автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Зуко очень драматизирует. А Джет нет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
— ...и он никогда меня не любил, понимаешь? Мой родной отец не любил меня! Моя собственная сестра меня презирала! А мать... она бросила меня, и я даже не знаю, что с ней произошло! Наверное, зря они начали вечер откровений. А ведь сперва Зуко не хотел в это ввязываться! В ответ на, казалось бы, обычную, но опасную для него просьбу Джета «рассказать о себе» он долго пытался увиливать, отмахивался, возражал, но потом... как-то захватило. Пожалуй, ему все-таки нужно было выговориться, выплеснуть это из себя — ведь, в сущности, о своих терзаниях он не рассказывал никому!.. Кроме дяди. И команды корабля. И Аватара. Нет, серьезно, он рассказал об этом даже Аватару. — Я думаю, тебе надо расслабиться, — жуя соломинку, лениво откликнулся Джет. — Ты создаешь проблемы из ничего. Просто скажи: «наплевать». Всегда так делаю. — Ты не понимаешь, — горько усмехнулся Зуко. — Конечно, ты ведь не знаешь всего. Но моя сестра всегда была лучше. Талантливее. Умнее... Отец постоянно ставил ее в пример. Все время говорил: «Она родилась везучей». Понимаешь, как это тяжело? Что может быть ужасней? — Секс, — односложно ответил Джет. Зуко вздрогнул от неожиданности. Вообще-то, у Джета все разговоры так или иначе сводились к сексу, и стоило привыкнуть, что самая возвышенная тема рано или поздно превратятся в обсуждение поз, в которых они будут заниматься любовью сегодня вечером, но чтобы так... — Что? — недоуменно переспросил Зуко. Джет выплюнул соломинку. — Я говорю: тебе нужен секс, — пояснил он терпеливо, как идиоту, и так же убежденно. — Если ты не можешь отвлечься от мыслей сам, попробуй какое-нибудь средство, — и он качнулся вперед на стуле, с громким треском опуская его на все четыре ноги. Зуко вжался в спинку кресла. Он вовсе не был намерен заниматься такими вещами, когда за пропускающей каждый звук стеной спит дядя Айро. Где-нибудь в заброшенном доме — куда ни шло. Или в комнате Джета, куда никто в здравом уме не сунется без стука. Или даже здесь, но когда поблизости нет дяди. Но ведь не так, в самом-то деле! — Джет, это рискованно, — попытался образумить Зуко. — Мы тут не одни. — Да наплевать, — с ленцой произнес Джет, опускаясь на пол между его разведенных колен. Зуко неуверенно заерзал. — Прекрати, — проговорил он. — Нас же услышат... — Наплевать. — И все узнают... — Наплевать. — Мой дядя, и твои друзья, и все, кто ходит в чайную, и... и еще... даже... может быть... — Эй. Ты слышал меня? Я говорю: на-пле-вааать. Тонкие умелые губы коснулись через одежду внутренней стороны бедра, прокладывая цепочку грубых поцелуев от колена до паха. Ловкие пальцы развязали пояс на бедрах так быстро, что Зуко не успел опомниться. Он вообще не очень-то успел опомниться — слишком неожиданным был этот переход... Впрочем, Джет был мастером кардинально менять тему. Привстав меж его ног и потеревшись возбужденным членом о его пах, Джет неспешно расправил снятый с бедер Зуко пояс и произнес угрожающе: — Если боишься, что нас услышат, мне лучше заткнуть тебе рот. Зуко негодующе вскинул брови, но мягкая поношенная ткань уже легла на его губы, и плотные узлы затянулись где-то в районе затылка. Он собрался было сказать, что не потерпит такого обращения, однако в следующий момент рука Джета проскользнула под его шаровары, пальцы обхватили член, погладили головку — и Зуко подумал, что, может, ну его, этот пояс, пусть правда затыкает рот. Джет одобрительно улыбнулся, поцеловал в губы через ткань, быстро укусил, произнес хрипло: — Тебе идет быть связанным и беспомощным. А в следующий раз я заставлю тебя раздеться, привяжу к кровати и буду брать, пока ты не попросишь пощады. Зуко глухо простонал, мотая головой, как бы говоря, что он никогда не станет просить. Джет многообещающе засмеялся, свободной рукой похлопав его по щеке, и пальцами другой погладил уздечку. От этого движения все внутри скрутило судорогой, бедра непроизвольно дернулись вперед, и Джет мгновенно перенял ритм, быстро двигая ладонью навстречу. Его движения были грубыми и собственническими, но настолько правильными, словно он лучше Зуко знал, что и когда нужно делать. Обхватив член у самого основания, чтобы не дать кончить раньше времени, он наклонился, облизал головку, потом несколько раз быстро провел языком по стволу и взял в рот сразу на всю длину, так что Зуко от удовольствия зашелся в хриплом сдавленном вое. Сквозь шум крови в ушах он услышал, как за стеной скрипнула кровать и закашлял дядя. Наверное, необъяснимый крик племянника потревожил его сон. Только бы он не додумался подняться и проверить, все ли в порядке. Ведь если он увидит... Как ему объяснить, почему наследный принц народа Огня сидит посреди комнаты со спущенными штанами и заткнутым ртом, а какой-то безродный бандит отсасывает ему, как последняя девка. Бедный дядя, он с ума сойдет. Да тут кто угодно с ума сойдет. Зуко сам, кажется, слегка не в себе. Ну и наплевать. Уперев каблук сапога в шипастый наплечник, он поднял ногу, и пальцы Джета проникли в него, нащупывая простату. Зуко вновь взвился в беззвучном вопле. Ощущения были настолько яркими и острыми, что впору было кричать, если бы не пояс, завязавший рот. Зуко вцепился зубами в ткань, зарычал, толкаясь навстречу пальцам. Старый, криво сколоченный, отслуживший свой век стул скрипел просто немилосердно. За стеной беспокойно ворочался дядюшка. Джет принимал так глубоко, что можно было рехнуться от удовольствия, и можно было забыть обо всем в целом мире, и сам мир тоже можно было забыть. «Еще. Еще. Еще-еще-еще-еще!» — умолял Зуко, не замечая, мысленно он повторяет эти слова или пытается простонать их сквозь кляп. Умелый язык быстро облизал головку, губы крепко обхватили; и, когда бессовестные пальцы разжались, освободив основание члена, Зуко со всей силы толкнулся в горячую глотку и кончил, содрогаясь и всхлипывая от удовольствия. Несколько секунд в комнате стояла оглушительная тишина, лишь за стеной медленно ворочался, укладываясь, дядюшка. Зуко сидел, все так же упираясь сапогом в наплечник Джета, не решаясь пошевелиться и хрипло прерывисто дыша. Неторопливо и осторожно Джет выпустил изо рта его член, растянулся на полу, разглядывая Зуко и, сунув в зубы неизменную соломинку, вяло бросил: — Знаешь. Кажется, твой дядя скоро может догадаться. Искусанный мятый пояс мешал говорить. Зуко поднял руку, с трудом развязал слабыми пальцами узел. Бесцельно оглядел следы своих зубов на ткани, повертел пояс в руках, отбросил в сторону и произнес рассеянным, вялым и очень тихим голосом: — Да наплевать.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net