Остаться человеком (сборник кошмаров)

Гет
NC-21
Закончен
5
«Горячие работы» 3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 187 страниц, 22 части
Описание:
"И что? Все закончится на койке у тролля?", - кляла Элис судьбу, шагая на эшафот своей девичьей чести.
Сто лет пролежала она в защитном коконе после того, как истребили ее расу. Что за магия охраняла - так и не смогла выяснить. Наверняка она последней сиреной на всю планету осталась, еще и в рабство попала, но с рынка удалось бежать, прихватив с собой испуганную девчушку. Даже год в ее семье пожить. Только одним днем пришли тролли.
Примечания автора:
Слабонервным не читать

ссылка на весь цикл https://litnet.com/ru/book/ostatsya-chelovekom-tom-1-b235551?_lnref=QCwHedPm
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
5 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 2 (предупреждение: много жестокости и насилия)

Настройки текста
- Ты должна кричать, - и в тот момент Элис снова закусила распухшую треснутую губу, чтобы сдержать вопль, но тролль медлил, отсчитывая секунды, пока девушка наконец-то выдохнула. Так она могла бы хоть немного расслабить закаменевшие от ужаса мышцы. Гробовая тишина, блондинка, которая забыла как дышать, тролль, готовый двинуться в любую секунду и член, что уже упирался в мягкое сужение. Все было готово. Акс дождался начала выдоха, чувствуя, как слабеет захват мышц, и уже тогда резким движением разорвал ее честь в клочья. Элис дернуло вперед, она физически чувствовала, как трещат и растягиваются ткани, вызывая острую боль, что отдавала даже в колени. Как ни пыталась она сдержать тот крик, пусть он и разбился о сомкнутые до крови на нижней губе зубы, но этот гортанный вопль услышало все племя. Сердце рыжего чуть не остановилось. Он четко слышал им всю ту боль, что причинял малышке. И дрожь, и страх, и ужас, и ненависть, лютую ненависть, которая холодила даже его горячую кровь. От рвущей боли блондинку выгнуло дугой, и девушка тщетно пыталась ссадиться с огромного члена внутри, но широкая ладонь на выступающей костяшке бедра не позволяла отстраниться полностью, а рука на шее не давала даже подбородок отпустить. Изнывая от боли, Элис металась туда-обратно, делая только хуже. Когда совсем выбилась из сил, тихо поскуливая, как искусанная волкалами собака, повисла на крюке. Тролль не двигался, и лишь боги знали, чего ему стоило быть каменной статуей в тот момент. Спустя пару секунд после того, как девочка обмякла, боль начала медленно терять ту резкость, что была вначале. Только Элис подумала, что стало немного легче, а боль превратилась из рвущей в давящую, как тролль вытащил член, даруя секундное облегчение, чтобы потом медленно войти в лоно, раздвигая пострадавшие отекшие ткани и сопротивляющиеся мышцы. Каждый раз покидая ее и каждый раз возвращаясь, Акс еле сдерживал выкатывавшийся из груди рык, наслаждаясь тем, как туго его обхватывало. Через пару таких движений, Элис почувствовала, как капает иногда что-то противно-теплое по внутренней стороне ног, тут же стягиваясь на коже. Чуткий нос тролля уловил запах крови, еще когда малышка брыкалась на нем, пытаясь слезть, а потом. Потом этот запах перебил для него даже цветочное масло. Парень делал передышки все короче, двигался все быстрее, держал все крепче, потому что становилось все больнее. Снял руку с шеи и поднял острую коленку в бок, и девочка зашлась воем. До того хоть ноги были сдвинуты, а тут даже призрачное мнимое совсем невесомое чувство некой защищенности потеряла, каждое дуновение воздуха ощущая промежностью. С очередным движением Элис скулила все громче, все отчаяннее. В один момент тролль не смог себя сдержать, движения стали рваные, толчки резкие, а причиняемая боль нестерпимо саднящей. И, когда он высунул свое орудие издевательства, испачкав спермой худую спину, блондинка рвано выдохнула. Все закончилось. Акс отпустил руку с выступающей костяшки на бледном бедре и оперся на стену, уронив лоб на белый затылок. Он и не заметил, как стал тереться лицом о ее волосы словно кот, жадно вдыхая аромат девушки, пытаясь оставить на ее волосах свой запах, а свободной рукой пробрался на живот и обвил ее талию кольцом, силясь вдавить малышку в себя. В тот момент рыжий вдруг четко осознал, что нашел что-то недостающее, что-то незыблемое и незаменимое для своей души и своего сердца. Так подсказывал ему зверь, проснувшийся где-то под ребрами. "Не отдам, не упущу, не проиграю", - да и вопрос уже не в Гарте стоял, тролль был уверен, что и у Смерти он Элис отвоюет, а нет, так выменяет хоть на свою жизнь. Через какое-то время рыжий опомнился, спустил девочку с крюка, и нырнул головой в кольцо связанных рук, заставляя обнять его за шею. Настроение металось от странно счастливого до немыслимо удовлетворенного с перерывами на игривое. А вот в Элис сил осталось только на то, чтобы дышать да жалеть свою загубленную честь, а вместе с ней и жизнь, потому она безвольной куклой повисла на шее тролля. Он подхватил ее под попу, раздвигая затекшие от напряжения ноги, изнасилованное лоно отдалось тянущей болью, и вот тогда девочка снова сжалась в ужасе, что все повторится, но голову поднять не смогла. Лишь вновь тихо отчаянно заскулила. Тролль усадил малышку к себе на бедра и вдруг понял, что снова не чувствует чужих эмоций. Да что эта блондинка с ним творила? Но приглушенный жалобный стон вернул его к израненной Элис. - Вот и все, - услышала над ухом девушка, и вздрогнула от низкого баса, - Прекрати дергаться, больше такой боли не будет, - ох, если бы он знал, что случится на следующий день в бане, не требовал бы подобного, - И надо было так упираться? Только себе хуже сделала. Как и предполагал полутролль, физическое преимущество расставило все на свои места. Блондинка присмирела, осознав, что не сможет тягаться с парнем. Огромная зеленая ладонь легла на лопатки, пытаясь согреть заледеневшую кожу. Спустя пару секунд и пару нехитрых движений поверх плеч лег толстый вязанный плед. Акс пребывал где-то не в этом месте, понимал, как плохо девчушке, но был уверен, что они все одолеют, ведь самое страшное на тот вечер было позади. - Слушай, что говорят, делай, что велено и будешь жить, даже сносно. Ты поняла? - а Элис только голову на другую щеку положила, отворачиваясь, - Упрямица, - довольно сказал парень, протиснув руку и приподняв подбородок, чтобы глянуть в заплаканные глаза, - Ты меня поняла? - переспросил он, а блондинка все так же молчала, испепеляя парня взглядом. Зеленый палец сначала провел по одной щеке, стирая мокрые дорожки, по второй, а потом и по губам, стараясь не задеть лопнувшую кожу соленой жидкостью. Малышка попыталась отодвинуться, но связанные за шеей тролля руки не сильно-то и позволили, потому предостережительно щелкнула зубами, понимая, что рука парня не даст просто отвернуться. И откуда только силы у нее взялись? Тролль едва улыбнулся своей находке, все же характер у этой малышки был, и приблизился, чтобы поцеловать, но та отдернулась с таким видом, будто к ней тухлого тюленя подсунули. От чего-то стало еще смешнее. "Строптивица", - захотелось заставить девчонку метаться в муках своей же непомерной гордыни. - Не поцелуешь сейчас, будешь сегодня спать со мной, - наслаждаясь внутренними терзаниями девичьей гордости, сказал он скалясь. Раздумья длились слишком долго, потому фраза "как знаешь" дала мощный пинок растоптанному чувству самоуважения, и Элис, резко дернувшись, мазнула губами где-то между носом и клыком. - И целовать тебя надо учить? - предвидев что-то подобное, перехватил тролль белый затылок, и придавил невольницу губами к своей ладони, не позволяя отстраниться. Сначала от насильных ласк пострадали губы, а после того, как длинные пальцы надавили на челюсть, то и рот. Тролль упивался ее сладостью, ее мягкостью, ее наглостью и смелостью, с которой девочка стала судорожно колотить связанными руками по широкой спине. Акс скользнул языком внутрь, исследуя неизведанные места. Сколько же нового ему предстояло попробовать. Настроение вновь метнулось вверх. - Вот так будешь меня целовать, - сказал он, отстранившись, но вернулся, чтобы мимолетно чмокнуть распухшие губы. В расвирипевших голубых глазах на миг мелькнула необъяснимая печаль. - А теперь в кровать, - и парень стал заваливаться на подушку, но возмущенная девочка потянула его обратно, на что получила вполне дельный ответ: - Условие было таким: "не поцелуешь сейчас - будешь спать со мной", - в гневном взгляде заворочались мысли, а после стала выступать обида, - А целовал тебя я, - победно вскинув бровь, заявил рыжий. Собрав всю оставшуюся гордость, Элис прямо напала на наглые губы, что говорили эти дрянные слова. Все, лишь бы спать одной. "Верни меня в яму!!!". Акс и не ожидал столь прыткой реакции, но быстро утонул в этом неумелом поцелуе, чувствуя, как сжали его шею тонкие локотки, как прильнула к его голой широкой груди ее мягкая маленькая девичья, как всем своим воробьиным весом пыталась задавить его строптивица. Поцеловала так, что сама себе могилу вырыла, ощутив задницей стоящий член. Укусила со всей силы, заставив тролля вырвать свою губу из плена зубов, но это его лишь раззадорило. Отвратный липкий ужас окутал сознание. "А если он снова меня возьмет?". - Успокойся, - увидев страх в голубых глазах, выдал тролль, тяжело выдохнув, - Сегодня ничего не будет, - поднял он янтарный взгляд, пылавший желанием, а где-то в сердце девочки дернуло какой-то нерв, - Я же не изверг. Но, - и это "но" заставило напрячься блондинку всем телом, - Ты слишком долго думала. "Не поцелуешь сейчас - будешь спать сегодня со мной", - повторил тролль, а голубые глаза стали наливаться слезами, глядя, как нагло он ухмылялся. "Да я даже сказать ничего против права не имею". Протянув руку под подушку, Акс выудил оттуда нож, тут же ощутив, как дрогнула всем телом Элис. - Чего дергаешься? Не собираюсь я пока тебя убивать, - тролль лишь снял тонкие руки с шеи и резанул по веревке, пытаясь перевести этот страх на шутку, - Ты слишком сладкая, - когда девочка отвлеклась на блестящее лезвие, он вновь чмокнул ее, нагло облизнувшись после. Как только путы спали, Акс словил тонкие запястья и, мягко растирая, осмотрел их. Синеть кожа уже начала. Не того он ожидал. Малышка была еще слабее, чем тролль предполагал. Надо было брать не веревку, а ленты. Лишь он отвернулся положить нож на свое законное место, девчонка тут же дернулась на край кровати. Слишком сильно хотелось ей одеться. Еще отмыться. И чтобы тело не болело. И свободы. Но в тот момент более всего она мечтала, чтобы тролль ее не касался, потому спрыгнула на холодный пол, утащив плед, и едва поковыляла до лавки, однако широкие руки подхватили невесомую девчушку подмышки и потащили назад. Даже брыкающиеся ноги рыжего не смутили. - В кровать, строптивица! Ты не исполнила мою просьбу, - а потом он заглянул в голубые глаза. Сердце опять стало чувствовать чужие эмоции, не самые лучшие, а тролль, с которого вдруг схлынуло радостное наваждение, наконец-то увидел заплывший глаз, где под тонкой кожей века уже набежал фиолетово-багровый синяк, сочащуюся рану на губе, синие отметины своих пальцев на ее шее. Дальше и смотреть перехотелось. Акс обреченно выдохнул и развернулся в обратную сторону. За неприметной шторой в стене подле кровати была ниша, уже застеленная, подготовился парень к жизни с соседкой, место выделил: мягкая перина, маленькая подушка и пушистое одеяло. Туда он и опустил нехотя невесомого измученного воробушка. - Постель еще сыровата, но скоро остатки влаги выветрятся, - стараясь не дрогнуть голосом, глядя на искалеченную девушку, начал Акс, - Сегодня я иду тебе навстречу. Впредь - не буду. А теперь - спать. И без глупостей. У меня чуткий сон, - предупредил тролль, словно услышав, как шуршали блондинистые мозги, прикидывая, что ночью она достанет тот самый нож из-под подушки и прирежет насильника. Мягкая подушка - не солома под голову, а перина - не холодная земля, потому Элис увернулась в плед, чтобы не изгадить свежее белье, после в одеяло, чтобы хоть как-то согреться и очень быстро уснула, не смотря на близость тролля. Какая-то капля жалости в нем осталась, раз спала она отдельно. Может в яме было бы спокойнее, но две ночи без нормального сна отключили инстинкт самосохранения, и девочка, тихо наплакавшись, провалилась в царство Морфея в своем коконе, изредка всхлипывая. Ей снилось море, глубокое сине-зеленое соленое летнее ночное море, кое-где поднимающееся пеной. Оно волновалось, видимо за нее, оно скучало, оно манило и завывало, оно умоляло в нем утонуть, пока издалека не послышались крики. Все громче, все ярче, все обреченнее. Элис открыла глаза и краем уха услышала ритмичные высокие завывания. "Агата", - тут же пришло на ум, а желудок скрутило от ее голоса. Элис было вздумала перевернуться, но живот заныл, и она тихо всхлипнула, резко вдохнув. Саднило, между ног все саднило и очень отекло. Тролль был слишком грубым и слишком толстым. Даже при малейшем движении внутри в животе все терлось друг о друга, потому что опухло. Да еще и спину стянуло, рыжий спустил туда. Элис отчетливо чувствовала, что ей сильно хотелось облегчиться, а из-за настырного жжения терпеть было сложно и больно. Пока они с Залугу шли по длинному коридору, она заприметила полуоткрытую дверь уборной, потому решительно встала с кровати, уверенная в том, что до утра не дотерпит, медленно выдохнула раздув щеки от очень неприятных ощущений и, обогнув изголовье кровати, пошла в сторону двери. А за ней еще пол коридора предстояло проковылять. Ночь была лунной, яркий свет попадал как раз в окно, потому идти было не сложно. Когда-то Элис могла видеть в темноте, когда еще водой умела управлять. Глаз зацепился за рукоятку кинжала, что торчал из-под подушки тролля. Руки так и чесались вытянуть ножик и воткнуть в зеленую шею, чтобы насильник захлебнулся собственной кровью, но рыжая голова покоилась ровно на лезвии, и он мог проснуться. Он бы точно проснулся, потому что начал ворочаться еще под ее взглядом. Девушка, укутавшись в плед, самым тихим шагом, на какой была способна в ее состоянии, дошла к двери. Тяжелая вязаная ткань бессовестным образом обтянулась на спине до пятой точки, но шуметь в комнате, поправляя плед, совсем не хотелось. Элис дернула за железную ручку, а противная деревяшка не подчинялась. Она дернула сильнее на свой страх и риск, и дверь поддалась, даже звуку лишнего не издала, только стукнула девушку в отместку по коленке. Тролль в миг проснулся, когда услышал неясное копошение у входа, нащупал рукоятку кинжала, а уж когда дверь со стуком открылась, решил, что Гарт охренел в край и заявился к нему ночью в логово, чтобы ударить из-под тишка. Потому Акс бесшумно сел, прихватив кинжал, уже замахнулся, но застыл. В лунном свете увидел торчащий под бледной кожей позвоночник, а потом светлую макушку и выглядывающие из-под вязаной ткани округлости прелестной попки. Это была Элис. Вуду всемогущее, тролль чуть не убил ее. Девочка стояла в его пледе согнувшись и потирала коленку. Белая коса закрывала лицо и глаза, потому проснувшегося парня малышка не видела. Осторожно приподняв волочившуюся ткань, она выпрямилась и нырнула за дверь. "Сбежать вздумала?", - задался вопросом полуспавший Акс, но шуметь не стал, лишь встал тихо и подошел к двери. Куда бы она собралась голая и покалеченная? А если б и собралась, тролль даже злиться бы не стал, на обиженных головой не злятся. Рыжий заглянул за косяк как кот: в коридоре медленно и по стенке, еле передвигая ноги, ковыляла Элис. Иногда она пыхтела, поднимая волну отвращения к самому себе у Акса, но спустя пару минут добралась до туалета и скрылась из виду. Тролль подошел и к той двери, а сердце подсказало ему, что лишение девичьей чести прошло далеко не бесследно. Элис сидела на деревянном стульчаке и пыталась выдавить из себя жидкость по каплям. Только хоть что-то получалось, как всю промежность начинало жечь и щипать, процесс останавливался вновь. Отвратительно, было просто отвратительно, но облегчиться хотелось до скрипа зубов, потому девушка, превозмогая болевые ощущения, справилась с задачей, минут за пять и со стонами. И хлюпами соплей. Два дня в яме мимо не прошли. Выползая из туалета, она никак не рассчитывала встретить у двери тролля, потому с высоким охом резко вдохнула воздух, когда в темноте почему-то зашевелилась стенка. "Так же и душу демонам можно отдать!". - Я не хотел тебя пугать, - отозвался сонный тролль, - Впредь буди меня, если тебе нужно выйти ночью. Ко мне за дверь, - рыжий вяло указал за свое далекое логово в конце коридора, - Никто за тобой не сунется, а здесь вполне могут подловить. Ясно? Элис и не представляла, что отношения в племени на столько плохи, что даже ночью нельзя было нормально в туалет сходить, но думала об этом слишком долго. - Ты хоть кивни, - тролль уже понял, что малышка немногословна, но никак не ожидал строгий бойкот в общении. Блондинка только взгляд упрямо отвела, и хлюпнула носом в очередной раз, да пошла медленно в сторону комнаты, ковыляя на левую ногу. Акс лениво следовал рядом. Девушка со скоростью улитки шлепала ступнями по холодному камню. Терпением тролль не сильно отличался, спать хотел чудовищно, потому уже через минуту сдался. - Мы так до утра идти будем, - пробубнил он, зевая, и подхватил свой же плед с Элис внутри, - Цыц! - шикнул он на копошашчуюся девочку, но это либо мимо прошло, либо она из принципа сопротивлялась до последнего. Правда совсем хиленько, и тролль даже знал почему. Из копошащегося пледа показалась голая ступня, холодная как лягушка болотная, и слабо шлепнула Акса по щеке, противно обтерев о кожу пару мелких камушков с пола. Тот только глаза закатил. Девушка испугалась и замерла, чувствуя, что попала по лицу, прислушалась, но никакого возмущения или наказания не последовало, потому она в край осмелела и повторила свое действие. - Угомонишься ты, маленькая Иссэль, или нет? - зло бубнил парень на эту холодную "лягушку", так переводилось с тролльего данное девушке очередное прозвище. Элис поняла, чем и куда дергать, чтобы попасть по наглой морде. Удачно замахнувшись еще пару раз, блондинка со всей имевшейся злостью, превозмогая неприятные ощущения между ног, лупила ножкой по лицу зеленого. Так ей казалось. На самом деле были слышны лишь слабые хлопки, совершенно не заботившие тролля. Совсем. Он даже лица не убирал. - Хоть ногу поменяй, а то бьешь покалеченной, - не став спросонья бороться с упрямством лягушки, сказал рыжий. Добравшись до своей кровати, Акс избавился от шорт, лег в постель вместе с сопротивляющейся блондинкой, выпутал ее из пледа и отшвырнул последний на лавку. Девушка отчаянно сопротивлялась, как позволяла ей боль между ног, но парень был непреклонен. В итоге ему надоели эти копошения, и тролль подмял строптивицу под себя. У Элис ком к горлу подкатил. Они же были голыми! Горячая кожа тролля заставляла пылать все от плеч до голеней. Это было выше ее сил. Да она даже глаза от голых мужиков отводила, а тут такой на ней лежал, и это был тролль, который взял ее силой в начале ночи на той самой кровати. Хотелось откусить себе язык или тихо удавиться от отвращения косой, но оставалось только дергать рыжие волосы и пинать тяжелое тело в надежде, что девочку отпустят в отведенный под нее угол. У Акса были другие планы. А еще лопнувшее терпение. Он злобно сказал первое, что пришло в голову: - Будешь дергаться, я тебя еще раз трахну, - грубо. "Зато эффективно", - лягушка притихла, - "Еще соплей ее тут не хватало", - укладывая ноги поверх ледяных ступней, ворчал про себя Акс. Угроза оказалась для Элис страшнее смерти. Даже голое тело мужчины перестало быть проблемой на фоне повторения произошедшего. Мышцы закаменели от близости уснувшего насильника, не позволяя хотя бы немного расслабиться. "Урод", - скрипела Элис зубами, - "Может он больной? Почему он такой горячий?". Изнывая от гнева и жара чужого тела, девочка все сильнее погружалась в мысли и боль, пытаясь уснуть. Но Морфей отказывался ее принимать, заставляя накручивать тяжелые эмоции по очередному кругу. "Что теперь станется со мной? Кому я нужна? Есть ли шанс на нормальную жизнь? Да разве смогу я убежать? А смысл тогда жить? Быть троллю подстилкой, пока не надоем? А после на рынок покалеченную выбросят? Да я даже на рынке никому не нужна буду. Прикупят в казарму на сто мужиков, может там и сдохну", - а она раз видела, как три лейтенанта в форме отделывали бедную девушку, блондинке не хотелось вспоминать куда, а еще двое заняли ей руки, та даже кричать не могла, потому что… Элис передернуло, тяжелые мысли все больше и больше оседали в сердце, утягивая разум на самое дно уныния и подавленности, заставляя слезы тихо скатываться с лица на подушку, - "Даже если и найдется мужчина, кто сказал, что после таких ночей я смогу хотя бы выносить ребенка, не говоря о том, чтобы родить?", - перед глазами стояла разодранная Агата. Кажется, Элис поняла, что имел в виду Залугу еще тогда в деревне. Блондинке "повезло" больше. Она могла ходить своими ногами. Она спала в кровати, у нее даже своя была, обустроенная широкая полка в толстой каменной стене, но не яма. И ее не разодрали до последующих рубцов внутри, которые точно стали бы причиной тяжелых родов, разрывов, а может и смерти. Агата головы не смогла поднять в первое утро, а блондинка до уборной сама дошла. Подушка рыжего литр слез впитала, пока Элис пыталась уснуть. Редкие всхлипы только раздражали полусонного тролля, когда тот едва просыпался. Единственное, на что хватило его совести - злобно сказать однажды "не реви", даже не повернув головы. Элис вздрогнула и зашлась безмолвным плачем еще сильнее. Но ничто не длиться вечно, пусть и под утро, но она провалилась глубоко в сон, терзаемая пагубными мыслями.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты