Scenery

Слэш
NC-17
В процессе
5
автор
Размер:
планируется Макси, написана 51 страница, 5 частей
Описание:
Просто позволь мне любить тебя,
И я с головой окунусь в океан наших слез,
Чтобы никогда тебе не было больно.
Обещаю, я заберу всю боль за нас двоих и утону.
Примечания автора:
Работа нацелена больше на эмоции и душевные переживания. Это история про двух искалеченных временем людей, которые попробуют найти свое спасение друг в друге.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

часть 3

Настройки текста

Эмоции делают нас живыми. Они как наркотик, с каждым разом хочется все больше. Но, что если именно они заведут нас в тупик?

      Когда Чонгук захлопнул дверь, Тэхену стало не по себе. Да, его раздражал этот тип, и он ему не доверял. Совсем.       Ведь лезть в чужую жизнь и тыкать носом, как собачку, в ошибки, совершенные тогда ещё глупым подростком, как раз в его стиле. Но если порезы лишь глупое, дурное увлечение, то Тэхен - самый глупый человек, которого можно встретить. Для него порезы были отдушиной. Он делал их осознанно, с большим энтузиазмом и бешеным биением сердца. Его считали психопатом, а он никогда не отрицал.       Ведь мы все психопаты. Различие лишь в том, что Тэхен это признал. Остальные же всю жизнь отрицают себя. Неужели вы хотите сказать, что в вашей голове не бывает странных мыслей? Абсолютно разных, а, может, и вовсе идентичных, мимолетных или же навязчивых? Во снах или наяву, в грязной каморке или же во дворце, у всех рано или поздно возникнет мысль, которая напугает вас самих. Не стоит отказываться от своих же фантазий, чтобы успокоить бушующий вихрь отвержение действительности. Отрицание самого себя вряд ли приведёт вас в так называемый рай, ведь самооправдание - серьёзный грех, не так ли? Но людям до рая далеко, ведь планка слишком высока, а выше себя не перепрыгнешь. Рай и Ад признаны словами антонимами, и с рождения нас запугивали так называемой чёрной дырой, где есть место лишь страху и отчаянию, при этом возвышая мнимое спасение от смерти, расположившиеся где-то на небесах. Первая цель в жизни, данная нам при рождении - попасть в рай. Пугающая история о безжалостном существе, которую люди признали религией. Мы поклоняемся деспоту, толкающего нас на «правильные» решения, хотя порой сами же их правоту не разделяем. Не Бог создал людей, а люди создали Бога. Но для чего же? Ради обоснования своего жизненного пути. Потерянные, брошенные всеми, они приходят к вере и посвящают лживому чувству своей важности остаток дней. Но не Тэхену сейчас рассказывать вам о выборе правильного пути жизни. Он такой же как и вы: сломленный, разбитый и напуганный человек, отдавший жизнь поиску свободы. Только вот, вскоре, Ким осознал, что свобода начинается только там, где заканчивается жизнь. А мы простые путники, ищущие выход из этого замкнутого круга.       Его история полна событий, которых лучше не переживать. Все как в фильмах про трудных подростков: любовь, секс, наркотики, притоны с девочками и мальчиками по вызову. Как и многие дети в возрасте шестнадцати лет, Тэхен романтизировал все свои действия и не жалел ни о чем. Но теперь последствия совершенных ошибок напоминали о себе каждый божий день. Сколько бы Тэхен не старался забыть, сколько бы ночей не молился о спасении – его никто не слышал. Ким давно уже не живет, а выживает. Умирать ему не позволят, а жить и радоваться каждому дню в воображаемой клетке просто невыносимо. Сейчас же, вопреки всем убеждениям, что Тэхен не сделал ничего неправильного, чувство вины почему-то поселилось в груди. Может, он и вправду погорячился, ведь не все способны схватывать всё налету. Чонгук, видимо, тоже. И записка, которую Тэхен с гордостью оставил на его машине означала лишь то, что Ким такой же человек, который попытался признать свою ошибку. Мы все хотим понимания, но порой для этого приходится идти на уступки.

***

Чонгук никогда не пускал все на самотек, он делал что-либо только после четко выстроенного плана. Чон предпочитал просчитывать каждый свой шаг, а действия по обстоятельствам выводили его из собственной колеи. Но сейчас он едет домой после странной встречи с Тэхеном (записку, кстати, сохраняет, как доказательство своей маленькой победы), да еще и с маленьким существом на переднем сидении. А он ведь даже не знает, как ухаживать за животными. К такому парень не готовился и старательно сдерживает навязчивый приступ тревоги от того, что все идет совсем не по плану. flashback С самого детства Чонгук мечтал по питомце. Ему было все равно кого именно: кошка, собака, хомяк или рыбки. Маленький мальчик был переполнен любовью к миру и грезил о том, чтобы подарить немного тепла и нежности кому-то ещё. Один раз он без спросу принёс домой щенка, которого нашёл неподалёку от дома. Он был весь мокрый и дрожал от холода. Чонгук тогда так сильно переживал за жизнь беспомощного существа, что долго и громко плакал. Но тетушка успокоила его, уверила, что с щенком все будет в порядке и загнала спать. И Чонгук поверил. Но на утро щенка в доме не оказалось. Тетушка лишь сказала, что с ним все хорошо и стоит об этом забыть. Но сердце маленького мальчика не смогло справиться с эмоциями. В тот момент он перестал контролировать себя, его глаза налились кровью от несправедливости. Ему ничего не сказали, приняли такое важное для него решение даже не спросив. Он швырял все, что попадалось под руку, разбивал тарелки, вышвыривал полки со столовыми приборами, откидывал на пол картины одну за другой. И громко кричал. Его пытались успокоить, но тому было наплевать. А потом все как в тумане: он проснулся в своей же кровати, словно это был дурной сон. Также встал, умылся и пошёл на кухню. Все было как прежде, будто то, что случилось ранее ему привиделось. Тетушка ничего не говорила, лишь позвала за стол. Прошло пятнадцать лет, а Чонгук так и не понял, что случилось в тот день. Домашних животных за все детство у него так и не появилось, но он пообещал, что как только вырастет, обязательно заведёт любимца. Только вот, ребёнок ещё не знал, что в будущем не сможет воплотить мечту в реальность. В Чонгуке слишком рано потухла та искра, тот яркий свет, освещающий все, к чему у него были тёплые чувства. С годами он растерял всю свою энергию, и сил дарить любовь не осталось. Человек не способен отдавать свою любовь кому-то еще, если ему даже не хватает сил полюбить себя. end flashback       Но что он делает сейчас? Чонгук идёт в магазин напротив дома, чтобы купить своему новому сожителю лоток и пару мисок. Да уж, столько лет жить раздражающей рутиной и день за днём мечтать выбраться из неё, а после бояться, что все идёт не так, как прежде. Чонгук не знает, что теперь хочет. Что он испытывает? Радость? Страх? Может быть. Хотя бы дом встретил его полюбившейся тяжелой тишиной. Котёнок уже согрелся, поэтому Чон дал ему оглядеть свой новый дом. Сам же направился с пакетами к кухонному столу, попутно скидывая куда-то в коридор кеды и ветровку. Парень накупил понемногу всего, что было в супермаркете для своего новоиспеченного друга, совсем забыв про себя. Продуктами в холодильнике Чонгук целиком и полностью обязан Хосоку. Если бы не он, брюнет долго не протянул. Правда желания хотя бы перекусить не было совсем. Обычно, в такие моменты Чон делает это через силу, но сейчас все мысли были заняты маленьким крохотным существом, который боязливо осматривал каждый уголок, прислушиваясь ко всему. Чонгук не смог бы пройти мимо, котёнок чем-то напоминал ему себя. Такой же напуганный, одинокий и желающий найти своё место в этом огромном мире, где будут дарить тепло и уют. Но при этом гордый и уверенный, готовый до последнего всем видом показывать «мне не нужна помощь». Кажется, они нашли друг друга. У Чонгука в планах написать Юнги и узнать о его возращении, поэтому, плюхнувшись на диван с показательным вздохом, он берет в руки телефон и набирает смс. Чон: Как в Пусане? Ты надолго ещё? Юн: Пока трудности с контрактом, но все путём. Ты спрашивал Тэхена, что он ел? Чон: Я его опекун что ли? Юн: Чонгук, это действительно важно, у него строгий график питания. Чон: Зачем ты так следишь за ним? Ему уже не десять лет. Чон: Я думаю, тебе пора успокоить свои родительские инстинкты. Юн: Ты не знаешь его. Тем более, я волнуюсь. «Поэтому даже не услышал, как тот убежал из дома посреди ночи? - собирается отправить Чонгук, но после сразу стирает сообщение. Ему и так хватает проблем». Чон: Так расскажи? Юн: Спроси у него сам, если так интересно. Вот *номер*. Юн: И не забудь заглянуть к нему завтра. «Больно надо. Зачем мне вообще ему писать? Следить? Я не нянька,- хмыкает брюнет и блокирует телефон». А после чувствует, как кто-то ластится к его ноге. Котёнок осторожно ходит вокруг парня и с интересом наблюдает за его действиями. Все ещё боится. Чонгук подзывает его к себе, берет в руки и кладёт на диван рядом с собой, нежно поглаживая по макушке. - И как мне тебя назвать, чудо? - по-доброму улыбается брюнет и слышит, как тот тихо мурчит. - Ты прости, у меня все плохо с фантазией, но как насчёт «Руми»? Это как «мур», потому что ты мурчишь, только наоборот. Или все коты умеют так мурчать? Боже, что я несу... Котёнок лишь продолжает ластиться и ложится под боком. - Думаю, тебе понравилось. Что ж, с новосельем, Руми. Чонгук не заметил, как прилёг на диван, поглаживая мирно посапывающего котёнка. Его клонит в сон. - Хороших снов, чудо.       Чонгук просыпается от солнечных лучей, что очень странно для него, ведь обычно он бодрствовал уже в пять утра, когда солнце ещё совсем не видать. Да и тёмные шторы, подобранные специально для полной темноты, закрыть забыл. Прикрыв веки от ярких солнечных зайчиков, отражающихся от рядом стоящего зеркала, парень слегка морщится и решает поспать ещё немного раз выпал такой шанс. Но у Чонгука ничего не бывает просто. Стоило только расслабиться, как он тут же чувствует удар пушистой лапки по переносице. Чонгук безысходно вздыхает, приподнимает голову и видит виновника его сегодняшнего недосыпа. Руми решил, что самое время для игр и сейчас резво бегает за лучами. Пусть Чона и лишили возможных тридцати минут сна, но утрешняя картина на удивление умилила. Кажется, даже такое маленькое существо способно изменить его прежнюю жизнь. Может быть, жизнь потихоньку начинает идти иному пути? Чон не знает, хорошо ли это.       У брюнета есть четкий план дня, выработанный годами. Проблема в том, что он не продуктивный, это лишь постоянство рутины, которая уже давно надоела, но желания что-то исправить нет. Да и смысла в переменах парень тоже не видел. После холодного душа Чонгук по привычке идёт на балкон, чтобы получить желаемую дозу никотина в начале дня. Многие бы осудили его за такое наплевательское отношение к своему здоровью, но кому станет легче от очевидных утверждений о скорой смерти?Конечно, будучи подростком он курил лишь от ощущения, словно вот она - дорога во взрослую жизнь. Брюнет не был зависим, просто ему нравилось непередаваемое чувство, когда все напряжение уходило в куда-то пятки и легкие покалывания на кончиках пальцев расслабляли тело. Зависимость появилась лишь после двадцати, когда десяти минутная эйфория сменилась жадным желанием вечной тяжести в груди. Необъяснимое соревнование с самим собой, каждый раз толкающее его сделать затяжку все сильнее, чтобы дым осел на легкий чуть дольше, принося приятный дискомфорт. Люди курят не от хорошей жизни. И дело не в зависимости от никотина, а в острых ощущениях и горьком послевкусие.       Последняя затяжка даётся с трудом, но рано или поздно стоит остановиться, ведь день только начался. Чонгук всегда курил только на балконе, ему быстро становился противен запах сигаретного дыма, поэтому в квартире сложно его учуять. Только вот ступни постоянно были ледяными. Из-за плохой обшивки дома, на балконе всегда продувало, ещё и старенький паркет был вечно холодным. Но Чонгук привык. Ко всему можно привыкнуть, здесь важно лишь время.       На выходных дел действительно не было, поэтому брюнет не знал, чем себя занять. От телевизора часто начинали болеть глаза, а весь день лежать в кровати даже для него мука. Если бы тот подросток, кем был когда-то Чонгук, увидел, что с ним случилось, наверное, ему бы стало страшно. Все амбиции, мечты и желания обратились в прах и были закопаны на два метра под землей несколько лет назад, причём самолично.       Единственное, чему Чонгук остался предан, помимо фотографии - рисование. Он мог часами сидеть сгорбившись за скрипучим стулом, в полумраке вырисовывая мелкие детали своего искусства. Это успокаивало и собирало мысли в кучу, не давая им выбраться дальше черепной коробки. Он никогда не учился рисованию, лишь один раз посетил кружок, но сразу понял, что вечная срисовка под копирку - не его. В художественных школах не будут принимать твои взгляды на искусство, лишь поставят лучшую, на их взгляд, работу перед глазами и скажут сухое: «сделай также». Противно. Один раз он застал годовой просмотр работ учеников и понял, что здесь никто не собирался часами разглядывать каждый рисунок, всем все равно, лишь бы поскорее уйти домой. В таких заведениях оценивают самым постыдным, по его мнению, методом, а именно - сравнивание. Никому нет дела до различия в техниках, есть лишь понятие «эталон». Чонгук не разделял таких взглядов, ему было важно раскрыть на листе бумаги своё собственное я, свой стиль, эмоции. Выслушивать критику от непонятных ему личностей, обоснованную лишь фразой «твоя работа слабее, потому что другая смотрится выгоднее», он не собирался. На основе такого просмотра выводились оценки, и Чон всегда считал это абсурдом. Как можно оценивать художество? Искусство должно вызывать эмоции, а не желание поставить клеймо в виде цифр. Чонгук давно не рисовал. Обычно, он садился рисовать лишь когда эмоции разрывали его и было некуда выплеснуть всю энергию и все чувства, кроме как на бумагу. Но уже несколько месяцев Чонгук не чувствовал ничего. Словно он лишь скромный наблюдатель чьей-то однообразной жизни, никак не пытающийся помочь это исправить. Но судьба вновь привела брюнета к полке над рабочим столом, где пылился его блокнот с рисунками. Идей не было совсем, поэтому Чон продолжал водить кистью по листу бумаги без какого-либо представления о конечном результате. Он собирал картину по кусочкам, не представляя, что из этого выйдет. Это был пейзаж в нежных, даже тусклых тонах. Умиротворенная поляна, усыпанная завядшими цветами и сухой травой. Безжизненные деревья с опавшими листьями и небольшое озеро где-то позади. Безоблачное небо без солнечных огней. Правильно говорят, что душевное состояние человека можно понять лишь через искусство: будь то игра на скрипке, душераздирающий танец или рисунок. Мы неспособны описать свои все эмоции словами. Попытки же выглядят как жалкое абстрактное представление о том, какой шторм вы испытываете в душе. Разглядывая получившийся пейзаж, Чонгук не мог понять, почему он недоволен. Словно есть еще один кусочек пазла, который специально им игнорируется. Тонкой кистью брюнет выводит чей-то силуэт почти в центре картины, делая его основным планом работы. Осторожными движениями руки, Чон старательно вырисовывает светлые волосы, красивую мужскую фигуру и аккуратный профиль. Получившийся образ человека не дает покоя, будто все так просто и понятно, но мозг нарочно блокирует все доводы. Тэхен. Опять он. Чонгук отбрасывает кисть, резко встает со стула и, почти не моргая, смотрит на готовый этюд: те же соломенные волосы, фарфоровая кожа, пухлые губы и большие глаза с длинными прямыми ресницами. Теперь, поляна кажется чем-то неважным, посредственным, ведь весь свет в картину принес именно Тэхен. Чонгук медленно отходит назад и начинает задыхаться. Его трясет, ноги не слушаются и он, закрыв глаза ладонями, падает на пол. Дрожащими пальцами, брюнет зажимает рот и пытается заглушить непроизвольный крик, но тщетно. А в голове лишь парень с по-детски невинной душой и уродливыми шрамами на руками. "...фотографировать пейзажи Чону нравилось гораздо больше, чем людей. Причина лишь в самом парне, который посчитал, что эстетических моделей, на его взгляд - нет". Когда-то давно он запретил себе испытывать к людям хоть что-то, но сейчас все идет не так, как хотелось. Пересилив приступ, брюнет на ватных ногах направляется в ванную, чтобы принять таблетки. Слезы предательски текут по покрасневшим щекам, раздражая кожу. Чонгук встречается со своим отражением в зеркале и ненавидит себя еще больше. - Жалкий, - выплевывает Чон и умывает лицо ледяной водой. Стоило вечеру только наступить, как брюнет уже под контролем своих эмоций. Когда-то получалось сдерживаться, но с каждым новым приступом становилось все бесполезнее противиться. В такие мгновения Чонгук чувствовал себя марионеткой, безукоризненно подчиняющейся своему страху. Но он впервые не один. Около дверей предано ждет его маленький друг. Руми смотрит в глаза и мяукает так тихо и осторожно, будто спрашивая разрешения. Парень берет кота в руки, а как только слышит умиротворенное мурчание, слегка прижимает к груди. - Ты пришел, чтобы попробовать спасти меня, Руми? – брюнет грустно ухмыляется и продолжает гладить его по пушистой шерстке. - в таком случае, неплохо справляешься. Мне нужно узнать почему ты поселился в моей голове.

***

Тэхен поистине обожал проводить дни с пользой для себя. А если поконкретнее, «с пользой» означало круглосуточный просмотр телевизора и здоровый четырехчасовой дневной сон. Например, сегодня Ким раскрыл глаза ближе к обеду, а встал только после часа бессмысленного лежания в постели. Когда он жил в Тэгу, такого времяпрепровождения даже в мыслях быть не могло, а здесь его полным-полно. Еще и Юнги уехал. Все слишком хорошо. Оставив вчера записку на стекле машины, Тэхена распирала гордость. Он никогда не извинялся и всю жизнь считал себя правым во всем. Конечно, этим он отталкивал людей, но для него отстоять свое мнение стояло выше чувств других. Только Чонгука отталкивать почему-то не хотелось, хотя раздражать этот парень умел. Звонок в дверь раздался совсем некстати, блондин не ждал гостей, его цель была провести остаток дня в тишине вместе с любимой кулинарной передачей. - Чонгук? Если бы у Тэхена спросили, кого он вообще не ожидает встретить, то ответ был бы один – Чонгук. Будь то его давний школьный знакомый из Тэгу, с которым они не виделись уже много лет, или же сосед, который жил на этаж выше в его прошлой квартире, он бы не так сильно удивился, честно. Но сам Чон Чонгук сейчас стоит под дверью и ждет, пока ему откроют. - Я зайду? Старший проходит вглубь квартиры, но не разувается, лишь пристально смотрит в глаза. - Что-то случилось? – Тэхен ни черта не понимает. - А, - Чон опускает взгляд в пол и осознает, что важных причин для визита не было. Хотя нет, есть одна, - я пришел проверить как ты, Юнги же еще не приехал. - Как видишь, все отлично. - Тогда я, наверное, пойду, - брюнет бесится от собственной неловкости, он ведет себя как маленький неуверенный в себе ребенок. - Подожди, - растерянно выпаливает Ким, стоит Чонгуку развернуться в сторону двери, - можешь остаться? Ненадолго. После услышанной просьбы брюнет растерялся. Для него нет никакой выгоды оставаться наедине с типом, который уж очень любит огрызаться и придираться к каждому слову, при этом вызывая самые странные чувства в груди. У Чона нет ни единой весомой причины не уходить, после просьбы остаться. Но он остался. Не смог даже отвернуться и просто продолжал поддерживать контакт с глазами напротив. «Можешь остаться? Ненадолго». - Только если сделаешь мне кофе.

***

Чонгук потерял счет времени, пока находился с младшим. Солнце давно зашло, город погрузился во мрак, лишь местами освещенный редкими фонарями. - Так, ты говоришь, что останешься тут надолго? - Что-то вроде этого, - Тэхен довольно жует печенье, которое купил ему Юнги перед отъездом, - у меня были причины уехать, да и брат настоял. - Насчет твоих рук… - Нет, Чонгук, не надо, - Ким заметно тускнеет, - это лишь мои проблемы. Лишь моя боль. - Да, прости, - Чон нервно закусывает нижнюю губу, понимая, что не имеет права спрашивать об этом, - просто знай, что это не выход. Смешно. Услышь это Чонгук несколько лет назад, то рассмеялся бы в глаза и грубо попросил не лезть к нему в душу. Но Тэхен молчит. Смотрит куда-то в пол и не говорит ни слова. Старший и правда облажался во всем. Полез не в свое дело, затронул больную тему и сказал самую глупую цитату «это не выход». Будто бы хоть раз эти слова кому-то помогли. - Тэ, - брюнет устало трет глаза и зевает. Сегодняшний приступ его вымотал, - давай посмотрим что-нибудь? - Но уже поздно. - Я никуда не тороплюсь. - Ты хочешь остаться на ночь? – с недоверием и неким отчаянием в глазах спрашивает Ким. - Если ты не против. Тэхен не верит в то, что услышал. Он останется с ним, не оставит одного в пустой комнате наедине с темнотой и душащей тишиной. До этого Тэ ночевал лишь с Юнги. Никто не оставался с ним больше, чем на вечер. - Ну, ты не ответил мне, что будем смотреть? – Чон улыбается так нежно, словно Тэхен действительно что-то значит для него. «Тебе не стоит привыкать к этому, - проносится в голове младшего». Но от этих слов в груди разливается теплое чувство, будто горячий сироп медленно стекает по стенкам легких, заставляя чувствовать приторное послевкусие. Блондин хочет захлебнуться в этом странном, но желанном чувстве. Тэхен предложил сходить в душ и дал свои вещи, чтобы было комфортно спать. Чонгуку не в новинку здесь оставаться, поэтому, по старой памяти, он открыл верхнюю полку над раковиной, чтобы взять зубную пасту, но замечает три маленькие пластмассовые баночки с таблетками. На удивление, эти лекарства были без упаковок и каких-либо названий. Лишь цвета, по которым, видимо, ориентировались. «Не знал, что Юнги начал принимать таблетки, - хмыкает Чон и кладет все обратно, закрывая ящик». Вещи Тэхена подошли как раз, потому что он носил одежду на два размера больше, как будто не желая показывать, что скрывается под одеждой. Но у Чонгука нет права узнавать причину. Нет права становиться кем-то важным для него. - Ты все? – доносится голос из другой комнаты. - Да, - спокойно отвечает старший, проходя вглубь гостиной. Тэхен невольно начинает рассматривать парня напротив и не замечает, как уже нагло пялится. - Что-то не так? - А, нет…- блондин сразу переводит взгляд на лицо Чонгука и приподнимает бровь. - У тебя и татуировки есть? - Как видишь. - И они все имеют какой-то смысл? - Нет, просто нравится бить что-то на теле. Они бессмысленны. «Для меня уже мало что имеет смысл, - шепотом выпаливает Чон, чтобы Тэхен не услышал». Но он слышит. И ничего не отвечает. Диван в гостиной был достаточно большой, чтобы на нем уместились сразу несколько человек, в отличии от кровати Юнги, она была односпальная и узкая. Парни уселись напротив телевизора, постелив одеяло и плед, на случай если замерзнут, и, предварительно выключив свет, начали смотреть ужастик, потому что Тэхен настоял. Чон уже не помнит, когда в последний раз вот так сидел с кем-то и смотрел фильм. Приятно. Младший сегодня очень мягкий и совсем не раздражающий. Словно у него несколько личностей и Чонгук удивлен такой быстрой сменой настроения. Весь фильм старший старался не отводить взгляда от экрана, несмотря на манящий профиль рядом. Тэхен же увлеченно смотрел за происходящим и иногда незаметно приподнимал пуховое одеяло, чтобы прикрыть глаза перед неожиданной сценой. Ким, на самом деле, совсем ребенок и эмоции у него живые, словно еще не повидал жестокости гнилого мира. По крайней мере, так кажется Чонгуку и он надеется, что это правда. Но искалеченные руки говорят об обратном. За весь фильм Тэхен лишь иногда поглядывал на него, чтобы удостовериться, что тому не скучно (и еще раз поверить, что это не иллюзия). И ни разу не посмотрел в темноту, окутавшую всю квартиру. У блондина есть тайна, о которой ни в коем случае нельзя знать никому. Особенно Чонгуку. Он всего лишь хочет тепла и всем сердцем надеется, что брюнет подарит ему немного. - Ты, наверное, устал, - Тэхен потягивается и укладывает голову на спинку дивана, - я сейчас тебе постелю. Несколько секунд потупив в темный коридор, блондин собрался с мыслями, включил свет и скрылся за дверью. Чонгук и правда устал за сегодня, хоть и, по сути, не делал ничего. Он напоследок проверил телефон и осознал, что так и не ответил Юнги, лишь значок «прочитано» висел в диалоге. Брюнет коротко напечатал другу, что все хорошо и Тэхен сейчас с ним, а после небрежно бросил телефон куда-то в плед, откинул голову назад и прикрыл глаза. Усталость взяла верх и парень практически сразу погрузился в сон.       Проснулся он посреди ночи, ощущая странное тепло рядом. Подняв голову, старший оглянул комнату и увидел, что Тэхен лежал с ним. Точнее, возле него. Блондин спал сидя, положив голову на диван, а тело оставалось на полу. Видимо, Ким не знал как разбудить его и тоже заснул. Чонгуку стало неловко, что младший в таком неудобном положении, поэтому, недолго думая, аккуратно приподнял его и уложил на свою подушку. На счастье, блондин не проснулся и после смены позы лишь крепче уснул, слегка посапывая. Чон же теперь уснуть не может совсем. Уже светает и немного видны очертания лежащего рядом хрупкого тела. У младшего во сне задралась широкая кофта и шрамы вдоль запястий вновь стали заметны. Брюнет не мог оторвать взгляд, хоть ему причиняло это странную боль. Он слегка коснулся пальцами каждого рубца и сердце сильнее сжалось. Чонгук и представить не мог, как больно смотреть на чьи-то раны, сделанные осознано. Он был неправ, когда отталкивал своих близких, пытавшихся ему помочь. Ведь больно было не только ему. Укрыв младшего одеялом, Чон пошел на балкон, чтобы покурить. Своя пачка лежала где-то в коридоре, а идти за ней не было никакого желания, поэтому он решил одолжить одну сигарету у Юнги. Тот вечно оставлял одну пачку на балконе, а другую брал с собой. Правда вот, Мин любил более легкие сигареты, в то время как Чонгук губил себя тяжелыми и горькими. Мурашки пробежались по телу, как только ветер подул через приоткрытое окно. Чон сделал первую затяжку и томно вздохнул. Он и правда устал. Просто вымотался и лишился всяких сил на новый день. Ему тягостно видеть закаты, оповещающие о конце очередного дня, и так боязно видеть рассветы, означающие конец прекрасной ночи, в которой он хотел бы окунуться на совсем. Брюнет не знал отношения младшего к запаху никотина, поэтому сразу после ушел на кухню, лишь мимолетно посмотрев на спящего мальчика. Чонгук осознавал, что разница у них всего лишь год, но для него Тэхен совсем еще мальчик, которого хочется уберечь от всего мира. Словно младший брат, которого у него никогда не было. Странная привязанность, Странные чувства, Странный Чонгук. Он не понимает, что вызывает такую бурю эмоций, когда их взгляды встречаются. Это пугает, но с каждым разом хочется еще и еще. И Чонгук не знает, стоит ли останавливаться.

Просто позволь мне любить тебя, И я с головой окунусь в океан наших слез, Чтобы никогда тебе не было больно. Обещаю, я заберу всю боль за нас двоих и утону.

Примечания:
Все еще пытаюсь полностью передать атмосферу работы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты