Just trust me

Слэш
NC-21
В процессе
6
автор
Размер:
205 страниц, 16 частей
Описание:
Эта история могла бы быть неплохим романом, банальной сказкой о любви, но только не все здесь так просто... Часто бывает, смотришь на красивую картинку, но ты видишь только оболочку, а внутри все далеко от идеала! Эта история о настоящей любви, которая вынуждена была пройти ряд испытаний, где приходится делать выбор, принимать сложные решения, доверять друг другу, но будет ли конец этой истории счастливым ?
Примечания автора:
Надеюсь, вам понравится. Простите за ошибки, надеюсь, это вам не сильно будет мешать )
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
Примечания:
Для атмосферы: https://www.pinterest.ru/Kirakimjon96/%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8/?invite_code=e9df311c19c641eeb02187abcafc6ec4&sender=760615961975043638
      Все стало бесцветным, скучным и неинтересным. Чонгук погрузился в опасный мир, в мир наркотиков. Намджун не думал, что небольшая доза амфетамина кардинально изменит жизнь его друга. Чон много пил до того рокового дня, но ни один вид и количество алкоголя не могли заглушить его боль, он даже представить себе не мог, как ужасно жить без Тэхена. Ему хотелось кричать, ведь одно дело бросить, а другое дело появляться и исчезать регулярно, давить на старые раны, добавляя к этому кучу секретов и тайн. Чонгук бы хотел все забыть, забыть Тэхена, забыть все хорошие и плохие моменты их совместной жизни, забыть, что его родители все-таки живы, что бросили его, забыть, что его пытались неоднократно убить, забыть все это к чертовой матери. Он потерял все, он потерял любимого человека, хотя был готов принять его таким, какой он есть. Потерял бабушку, любимую бабушку, которая всю жизнь скрывала от него правду, его единственный, родной человек стал ему противен, Чон вычеркнул ее из своей жизни и больше не желал с ней общаться, благо она имела общение с Юнги и узнавала о состоянии внука через него. Чонгук отстранился от своих друзей, ему казалось, что они его совсем не понимают, что они лишь мешают, но еще больше его поразило то, что Юнги и Хосок тоже всё знали. Все всё знали, кроме Чонгука, все всё решали за него, не учитывая его мнения, все вдруг решили за него, что и как для него лучше. Когда он вновь попробовал наркотик, то его боль утихла, он попал в мир галлюцинаций, кайфа и наслаждения. Впервые за долгое время он смог почувствовать счастье, расслабление, смог прогнать мысли о Тэхене, смог отдохнуть. И почему он раньше не слушал Кима и не баловался этими веществами? Все начиналось с легких наркотиков, но в дальнейшем Чон перестал чувствовать от них то, что хотел и перешел на более запрещенные и сильные наркотические вещества. Так, за год он перепробовал многое: марихуану, эфедрон, первитин, эфедрин, опий, метадон, кокаин, и в последнее время Чон подсел на героин. Все, что он пробовал было не таким сильным для него, как этот наркотик. Это то, что он искал. Чонгук стал наркоманом, заядлым наркоманом. Друзья заметили это по поведению младшего, которое постоянно менялось. То он стал отставать от времени, его речь стала растянутой, хотел побыть один, все время хотел забиться в какой нибудь темный угол и сидеть там весь день. Его кожа бледнела, хотя парень был достаточно смуглым, ну, и конечно, зрачки, пониженный аппетит. То наоборот, он становился несдержанным, любил поболтать, был все время голодным и его мучила жажда, покрасневшие глаза, иногда агрессия, а иногда резко становился вялым и заторможенным, речь постоянно сбивалась, беспочвенный страх, чересчур веселое состояние, потеря координации движений. Когда он принимал только амфетамин, друзья сразу не могли распознать проблему. Казалось, будто Чонгук оправился и возвращался к нормальной жизни. Он был очень активен, сексуально раскрепощен, постоянно ходил в клубы и веселился. Но последствия от наркотиков были ужасными: головокружение, сильное потоотделение, нарушения в психике, потеря веса, неразбериха в мыслях, депрессия. Поэтому, Чон принимал наркотики практически без остановки, чтобы заглушить последствия. Юнги и Намджун всячески пытались помочь, остановить, но тот не желал останавливаться, не принимал помощь и не видел проблемы, он не видел со стороны то, как он изменился. Юнги понимал, что так он потеряет Чонгука, потеряет лучшего друга. Никто не мог понять, как так произошло, в какую долю секунды их вечно радостный, жизнелюбивый, мечтательный Чонгуки превратился в наркомана с разбитым сердцем. Хосок приезжал, приезжал много раз, пытался поговорить и привести в чувства Гука, плакал, умолял, предлагал поехать с ним в Америку, и даже наоборот, предлагал бросить Америку, если тот не хочет туда и остаться тут, с ним, но тот лишь отмахивался, даже не слушал. Хосок не смог смотреть на то, как его братишка губит свою жизнь и умирает на глазах, Хо уехал. Ему было очень тяжело, он не хотел слышать о том, что с Чонгуком, потому что ничего нового он не услышит, лишь будет плакать по ночам и расстраиваться. Он договорился с Юнги, что тот скажет только одну новость, либо Чонгук пошел на поправку, либо Чонгука больше нет, большего Хо знать не хотел. Тяжелее всех было Мину. Он пытался всегда быть с младшим, не переставал попыток помочь другу, а тот лишь хамил, прогонял Юнги, иногда они даже дрались. А когда Чонгуку было особо плохо и начиналась ломка такой силы, что он не мог встать с кровати, то просил принести ему дозы, и Юнги приносил, потому что Гука трясло, потому что боялся, что тот умрет без дозы, что сойдет сума, видел, как ему больно и тяжело без наркотиков, шел за этой дрянью для своего обессилившего друга, а потом вновь упрашивал остановиться. Поняв, что такими темпами Чонгук долго не протянет, и раз он не может повлиять на него, то надежда оставалась лишь одна, лишь один человек мог повлиять на Гука.

***

— Тэхен? — Да, а это...? — Юнги, друг Чона, помнишь меня? — Юнги, да, помню, конечно, — Тэхен был немного в замешательстве, с чего вдруг ему звонит Юнги, — Что то случилось? — Да, случилось, — Голос у Юнги был подавленным, тихим, убитым. — Я слушаю — Чонгук, с ним все очень плохо — В смысле? Что значит плохо? Я думал он оправился давно — Нет, он… он подсел на наркотики, очень сильно, думаю, такими темпами ему не много осталось, он ни с кем не общается, я не могу ему помочь, поэтому прошу тебя — Наркотики? Не понимаю, он.. — Все очень плохо, Тэхен, когда он оправился от ранения, которое он скрывал от меня, он много пил, был в вечной депрессии, как то он поехал к Намджуну и тот дал ему что то, с того момента он не может остановиться. Он сидит на героине уже месяц, Тэхен, он ужасно выглядит, я правда не знаю, что делать, — Юнги сильный мужчина, спокойный, но он начинает плакать, потому что ему действительно страшно за Гука. — Я тебя понял! Где он находится? — Сейчас, я не знаю, час назад был дома, но потом пошел за очередной дозой и на связь не выходит, могу сказать лишь примерно, где его искать — Хорошо, вышли мне все в смс, — Тэхен сбросил вызов и бегом сел в машину. Он не мог поверить в это. Все это время Тэхен думал, или можно сказать, предпочел счесть, что Чонгук давно забыл про него, живет беззаботной жизнью, работает юристом. Почему Тэхен допустил такое? Почему не решил даже поинтересоваться, как он? Потому что думал только о себе, потому что боялся сорваться, не хотел делать себе больно. Ким пытался переварить все, ждал сообщения от Юнги. Он провел руками по лицу, тяжело вздохнув, а после ударил по рулю. Он был зол, он был безумно зол на себя, ведь это он виноват в том, что сейчас с Чонгуком. Как только пришло долгожданное смс, Ким моментально завел машину и рванул, наплевав на скорость. Где только Юнги не находил обдолбанного Чона: в закоулках, в туалетах разных клубов, в подворотнях, в квартирах непонятных людей, валяющимся где то в углу, теряющего сознание или с рвотным рефлексом. Каждый раз Юнги вылавливал его, приводил в чувства, выхаживал, и каждый раз все по новой. Тэхен колесил по всем местам, что скинул ему Мин, смотрел в оба, пытался отыскать похожую фигуру, больше всего он надеялся, чтобы Гук не был в каком нибудь баре или у кого то на квартире. Ему повезло, спустя долгое время поисков, в темноте, на узкой, темной дорожке тротуара он заметил еле идущего, качающегося парня. Лицо было опущено вниз, шел с остановками, пока не свалился, облокотившись о стену какого то здания. Тэхен выскочил из машины, припарковавшись прямо на дороге, благо, была ночь и не было ни машин, ни людей. Ким подбежал к парню в длинной, белой, по крайней мере, когда то она была белой футболке, синих джинсах и потрепанных, грязно-желтых кедах. Ким присел на корточки, подняв лицо парня за подбородок. Глаза были прикрыты, а губы, наоборот, приоткрыты, кажется, он почти не был в сознании. Тэхен узнал в этом худощавом, потрепанном человеке Гука. Он поднял парня, закинув его руку себе через плечо и аккуратно доведя до машины уложил его на заднее сиденье. Чон не приходил в сознание, лишь сложив руки у груди вертелся и мычал, словно ему было плохо и он не мог лежать на одном месте. Тэхен привез его в свой дом, он понял, что у Гука небольшая передозировка какими то веществами, а может алкоголем, его выворачивало, Тэхен знал, что надо делать в таких ситуациях. Он отвел парня в туалет и не был с ним нежен, он пихал ему пальцы в рот, чтобы того стошнило. — Ммм, — Парень недовольно хмурился и вертел головой, он никак не хотел открывать рот и сидеть у унитаза, пытался убрать от себя пальцы и завалиться спать. — Открывай рот!, — Ким силой запихал ему пальцы, сильно сжав его шею сзади, чтобы парень наконец перестал вертелся и того наконец стошнило несколько раз. Тэхен придерживал его одной рукой, а другой написал Юнги, что Чон у него, перед этим вытерев ее о край Чонгуковой футболки, все равно уже на тряпки годится. Проблевавшись, Чонгук начал вести себя спокойно и проваливался в сон, поэтому, Ким, взяв его на руки отнес в спальню, укрыл одеялом, а сам пошел принять душ, так как вечер вышел максимально ужасным. Уснуть уже Тэхен, конечно же не смог, выпил виски, занимался делами сидя в гостиной до самого утра. Чонгук проспал до обеда следующего дня. Он чувствовал себя ужасно, но был один плюс, комната, в которой он находился, была черной и лишний свет не причинял ему боли. Разлепив глаза и приподнявшись, он немного удивился. Где он? Как он тут оказался? Комната выглядела невероятно дорогой. Парень поднялся с кровати и стал осматриваться. Все было невероятно красивым, стиль ему почему то напоминал вкусы Тэхена и в душе, Гук уже догадывался, где он. Чонгук вышел в гостиную и увидел до боли знакомую макушку на кожаном диване. Тэхен услышал шарканье и обернулся, увидев, что Чон проснулся, Ким быстро встал и направился к нему. Чон стоял на месте и просто смотрел на Кима, а Тэхен молча подошел и крепко обнял младшего, прижав его к себе. До Чонгука вдруг дошло, кто его обнимает, он робко обнял парня в ответ, словно боялся до него дотронуться. — Чонгук, все хорошо, теперь все будет хорошо!, — Сказал Ким, крепко обнимая Гука и поглаживая его по спине. Тэхен еле сдерживал слезы, ему безумно хочется прижать Чона и не отпускать. Как долго он мечтал обнять Чонгука, как ему больно видеть, что с ним стало. Гук не мог ничего сказать, хотелось плакать непонятно от чего. То ли от того, что он наконец в безопасности, с Тэхеном ему всегда спокойно и хорошо. То ли от безвыходности, боязни, что старший вновь влезет в его жизнь, даст ложную надежду и уйдет. То ли от стыда, что предстал перед Тэхеном в таком виде, что не справился, что теперь он совершенно другой человек, потерянный, погрязший в проблемах, на волоске от смерти, одинокий и жалкий. То ли просто от счастья и успокоения, желания закрыть глаза и сказать самому себе: Теперь все хорошо, ты смог продержаться, теперь можно расслабиться, теперь-все-будет-хорошо! Они долго обнимались и приходили в себя, после чего, Ким отправил младшего принять ванную, а когда пришел к нему, чтобы дать одежду, с ужасом наблюдал, как тот переодевается. Чонгук всегда был упитанным, он был более мускулист, чем Тэхен, у него были упругие, накаченные бедра, широкая спина, подкаченная грудь, смуглая кожа, щечки в сочетании со скулами, густые волосы и самое главное, был счастливый, полный жизни взгляд. Но то, что стояло перед Тэхеном, приводило в ужас. Нет, конечно тело сохранило рельеф, но Гук сильно похудел: торчащие ребра и позвонки, впалый живот, сильно выраженные скулы, бледная кожа с проблемами, где то прыщи, где то какие то болячки, волосы заметно потеряли свою прежнюю густоту, а взгляд опущенный, тяжелый, потерянный, пустой. Парень заметил взгляд Тэхена, поэтому ускорился, скрыв истощенное тело под одеждой, чтобы больше не мучить Тэхена, да и самому невыносимо ощущать этот взгляд на себе. Ким молча вышел из ванной, приготовил завтрак, пока Гук заканчивал водные процедуры. Когда Чонгук сел за стол, между ними появилась пропасть, было не комфортно, что сказать друг другу? — Ешь — Спасибо, но я не хочу — Чонгук, пожалуйста, поешь, — Гук вздохнул, поджав губы и взял вилку. Ким, конечно, пристально наблюдал за Гуком, за его поведением, на то, как рука подрагивала, неуверенно бродила по тарелке, аппетита не было. — Как ты себя чувствуешь? — Нормально, — Медленно жуя сказал Гук, не поднимая взгляда. — Я нашел для тебя хорошую клинику — Клинику? З-зачем?, — Вдруг поднял испуганный взгляд на Тэхена. — Зачем? Чонгук, ты наркоман, — Ким кивнул головой, указав на руку Чонгука, что была вся исколота, — Я виноват перед тобой, и я все исправлю! — Исправишь? А ты вообще понял, что надо исправлять?!, — Чон сказал это тихо, убитым тоном голоса, а глаза заслезились. — Что?, — Ким непонимающе посмотрел на Гука. — Никто из вас так ничего и не понял! Вы все время что то делаете, что то советуете, что то решаете за меня, знаете, что для меня хорошо, а что плохо, но когда вы блять спрашивали что то у меня? Я устал от этого! Вы постоянно лезете в мою жизнь и сами ее корректируете, но это блять не чертово GTA! — Чонгук, успокойся — Ты считаешь, что я наркоман, и поэтому не воспринимаешь мои слова? Да, я наркоман, я это знаю, но я знаю, что я говорю, и если ты опять решил поиграть в бога и порешать все за меня, то лучше не стоит, просто дай мне сдохнуть и съебись из моей жизни окончательно! Я уже сыт по горло, я устал!, — Чон начинал слегка чесаться и его начинало колотить, Чонгук выглядел пугающе, его состояние было истерическим. — Нет! Кончено нет!, — Тэхен напуган, ему тяжело смотреть на такого Гука, — Я лишь хочу тебе помочь, тебе нужно лечение, у тебя проблемы, понимаешь? Прошу, не заставляй меня тебя силой туда вести! — Тэхен, у меня одна проблема-любовь! Любовь, это наркотик, когда ее лишаешься, то начинается ломка! То, что происходит со мной сейчас, это всего лишь ее побочный эффект! — Я знаю, я понимаю тебя — Нихера ты не понимаешь! Хочешь помочь мне? Зачем? Я тебе никогда не был нужен! Ты не знаешь, что я чувствую! — Это не так! Мои чувства к тебе всегда были искренними! Я никогда не врал тебе в этом и я все также люблю тебя! Я вовсе не пытаюсь упечь тебя в больницу и съебаться, я хочу вылечить тебя, хочу исправить все, хочу вернуть тебя! Чон не может поверить своим ушам, не может поверить в то, что наконец за долгое время, он слышит именно то, что мечтал услышать. — Тебе нужна помощь, я обещаю, что теперь все будет по другому! Больше я тебя не брошу! — Почему я должен верить тебе? Может ты говоришь это специально, чтобы сдать меня в наркологию?! — Если бы мне было все равно на тебя, стал бы я вылавливать тебя на улицах? Стал бы я пытаться помочь тебе? Разве мне тогда не должно быть наплевать на тебя? Ты прав, я все время решал за тебя, что тебе нужно знать, что не нужно, что делать, что не делать, все мои неправильные решения привели к этому. Позволь мне это исправить — Ладно…, — Чонгук опустил голову. — Скажи, на чем ты сидел в последнее время? — Героин и метадон, иногда — Черт…, — Тэхен расстроен, это очень сильные наркотики и очень опасные. — Тэхен..., — Чон прикрывает глаза, облизав губы, ему становится хуже, он сдерживается, как может, — Мне нужно немного... — Чего? — Мне нужно совсем немного, у меня в джинсах там, осталось, я просто не доеду — Нет! Я все выбросил еще вчера! Чонгук, наркотики — это полная жопа! — Тэхен, пожалуйста, совсем чуть чуть и поедем в клинику, мне правда не хорошо, мне трудно контролировать себя, пойми — Потерпи немного, — Тэхен решил незамедлительно отправиться в больницу. Ким повел Чона к машине, они поехали в очень дорогую клинику, что находилась в двух часах езды. Час прошел спокойно, Чон лишь ерзал, иногда руку почешет у вен, губы покусает, часто повздыхает, покашляет, а вот когда пошел второй час, ломка становилась сильнее. Чон стал потеть, закатывать глаза и запрокидывать голову назад, он открыл окно, то наклонялся так, словно болит живот, то опять обратно закидывал голову, будто не хватало воздуха, мычал, его начало сильно колотить. — Нет, Тэ, я передумал, — Хватает за запястье Тэхена, — Я не хочу в клинику, я, все со мной нормально, я просто переборщил вчера, прошу — Потерпи, скоро уже приедем — Нет! Ты не понял меня?! Я же сказал, поверни, я не хочу туда! — Как же далеко ты зашел..., — Тэхен понимал, что сейчас Чонгук не был собой, это все действие ломки, он понимал, что парень может начать умолять и давить на жалость или же наоборот, стать агрессивным и буйным. — Я выйду прямо сейчас! Я не могу тут сидеть, мне душно, мне тесно, я хочу выйти!, — Чон расстегивает ремень, очень нервно пытается открыть дверь, прямо на ходу, но та заблокирована. Ким молча ехал, не обращая на это внимание. — Тэ, блять, открой! Пожалуйста, умх, — Гука начинает сильно трясти, он ерзал, сжимал свою футболку, кожа стала гусиной, стал чаще кашлять. — Там валяется газировка, возьми ее, станет слегка полегче, — Газы в газировке на долю секунды заставляют мозг работать активнее из-за чего становится легче. — Умх, — Чон достал воду и стал пить, проливая на себя, словно он неделю не пил. — Тц, блять, ну Гуки, — Это была одна из любимых футболок Тэхена, но это ладно, теперь Чонгук весь мокрый, хорошо, что это обычная вода, а не сок или лимонад. — Извини... — Ничего, пей все — Угу, — Чон пил залпом, и становилось действительно лучше, его по прежнему колотило, но агрессия и замутнение разума прошло. — Лучше? — Да... только теперь я хочу в туалет, — Усмехнулся Чон. Он протер пот со лба и облегченно вздохнул, облокотившись о сиденье. Он выглядел очень плохо, уставшим и измученным. — Мы почти приехали, тебе как раз анализы сдавать — Зачем? Итак же все понятно — Ну должны проверить, что ты действительно наркоман — Мне правда помогут?, — Чонгук переводит взгляд на Кима, смотря на его профиль с надеждой в глазах. — Да, помогут, не сразу, но тебе станет лучше — Мне страшно — Я буду рядом, буду приезжать к тебе каждый день, обещаю! — Как ты узнал обо всем?, — Гук пытался разговаривать, чтобы отвлечься, чтобы послушать голос Тэхена, насладиться его присутствием. Может это и нехорошо, но Чонгук забывает все обиды, он совсем уже не злится на старшего, он так сильно влюблен в Кима, что готов простить ему абсолютно все. Гук так сильно к нему привязан, что это действительно очень плохо. — Мне позвонил Юнги — Юнги? — Да, он очень дорожит тобой, так что, когда оправишься, обязательно попроси у него прощение, ты многим ему обязан — Да…, — Чон опустил взгляд, ему очень стыдно перед другом, он прекрасно помнит, сколько боли он ему причинил, и как теперь смотреть ему в глаза, Чонгук даже не представляет, — Когда я последний раз смотрел твои истории, мне казалось, что у тебя кто то появился… скажи, ты..., — Чон решил перевести тему, и перевести на ту, что его действительно очень сильно волновала и изводила. — Нет, я ни с кем не встречаюсь, после расставания с тобой я вел точно такой же образ жизни, как и до нашего знакомства, — Они подъехали к клинике, Ким перевел взгляд на Чонгука, повернувшись к нему, — Ты единственный, кого я люблю, так было и будет всегда! Тэхен вышел из машины и помог трясущемуся и сгорбившемуся Чонгуку выйти следом и дойти до клиники. Там Тэхен заполнял всякие бумаги, пока Гука увели на анализы. Спустя час, Тэхена проводили в палату Чонгука, куда того привели буквально пару минут назад. Гук был напуган, он в палате один, палата просторная, красивая, уютная, с красивым видом, безопасная. — Эй, — Чон осматривался и услышав голос Тэхена, обернулся. Чон сейчас чувствовал себя получше, так как ему что то вкололи, от чего ему полегчало. — Тэ, я не хочу тут оставаться один — Все будет хорошо, я буду приезжать! Иди ко мне, — Тэхен прижал Чона к себе и гладил по спине, нежно поцеловав парня в лоб. — Я буду стараться, обещаю! — Я знаю, — Ким слегка отстранился, заключив лицо Гука в ладони и улыбнулся, — Хорошо кушай, занимайся спортом, гуляй, будь сильным и терпеливым, и скоро мы поедем домой, я тебя люблю и не оставлю тебя! — И я тебя люблю, — Тэхен нежно поцеловал Чонгука, ощущения были не передаваемые, словно он впервые целуется, сразу спектр эмоций и воспоминаний. — Я поехал, мне надо по делам, завтра я приеду днем, погуляем, выходи из палаты, познакомься с кем нибудь — Ладно — Не грусти, завтра я привезу тебе телефон, будем 24 часа на связи — Хорошо — Все, я поехал, — Ким погладил большим пальцем Чона по щечке и ушел, ему было тяжело уходить, он прекрасно знал, как тому будет тяжело, какие будут ломки, каким тяжелым будет лечение, не хотелось его оставлять, но к сожалению, по другому никак. Тэхен, как и обещал, приехал на следующий день, он привез много еды, привез телефон для связи, привез одежду и все необходимое. Встретивший его Чонгук выглядел ослабленным. Он обнимал себя, как будто ему было холодно, слегка горбился, был уставшим и измотанным. — Привет, — Улыбнулся Ким. — Привет, — Слегка улыбнулся Гук, подойдя к старшему и обняв его. — Как ты себя чувствуешь?, — Они присели на кровать, так как Ким видел, что Чону тяжело стоять. — Плохо, — Покачал головой Гук и почесал затылок, он говорил слегка мямля, было повышенное слюноотделение, это новый этап ломки, кожа по прежнему была гусиной, зато кашель прошел,— Все болит, шея, ноги, руки, то холодно, то жарко, я пытаюсь есть, но меня тошнит — Ты смог поспать? — Нет, совсем немного, пару часов… Слушай, я помню, что пообещал, но так резко же нельзя бросать, может можно совсем чуть чуть… — Нельзя, малыш, это надо перетерпеть, уже скоро тебе станет лучше. Мышцы сильно болят? Тебе делали массаж? — Нет, сказали после обеда — Хорошо, — Ким поправлял волосы Чона. — Ты уже говорил Юнги? Он в курсе? — Да, он в курсе, пока он не может к тебе приехать, он слишком занят работой — Понятно... — Почему ты не общаешься с бабушкой? Вчера я позвонил ей сообщить, где ты находишься, она сказала, что вы уже год не общаетесь — Тэ, она предала меня, она всю жизнь мне лгала — Не будь ребенком, она скрывала от тебя правду, ради твоего же блага, пойми. Неужели ты считаешь, что она должна была рассказать тебе в 5-ти летнем возрасте, что твои родители являются разыскиваемыми преступниками в Корее, что они эмигрировали в Китай, скрыв тебя от общественности, чтобы тебя не убили, что теперь они крупные магнаты, приближенные к президенту Китая? — Нет, не знаю, мне сложно, я просто не могу пока… — Она хочет приехать к тебе — Пусть приезжает… — Хочешь попробовать поспать? Я посижу с тобой — Нет, я не усну, я хочу поговорить с тобой, хочу, чтобы ты мне все рассказал. Когда мы с тобой познакомились, почему ты спустя время все-таки нашел меня? И как ты меня нашел? — Ну, когда я встретил тебя в клубе, то ты мне понравился внешне, ты был первым, за всю мою историю, кто мне отказал, это задело меня. После встречи у меня было куча работы и как только я освободился, я не мог выбросить тебя из головы, ты казался мне до жути мерзким, дерзким, высокомерным мальчишкой, сам знаешь мой характер, я добиваюсь своего. Ну и у меня естественно были возможности, в силу своей прошлой профессии, разузнать о тебе все, что мне было нужно, — Чон усмехнулся. — Да уж, это так, ты такой упрямый, ты так долго ухаживал за мной и все ради того, чтобы заманить меня в постель, ты ненормальный, — Чон и Ким посмеялись. — Да, по началу был такой план, но общаясь с тобой, ты производил на меня новые впечатления, ты был начитанным, странным, по прежнему дерзким, безумно интересным — А когда ты понял, что влюбился в меня? — В Марокко, когда ты ходил со своим огромным рюкзаком, фотоаппаратом, вертел головой в разные стороны, будто попал в другую вселенную и фотографировал все подряд, — Улыбнулся Тэхен. — Что? Только тогда? — Ахаха, тогда я понял это окончательно, понял, что хочу провести с тобой всю свою жизнь, — Ким поправил прядь волос Чонгука, убрав ее за ухо. — Я влюбился в тебя еще в клубе — Как ты мог влюбиться в меня вот так сразу? Какой то мужик подошел к тебе, начал приставать, а потом исчез, — Чон пожал плечами. — Не знаю, я тоже задавал себе эти вопросы, что совсем не знаю тебя, но уже не мог выкинуть твой образ из головы, и по правде говоря, я правда почти готов был переспать с тобой — Хорошо, что ты так не сделал — Так бы ты сразу потерял ко мне интерес? — Мм... нет, думаю я бы все равно заинтересовался бы в тебе, сто процентов, мы должны быть вместе, я уверен, что у нас такая судьба! — И ты правда пытался убить меня? — Да..., — Ким смотрит в глаза Гуку, он не собирается врать, Гук должен знать, — Два раза я почти сделал это, но не смог — Даже не знаю, радоваться этому или нет... — Тут нечему радоваться, ты не должен был вообще оказаться в такой ситуации. Ты этого не заслужил, Чонгуки! Я обещаю тебе, что как только ты поправишься, я покажу тебе весь мир, ты больше никогда не будешь плакать! Мы будем счастливы и больше никаких секретов и тайн! — Ты уже столько обещаний дал, не боишься? — Я их все выполню! Не сомневайся! Тэхен пробыл в клинике с Чонгуком до самого вечера, они разговаривали, много чего нужно было еще обсудить. Тэхен был рядом, когда Чонгуку становилось хуже. К вечеру Гука начало всего выворачивать, ему было плохо, Тэхен был рядом и успокаивал, пока не стало лучше, после приема лекарств. Тэхен уехал в 9 часу, когда Гук стал чувствовать себя хорошо и решил лечь спать. На следующий день Ким позвонил Чонгуку, он собирался приехать к нему: — Привет, зайчонок, как ты? Что тебе привезти? — Привет…ммм, ничего, не приезжай сегодня! — Тебе плохо? Что то болит?, — Ким заволновался услышав голос Чонгука, было понятно, что младшему не хорошо. — Да, я с часу не сплю, меня мутит, тошнит, живот болит, умх, я не могу, Тэ, я перезвоню, — Чонгук сбросил. Ким знал, что это 3 этап ломки, в клинике ему все рассказали: Первая фаза проявляется через 8-12 часов после последнего приема дозы. Люди могут чувствовать ее заранее по определенным психическим и физиологическим признакам: озноб, насморк, чихание, расширение зрачков, так называемая гусиная кожа, потеря аппетита у зависимого наркомана. Проявляется высокое эмоциональное напряжение, а также тревога, беспокойство, человек не может уснуть. Состояние озноба сменяется состоянием жара, проявляется потливость и слабость, неприятное ощущение в мышцах. Вторая стадия плавно перетекает из первой примерно на вторые сутки после принятия последней дозы. Симптомы становятся более острыми. Озноб и гусиная кожа сохраняются, и уже не проходят. Чихание становится приступообразным, проявляется повышенное слюноотделение. Начинаются сильные боли ног, шеи и спины, судороги. Третья стадия проявляется на вторые сутки после дозы. К вышеописанным признакам прибавляется рвота, диарея, боли в кишечнике, увеличивается температура тела. Человек периодически впадает в забытье. Нарушается сон, проявляется агрессивность. Кожа бледная, сухая, землистая. Финальная стадия начинается на третьи сутки после последнего приема дозы. Состояние может длиться от 5 до 15 дней, однако тут все зависит от индивидуальных показателей. У некоторых наркоманов симптомы утихают на 5 сутки, к восьмому дню они чувствует себя вполне здоровыми. Тэхен решил пока не трогать Чонгука, но он обещал приезжать каждый день, поэтому приехал вечером. Чонгук сидел на краю кровати, скрючившись и держась за живот, так весь день, его крутит и тошнит, кожа стала сухой и стала шелушиться. — Малыш, — Тэхену было тяжело на это смотреть, он ничем не мог помочь. Он сел рядом и поглаживал парня по спине, чтобы ему стало легче. — Зачем ты приехал? Я же сказал не надо! — Я обещал тебе, что буду приезжать каждый день — Хочешь наблюдать, как я тут блюю? Нечего тут смотреть, езжай домой! — Я только приехал, а ты меня уже гонишь — Тэхен, не надо! Ты не видишь, что мне херово? Хочешь помочь, лучше бы выпустил меня уже отсюда! Зачем я вообще тебя послушал, я так тут сдохну, я уже не могу терпеть! — Тебе тут еще долго придется быть, пока не пройдет ломка и пока ты не отвыкнешь от наркотиков — Пожалуйста, свали уже, я не хочу разговаривать, я не хочу, чтобы ты видел меня таким! — Каким, таким? — Вот таким, ты слепой что ли? — А как ты должен выглядеть? Не веди себя как ребенок! — Легко тебе говорить... — Потерпи, ты уже почти со всем справился, я привезу завтра крем для кожи, — Ким провел по щеке парня, убрав катышки с кожи. — Ты только и говоришь, чтобы я терпел... Блин, как же больно, мм, — Чонгук положил голову на плечо Тэхена, тот продолжил поглаживать его, он мог только окружить Гука заботой, больше он ничего не мог сделать, только время поможет и врачи.

***

Ким как и обещал, приезжал каждый день, привозил всякие крема и масла для кожи, различную еду, которую любит Чонгук. Через месяц к Чонгуку наконец приехали все, бабушка, с которой Гук все-таки помирился, Юнги и Хосок, перед которыми Чонгуку было ужасно стыдно, но те не держали зла и обиды на него, они были безумно счастливы, что их друг идет на поправку. Приезжал Намджун, он считал себя виновным в том, что Чонгук подсел на наркотики, но Гук всячески пытался убедить его, что это не так, даже Чимин и Богом приехали пару раз, Тэхен возобновил с ними общение. Чонгук был окружен заботой и любовью. Этот месяц был для него тяжелым. Он пролежал в клинике 3 месяца, восстанавливался, набирал вес, приводил свое психическое состояние в норму, отвыкал от наркотических веществ. За это время Чонгук смог набрать почти свой прежний вес, занимался спортом, правильно питался. И его наконец выписали, он теперь здоров. Он собрал вещи и был счастлив покинуть это место. Тэхен приехал к обеду, заплатил за лечение, подписал нужные бумаги, он был благодарен врачам, что смогли помочь Чонгуку, он был рад наконец то забрать парня домой. — Все взял? Ничего не забыл? — Нет, все взял, — Улыбается Чонгук. Они сели в машину и поехали домой. Чон открыл окошко, повернув к нему голову и прикрыл глаза, его волосы развевались, лицо обдувал свежий ветерок, Чонгук дышал полной грудью, он словно вышел из тюрьмы. Они ехали молча, казалось, что Чонгук спит, но он просто наслаждался свободой. Парни зашли домой. Гук был рад оказаться здесь, стиль Тэхена был всегда узнаваем. Когда Чон тогда очнулся в его спальне, он почти сразу догадался, что он у Кима. — Чем хочешь заняться первым делом? — Я ужасно сильно хочу принять ванну, хочу пролежать там 10 часов со всякими бомбочками и маслами — Хаха, хорошо, господин Чон, твоя ванна скоро будет готова, но давай ты там не 10 часов полежишь, а часик, а то превратишься в рыбу — Ахах, хорошо, если не усну, но ты же проследишь? — Конечно, могу сидеть прямо там — Ну нет уж, я хочу побыть один, — Чонгук обнимает Кима за шею и нежно целует, после чего относит вещи в спальню и начинает их раскладывать, пока Ким исполняет желание младшего, готовя ему спа в джакузи. Чон наконец смог расслабиться в горячей, просторной ванне, было тихо и комфортно, всюду свечи, ароматные палочки, вкусно пахнущая пена, расслабляющая и спокойная музыка, негромко играя заполняла комнату. Тэхен занимался своими делами, не беспокоил младшего. Ким счастлив, теперь они заживут счастливой жизнью и никто не сможет им помешать. Он обещал показать Чонгуку весь мир, он обязательно выполнит это обещание. К сожалению, сейчас, в ближайшие пару месяцев у них не будет возможности куда то поехать, ведь Ким теперь не киллером работает, он теперь бизнесмен, у него огромная сеть ресторанов, два дизайнерских магазина, сервис по продаже автомобилей и клуб. Сейчас у Кима много работы, но как он все разгребет, они отправятся продолжать путешествовать, как и мечтали. Спустя час Ким зашел в ванную комнату, где дремал Чонгук. Старший присел на корточки и убрал челку с глаз младшего, тот не открывая глаз расслабленно промычал. — Уже прошел час? — Уже прошло два. Ты еще не стал русалом, очень странно — Хаха, правда? Я так расслаблен, что не чувствую своих ног — Да, не переживай, я отчетливо вижу две ноги, — Ким опустил руку в воду, — Гуки, вода уже холодная, ты долго тут собираешься лежать?, — Усмехнулся Ким. — Уже вылезаю, вылезаю, я слегка задремал — Хорошо, я жду тебя на кухне, — Ким вышел, Чонгук вскоре вылез из ванной, он подошел к зеркало, стал рассматривать себя. Он был рад, что смог быстро поправиться, ведь на то, каким он был худым, он сам не мог смотреть. На коже еще остались проблемные места, но он почти поборол этот недуг. Чонгук хорошенько рассматривал себя, он не понимал, как он мог довести себя до того ужасного состояния. Сейчас Чонгук хотел привести себя в порядок, у него в планах восстановить кожу, записаться в зал и подстричься. Спустя 20 минут Чонгук пришел к Тэхену и сел ужинать. Ким приготовил итальянскую пасту с мясным соусом. — Я думал, ты там все-таки уснул, — Чон на это улыбнулся. — Итальянская паста? Помница, ты обещал свозить меня туда и накормить настоящей итальянской пиццей — Правда? Я такое обещал? — Ага — Да, что то такое припоминаю. Я тебя обязательно туда свожу, у меня сейчас куча работы, ты же не против подождать пару месяцев? — Не против, мне все равно, когда и куда мы поедем, я просто хочу быть с тобой, — Тэхен улыбнулся и поцеловал младшего. — У нас крутое расписание на ближайшее время — Ооо, — С легким удивлением провел Чон кивнув головой. — Должно быть ты еще не осознаешь, что тебя ждет, но я планирую не выпускать тебя из постели ближайшую неделю — Ты извращенец, Ким — Я имел ввиду крепкие и теплые обнимашки, а ты о чем подумал?, — Чонгук смущенно посмеялся, — Вот, вот, кто тут из нас еще извращенец — Если серьезно, какие у нас планы? — Если серьезно, я хочу переехать, этот дом, он для холостяков, я думаю нам надо поискать что то новое — Знаешь, хен, обычно говорят, меняешь как перчатки, имея ввиду партнеров, в твоем же случае, это про жилье — Ну вот такой вот я не постоянный — Да, я заметил — Хочу открыть отель, хочу, чтобы ты помог мне с его дизайном, идеями, назовем его, отель «Чонгук» — Ахаха, Тэ, нет, никто не будет заселяться в отель под названием «Чонгук» — Я хочу, чтобы это был твой отель, в твою честь — Тогда я сам придумаю ему крутое название — Ладно, договорились, до названия еще все равно далеко Трапеза прошла за разговорами влюбленных. Все шло так, словно не было позади тех ужасных лет разлуки, тех ужасных событий, словно они не расставались. Но оба изменились, поменялись. Тэхен стал гораздо больше ценить свободу, Чонгука, моменты, стал проще относиться к некоторым вещам, стал мягче. Чонгук же повзрослел, а в остальном остался прежним, улыбчивым парнем.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты