспоминаниями. Но они были, они оживали. Тао опустился на пол рядом с кроваткой, прислонился спиной к ней. И это всё, что осталось?.. Одна игрушка?.. А может, ему всё это почудилось? И это был вовсе не он?.. Тао вновь посмотрел на покрытого пылью котёнка. Осторожно взял его в руки, боясь, что он может рассыпаться в прах от неловкого движения. Пальцы покалывало теплом, растекающимся по ладоням, поднимающимся всё дальше и заполняющим тело и сознание…
- Тебя мне подарили… - прошептал Тао одними губами, совершенно потерянно глядя на игрушку. Он будто задавал вопрос, сомневался в правильности своих воспоминаний. Картинки прошлого не было. Были лишь ощущения. Игрушка не ответила ему. Только смотрела и, казалось, улыбалась. Тао опустил голову, уперевшись лбом о колени и прикрывая глаза. Воспоминания никак не хотели, не могли сложиться в чёткую картинку. Тао лишь чувствовал, и никак не мог поймать, остановить, сделать ярче, понятней…
- Тао?
Хакер испуганно вздрогнул, когда его плеча кто-то коснулся, и вскинул голову, в темноте не сразу различив черты и в страхе не узнав голоса.
- Что ты тут делаешь?
Тао перевёл дыхание, успокаиваясь:
- Такео… Как же я рад тебе… - хакер сам не понял почему произнёс именно это, но именно это он хотел сказать и сказал. Тао попытался улыбнуться, не делая даже попытки подняться.
- Что ты тут делаешь? – повторил снайпер, и только сейчас Тао различил в голосе стрелка непривычные нотки сомнений и…обеспокоенности? И лишь после этого хакер сумел заметить в полумраке, что Такео бледен и встревожен. С силой зажатая в пальцах рукоять пистолета ярко говорила о том же.
- Ты… - Тао на мгновение запнулся, обдумывая, а стоит ли спрашивать, но всё же промолвил: - Тоже… Видел?.. Слышал?..

Такео молчал. Он явно не решался отвечать. Да Тао и сам бы, наверное, никому не признался бы.
- Такео?.. – Тао обнял руками колени, положил подбородок на ни них и посмотрел на игрушку.
- М? – снайперу тоже было не по себе, и хакер это ощущал так же хорошо, как и собственное бессилие и страх перед тем, что, возможно, было, и чего он никак не мог вспомнить. Он оставил здесь кого-то. Кого-то, кто был ему дорог. Кто был важен. Кого-то, с кем не было страшно…
«Мне страшно, Такео…» - мысленно произнёс Тао, а губы прошептали:
- Останься?..

И Такео остался. Помешкал несколько секунд, потом молча убрал ствол в кобуру и, так и не ответив, сел на пол рядом с хакером.
До рассвета оставалось ещё около часа. Дождь постепенно прекращался.

Flashback.
(Прим. автора: под композицию Poets of the fall - "All The Way Four You")
Семнадцатью годами ранее.

За окнами сверкали молнии, озаряя небо. Раскаты грома гремели один за другим. Они пугали его. Накрывшись одеялом с головой, он изо всех сил старался не заплакать. Не получилось. Слёзы сами собой потекли по щекам, солёные, обжигающие. Очередное грохотание где-то совсем рядом, и сердце скачет, как обезумевшее, становится трудно дышать в духоте под одеялом, но он не снимает его с головы. Ещё один раскат грома – и всхлипы уже невозможно сдержать. Ему страшно. И никто его не защитит.

- Ты чего? Не плачь, - кто-то пытается стянуть с него одеяло, его последнюю защиту, и он отчаянно сопротивляется, всхлипывая и не желая вылезать, - эй… Не бойся.
Кто-то более сильный всё же стаскивает с его головы одеяло, и он зажмуривается так сильно, как только может – лишь бы не видеть этих свирепых чудовищ, что вспыхивают там, за окнами, совсем рядом, и грозно, пугающе рычат с небес.
- Не бойся… - повторяет тот, кто лишил его последнего «щита», - вот, возьми! С ним не страшно! – и в руки ему суют что-то мягкое и пушистое. Приятное на ощупь. Он медленно открывает глаза и сначала видит лишь размытый от бегущих слёз образ. Всхлипывает, вытирает рукавом глаза и снова смотрит на того, кто стоит рядом. Он старше и, кажется, совсем не боится тех монстров, что свирепствуют за окнами. А ещё улыбается – почти незаметно, немного смущённо. Забирается на кроватку напротив и смотрит.

Он переводит взгляд на игрушку в своих руках и шепчет:
- Это мне?.. – он удивлён, ему никогда никто ничего не дарил.
- Да, – мальчишка напротив кивает, потом поджимает губы и неуверенно спрашивает: - Не нравится?.. У меня нет других…
- Нравится… Спасибо… - он тянет слова, по-детски вкладывая в них сомнение – не отнимут ли?
- Вот, с ним тебе не будет страшно, - говорит мальчишка, машинально убирая прядку странного цвета волос назад. Долго молчит, а потом спрашивает чуть робко: - А…как тебя зовут?
- Тао… - отвечает он, улыбаясь, всё ещё шмыгая носом, и, кажется, почти забыв про грохочущие за окнами раскаты грома, - а тебя?
- Такео… - мальчишка напротив произносит своё имя так, словно открывает тайну, шёпотом, по большому секрету.
- Такео… - повторяет он, обнимая игрушечного плюшевого котёнка. – Ты будешь моим другом?
Мальчик на соседней постели краснеет, улыбаясь чуть неумело и чуточку удивлённо, будто никогда прежде никто не предлагал ему дружить. Кивает в ответ.
- Тебя…привезли сегодня? – спрашивает его новый друг.
Он кивает и утыкается в мягкую игрушку, всхлипывая вновь. Ему всё ещё страшно. Его просто отдали. Передали с рук на руки. Чужие руки.
- Не плачь, Тао…
Он поднимает покрасневшие от слёз глаза и смотрит на говорящего.
- Мне страшно, Такео.
- А мне нет. Хочешь, я буду не бояться и за тебя?
- Хочу…
- Ну вот. Теперь и ты не боишься грома. – Он улыбается, и Тао улыбается в ответ – так просто, раз и всё! И кто-то не боится за него того, чего боялся он, и ему тоже не страшно уже.
- Такео?
- М?
- А ты всегда будешь моим другом?
Почему-то он не отвечает на вопросы простым «да» или «нет», он молчит, а потом кивает. Тао улыбается, ведь всегда – это так хорошо. И не страшен уже никто.
- Такео?
- М?
- А если тебя заберут?.. Ты меня забудешь?..
Он снова молчит. Он видел, как они забирали мальчишек и девочек отсюда, и никто не возвращался, и их «забывали». Он смотрит на мальчишку, что обнимает его игрушку, прижимает к себе, и выжидающе заглядывает в глаза. И Такео отрицательно мотает головой.
- Правда-правда? Не забудешь?
И он снова молча подтверждает свои слова.
- И я… Даже, если заберут…
- Они тебя не заберут.
- Почему?
- Ты… - он замолкает, хмуря брови, - ты маленький ещё.
- Я не маленький! – обиженно фыркает Тао, но тут же замолкает, испугавшись, что новый друг обидится и уйдёт. – Ты останешься со мной, Такео?.. – виновато бормочет мальчик, незаметно для самого себя, кусая уголок единственного плюшевого ушка. И Такео, помолчав, кивает в ответ.

Через два дня, вечером, его забрали. Дождь стучал в окна, сверкали частые молнии и небеса сотрясали раскаты грома. Одного из самых страшных в его жизни, когда он снова остался один, и некому было не бояться за него. Тао сжимал в руках плюшевого котёнка, прятался под одеяло и, всхлипывая, повторял: "Не забуду... Не забуду..."

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.