Дом вверх дном

Джен
PG-13
Закончен
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 9 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Однажды Киджи с Кайто попросили Кобру приглядеть за Рокки — и что из этого вышло
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
В «Heaven» царило не привычное беспокойство, а скорее даже — откровенный бардак. Столы и стулья валялись в раскорячку, по полу позла неопознанная лужа зеленого цвета, электричество сбоило. Девочки кто морщил нос, кто поминутно спрашивал «Что это такое? Когда это закончится?», кто испуганно оглядывался. Открытие клуба должно было состояться через каких-то три с половиной часа, самое время принаряжаться и репетировать, но разве это реально в подобных условиях? На сцене мусор, в гримерках — хоть глаз выколи. Коо, обычно мастерски справляющийся с любым бедламом, некстати получил отпуск и по сему случаю отключил телефон и уехал незнамо куда. Однако не отъезд Коо послужил началу неразберихи. Просто так совпало. Неудачно... С раннего утра Рокки пребывал в наисквернейшем расположении духа. Как Кайто с Киджи ни старались приободрить или отвлечь его, ничего не помогало. Рокки плохо спал, сломал о чупа-чупс кусок зуба и потерял диск с аниме про Сурка и его друзей. Последний факт особенно Рокки растроил. И побудил перерыть всё, включая шкафы с одеждой и бар — на прошлой неделе они с барменом обсуждали это аниме, и Рокки приносил коллекционный диск похвастаться. В гримерки к девочкам Рокки наведывался тоже: в «Heaven» вещи Рокки считались сродни священной реликвии, и мало ли, не удержался кто. Но аниме как сквозь стены просочилось. Рокки отказался от вкуснейшей лазаньи и освежающего черносмородинного коктейля. Сидел, набычившись, в углу стола — и кусок в горло не лез при таком «соседстве». А после незадавшегося завтрака в «Heaven» заявились «Гиенки»... Как всегда шумные, возбужденные, пляшущие вокруг хороводы. И немного смущенно пригласившие на свой первый концерт. — Добираться далековато, зато клуб не какой-то зачуханный, и собирается там весь свет рок-музыки! Нам такие рекламу и постер забабахали — чуть не прослезился, — Айзава размахивал руками и едва не подпрыгивал к потолку. Еще бы: минуло восемь месяцев с их решения стать рок-группой, и вот, наконец, ощутимое признание, дозволение грызться за место под солнцем. А уж грызться «Гиенки» умели... — Хочешь сказать... — Рокки навис над Айзавой призраком. От его бледно-кроважадного вида даже привыкшие к срывам и сами по себе чокнутые на голову Бито, Шимура и Энари сглотнули и сбились в кучку. — «Heaven» — зачуханный клуб? — Ни в коем случае, Рокки-сан! Просто в «Heaven» звучит в основном электроника, и я подумал... — А спросить у меня ты не думал? — Рокки схватил Айзаву за ворот и приподнял. — Или, считаешь, раз я вас вышвырнул, то можно и об меня ноги вытереть? — Рокки... сан... — Айзава хрипел, лицо его приобрело насыщенный бордовый оттенок. — Отпу... стите. Рокки приподнял Айзаву еще, скривил губы и бросил к ногам Киджи. — С глаз их долой. С глаз так с глаз. Оказавшись на внутреннем дворе, «Гиенки» заголосили-забеспокоились. Рокки никогда на пустом месте не закатывал истерики и всегда о своих подчиненных пекся. Порой больше, чем те сами об этом догадывались. Даже «изгнание» из банды было отголоском того, что Рокки к «Гиенкам» прикипел и не хотел от себя отпускать. Однако после громкого заявления «Гиенок» о мечте и вечера крушения всего и вся Рокки обложился дисками и пластинками, книгами и журналами о роке и рок-музыкантах и шуршал ими до глубокой ночи. А потом заставил Коо составить мониторинг современного положения дел, Кайто — договариваться со звукозаписывающими компаниями, а Киджи поручил костюмы и имидж. Если уж «Гиенки» избрали путь рокеров, то должны были минимум эффектно выглядеть, а максимум — взорвать этот мир совершенно новым, кричащим и дерзким подходом к музыке и выступлениям. Где мог, Рокки помогал им. Не прямо, конечно, это не подход Рокки. Но приглядывал. Наверняка «Гиенки» догадывались о «покровительстве», поэтому не возмущались грубостью. Наоборот, услышав про «плохой день» — посочувствовали и сокрушенно вздохнули. — Ну вот, а мы так хотели пригласить вас на концерт! — Шимура не мог стоять на месте. — Такую крутецкую штуку придумали. Рокки-сан оценил бы. — Ага, только представьте: сначала всё заливает красный свет, насыщенный, словно кровь, — у Энари блестели глаза: скорее всего, он концепт и придумывал. — Из него вырастают фигуры, словно лавовые сгустки, а потом — бах! — вспыхивают слепящие белые лампы, мы в телесных костюмах с яркими венами, застываем... и начинаем срывать с себя «плоть». Очень кричаще и со смыслом, по-моему. — И с музыкой мы поколдовали... — Бито опустил ресницы. — Здорово должно получиться. — Но раз не судьба, значит, не судьба. Выступим так, — Айзава поправил шляпу и телескопическую дубинку, топорщащую модный кожанный плащ. — И к следующему разу придумаем еще более крутое выступление! Он развернулся, явно не давая выход эмоциям, и махнул рукой остальным «Гиенкам». — Погодите, — Киджи постучал пальцем по губам. — Не зря же вы готовились. Мы поедем. — И бросите Рокки-сана одного?! — в голосе Энари слышался настоящий ужас. — Почему же, — Киджи улыбнулся и переглянулся с Кайто. — Есть один кандидат в «няньки»... — Что-что вы от меня хотите? — Чтобы ты приглядел за Рокки, — Киджи довольно скалился, наблюдая за метаморфозами на лице Кобры: раздражение, недоверие, испуг, проблески надежды и распахнутые на миг глаза, словно, наконец, доперло, что ему прямо в руки пихают «сокровище». Добровольно! Не ставя никаких условий и не заставляя подписывать договор о продаже души. Хотя для Кобры куда более страшно — пожертвовать капкейками и своей красной лентой. Кобра как раз, когда они заявились к нему в конуру на заправке, капкейк жевал — и чуть было не подавился. — Это срочно? — Крайне. Видишь ли, наши дорогие «Гиенки» пригласили нас на рок-концерт. Дебют, все дела... — А Рокки? — Кобра продолжал хмуриться, чувствуя подвох и не понимая, где он зарыт. — А Рокки не захотел, — Киджи бесцеремонно устроился на столе. — Не было настроения. Да и голова болит... Ничего серьезного, но для посещения клуба, сам понимаешь... — У вас же самих клуб. — «Heaven» — не клуб, а дом. Как ваш «Итокан». А дома всегда спокойнее, — Киджи вскинул палец и сощурился кошкой. — В общем, собирайся, закинем тебя по дороге и рванем. — Что значит собираться? Я не могу оставить заправку. И у меня совсем иные планы на вечер. О подобных вещах следует предупреждать заранее. — То есть ты не хочешь провести день с Рокки? Ну что ж, попросим, пожалуй, Кохаку-сана. Не подскажешь, как его быстрее найти? Кобра ошалело на Киджи уставился. — Кохаку-сана?.. — Они с Рокки — давние знакомые, ты не знал? Да, мало у тебя осведомленности о ближайшем окружении, Кобра-чан... А ведь говорят «знайте врагов в лицо, а друзей — до мельчайшей черточки». Надеюсь, хоть любимый вкус онигири Ямато ты знаешь? Или что он коллекционирует брелоки? Или что в последнюю поездку он неудачно слез с байка и поцапал ногу? Тоже нет? Да всё совсем плохо, Кобра-чан. — Тебе-то откуда всё это известно? — Мне много чего известно. Потому что у меня есть Кайто. Но и сам я — смотрю по сторонам и подмечаю всякие... мелочи. Например, силуэт байка прямо напротив окна нашей спальни. Не знаешь, что это за Ромео? — Киджи наклонил голову и улыбнулся. Подстрекательство — его конек. — Хорошо, я поеду, — Кобра выцеживал слова сквозь зубы. — Дай мне пять минут. — Пять дам, но на шестой тебе придется бежать за скутером, Кобра-чан, — Киджи спрыгнул со стола и вышел, на пороге уловив, с какой бешеной гримасой Кобра отрывисто и сухо говорил по телефону. Кайто подпирал спиной стену и смотрел на небо — пронзительно-синее, звенящее, обещающее грозу. Какой бы вышел прекрасный рисунок! Острая линия профиля и кадыка, мягкая — прядей волос, и стекающее небо... Киджи прижался к Кайто, незамысловато напевая. — Змейка в клетке. — Согласился? — У него не осталось и шанса отказать. А дело было в губительной и парадоксальной тяге Кобры к Рокки. Так слепо следуют за таинственным и неизведанным, заглядывают за ленты «опасно!» и идут прямиком на корм чудовищам. Так становятся сектантами. Приносят деньги и жертвы, идут против друзей и семьи, совершают каждодневные ритуалы ради зацепившей нутро идеи, ради подобного богу главы. Так зависают напротив произведения искусства с сюрреалистичными цветами и искореженными формами, чтобы никогда уже не забыть. На Рокки легко было подсесть, безусловно. Но чтобы подсесть крепко, нужно было и самому внутри иметь «сдвиг». До поры Кобра казался нормальным, хоть и вспыльчивым, и радеющим за защиту родного города альтруистом-смертником. А поди ж ты. Спустя две минуты Киджи подцепил локоть Кайто, потянул к припаркованным скутерам и обернулся на громко хлопнувшую дверь. Какая шумная и нервная нянька, однако. Доставленный в «Heaven» Кобра нервно оглядывался по сторонам. Кругом висела тишина, и в лучах света холодом горели столбы. В дневное время клуб очень напоминал пещеру со сталлактитами. И как в любой пещере, здесь жил хищник, который совсем скоро учует «жертву»... И начнет с ней играть, или требовать внимания, или сразу сожрет — по настроению. Бедняжка Кобра и не подозревал, в какую попал западню. Но, может, это даже пойдет ему на благо. А нет так нет, шокотерапию Киджи не практиковал. — Здесь у нас кухня. Шкаф с крупами и пастой, холодильник, ящик с овощами... Немного еды в контейнерах есть, но надеюсь, хотя бы яичницу ты пожарить в состоянии, — Киджи бегло проводил экскурсию по второму этажу, почти уверенный, что информация надолго в голове Кобры не задержится. — Гардеробная. Ящики с нижним бельем и носками — рассортированы по цветам и принтам. Вешалка с головными уборами и тростями. Будь деликатен с ними, каждая стоит дороже твоего «харлея»... Зона отдыха. На желтом кресле можешь валяться, остальные обходи стороной. Телевизор лучше не трогай, больше нервов истратишь... Дальше спальня — и тебе туда дороги нет. Просто нет. Туалет и душевая в конце коридора. У девочек есть свои на первом, и мой тебе совет, если дорожишь лицом и курткой, не суйся. Исцарапают и порвут за милую душу. Ну, по верхам вроде всё. Остальное найдешь в блокноте Кайто. Кобра, нахмурившись, блокнот пролистнул. Кажется, с каждой секундой он всё больше и больше жалел, что согласился. Но сбежать уже не мог. — Удачи, Кобра-чан! — Киджи послал воздушный поцелуй и вместе с Кайто ускакал восвояси. Рокки выполз из своего логова всклоченным белоснежным чудищем, насупленным, помятым и очень голодным, судя по урчанию желудка. — Милая пижамка... — Кобра, угнездившись в кресле с целью изучить записи, таращился во все глаза. Таким лидера White Rascals вряд ли кто посмел бы представить — в пушистой кигуруми под зайчика... На ощупь наверняка мягко-мягко. Пожамкать бы. И не лишиться в процессе рук. — Ты что здесь делаешь? — Рокки застыл на пороге, чуть не скалясь. — Киджи с Кайто попросили... В-вот, — Кобра протянул записку, вложенную Кайто в блокнот с таинственным «Иначе не поверит». Хотя саму записку явно писал Киджи — среди чибиков и сердечек скакали разноцветные кандзи: «Рокки, не скучай! Кобра побудет с тобой! Проси у него, что хочешь!» Рокки схватил валяющуюся здесь же панду-рюкзачок и вооружился ей как щитом, подходя к Кобре. И задвигал вперед-назад, пока Кобра не сообразил вложить записку внутрь. Рокки записку долго крутил-вертел и даже нюхал, пока не заключил: — Ты не врешь, — и прошаркал на кухню — белые тапочки тоже украшали пушистые зайчики. Кобра проморгался, вспыхнул — что за сомнения в его честности? — и поспешил следом. А ну как возьмет нож и начнет пытать. Рокки ножи не интересовали — он принялся поднимать крышки на кастрюлях и сковородах, куда совал нос и недоуменно вскидывал голову. — Где еда? — В холодильнике есть контейнеры с готовой. Удон, яичный рулет со сливочной начинкой, осьминоги с овощами... — найдя нужное место в блокноте, Кобра на каждом пункте сглатывал слюну. — Не хочу. — Жаренный рис с креветками, лепешки с зеленью и сыром, куринные сердечки, запече... — Не хочу. Хочу натто и рыбу на гриле. Кобра проглядел список до конца — указанного не нашлось. — Может, лучше яичный рулет и креве... — Нет, — Рокки глянул зло и даже обиженно. — Я решил. Готовь. Кайто всегда готовит то, что мне хочется. Сразу. Рокки уселся на стул, обняв панду. Он не шутил... — Ну? — По правде, я не слишком дружен с плитой. Предлагаю заказать, — Кобра потянулся к телефону в кармане штанов, когда Рокки скорчил гримасу, будто уже съел редкостную гадость. — В таком случае я останусь голодным до возвращения Кайто и Киджи. Хлеще удара не придумаешь. Стиснув зубы, Кобра нервозно зашерудил на полках в шкафу. Лапша, несколько пачек риса, горох... И где бобы? Наверху? Хоть бы наклейки потрудились наклеить. Или в блокноте расписали бы. А не пометки на полях: «если Рокки не захочет яйцо, предложить морепродукт». Еще и шкафы... к небу стремятся! Потянувшись, Кобра зацепил пухлый пакет, и мука шлепнулась на пол, усеяв всё вокруг белой пыльцой. Еще и панировка по макушке прилетела. Кобра зажмурился и зашипел, потер ушибленное место. Зыркнул на шкаф с ненавистью. И в приступе злого азарта поскидывал все пачки. Бобы не обнаружились. — Натто не будет. Нет главного ингредиента. Поедим овощи на пару. — Но я хочу натто. Езжай в магазин. Или нам с пандой с голоду помирать?! — в конце Рокки повысил голос и шмыгнул носом. — Не кормят, не любят... Удар ниже пояса. С размаху. Кобра проверил кошелек, ключи от байка — и вылетел пулей из клуба. Поблизости находился большой супермаркет. Голова кружилась от количества ассортимента и разнообразия. Кобра пожалел, что не спросил про ужин. Но сгонять второй раз, может, и не слишком большая помеха... Ямато перед отъездом орал в трубку: «Ты сбрендил, Кобра? Адреналина не хватает? Лучше уж с Норихисой на деньги сыграть. С Мураямой в бейсбол погонять. На Безымянной улице алмазы поискать. Да даже с Амамиями гонки устроить лучше, чем сидеть с Рокки! Рокки ненормальный, Кобра! С искаженным видением мира. Помни, он устроил разгром в „Итокане“. А когда я принес ему похищенную карту памяти, он меня ударил!» Кобра считал иначе, Рокки был ему интересен во многих плоскостях — идущий напролом, скалящийся в лицо смерти, безумный и грациозный в драке и вместе с тем очень человечный, беспокоящийся о своих людях, прикрывающий спину, даже с трудом стоя на ногах. Но капризы насчет еды несколько пошатнули образ. А позвони Ямато, и в ответ обязательно будет язвительное: «Я же говорил!» Нужные бобы нашлись после пары уточнений. Прочитав, как готовить, Кобра плюнул — и, пройдя к длинным рядам, заказал готовое натто, пахучее и горячее. Заодно и рыбу, пленяющую корочкой. Зачем изображать из себя супер-повара, когда есть люди, получающие деньги за вкусную и красиво выглядящую еду? — Я это есть не буду. У Кобры едва не дергался глаз. Прокрутив в голове все реслинг-приемы — стало полегче. — Может, хоть попробуешь? Одну ложечку. Рокки отвернулся и сложил на спинку стула руки и голову. Несчастный брошенный зайчик. Размером с медведя... Что за детские повадки? Ладно, у Кобры частенько тоже не было аппетита, но он не привередничал и ел что дают. Вернее, впихивают. «И так кожа да кости! Уже как дефектный Гашадокуро». Кобра улыбнулся и, с внезапным озарением вспомнив секретный ход Ямато, просто стянул пленку с контейнеров. И продегустировал натто с кусочком рыбы. Неземного блаженства от вкуса не было, но и выплюнуть не хотелось. Еда как еда. Точно лучше того, что сам Кобра мог бы состряпать. И вообще — заказывали, получайте! А Рокки вместо этого грустно вздыхал. Ситуация требовала активности, и Кобра преувеличенно громко стал жевать. — Ого, вкуснотень! — в театре ему не играть… да и чхать! — Ммм, какая хрустящая корочка, какое… тягучее натто! Рокки напрягся, обернулся и потянул носом. Сглотнул. Но стоило Кобре столкнуться с ним взглядами и протянуть контейнер вперед, как Рокки сделал независимый вид и поднялся, став расхаживать туда-сюда. — Мультик хочу. Это был явный протест. Рокки совершенно точно оставался голодным. Упрямство его — непробиваемо. — Какой? — Кобра отложил контейнеры на столик. Он слышал от посетительниц «Итокана», дородных тетушек, что лучше всего дети лопают стряпню, уставившись в «проклятущий экран». Так что не противился. Хоть под глупые песни и дебильные пляски впихнет в Рокки еду. В противном случае не хотелось думать, на что пустят самого Кобру вернувшиеся Киджи с Кайто — на паштет или на компот. — «Сказки Зеленого леса». Про Рокки Тяку и его друзей, — Рокки погладил панду. — Тебе ведь тоже хочется посмотреть, да, Момо? — Про кого?.. — Ты не знаешь про Рокки Тяку? — Рокки моментом нахмурился и нахохлился, напомнив сову, разбуженную в неурочный час. — Не знаешь, что такое «SMG»? — Первый раз слышу, — Кобра тщетно покопался в памяти: подобных интересов в его близком окружении не наблюдалось. А по чему там сходил с ума мир, не волновало от слова «совсем». Тренды, громкие новинки, блокбастеры чаще всего проходили мимо. Если только о них не визжали настолько громко, что прорывалось и сквозь стены. Кобра с удовольствием поговорил бы про рестлеров, боевики, старую-добрую американскую классику, в конце концов, но точно не про мультики. — «Театр мировых шедевров»! — Рокки воздел руки, из-за чего панда шлепнулась на пол. Рокки сразу же ее поднял, отряхнул и поцеловал в черный мохнатый нос. — Момо, он не знает про «Театр мировых шедевров»! Кажется, на Кобре поставили жирный-прежирный крест… Но Кобра не собирался так просто сдаваться. — У меня в детстве не было телевизора. И сейчас не особо смотрю. Только иногда выбираемся с Ямато в кинотеатр, — Кобра тряхнул головой: Рокки, скорей всего, подобного не поймет. — Давай приобщусь. Где там диск? — Нету. Потерялся. — Тогда найдем в интернете, — Кобра пожал плечами. Проблемы он не видел. А уж с интерактивными экранами «Heaven» просмотр вовсе должен был походить на увлекательное шоу. — Не хочу! У меня коллекционный диск с бонусными эпизодами, караоке и мини-играми. Такого нигде больше нет. Кайто искал… Ну да, что такое способности Кобры по сравнению со способностями Кайто. Позвать бы сюда Нобору… Кобра инстинктивно стиснул телефон. Только сразу вспомнилась брошенная Ямато ремарка: «Хорошо, езжай. И не плачь потом. Нобору всё равно на свидании, а я запрусь в гараже, учти». В пылу гнева Кобра не слишком заострил внимание на деталях, сейчас же было крайне интересно, с кем это Нобору кутит и насколько серьезно зашел в отношениях. Ладно, пусть строит своё счастье, пока Кобра пытается что-то сделать со своим… — Уверен, в «Театре мировых шедевров» не один Рокки Тяка. Может, выберем другой мультик? — Не хочу. Кобра подозревал: скоро начнет ненавидеть эту фразу. И на место не поставишь гарканьем. Не «Итокан» и не болтушки «Датечи» — собралась ведь компания долбоклюев-распиздяев, только бы в инстаграм фотки выкладывать да шутеечки шутить. Рокки — он втягивать шею от окрика не будет, скорее даст тростью по башке, собирай потом мозги… Которые стоило срочно, очень срочно напрячь. — Ммм, поиграем во что-нибудь? — Кобра ляпнул и захотел прикусить себе язык. Из игр он знал про крабиков и рестлера Иноки, странноватые и малоизвестные, по всей вероятности: Рокки откажется. И что дальше? Книжку почитать? Рокки подозрительно задумался. Кобра успел испугаться. И помолиться. И попросить прощения у всех, кого обидел или придушил. Перед взором пронеслись худшие варианты: прятки — заныкается куда Рокки, как его потом искать и выколупывать? — и догонялки на выживание. — Хочу гулять. Пешком. Принеси мне одежду. Кобра с облегчением выдохнул — и чуть не бегом бросился в гардеробную. По пути поймав оскорбительную мысль: «Я что, служанка?» С другой стороны, выбора особо не было. Рокки весьма неоднозначно реагировал на невыполнение своих хотелок. Или специально испытывал Кобру. Подстрекал, провоцировал, проверял. Однажды Наоми рассказывала то ли о передаче, то ли о дораме, где за красивой капризной девицей ухлестывало пять парней, и каждого она изводила со страшной силой, чтобы в конце остаться с тем, кто, выполнив все бестолковые требования, поехал навещать ее в больнице, купив огромную лохань фруктов и CD-диски, пока прочие промывали девице кости и язвительно комментировали «Так ей и надо!» Девица оказалась вполне адекватной, только несколько избалованной и знающей себе цену. Может, с Рокки сработает похожая схема? В конце концов, во время встреч лидеров S.W.O.R.D. и драк он в последнюю очередь походил на маленькую девочку. Скорее — на шторм. — Слишком жарко. Слишком тесно. Слишком пушисто. Слишком колюче. А это вообще порнография! — все вещи Рокки отшвыривал куда подальше, словно на них были следы заразы. На сгибе локтя Кобры оставалось еще пара комплектов, но уже жутко трещала голова. Такими темпами гулять они выйдут эдак к глубокой ночи. Если выйдут. — Джинсы и футболка, — Кобра без особой надежды и эмоций протянул названное. — Универсальный шмот с восьмидесятых. Рокки внимательно джинсы осмотрел, наизнанку вывернул, швы прощупал, будто эксперт на показе мод, встряхнул и неуверенно приложил к ногам. — Никогда такого не носил. Киджи надевал, помню. Но мне не предлагал. Кобра покивал и распахнул глаза — вот он, шанс! Опустить и подкольнуть. — Он эгоист. Джинсы — это эпоха и стиль. Множество стилей и сочетаний. И безмерный плюс — удобство и универсальность. — Нет, у Киджи хороший вкус, — Рокки еще раз покрутил джинсы туда-сюда. — Но размер мой… Скорей всего, искал интересную кофту. — Или заныкал, — Кобру вовсе не устраивала череда оправданий. —Да он в них утонет, — Рокки хмыкнул и всё-таки, поминутно хмурясь, в джинсы облачился. И футболку нацепил. — И как я выгляжу? Стоило признать: выглядел Рокки слишком обычно, если не сказать обыденно и скучно. — Настоящий денди. — Кто? — недоверие в голосе Рокки так и лилось через край. — Изысканный эффектный мужчина, — если уж врать, то напропалую. Рокки вскинул бровь. Критично покрутился вокруг зеркала, постоянно то одергивая, то подтягивая, то подворачивая ткань. Похоже, джинсы ему разонравились. Но по изощренной логике озвучивать это Рокки не стал. Зато вытянул свои ножищи. — Обувь. Пришлось волочься снова и колупаться в разнокалиберных белых ботинках, туфлях, кроссовках, берцах и даже сапогах. Узоры, стразы, чуть не вышивка струились по натуральной коже. И как тут выберешь? Кобра схватил первые попавшиеся три пары и поволок. Рокки отверг. В следующей партии его заинтересовали кроссовки. Но он требовал к ним особые «светящиеся» шнурки. Кобра облазил все рядом находящиеся с царством обуви ящики и шнурков не нашел в принципе. Средства по уходу, щетки, тряпки, крема, стельки, запасные заклепки были аккуратно разложены по секторам в достатке, а вот шнурков не завалялось. Тем более «светящихся». А Рокки всё бубнил: «У Киджи целая коллекция». Будто Кобра отвечал за то, что, когда и куда положил Киджи. Взбесившись, Кобра приволок кроссовки на липучках. Как ни странно, Рокки они понравились сразу. Прогулка получилась на удивление тихой, несмотря на постоянную смену маршрута и цели назначения. Рокки о чем-то думал, периодически оглядывался, резко сворачивал, прятался за деревом и крался за магазином. Кобра молча следовал за ним. В голове звенело и шумело. Почти блаженно. А по возвращению началось… — Ты не закрыл «Heaven»?! — Мне никто не давал ключей, — Кобра на всякий случай воскресил в памяти воспоминание о приезде: инструктаж давали, блокнот давали, ключей не давали. — И кому нужен пустой клуб? — Надо было сказать, остались бы тут, — Рокки нервозно расхаживал по клубу, всё трогал-проверял, крутил, нюхал. — Я отвечаю за безопасность женщин и детей, а любой урод в наше отсутствие мог перевернуть всё с ног на голову, взломать базу, добраться до их комнат… Ты хоть понимаешь, насколько это серьезно? Кобра опешил. Переключение из Рокки-ребенка в Рокки-взрослого произошло слишком внезапно. — Я… — Не понимаешь. При этом за ваш «Итокан» из-под земли достанешь. Часто бросаешь его открытым? — Рокки приблизился очень близко, нависая и пугая. Кобра сглотнул. — Ключи у Наоми. Рокки вдруг усмехнулся. — Ну, такому обалдую я бы тоже не доверил столь ценную вещь… Какой час? — Шестой... — Кобра был рад переключиться с пронизывающего гипнотизирующего взгляда на циферблат часов. По спине струйкой катился холодный пот. От такого Рокки подгибались колени — и хотелось валяться у него в ногах, выполняя любые прихоти и приказы. — Пора готовить «Heaven» к открытию. — Что? К подобному, однако, Кобра точно не был готов. — Ямато… я не справляюсь. — Да неужели, — голос Ямато сочился ядом. — Я мог бы тебе многое сказать насчет твоей неуемности и твердолобости, только это всё без толку. Лучше купи мне обед. Два. Три. Через десять минут буду. — Ты лучший, Ямато! — И почему я слышу это только в моменты локального пиздеца? — Буду стараться говорить чаще. — Ну-ну. Всё, выезжаю. Кобра, нажав на сброс, почти видел складку между бровей Ямато, его надежную спину, на которую он накидывал куртку, его крепкие руки, стискивающие руль. В груди разливалась нежность и гордость. Повезло ему с Ямато. С Ямато — любое дело проще. Даже укрощение Рокки… За время ожидания Рокки успел вынести Кобре весь мозг. Столы не продезинфицированы, сцена не готова, бар тоже, где вообще люди: охрана, диджей, светооператор, бармен… Немедленно всех обзвонить. Как это не знаешь их телефонов? Коо знает. А еще нужно проверить и отладить камеры, сигнализацию, записи, обязательно всё зафиксировать в протокол. Встретить поставщиков алкоголя и закусок, помочь девочкам подготовиться к выступлению — Киджи всегда помогает, — решить вопрос с приблудной собакой, вот уже третий день забредающей на их территорию. Обязательно проверить по календарю именинников, свериться со списком подарков — у Кайто есть — и при необходимости купить и вручить желаемое. Кобра чувствовал себя не то что жалкой заменой, а мальчиком-стажером в первый рабочий день с огромным чувством собственной бесполезности на фоне гигантской ответственности. Слишком много дел. Разве реально со всем справиться за вечер?! Рокки припечатал: мои — справляются. Кобра по такой системе отправлялся в категорию «чужие». Ямато выслушал перечень необходимого молча и емко заключил: «Ох ты ж ёпт…» Внимательно изучив блокнот Кайто, что-то даже себе выписал. — Я не электрик, я механик, но попробую разобраться с техническими причиндалами. Не один хуй? Оказалось: не один… Электричество засбоило вдруг — и вырубилось к ёкаям. Кобра, в этот самый момент тащивший из подсобки ящик с абсентом, споткнулся о выступ, одна из бутылок решила прогуляться, и пока Кобра ее ловил, случайно разлил… Всё неплотная пробка виновата! — Погоди! Попробую наладить! Найти бы только генераторы запасные! Ах ты ж… — что-то оглушительно грохнулось, и Кобра надеялся, что не Ямато. — Да что эти столы как из-под земли вырастают? Сливаются, зар-р-разы. Так, потихоньку… Ауч! Кобра морщился, мысленно считая синяки и ссадины Ямато после каждого лязганья, скрипения, громыхания. Рокки подозрительно молчал, что было очень-очень странно и страшно. Но заниматься еще и поиском Рокки — явный перебор. В конце концов, весь трам-тарарам из-за него. Кобра согласился приглядеть за Рокки, а не взять на себя обязанности администратора, менеджера, хакера, визажиста и ведущего. Ему будет много, очень много что выкатить Киджи и Кайто. — О, нашел! — Ямато, похоже, дернул рубильник: свет зажегся — чтобы через минуту моргнуть. Еще откуда-то раздался звук будто испорченной заевшей пластинки. И в пик абсурдности ситуации случилось явление девочек, тут же поднявших галдеж и кипиш. — Знаешь, Кобра, — Ямато по привычке — или лютой необходимости — пятился, становясь с Коброй спина к спине. — Кажется, пора вызывать Наоми…. Кобра не мог с Ямато не согласиться. — Что вы здесь устроили? — Наоми ворвалась — хорошо, не со сковородой — в самую гущу событий, когда Кобру с Ямато собирались поколотить. — Девочки, не трогайте идиотов, сама прибью. Давайте лучше наведем здесь порядок… Как по волшебству, меньше чем через час свет горел, девочки радостно галдели, красуясь макияжем и модными прическами, хотя и выяснилось, что на сегодня все мероприятия клуба отменены, а Рокки выколупан из угла, накормлен и усажен за просмотр «Сказок Зеленого леса» — Наоми нашла диск в щели между матрасом и спинкой кровати. И сама с превеликим удовольствием присоединилась, радостно выкрикивая «Давай, Рокки Тяка, покажи этим Бобрам! Вы всё равно станете друзьями как в лучших сененах!» Пожалуй, Кобра ничего, совсем ничего не хотел знать о пристрастиях Наоми. — Вау, какая прелесть! — Киджи вплыл в «Heaven» дивой, пахнущей цитрусами и увешанной браслетами с шипами, делающими Киджи еще более опасно-сексуальным. Позади него шел Кайто с тяжелой цепью — и возмущаться резко перехотелось. Да и чем вообще? Несносностью Рокки? Тем, что тот вел себя хуже маленького ребенка? Эти гады со всем согласятся и вышвырнут Кобру из «Heaven» с концами: не умеешь — не берись. — Вижу руку профессионала! — Наоми-сан, не хотите у нас работать? Условия выгодные, график свободный, зарплата высокая, — эта парочка незаметно подкатила к сидящим на цветных подушках Наоми с Рокки и смела столь дерзко и открыто вербовать их — их! — Наоми! Наоми обернулась, сморщила нос — и вдруг улыбнулась. — Я подумаю. — О, а как насчет рок-концерта? Кобра с невысказанным «Какого хера?» упал в объятия Ямато, не в силах больше вынести этот сумасбродный, сумасшедший, совершенно вымотавший его день. С кучей новых открытий.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты