Девочка, которая не была избранной

Джен
R
В процессе
3
Размер:
планируется Макси, написано 20 страниц, 1 часть
Описание:
Она была девочкой, которая верила. Ведь только поверив в волшебвство, оно будет происходить вокруг.
Посвящение:
Всем волшебникам, которые верят.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 1. Магия

Настройки текста
      Рыжеволосая девочка уже который час сидела на полу в своей комнате, шепча себе что-то под нос. Она сидела на ковре с белой шерсти, поэтому холодно ей не было, но из-за чего-то она все равно дрожала. Она плакала. Из её карих глаз текли слезы, вниз по щекам усыпанным веснушками.       Девочку звали Мариабелла. Имя такое она получила благодаря уже давно покойной бабушки, которая надеялась, что её рыжеволосая внучка будет ходить с гордо поднятой головой, заявляя всем какое у неё прекрасное имя, но так не случилось. Мариабелла со временем стала просто Мари (некоторые все же звали ее Белла). Девочка не была против сокращения, а если бы и была — никто бы её не слушал.       Сегодняшний вечер Мари снова провела на теплом ковре в своей комнате. Каждый вечер, уже как год, она запиралась в своей комнате, садилась напротив книжки, неизвестного миру (или так они думали) писателю, и бормотала себе что-то под нос. Она махала руками, сжимала их в кулаки, или же напрягалась до предела, смотря в одну точку, словно ожидая что та сдвинется с места. Хотя это так и было. Мариабелла пыталась колдовать. Маленькая рыжеволосая девочка, запираясь в своей комнате пробовала применить волшебство. Но каждый такой вечер кончался слезами, впрочем, как и сегодняшний.       Просидев на полу больше трех часов, Мари опустила руки, которыми пыталась передвинуть плюшевого медведя что стоял не ближе, чем на три шага от неё. Голова девочки тоже опустилась, закрываясь от мира копной огненных волос. Её плечи вздрогнули и на книгу, что покорно лежала у неё на коленях, упала слеза.       Её глаза опустились на буквы, которые немного повредились из-за её же слез, но слова смысла не утратили, если он в них есть. Мари закрыла книгу, раз за разом перечитывая слова на обложке «Учебник по волшебству, 2 курс», а потом прочитала снова имя автора:        — Миранда Гусскол.       Девочка откинула книгу, тупо смотря на стену напротив. Такой женщины, как Миранда Гусскол, никто не знал и даже в библиотеке Мариабелла ничего не нашла. Ни других книг этой писательницы, ни информации о ней. После сотой попытки узнать хоть что-то, Белла поняла, что всё бесполезно. Она никогда не узнает — кто же эта женщина, почему она пишет про волшебство настолько серьезно и точно, а также, почему эта книга оказалась на дороге около дома девочки?        Мари очень хорошо помнила тот день. Это был конец августа. Она вышла на улицу, чтобы помочь маме в саду, но перед этим решила зайти к своей тетё. Мариабелла хотела поделиться с тётушкой вкусным тыквенным пирогом, что испекла самостоятельно. Но как только рыжая вышла с дома, направляясь к дому напротив, она заметила, что на дороге валяется книга. Осмотревшись, Белла поняла — рядом никого.        Осторожно положив корзину с пирогом на землю, девочка пошла прямиком к книге. Каково было её удивление, когда красивая гравировка на книге засияла, как и буквы. Всё светилось, словно это не книга, а настольная лампа около её кровати. Но в остаточный шок, Мари подвергла старшая полная дама на обложке, которая оторвалась от своего пера и мило улыбнулась девочке, склоняя голову в приветствии. После «знакомвства» женщина снова наклонилась над столом, продолжалая выводить какие-то слова пером.       Мариабелла попятилась назад, но продолжала сжимать в руках учебник. Её глаза горели, как у маленького ребенка увидевшего чудеса, хотя чего таить правды, так всё и было. Маленький ребенок увидел магию. Настоящее волшебство, ведь книги редко когда сияют, а рисунки редко когда улыбаются, кивая головой.       Мари, забыв о пироге, бежала домой, сжимая в руках книгу. Полненькая дама, как только девочка затрясла книгой, начала умолять остановиться, но рыжая не слушала, стараясь как можно быстрее добраться до своей комнаты. Когда Мариабелла смогла уединиться в своей комнате, она села на колени, держа перед собой книгу. На удивление, женщины с пером не было; стоял только стол с бумагами, на котором птичье перо, само по себе, писало какие-то замысловатые слова, о значении которых можно было только догадываться.        — Миссис? Вы тут? — шепотом спросила малышка, смотря на пустую обложку книги, где только буквы напоминали о былом волшебстве. Но, не прошло и минуты, как женщина вернулась, присаживаясь за свой стол.       — Девочка моя, ты так меня трясла, что меня укачало, — она фыркнула. — Сначала бросают, потом трясут как ни в себе. Ужасный день, девочка моя, ужасный.       Мариабелла оцепенела. Рисунок разговаривает? Девочка потёрла глаза, потом уши, чтобы убедиться всё ли в порядке, но возмущающаяся женщина продолжала сидеть за столом, рядом с самопишущим пером.       — Ты слишком маленькая для второго курса, девочка моя. Зачем учебник взяла? Тебе в Хогвартс еще лет так 5 точно не надо!       Мари сидела молча. Ни о Хогвартсе, ни о курсах она не знала. Было неловко, но больше было страшно.       — Сколько тебе лет, девочка моя? — продолжала говорить женщина.       — Десять. — всё, что смогла выдавить с себя рыжеволосая.       После её слов, женщина замолчала. Она начала вглядываться в девочку, а потом всплеснула руками.        — Так ты не волшебница, девочка моя?        Мари быстро отрицательно замотала головой, смотря на увеличивающиеся глаза женщины. Она начала бормотать что-то об её увольнении, а после застыла. Ни перро, ни она, больше не двигались.        — Миссис? Миссис? — пыталась позвать её Мариабелла, но ответа не было. Она больше не шевелилась. Тогда уже Мари открыла книгу. На первой странице было оглавление.        Глава 1       «Сила заклинаний»        Глава 2       «Флиппендо»       Глава 3       » Люмос»       Глава 4        «Диффиндо»       Глава 5        «Экспеллиармус»       Глава 6        «Скурж»       Глава 7       » Авифорс»       Глава 8        «Инсендио»       Глава 9       » Алохомора»       Каждое прочитаное слово было для девочки новинкой, кроме «глава» и цифр. Мариабелла раньше никогда даже не слышала о чем-то подобном, но и об говорящих рисунках ей тоже не рассказывали ранее. Неужели это действительно магия, а не книга с магазина приколов. Ну нет, это вряд ли. Неужели есть такие технологии, чтобы книга сама начала говорить и точно отвечала на вопросы?       Листая страницы, Мари узнала, что, например: люмос с легкостью сможет осветить путь или служить «фонарем» для дел, в которых требуется освещение. Был рисунок с изображением круга с двумя незамкнутыми концами. Мари попробовала повторить этот жест рукой, проговаривая про себя это странное слово «люмос», но, как и ожидалось, ничего не произошло. В тот день девочка до самого вечера пробовала применить люмос, но ничего не получалось.       Закончила она тогда, когда её мама зашла пожелать сладких снов младшей со своих детей. Женщина не была похожа на Мари, только рыжие волосы и веснушки доказывали обратное.        Мари быстро спрятала книгу под кровать, притворяясь играющей в игрушку, как только услышала, что дверь её комнаты открывается. Когда женщина ушла выключив свет, девочка поняла, что больше не может тренироваться, ведь сил не было, как и такого запального желания после множества неудач. Но несмотря на это они и не думала прекращать пробовать, ведь если женщина с рисунка говорила, значит магия существует.       Как и по сей день Мариабелла верит в волшебство. С того дня прошел почти год, а если быть точным, то десять месяцев. Не обращая внимание на вечные провалы, Мари продолжает тренироваться. Другие на её месте, давно бы выбросили учебник по волшебству, вместе с говорящей дамой, которая за это время не сказала ни слова, но не рыжеволосая. Она каждый день, ровно в шесть вечера, запирается и пытается, снова и снова.        — Ну давай же! — обессилено сказала она, направляя ладонь на плюшевого медведя, но тот, как и раньше не двигался, хоть после заклинание флиппендо должен был бы отлететь, как и написано в учебнике.        — Снова провал, — вздохнула девочка и притянула к себе книгу. Она читала каждую страницу, как нужно двигать рукой, чтобы заклинание подействовало, но все бесполезно. Она делала всё так, как и нужно, тем не менее волшебства не происходило.       Мари встала с пола, услышав неприятный шум на первом этаже. Кто ругался и судя по голосам — брат с сестрой. Луис и Лесли близнецы, но сама Мари не понимала как можно назвать близнецами разных людей, ведь в её представлении близнецы должны быть похожи как две капли воды, что уж точно нельзя сказать о её брате с сестрой. Лесли была обладательницей рыжих волос, а волосы Луиса были светлые, как и у отца семейства. Луис и мистер Бенджамин единственные блондины в семье Купперов, что нарушает общую «рыжую» гармонию.       Самый старший ребенок также был рыжим и кареглазым. Звали его Робин, но, как и Мари, тот получил кличку — Роб. Он учился на втором курсе в местном университете. Как говорили преподаватели, парень был весьма умным и очень воспитанным, что очень радовало родителей, ведь другие дети, а именно близнецы, доставляли много проблем и их маме часто приходилось ходить в школу, чтобы объясняться перед учителями и директором. Они часто ругались, нередко дело доходило до драк. Даже в настоящий момент Лесли и Луис о чем-то спорят в гостиной. Робина нет дома, поэтому утихомирить их решила Мариабелла, что с самого начала можно было писать провальной идеей.       Как только рыжеволосая девочка оказалась на лестнице, что вела на первый этаж, она увидела разъяренную маму, что стремительно мчалась к близнецам, чтобы угомонить их. Помощь Мари больше не требовалась, но она все равно решила спуститься вниз.        Брат и сестра сейчас уже тихо сидели на диване, пытаясь отдышаться. Миссис Айрин, или же просто «мама», отчитывала их за очередную ссору. Оказалось причиной всему был пульт от телевизора. Лесли хотела смотреть сериал, а Луис был против сериалов, вместо чего предложил смотреть баскетбольный матч.        — А вот теперь вы двое наказны, — строго произнесла женщина, — никакого телевизора на сегодня.       Оба близнеца вздохнули, но спорить не стали. Лесли встала с дивана и, задевая Мари плечом, поднялась на второй этаж, а Луис вышел на улицу, чтобы продолжить набивать мяч. Он любил баскетбол, из-за чего на заднем дворе отец установил баскетбольное кольцо.        Когда в гостиной остались только Мариабелла и Айрин, последняя улыбнулась, смотря на свою младшую дочь. Она протянула ей пульт, что буквально минуту назад отобрала у близнецов.        — Разрешаю тебе вечером посмотреть телевизор.       Раньше Мари было запрещено смотреть телевизор вечером, так как оба родителя считали, что из-за него будут сниться кошмары. Сейчас же, что-то сменилось или Айрин просто хочет отдохнуть, а для этого нужно чем-то занять всех детей, кроме старшего, он сам находит себе занятия.       Мари подбежала к маме, забирая с рук пульт от телевизора. Она сразу включила свой любимый канал с мультиками и откинувшись на диване начала смотреть, не обращая внимания на маму, что еще несколько минут неотрывно смотрела на малышку.       Мультфильм был о фее. Шел он долго, был достаточно скучным из-за одинаковых ситуаций каждый раз, когда кто-то попадал в беду, и Мари уже хотела уснуть перед телевизором, но к ней вернулось состояние бодровствания, когда фея начала колдовать своей волшебной палочкой.       Палочка! Как я могла забыть?!       Мариабелла быстро соскочила с дивана, направляясь на улицу. Когда она оказалась за дверью, стало прохладно, из-за чего тело покрылось мурашками. Несмотря на летний месяц, на улице иногда было прохладно, как правило под вечер.       Увидев брата, Мари ему кивнула, но даже не начинала разговор, потому что не имела желания тратить время впустую. Она подошла к дереву, что росло как раз около дома. Это был большой клен, который занимал большую часть небольшого дворика. Под ним всегда было много листьев и палок, что как раз и нужны были Мариабелле. Как и предполагалось, под кленом девочка нашла небольшую палочку. Где-то двадцать три сантиметра в длину        — Зачем тебе палка? — спросил Луис, оборачиваясь к сестре, но та промолчала. Мари пожала плечами и зашла в дом.        Уже в своей комнате Мари смогла опробовать свою палочку. Она горела желанием и казалось, что каждая секунда стала вечностью, прожигая девочку изнутри. Ведь вот-вот исполнится то, чего она добивалась целый год. Она увидит магию. Настоящую, а не как в мультфильмах или сказках.       Мари решила выбрать самое простое заклинание — Люмос. Она сжала в руках свою новую палочку, набрала полные легкие воздуха и на выдохе произнесла заклинание, попутно черча в воздухе нужную схему. Она открыла глаза, которые перед этим плотно сжала. На секунду в них застыл восторг, но это был прошлый восторг ожидания, ведь на деле — ничего не произошло. Ничего.       Маленький лучик надежды погас. Может магии нет? Может это очередная сказка? Но как же говорящая женщина, сияющие буквы? Откуда этот учебник и кто его потерял? Что за Хогвартс и кто там учиться. Почему всегда так много вопросов? И чувство безысходности как будто шепчет: «А ответов нет. Никто не знает и никто не подскажет.»        Мари отбросила палочку на пол и упала на кровать, закрывая глаза. Как же узнать правду о магии? Есть ли она, или нет?       Ночью ей снился прекрасный сон. Из-за дневных переживаний, было очевидно, что он будет связан с магией. Мариабелла видела огромный замок, голубое небо и слышала чудесное пение птиц. Рыжеволосая девочка со сна была очень счастливой и казалось, что её волосы янтарного цвета сияют сейчас сильнее обычного, что скорее всего напрямую связано с её настроением.        Но очень быстро радостная обстановка во сне закончилась, а на смену пришел сильный дождь. Небо затянулось страшными тёмными тучами, пряча за собой жёлтое солнце. Гром разразился в ушах, а после в небе вспыхнула молния. Ослепленная Мари продолжала куда-то бежать, даже не зная своего же маршрута. На секунду она услышала ужасающий крик мольбы. Кому принадлежит этот голос она не знала, но и разузнать не могла, ведь из-за очередной вспышки молнии, Мари проснулась.       Сердце бешено билось в груди, перед глазами снова очутился разрушенный замок и сильный дождь, удары молний и гром. Только крик не повторялся. Мари прекрасно помнила, что она слышала, но представить этот звук не получалось. Возможно, это и к лучшему.        Мариабелла заметила, что ночь сменилась утром. Солнце только восходит, поэтому можно понять, что сейчас не больше шести утра. Небо окрашивалось в нежные оттенки красного. Обстановка намного спокойнее, чем во сне.       Дома была тишина, значит Мари проснулась первой. Снова проваливаться в тот ужасный сон она не хотела, поэтому приняла решение пойти на кухню, чтобы приготовить себе завтрак.        Мари быстро нашла свой халат и тапочки, которые в свою очередь валялись под кроватью. Перед тем как выйти, Мари убрала кровать и открыла окно, чтобы свежий летний воздух зашел в комнату, в которой, казалось, нечем дышать. Возможно, это из-за кошмара, но открыть окно всё же не мешало.        Спустившись на кухню, Мариабелла еще раз убедилась, что в доме бодрствует только она, поэтому пришлось передвигаться тихо, чтобы не нарушить сон других жителей дома. Это было больше с нежелания выслушивать вечные ссоры брата с сестрой, нежели из-за обычного сострадания к семье. Позавтракать в тишине у Купперов, считается волшебной минутой.       Приготовив скромный завтрак, а именно — тост с чаем, Мари присела за стол в гостиной. Всё же редко ей удается сесть за стол сразу после пробуждения. Мама всегда заставляла сперва принять ванные процедуры, что очень не любила рыжеволосая. Она не была грязнулей, даже любила свежесть после контрастного душа, просто с утра пораньше её организм требовал еды, а не притороного вкуса зубной пасты во рту и двадцатиминутной очереди в ванную комнату. Лесли, как правило, шла первой, аргументируя это тем, что девочке-подростку нужно много времени, чтобы собраться. А, например, Луис даже не включая воды, садился на пол и играл в игру на своей новой переносной приставке. Из-за близнецов ванна бывает занята больше часа, а завтрак после этого уже холодный и не такой вкусный.       Сегодня она смогла спокойно поесть и даже принять душ, пока не встала Лесли с своими «аргументами». Мари не могла сказать, что не любила своих брата и сестру, но ей казалось, что они совершенно друг друга не понимают и не хотят идти на поступки друг ради друга. Лесли всегда думает только о себе, а Луис готов продать мать родную ради очередного диска с игрой. О существовании других вещей и людей они часто забывают. Телевизор и плеер с музыкой (один на двоих) давно стали главными причинами их ссор и вообще ссор в семье. Луис занимает телевизор ради игр, а Лесли не может прожить и дня, если не посмотрит «Гламурный Приговор» на шестом канале. Мари давно подметила, что это самое глупое реалити-шоу в мире, но сестре нравилось. Как и миллионам таких же девочек по всей Англии. А насчёт плеера ситуация хуже. Памяти на нем не так уж много, а песни Даниэль Джейн , без которых Лесли обойтись не может, занимают почти все место, из-за чего Луис часто злился, ведь начал замечать, что его любимые песни начали исчезать, но появился очередной альбом песен Данни . Лесли же отрицала очевидное, говоря, что он сам их скачал, хотя тот на дух не переносит поп-музыку, слушая исключительно рок или рэп.       Роб единственный кто мог успокоить ребят, ведь завоевал у них особый авторитет старшего брата, но пока его нет, они снова начинают тупые ссоры от которых устали все дома.        — Доброе утро, — произнес женский голос, который вывел Мари с раздумий. Это была Лесли. Очевидно, она только вышла с душа, ведь волосы были в полотенце, а на лице какая-то грязь, которую девушка называла специальной маской для омоложения. Зачем пятнадцатилетнему подростку омолаживать лицо никто не знал, но Лесли отвечала, что это они не понимают, а так говорила делать её любимая модель — Мишель Ксивиль.        — Угу.        — Я думала ты в комнате, — начала Лесли, пытаясь проткнуть пакетик сока соломинкой, — там какой-то шум. Думала ты снова грохнулась с кровати. Вот умора была!        — Да, — закивала Мари, — тогда я сломала себе руку.        Лесли пожала плечами и удалилась с кухни. Мариабеллу всё же заинтересовал, что за шум был в её комнате, поэтому поставив свою тарелку в раковину, девочка побежала по лестнице наверх.        Открыв дверь комнаты, Мари быстро осмотрела её, но всё было на своих местах, как и до её ухода. Что за шум тогда был? Возможно окно захлопнулось, а из-за сильного ветра снова открылось, но ведь ветра нет.        А вдруг волшебная книга?       Мари быстро подбежала к шкафу, где под старыми футболками был спрятан учебник. Искать его там никто бы не стал, ведь даже мама туда не лезет. Никому не нужны старые футболки.       Когда книга уже была в руках рыжеволосой, она заметила, что ничего не изменилось. Женщина молчит, а буквы уже давно погасли, как и гравировка. Всё по старому.        Поставив книгу на место, Мари вспомнила о волшебной палочке, которая совсем не была волшебной, даже признаков не подавала, в отличии от книги. Мариабелла даже не собиралась её прятать, ведь какой смысл, сохранять обычную палку в своем шкафу. Но перед тем как выбросить, её нужно найти.       Мари вспомнила, что вчера просто бросила её на пол, а она упала прямиком под стол. Согнувшись под писательный стол Мари действительно заметила палочку, но она была совершенно другой. Вместо обычной палки от дерева, на полу лежала красивая палочка: темного цвета, с красивой резьбой, и специальной рукоятью.       — Не может быть!       Мари потянулась за палочкой, а потом метнулась к шкафу, куда еще минуту назад спрятала книгу. Мари поставила её на ковёр, а сама пошла доставать мишку на котором ставила эксперименты целый год. Когда мишка напротив девочки уже был готов, оставалось подготовиться ей самой, ведь сейчас она чувствовала, что вот именно сейчас — последний шанс. Или всё, или ничего.        Открыв книгу, на любимой странице с уже привычным заклинанием — флиппендо, Мариабелла взяла в руки волшебную палочку. Ладони вспотели от волнения, а коленки тряслись, несмотря на то, что девочка сидела на полу. Мари набрала полные легкие воздуха и на выдохе произнесла: «Флиппендо», повторяя движения со страницы учебника. С палочки вырвался яркий луч света, отбрасывая мишку в сторону, но в то же время, почти всё в комнате пережило ту же судьбу, что и плюшевый мишка. Больше всего досталось девочке, которая затылком ударилась об стену, позади себя. Поток воздуха загнал книгу под кровать, чему Мари была безумно рада, ведь на шум сбежалась вся семья.       — Мари?! Что случилось? — кричала мама, осматривая хаос в комнате. Книги упали с полок, двери шкафа открыты, волосы Мариабеллы находились в ужасном состоянии.        — Упала, — тихо сказала она, незаметно пряча палочку в карман халата.        — Снова с кровати? — улыбаясь, сказала Лесли. — Неудивительно. Пошли, Луис.       Близнецы вышли, на последок еще раз осматривая комнату младшей сестры.       — Каким таким способом нужно было упасть, что книги с полок упали? — спросил отец Мари.       Долго не томя с ответом, рыжая ответила:       — Волшебным.

***

      Это была большая комната, больше напоминая ангар переполненный столами. Все они были поставлены в несколько рядов, а за каждым из них сидел человек в строгом костюме. Единственное, что действительно не разрешало назвать комнату ангаром со столами — дорогая мебель и какая-то офисная атмосфера. На стенах были окна, завешаны красивыми шторами, что спускались к самому полу. Несмотря на плотность занавесок, в комнате было светло. Помимо этого каждый стол освещался каким-то странным прибором, похожим на маленькое, карманное солнце. Оно также крутилось и зависимо от настроения владельца меняло свою яркость или совсем закрывалось тучами, оповещая, что пора отдухнуть и вернуть хорошее настроение.       Отдых явно многим бы не помешал, ведь у каждого из людей в этой комнате (а их было около сотни) очень много работы. Люди слева брали в руки вещи, непонятно откуда появившиеся в воздухе, и осматривали со всех сторон, после чего кивали перу и то, что-то быстро писало на листе пергамента, оставляя кляксы от чернил, но волшебным образом кляксы тут же исчезали, оставляя только красивые буквы. Не удивительным фактом было то, что самопишущее перо обладало безупречным почерком.       Люди, сидевшие за столами идущими после левых, не проверяли предметы и не раздавали указов перу, они всего-то выводили палочкой цифры в воздухе, делая какие-то подсчеты в толстой книге. Если для них это было «всего-то», то любой другой удивительно наблюдал за числом, что само считало себя в воздухе, приятно подсвечиваясь. Книга, в которую потом переносились эти цифры, действительно была внушительных размеров. Можно было поспорить, что весит она как плотный мужчина лет сорока. Эту книгу принято называть " Гринготтский Скриб», но волшебники просто называют его записником, откуда можно быстро узнать количевство денег в своей ячейке. Гринготтс — это банк волшебников Англии, а именно Лондондских магов или тех, кто жил в деревнях или городках волшебников. Они не были скрыты от человеческих глаз, но никто и не догадывался, что за дверью возможно бегает домашний эльф, убираясь за хозяинами или где-то на заднем дворе цветы поливают сами себя. Этого они не видели или видеть не хотели, как бы смешно это не звучало. Они всегда ссылались на всевозможные отмазки, только чтобы не принимать тот факт, что волшебство совсем рядом.       Люди за последним рядом — четвертым, как раз и разбирались с этим. Изучая новые отмазки магглов, чтобы оправдать свою глупую теорию о том, что магии не существует. Магглы — это те люди, что не обладают волшебными способностями и даже не подозревают о них, благодаря этому «последному ряду». Они изучали новые оправдания магглов по типу примет, создания легенд и сказок, а потом просто выводили это в свет. Сейчас каждый ребенок знает, что волшебница должна обладать волшебной палочкой и черным котом в добавок, а полеты на метле — обычное дело, но хорошей идеей было спрятать весь волшебный мир на самом видном месте, где искать точно не будут. Неужели кому-то интересно будет разбираться в правдивости детской сказки. Всё же были те, кто разбирался и в этом, но таких помещали в психбольницы, но не магглы, а специально подосланные волшебники, для сохранения тайны. С других источников про магию невозможно узнать, ведь ведьмам и магам строго-настрого запрещено колдовать в маггловских местах без острой необходимости. Именно этим занимался третий ряд, что ранее не упоминался. Работа на нем шла медленнее остальных, ведь работы такой и не было. Любой волшебник в своем уме не применит магию на улице, а несовершенолетний волшебник — вне школы. К сожалению, или к счастью, детям до совершеннолетия запрещено пользоваться своей палочкой вне школы до конца обучения. Каждый из них мог навредить себе или окружающим, ведь его или её навыки не были совершенны. Поэтому, каждый день люди за третьим рядом сидели почти без работы, время от времени помогая другим сотрудникам этого этажа. Но сегодняшний день перевернул всё на голову, ведь у всех служащих третьего ряда засветился знак тревоги. Если бы взрослый волшебник использовал магию среди магглов, тривожные знаки не светились как сейчас, а значит это непослушынй ребенок, который теперь был зачислен на отчисление из Хогвартса — школы волшебства и чародейства. Такие правила. Девушка, лет тридцати пяти, посмотрела на свой пергамент на котором появилось имя и фамилия нарушительницы — " Марриабелла Куппер.Флиппендо». Женщина покачала головой выражая недовольство к девочке, даже не зная ту в лицо. Она тут же поднялась со своего стула, снимая со спинки пиджак бордового цвета.        — Я направляюсь в Хогвартс. — оповестила она коллег. — Отдам имя нарушительницы и посмотрю готовность комнат к первокурсникам этого года.        — Неужели этим ты должна заниматься, — получила она ответ с первых столов своего ряда, — Женивьева хотела этим занятся.        Женщина в бордовом пиджаке закатила глаза, поправляя помаду на губах.  — Мой сын в этом году станет первокурстником Хогвартса. Уж не мне ли позаботиться, чтобы комната где он будет жить являлась безупречной и безопасной. — Она вздохнула. — Сколько дурных вестей от этого Хогвартса, каждый вечер думаю о Терри. Надеюсь, он попадет не на Гриффиндор.        — Леонора, — отозвалась та же женщина, — ты же сама гриффиндорка, в чем тогда дело?       — Ох, от этих Уизли-младших уже голова болит. Только и читаю, что они в очередной раз устроили какую-то заварушку в школе. Мой Терри очень любит искать себе плохие компании, вот и волнуюсь, чтобы он с этими не связался.       Женщина взглянула на время и тут же ахнула, собирая все бумаги на столе в одну стопку, а после умело закидывая себе на плечо. Ей нужно отнести отчет к Мистеру Краучу, а после быстро бежать в Хогвартс, пока не настало время вечернего отбоя в школе. Она уже выучила некоторые правила и хорошо разбирается в них. Что еще делать, если на работе сегодня единственный день с какими-то происшествиями.

***

      Когда Леонора зашла в замок, после долгой поездки, она сразу заметила, что внутри намного холоднее, чем на улице, где несмотря на позднее время, держалась температура выше двадцати градусов цельсия. Это можно обуславливать тем, что здание было построено с камня, что нагревался достаточно медленно и не пропускал теплый воздух.       — Скажу Терри взять теплый свитер, — сказала женщина сама себе, поднимаясь лестницей вверх. Цоканье её каблуков раздавалось по всему длинному коридору, чем и привлекло внимание одной из преподавательниц Хогвартса. Она вышла со своего кабинета, даже выбежала, наверное, с желанием поймать девочку, что решила нарушить время отбоя. Но увидев взрослую женщину, вместо подростка, остановилась на месте, поправляя свою мантию.        — Добрый вечер, мисс…        — Леонора Бут, — поздоровалась женщина, — с Министерства Магии. Мне нужно встретиться с директором Дамблдором.       Преподавательница, явно не ожидая позднего визита, замолчала на секунду, думая стоит ли тревожить директора в такое позднее время. Часы на её запястье показывали девять тридцать. Она посмотрела на гостью, которая выглядела так, словно желает рассказать секрет мирового масштаба, а не очередную глупую новость или новое правило с министерства, но невежественно было отказывать, учитывая, что женщина скорее всего преодолела не малую дорогу.       — Пройдёмте. — сказала старшая женщина, отступая на шаг впереди, тем самым вызвав у Леоноры небольшую неприязнь, ведь преподавательница своим жестом ясно показала, что не собирается завязывать беседу.       Они вечно поворачивали в какие-то коридоры, пока не остановились около больших дверей. Леонора внимательно наблюдала за действиями женщины. Она знала кто эта мадам, поэтому безумно была рада, что встретила именно её, а не кого-то другого, ведь Миневра Макгонагалл наверное единвственная могла провести её к самому директору без каких-либо лишних вопросов. Как знала сама мисс Бут, Минерва была деканом Гриффиндора, преподавательницей одного с дисциплин Хогвартса и очень умной женщиной. Очень много о ней было написано в информации о известных волшебниках Лондона, но всё, что она знала о Макгонагалл она знала с личного опыта, ведь двадцать четыре года назад именно она провела её в Большой Зал, где Распределяющая Шляпа определила её на факультет Гриффиндора. Именно с этого момента и началась её жизнь полная волшебства.       Когда дверь наконец открылась, Леонора увидела винтовую лестницу вверх. Казалось, она идет в самое небо, а не кабинет на верхней башне. Миневра зашла снова первой, запрашивая за собой женщину. Та стала на первую ступеньку и чуть не свалилась с неё, когда лестница начала двигаться вверх, подобно маггловскому лифту, но вместо обычного подъема, лестница как будто закручивалась, поднимая их выше.        В конце концов они оказались в круглом кабинете с очень высоким потолком. На стенах было множество окон с золотыми вставками. Выглядело безумно дорого, от чего Леонора немного потерялась, не в силе представить сколько бы галеонов стоило всего лишь одно окно, которых тут было больше десяти. Помимо окон с золота были сделаны рамки для картин. Почти все картины были портретами бывших директоров. За все годы обучения в Хогвартсе, Лео никогда не имела возможно увидеть какой этот кабинет внутри, но сейчас какая-то маленькая мечта детсва исполнилась.        Увидев директора, Леонора кивнула головой в знак приветствия.        — Ох, милая Мисс, — Дамблдор мило улыбнулся, поправляя свою речь, — миссис Бут. Давно вас не видел в стенах этой школы.        Женщина ответила директору такой же теплой улыбкой. На секунду она вспомнила то время, когда впервые увидела Альбуса Дамблдора. За эти года ничего не поменялось, кроме нескольких морщинок в районе лба.       — И вам добрый день, директор.        Мужчина спустился с лестницы, что вела на второй этаж его кабинета, останавливаясь перед своими гостьями.        — Может чаю, кофе или дамы предпочитают сладкое огневиски? — Альбус поднял палочку вверх, чтобы наколдовать чайный сервиз на своем столе, но Леонора его вовремя остановила. Этот жест заставил её смутиться, но засиживаться долго в Хогвартсе ей не разрешала её семья, что ожидала её дома.        — Миссис Бут хотела с вами поговорить, — отозвалась Минерва, — думаю, что моей помощи здесь не потребуется, так что я пойду. До встречи, Леонора.       Леонора и Дамблдор одновременно кивнули женщине и дождавшись пока Макгонагалл покинет кабинет, Миссис Бут первая начала разговор.        — Я пришла с не очень приятными новостями. — сказала она, положивши перед собой стопку бумаг, ища ту самую с именем девочки.        — Ох, миссис Бут, неужели что-то ужасное случилось? — спросил мужчина, присаживаясь за стол, на котором Леонора разместила свои листы пергамента.        — Один из ваших учеников посмел применить магию вне школы.        — Неужели это Уизли-младшие? — он кивнул сам себе. — Снова?        — Что? Ах, нет, это не они. — Миссис Бут нашла нужный лист, протягивая его Дамблдору. Его расслабленная улыбка сменилась серьезным выражением лица. Глаза сощурились, вчитываясь в имя девочки.        — Но, уважаемая Леонора, я должен вас огорчить тем, что не могу исключить эту юную волшебницу. — Женщина в недоумении уставилась на мужчину, ожидая продолжение его речи. — Но я должен вас и утешить. Никаких плохих новостей вы не принесли, а только хорошую. Чудную новость! В этом сером мире магглов засиял ещё один лучик магии.        — Ещё…один?       — Мисс Мариабелла не могла нарушить это правило, — директор улыбнулся, — ведь она даже не знала об его существовании.       К Леонора медленно приходила в сознание пытаясь связать слова Альбуса в одно целое, но когда все его предложения обрели смысл в её голове она ахнула, смотря на мужчину. Он всё еще улыбался, смотря на пергамент. Впервые за его года (а их было немало) юный магглорожденный волшебник нарушил правило магии вне школы, ведь только сильные заклинания и только с помощью волшебной палочки могут запечатлиться в Министерстве Магии, как неоспоримый факт нарушения. Как правило, магглорожденные делали самые примитивные волшебные вещи, например, смена цвета предмета или ливирували предмет в воздухе, поднимая его всего-то на какие-то жалкие два или три сантиметра, но чтобы магия была настолько сильной, за всю историю Хогвартса это впервые. Но, несмотря на странность происходящего, Дамблдор был рад, ведь ещё один волшебник, а в этом случае волшебница, найдет свой дом. Свой настоящий дом. ***        На следующее утро, Альбус Дамблдор проснулся ровно тогда, когда первые лучи солнца взошли над горами. Его комната в ту же секунду стала совсем иной. Картины на стенах зашевелились, желая друг другу доброго утра; комнатные растения, которых не встретить в маггловском мире, как будто отходили от сна, выравнивая свои листья.       Дамблдор встал с постели, сопровождая свое действие неприятным скрипом старой кровати. На нем была длинная ночнушка, которая после одного взмаха его палочки преобразилась на повседневную одежду, а перед ним появилась мантия, словно её кто-то держал для мужчины. Пока директор собирался, его постель начала застилать сама себя, встряхивая одеяло с интересными узорами и взбивая подушки.        После утренней рутины, Дамблдор приступил к своим школьным обязанностям. С помощью палочки он подвинул к себе большой календарь, внимательно в него всматриваясь, пока тот лавировал около него. Увидев какое сегодня число, Альбус улыбнулся сам себе и кивнул календарю, который в ту же секунду сам вернулся на свое место.        — Пора отсылать письма…       Он подошел к своему фениксу. Огненная птица послушно сидела на своем месте, но как только с уст мужчины сорвалось несколько слов, среди которых были «лети» и «Макгоногалл», животное тут же упорхнуло через открытое окно, успев перед этим схватить письмо, которое Дамблдор ранее написал Минерве.       Феникс, подсвечивая себе путь, пробрался в уже известную ему комнату. Женщина еще спала, ведь просыпаться с первыми лучами солнца, в отличие от Альбуса, она не хотела. А её волшебный будильник был настроен ровно на семь утра. Но сегодня её утро пошло не поплану из-за влетевшей птицы. Феникс сел на кровать и начал издавать приятные звуки, которые приданные птицам по-типу него.        От песни птицы Минерва открыла глаза, но увидев перед собой только животное, вздохнула, снова упав на кровать. Спать она больше не собиралась, поэтому лёжа на кровати забрала письмо с огненного клюва феникса.

«Дорогая Минерва Макгоногалл. Думаю вы помните какой сегодня день, и что совсем скоро ученики должны получать свои долгожданные письма со школы. Надеюсь, что вы успеете. Альбус Дамблдор. "

      Уголки её губ поднялись вверх и она, переполнена энтузиазмом, пошла в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок.       Наконец-то настал один из самых любимых дней в году.

***

       В доме Купперов всё было по прежнему. Луис и Лесли в это утро снова поссорились, не успев даже спуститься с первого этажа, и из-за этого они получили наказание в виде уборки в доме после завтрака. Роб сегодня ночевал дома, поэтому с утра присутствовал на кухне вместе с семьей. Он сидел за кухонным столом, рассказывая маме какие-то истории с университета. Женщина же в это время, кроме слушания историй, готовила завтрак для мужа и остальных детей.       Её короткие волосы были связаны в хвост сзади, чтобы не мешали во время готовки, а домашний халат розового цвета был туго завязан на талии с помощью пояса. Айрин Куппер больше выглядела как женщина с рекламы побутовых товаров высокого качества, чем на вечную занятую маму четверых детей, старшему из которых уже девятнадцать лет. Помимо отличного внешнего вида, она была замечательной хозяйкой и казалось, что пыль боится появляться в этом доме, чтобы не злить женщину, а оладьи просто не могут подгореть, если их делает Айрин. Своего рода магия!.       Утро выходного дня для всех сегодня было отличным. Для всех, включая Мариабеллу. Наконец-то рыжеволосая спала спокойно, не пробуждаясь среди ночи, ведь вдруг только в три часа ночи волшебство работает. Девочка знала, что она уже нашла волшебство и теперь все зависит от практики. Она не была расстроена, когда поняла, что практика отнимет еще год, а может и больше, потому что теперь она понимала, что это не в пустую. Магия есть и всегда была.       Её палочка выглядела лучше прежней, найденной на заднем дворике. Вырезбленная рукоять, окрашена в более темный цвет, чем остальная часть. Но это не было самым главным, ведь только эта палочка могла творить волшебство, хоть и немного не так, как писал учебник. Она как будто делала все слишком хорошо, из-за чего и результат был хуже. Например, Мари как-то на целый день ослепила себя ЛЮМОСОМ, когда пыталась под кроватью прочитать в пятидесятый раз учебник по волшебству. Пришлось притвориться больной, ведь выходить с комнаты, не видя ничего, было опасно.        Сегодня же она еще не пробовала колдовать, поэтому глаза, руки и ноги были в порядке. Только вот желудок издавал умирающие звуки. Когда Мари проснулась, она быстро побежала в ванную, чтобы успеть раньше близнецов, но как оказалось, те уже давно там были и сейчас сидят в своих комнатах. Поэтому принятие ванных процедур прошло быстро. Сразу после этого, она, по лестнице устеленной ковром, побежала на кухню, где уже сидела мама и брат Мари.        — Доброе утро, — произнесла мама, накладывая тосты на тарелку дочери, — как спалось?        — Замечательно, — ответила та, наливая себе сок с графина, что стоял на столе. Посудина была достаточно тяжелая тоненькая рука девочки не выдерживала, а когда резкий шум с коридора немного её напугал, то она и вовсе пустила с рук графин, переливая сок на джинсы старшего брата.        Тот некультурно выразился и буркнул, чтобы Мари открыла дверь, в которую как раз постучались, а он сам разберется с пятном. Рыжеволосая закивала и скрылась с кухни, чтобы больше не ловить на себе злых взглядов брата.       В коридоре она уже расслабила свой напряженный шаг и спокойно подошла к двери. Открыв двери, Мари заметила свежую почту, лежавшую под входной дверью. Она нагнулась чтобы забрать и сразу же вернулась обратно. Почта как всегда была скучной: счета, журналы красоты для Лесли и игровые журналы для Луиса, листы от девушки Роба, которой до сих пор не купили сотовый. Перебрав все обычные листы, Мариабелла заметила, что самый нижний конверт в стопке предназначен именно ей.       Красивый конверт, запечатан красным сургучом, — восковым штамопом. На конверте красивым шрифтом было написанно «Хогвартс», а под надписью был символ этой школы. Мариабелла чувствовала как леденеют её руки, как ноги становятся ватными. Хогвартс, школа для волшебниц и волшебников. И именно оттуда пришло письмо.       Мари быстро положила другие письма на небольшой столик в коридоре, а свой лист крепко сжала в руках, поднимаясь на второй этаж. Закрывшись в своей комнате, Мариабелла села на кровать и дрожащими руками начала открывать конверт. Внутри было письмо на старом пергаменте. Все слова были написаны от руки, а в конце стояла подпись.        Девочка набрала полные легкие воздуха и на одном выдохе начала читать. «Мисс Мариабелла Куппер. Лондон, Англия. Улица Спенсер-Вуд, дом 16 ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС» Директор: Альбус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный, чародей, Президент Международной конфедерации магов. Дорогая Мисс Куппер. Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов. Занятия начинаются 1 сентября. Ждём вашу сову не позднее 31 июля.       

Искренне Ваша, Минерва МакГонагалл, заместитель директора!»

       Глаза Мари вновь и вновь бегали по словам. Казалось, что энергия, счастье и взбудораженность переполняют её до предела. Она, подхватывая лист и конверт, который до этого послушно лежал на кровати, побежала на первый этаж, где сейчас находилась вся её семья.        Они спокойно ели, но только до тех пор, пока Мари радостно не воскликнула.        — Меня приняли в школу волшебвства!       Можно было сказать, что на этом восторг от ситуации в глазах девочки погас. Луис и Лесли только хихикнули, возвращаясь к еде, Роб закатил глаза, отец опустил свою утреннюю газету, которую Мари оставила в прихожей вместе с другой почтой, а мама вопросительно подняла одну бровь, ожидая ответа.        — Вот письмо с этой школы. Представьте только — я волшебница. самая настоящая!       — Милая, — произнес отец, обращаясь к своей жене, — я же говорил запретить ей смотреть эти дурацкие мультики.       — Так это я виновата?! У меня четверо детей, Франклин, за всеми не усмотреть! — сорвалась Айрин на мужа, а после подошла к дочери, которая всё еще держала в руках письмо. Женщина вырвала лист бумаги, самостоятельно перечитывая содержимое.       — Мам, что там написано? — спросил Роб, поглядывая на маму.        — Самая настоящая чушь!       Мари подняла на маму глаза полные обиды.       — Это правда! Такая школа есть. У меня даже палочка есть! И книга! А теперь письмо!       Мама вздохнула и указала дочери на стол, чтобы та присоединилась к завтраку, а сама выбросила письмо в урну.       Лучший день превратился в один из худших.

***

      Следующий день стал еще хуже, когда очередные два письма (а это за один день) сгорели в камине, который специально для этого разожгли. Мари после этого решила не разговаривать с родителями и другими членами семьи, ведь те только смеялись с неё.        На третий день после получения первого письма, а это был понедельник, письмо пришло достаточно странным образом. Вместо обычной доставки под дверь, конверт оказался дома с помощью совы. Большая белая птица влетела через открытое окно на кухне и приземлилась на пока что чистую, тарелку Мари. Все присутствующие были в шоке и даже в каком-то немом восторге. Но больше всех восхищалась Мариабелла. Белобрысая сова потерлась об ладонь девочки и упорхнула через то же окно.        — Теперь вы мне верите? — с надеждой в голосе спросила Мари. Теперь вместо смеха, в доме было молчание. Никто не знал ответа. Это пугало. Нет, не Мари. Это пугало других членов семьи, которые не верили в правдивость школы магии, но неужели обычный розыгрыш может быть настолько правдывим. Кто бы мог прислать настоящую сову.        — Ты уверена в этой школе? — спросила мама, ловя на себе четыри возмущенных взгляда, а один восторженный взгяд маленьких карих глаз.        — Да, мам!       Тогда диалог прервал Мистер Куппер, который явно был не в восторге.       — Айрин, мы же не знаем, что это и что это за школа. Вдруг это какая-то преступная организация. И какое, к чёрту, волшебство?!        — Франклин! Не при детях! — опоминила его жена и снова обернулась к дочери.        — Я могу доказать вам. Подождите здесь. — быстро протараторила Мари и убежала в комнату.       За секунду она уже стояла снова на кухне с волшебной палочкой в руках. Некоторые родственники отошли подальше, ведь теперь в них начал зарождаться страх происходящего.        — Вы…вы не бойтесь, — тихо произнесла девочка, — это не страшно.       Она улыбнулась и, черча в воздухе волшебную схему, произнесла заклинание.       — Риктусемпра, — произнесла Мари, направляя палочку на Лесли. Сестра хотела спрятаться в последнюю секунду, но ей не удалось и та начала корчиться на полу, заливаясь смехом. Но это не единственное, что произошло. Мариабелла снова скинула все вещи с поверхностей, включая тарелки с которых недавно семья ела свой завтрак.        — Прекрати! Ха-Ха-Ха, прекрати это, Мари! — просила Лесли, но Мари не двигалась, а только испуганно смотрела на свою семью.        — Я не умею…        Именно в эту же секунду, кухня покрылась темным дымом, но тут же всё прошло, а на кухне появился мужчина старших лет с длинной бородой белоснежного цвета. Он вытянул свою палочку и сказал «Фините Инкантатем», после чего Лесли расслабилась и перестала смеяться.       — Добрый день, — поздоровался старик в мантии, — я давно жду от вас ответного листа, но к сожалению всё напрасно. От вас не прилетела ни одна сова.       Отец и мать стояли в оцепенении, смотря на мужчину. Они боялись его.        — Ох, простите мои манеры. Альбус Дамблдор. Директор школы Чародейства и Волшебства. Я заметил, что одна из моих будущих учениц наделала делов со своей палочкой и я решил сам исправить её ошибки, чтобы кроме этого лично одержать от вас письмо.        — Это… Это… — пытался произнести Мистер Франклин, но ему отняло дар речи. Айрин реагировала менее буйно, но её руки точно также предательски тряслись.        — Мм, у вас на кухне замечательный запах. — Произнес Альбус, смотря на стол. — Вы отличная хозяйка, Миссис Куппер. Так, а где юная Мисс Мариабелла?       После того, как девочка услышала свое имя, она медленно обошла директора со спины и встала напротив него.        — З-здравствуйте, — сказала она. — Мы получали ваши письма, но мои родители не верят в волшебство. Мои родители и семья не волшебники.       Альбус Дамблдор на секунду замолчал и его улыбка казалось ушла, но в ту же минуту всё вернулось, и его лицо снова засияло.        — Ничего страшного. Многие не верят и это нормально. Не всё же стоит открывать для чужих глаз, ведь тогда нельзя будет назвать что-то волшебным, а что-то нет. Поскольку, в таком случае, всё будет волшебным, ну или же обычным. Тогда уже решать будет каждый для себя, но скорее всего обычность будет всем по душе, как бы прискорбно это не звучало. Именно поэтому что-то всегда будет закрытым от других, чтобы продолжать быть волшебным.       Мариабелла кивнула. Это — всё на что она была способна сейчас.        — Думаю сегодня я помогу вам добраться до Косого Переулка, но там вы уже сами. У меня, как у директора школы, много обязанностей. Сами понимаете. — Дамблдор улыбнулся шире. — Буду очень признателен если вы поторопитесь в сборах и захватите эту вашу страшную большую метлу на колесах, что вы называете автомобилем.

***

      Дорога заняла меньше полчаса и поездка с старым волшебником на заднем сиденье стала наверное самым странным событьем в жизни Мистера и Миссис Куппер, до того момента, как Альбус не попросил их пройти сквозь стену старого заброшенного здания, где-то в глуши Лондона.        Мари сделала это без раздумий, оказавшись на оживленной улице. Десятки, даже сотни, волшебников ходили по разным магазинам, смеялись, разговаривали. Кто-то спешил, а кто-то наоборот медленной походкой направлялись куда-то.        Обернувшись, Мариабелла увидела только отца и мать. Дамблдора уже не было. Он не перешел стенной барьер и остался там, а судя по его умениях, скорее всего его уже нет ни в том переулке, ни в Лондоне.        — Ну что, доченька, — сказала мама, — не боишься?        — Не больше, чем ты. — улыбнулась Мари. Они вместе пошли вдоль длинной улицы. Косого переулка. Казалось, что эта улица никогда не кончится, настолько она была длиной.       Мама вытянула список, который им написал Альбус Дамблдор и внимательно прочитала первый пункт.        — Ну думаю, сперва нам нужно поменять фунты на… — миссис Айрин посмотрела на пергамент, — на галеоны. Как же всё сложно.       В Косом Переулке они провели много времени. Мари успела купить себе книги, где снова увидела Миранду Гусскол, но как оказалось, на разных книгах разные Миранды и та, которая говорила с Марибеллой сейчас сидит в шкафу. Кроме книг ей купили оловянный котёл, некоторые принадлежности к школе и школьную форму, в которую входила мантия, темная юбка, рубашка и теплый серый свитер. Также купили теплый плащ, указанный в списке и остроконечную шляпу, похожую на ту, которые носят ведьмы в мультфильмах.       В самом конце списка было написано, что обязательно заменить палочку и по желанию можно приобрести животного. Всё это также возможно было купить здесь. Дамблдор несколько раз наголосил, что палочку заменить обязательно, поэтому с самого начала поездки Мари помнила об этом.       — Мари, — сказала мама, — я пойду найду твоего отца. Он снова застрял где-то, восхищаясь магичными крекерами, которые сами появляются на тарелке или покупает очередную бездлушку наделенную магией. А ты купи себе палочку и жди меня здесь, хорошо?        — Да, мам.       Миссис Куппер потерялась среди множества людей, а Мариабелла зашла в магазин. Её приход оповестил колокольчик на дверях, но на звук никто не пришел. Поэтому она прошла вглубь помещения, осматривая магазин. Он был похож на библиотеку, но вместо книг на стеллажах были коробочки. Как поняла девочка, внутри каждой была волшебная палочка и где-то среди них — именно её.       Пусть и появилось желание новой палочки, но Мари не понимала, какая проблема с её? Она же красивая, и в конце концов — волшебная.        — Здравствуйте, милая леди. — Произнес старший мужчина, который появился с недр своего магазинчика. — Вы ищите палочку?        — Да, но у меня уже есть, — сказала Мари, показывая свою палочку, которую специально захватила с собой, — чем она плоха?       — Ну, ты не можешь просто взять любую палочку, и назвать её своей. Она — далеко не твоя. Откуда она у тебя?       — Она появилась у меня однажды утром.        — Хм, интересно. Украденная палочка вдруг очутилась в руках магглорожденной девочки. Интересно… — мужчина потер подбородок и протянул руку, чтобы девочка вложила в его раскрытую ладонь палочку. Она же послушно выполнила его просьбу. Мужчина поставил палочку на прилавок и начал перебирать коробочки. Через секунд пятнадцать он достал одну коробку и вытянул оттуда длинную деревянную палочку, отдавая её девочке. Мари взяла её, но как только попыталась произнести заклинание, палочка сделала разгром в магазине и со стеллажей посыпались коробки.        — Простите! Я не специально.       Но мужчина ничего не ответил, предоставляя Мариабелле всё новые и новые палочки, но одна за другой, они делали магазин всё больше похожим на свалку.        — У меня есть еще одна идея, но это безнадёжнее остальных вариантов, — сказал мужчина и достал совсем другую коробочку. Это не была деревянная конструкция с крышкой, это больше походило на футляр для украшений. Светлая бархатная поверхность с красивой буквой «С» на верхней крышке.       В руках у мужчины оказалась чрезвычайно красивая палочка. Она совсем не была похожа на предыдущие. Вместо дерева она была сделана с красивого белого материала, схожим с мрамором. На рукоятке начинались выпуклости, которые словно обвивали два кристалла безупречно желтого цвета с нотками красного в них, словно это была какая-то жидкость внутри кристала, что медленно переходила с одной стороны в другю.        — Она очень красивая… — сказала Мари, смотря на палочку восхищенными глазами.        — Красивая снаружи, но какая же гниль внутри. Сколько жизней она забрала.       — Что?       — Прошлая владелица была очень темной волшебницей. Последовательницей Сама-Знаешь-Кого. Я даже вспоминать боюсь о ней. Да и тебе знать не нужно.        — А почему её палочка теперь здесь? — поинтересовалась Мариабелла.        — Казнили её. Но это не важно! Возьми палочку.       Мари кивнула и протянула руку, чтобы получить волшебную палочку. Как только её ладонь коснулась поверхности палочки, кристаллы на ней засияли, а красная жидкость внутри как магнитом притянулась к руке девочки через поверхность кристалла.        — Быть не может!        Мариабелла со страхом смотрела на палочку в своей руке, и на мужчину, который явно был в шоке не меньше девочки. Его глаза расширились и он даже ступил шаг назад, то ли чтобы быть дальше, то ли от того, что ноги уже не держали его тела.       — Одинадцать дюймов, частички белого гранита и берёза. Внутри течет кровь фениксов близнецов, собранная во время сгорания. Самая редкая кровь во вселенной. И теперь эта палочка ваша, Мисс Куппер. Только в этом и проблема, что она ваша, ведь вы Куппер.        — Это проблема?        — В мире таких две палочки и овладеть ними могут только наследники древнего рода, но наверное сила крови ослабла после предательвства последних хозяев. Надеюсь вы вернете палочке её величность.        — А где вторая палочка?        Но ответ она не получила, ведь в магазин зашла другая семья, забирая всё внимание мужчины на себя.       Я смогу. Я стану великой волшебницей. И верну палочке её честь!
Примечания:
Вот и первая глава этой работы. У меня большие планы на этот фанфик, поэтому очень счастлива, что я уже положила начало. Надеюсь вам понравится.

Огромное спасибо хочу сказать бете, которая делает текст лучше и приятнее.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты