Справедливость

Гет
NC-17
В процессе
8
автор
Размер:
планируется Макси, написано 72 страницы, 10 частей
Описание:
Это история о том, как развиваются отношения мага Инквизитора и командира Каллена, когда за плечами у обоих непростое прошлое, которое никак не желает оставить одного из них в покое. Паре приходится пройти через собственные трудности и принимать важные решения.
Примечания автора:
Важно упомянуть то, что некоторые выдуманные герои, события или родственные связи уже имели место в моём другом фанфике, однако будут представлены здесь под другим углом.

Обещаю сделать нормальное описание после завершения работы. Благодарю за понимание.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
Уже рассвело. Деметра Хоук сидела на широком подоконнике у окна и наблюдала за горами. Она была очень уставшей: случившееся ночью изрядно измотало её морально, но и заснуть она была не в состоянии. Андерс стал за все эти годы самым близким человеком. Она сразу позволила себе влюбиться в таинственного беглого Серого Стража, который работал целителем в Клоаке Киркволла и помогала ему со всем, о чём бы он её не попросил, поскольку и он, в свою очередь, помог ей. Отношения развивались стремительно, и вскоре они стали жить вместе. Так продолжалось шесть лет. За эти годы Андерс был рядом с ней в самые тяжелые и радостные моменты их жизни. Даже его одержимость Справедливостью больше не пугала Деметру. В день, когда она поняла, что беременна, Андерс взорвал церковь Киркволла вместе с Верховной Жрицей. Каких сил ей потребовалось, чтобы схватить посох и попытаться защитить невиновных магов, она не могла бы сказать и спустя почти четыре года. В результате ожесточённых боёв Мередит обвинила именно её в организации заговора против Ордена храмовников. Тут рыцарь-капитан Каллен понял, что Мередит окончательно перешла черту и выступил против неё, встав на сторону Деметры. После того, как Мередит превратилась в ужасающую статую из красного лириума, Каллен, принявший на себя полномочия рыцаря-командора, отпустил Хоук из города, откуда она сбежала вместе с Андерсом. Какое-то время они были среди магов, которые тоже покинули Киркволл, но долго оставаться с ними не получилось: маги обвинили Андерса во всех своих бедах, что отчасти было правдой, и им пришлось уйти. Внезапно на крепостной стене возник Каллен, идущий в свою башню. Хоук вздохнула с облегчением от осознания того, что случившееся ночью не повлияло на отношения командира и леди Инквизитора. С другой стороны, её посетила тревожная мысль: почему же Каллен тогда так рано идёт к себе? Твёрдо решив, что не хочет, чтобы она или Андерс становились причиной разногласий между Калленом и Инквизитором, она быстро оделась, оглядела спящего Андерса, который обнимал их сына, и вышла. Каллен же рано проснулся от очередного кошмара без лириума, долго смотрел на спящую Вирджинию и решил пойти к себе, чтобы почитать до начала рабочего дня. Когда Деметра вошла в башню, Каллен водил пальцем по книжной полке, пытаясь решить, какую книгу выбрать. - Не помешаю? - мягко спросила Хоук. Каллен резко обернулся. - Доброе утро, Деметра, - было видно, что она застала его врасплох. - Не спится? - Я не ложилась, - улыбнулась она, откидывая распущенные русые волосы на бок. - Мы можем поговорить? - О чём? - Каллен слегка нахмурился. - Ты не догадываешься? Вздох командира красноречиво говорил о том, как он “любит”, когда ему отвечают вопросом на вопрос. Глава войск Инквизиции действительно ценил в людях прямолинейность и подобные выверты был готов слышать только от леди Инквизитора. Тем не менее, со времени приезда Хоук в Скайхолд между ними сложились теплые дружеские отношения, всё-таки знакомы они были уже много лет, и Каллен, слегка расслабившись, кивнул, указывая Хоук на стул. - Послушай, я понимаю твою позицию в отношении Андерса, - начала она. - Но мне бы очень не хотелось, чтобы из-за него ваши отношения с Джиной пострадали. Ты очень ей дорог, Каллен, я это вижу. - Деметра, - Каллен улыбнулся. - На наши отношения её решение не повлияет. Вирджиния всегда подчёркивает, что она за справедливость. И я думаю, что ты понимаешь, что справедливость здесь в… - он запнулся. - Во мне, - с грустной улыбкой констатировала Хоук. - Я знаю, Каллен. Они помолчали. Внезапно Каллен тихо спросил: - Какого это, Деметра, знать, что твой любимый человек стал причиной...всего, что случилось в Киркволле? - Ну далеко не всего, - Хоук постаралась остаться невозмутимой. - Это тяжело, Каллен. В то же время я не могу отмахнуться от него. Даже не потому, что без меня он пропадёт или его убьют, а потому что это мой самый близкий человек. И каким-то образом мне удалось принять его таким, какой он есть. С самого начала. Каллен промолчал. - Ну а как это, быть советником и одновременно любовником леди Инквизитора? - не удержалась Хоук. Каллен сморщил нос. - Мне не очень нравится слово “любовник”, - сказал он, глядя в стол. - Точнее сказать, не нравится категорически. Для меня наши отношения очень серьёзны. - Но вам же приходится их скрывать? Соблюдать субординацию? - Да. - Сложно? - Соблюдать субординацию нет. И мы не скрываем отношения, мы скорее просто не распространяемся. В конце концов, это наше личное дело. - И ты не ревнуешь? Она ведь много путешествует, ей приходится общаться со знатью, а Джина весьма красива. Каллен усмехнулся. - Джина не даёт поводов. Вечером Каллен и Джина играли в шахматы в его кабинете. Это стало их особым ритуалом, моментом, когда они могли обсудить все проблемы и тревоги, поделиться воспоминаниями. Вирджиния часто вспоминала жизнь в Круге, делилась забавными моментами. Жизнь Каллена в Круге была мало насыщена весельем, но он с удивлением вскоре обнаружил, что начинает вспоминать приятные мгновения даже из Киркволла. Вдруг в дверь постучали и вошла Хоук с ребёнком на руках, который играл с её распущенными волосами. - Извините, что беспокою. Джина, Андерс хочет с тобой поговорить. Ему передали для тебя письмо. - Письмо? - глаза Инквизитора увеличились от удивления. - У нас вряд ли есть общие знакомые. - Я не знаю, от кого, - извиняющимся тоном сказала Деметра. - Ты можешь зайти ко мне? Джина вопросительно посмотрела на Каллена. - Ничего, если пойду с тобой? - спросил он. После утвердительного кивка Инквизитора троица направилась в комнату, где жила Хоук. Помещение было неотремонтированным и довольно ветхим, несмотря на новую крепкую двуспальную кровать. Тем не менее, Джине ещё не приходилось навещать Хоук здесь, поэтому ей стало неловко. - О, леди Инквизитор, вы смогли прийти! - Андерс поднялся с кровати, подошёл к ней и поцеловал руку в знак приветствия. - А вы, рыцарь-командор, какими судьбами? - За компанию, - прозвучал краткий ответ. - У меня к вам письмо, леди Тревельян, - начал Андерс. - Я не знаю, будете ли вы рады его получить, но меня попросили его передать. - Кто? - спросил Каллен. - Дэмиен Сэлмон, маг из Круга Оствика. - Организатор восстания оствикского Круга? - брови Каллена поднялись от изумления. - Что ему нужно от леди Инквизитора? Он посмотрел на неё и заметил, что она резко побледнела. - Вирджиния, всё в порядке? - он встревожился. Она тяжело вздохнула, кивнула и взяла у Андерса письмо. - Вам известно о содержании письма? - тихо спросила она. - Известно, - кивнул маг. - Я не согласен с точкой зрения Дэмиена винить вас в произошедшем, но отчасти могу его понять. Если вы захотите ответить, я смогу передать ему ответ, когда вернусь в Вольную Марку. - В этом нет необходимости, - отрезала Вирджиния. - Я догадываюсь, о чём там написано. Благодарю вас, что доставили. - Он винит в произошедшем восстании тебя? - пораженно спросил Каллен. - Почему? Вирджиния вздохнула и опустила взгляд. - Я не считаю себя виноватой. Незадолго до восстания между мной и Дэмиеном возник конфликт. Мы решили его самостоятельно, не привлекая к нему посторонних. Но Дэмиен винит меня, он сам сказал об этом, когда рыцарь-капитан Патрик и я наткнулись на него, в момент, когда он напустил на новенького храмовника демона желания, применив магию крови. - А что за конфликт был между вами? - мягко спросила Деметра. - Я...Мне бы не хотелось об этом говорить, извините, - тихо ответила Джина, поёжившись словно от холода, хотя в комнате было достаточно тепло. - Я, пожалуй, пойду, ознакомлюсь с письмом. Прошу прощения. С этими словами она встала и покинула комнату, направившись в свои покои. Каллен выглядел встревоженным. - Мне это не нравится, - негромким голосом дал он оценку происходящему. - Надо же, мне даже на миг показалось, что у леди Инквизитора всё-таки были к нему чувства, - усмехнулся Андерс и тут же пояснил, заметив вопросительные взгляды собеседников. - Они были любовниками, если это ещё не стало для вас обоих очевидным. Каллен нахмурился, Деметра отреагировала спокойно. - Ты не знал? - спросила она у Каллена. - Нет, - глухо ответил он. - Мы не обсуждали прошлое. Андерс выглядел озадаченным. - Подожди, ты хочешь сказать, что…? - Это не твое дело, Андерс, - твёрдо прервал его Каллен. - Я пойду. Вирджиния сидела перед камином, не решаясь открыть письмо и кусая губы. Перед глазами проносились картины из прошлого. Её магические способности пробудились в результате несчастного случая, имевшего место в семье Тревельян в тот год, когда ей исполнилось четырнадцать лет. Её дедушка, бывший рыцарь-командор Круга магов Оствика, договорился о её помолвке со знатным оствикским семейством. По достижению Вирджинией совершеннолетия планировалась пышная свадьба. Средний сын из благовоспитанной семьи, лорд Патрик Эмерик был на пять лет старше Вирджинии, он уже закончил обучение на храмовника и поступил на службу при церкви Оствика. Но случившееся несчастье в семье Тревельян пробудило в девочке магические способности, отчего помолвку пришлось расторгнуть. Впрочем, Патрик перевёлся в Круг магов по не совсем понятным причинам. Именно он впервые увозил растерянную Вирджинию в башню Круга. По иронии судьбы она стала его подопечной. Взрослея, она понимала, что Патрик влюблён в неё, но запрет на отношения между магами и храмовниками стал для неё основной причиной, по которой она усердно старалась не замечать его влюблённый взгляд, сосредоточившись на учёбе. Первый год Джина занималась индивидуально с Верховной Чародейкой Лидией, догоняя своих сверстников, и ей это удалось. Затем она пошла на занятия вместе со всеми, где познакомилась со смуглым, черноволосым Дэмиеном. Дэмиен Салмон был родом из небольшой марчанской деревни, и его детство до Круга было печальным: отец был рыбаком и любил выпить, отчего часто бил свою жену и сына. Когда мальчику было семь, его мама умерла от лихорадки, а у него от горя пробудились магические способности. Мальчик обратился к храмовникам сам, практически умоляя забрать его от отца. Они подружились, хотя родители Вирджинии подобную дружбу не одобряли. Характер у Дэмиена был тяжелым: с одной стороны он был верным другом, готовым всегда прийти на помощь, но с другой он мог обозвать её, обидеть или даже поднять на неё руку. Вирджиния, к своему печальному впоследствии осознанию, имела психологическую травму из-за случившегося в семье. Вдобавок ко всему, девочка, у которой уже были определенные планы на дальнейшую жизнь, оказалась магом и её мировозрение претерпело изменения. Уже лет в семнадцать, слушая рыдания родившей магессы, у которой церковь забрала ребёнка, Джина твёрдо решила для себя: раз ей было суждено родиться магом, то она никогда не выйдет замуж и не родит ребёнка, поскольку участь того, что его просто заберут у тебя сразу после родов, вызывала в ней огромный страх. Её дружба с Дэмиеном переросла в некую зависимость, она терпела его насмешки и оскорбления, но в то же время их близость переросла в нечто более глубокое. В девятнадцать лет они стали любовниками. Джина, отказавшаяся от идеи брака и материнства, постоянно пила противозачаточные зелья, страшась возможности забеременеть. В то же время то, что происходило между ними, сложно было назвать полноценными отношениями. Про себя Джина называла это сексом по дружбе, впрочем Дэмиен тоже не спешил с признаниями в чувствах. Она ясно понимала, что не любит его и он для неё просто друг, с которым весьма приятно провести время от времени пару часов для удовлетворения естественных физиологических потребностей. Когда случилось восстание в Киркволле, им обоим был двадцать один год. Вскоре вышла книга Варрика Тетраса “Защитница Киркволла”, которую, несмотря на запрет, с упоением читали все: и маги, и храмовники. Дэмиена захватила идея Андерса о свободе магов и они много времени обсуждали её. Сама Джина понимала и опасность своего дара, но в то же время ей хотелось жить свободно, как жили её братья, родители и весь немагический мир. Но речь о восстании в их Круге никогда не поднималась в то время. Поздней осенью 9:40 года они, как обычно, уединились в заброшенной каморке башни. Им обоим уже стукнуло двадцать четыре, к тому моменту Вирджиния получила специализацию целителя, сделав упор на психологические травмы. Дэмиен тоже выбрал ремесло целителя, но общей практики. Они лежали в обнимку, Джина встала и потянулась за мантией, как Дэмиен вдруг сказал: - Джина, что ты ко мне чувствуешь? - Что? - она опешила от вопроса. - Почему ты спрашиваешь? - Я… - он резко встал, явно нервничая. Покопавшись в кармане мантии, он достал оттуда что-то, встал на одно колено и выпалил, протягивая ей кольцо: - Вирджиния, я люблю тебя. С самого первого дня, как увидел тебя. Я хочу быть с тобой всегда. Пожалуйста, окажи мне честь и стань моей женой. Джина испугалась. К такому повороту она была не готова. Пришлось спешно собрать всю волю в кулак и дать ответ: - Дэмиен, ты мой верный друг. Но я не могу. Мне очень жаль, но я не испытываю к тебе тех же чувств. Более того, моя позиция не изменилась: поскольку я маг, я не собираюсь выходить замуж. - Демон тебя раздери, Джина! Естественно, он очень разозлился. Он начал кричать про то, какая же она бесчувственная и холодная тварь. В конце концов, он сильно ударил её, отчего она упала на пол, а он продолжил её бить, но впервые ногами. Это продолжалось несколько минут. Затем он быстро оделся и вылетел из каморки. Джина же оделась и покинула затхлое помещение, вытирая текущие по щекам слёзы. Нелепая ситуация, в которую она попала, повторялась в голове снова и снова. Она вытирала с губы струящуюся кровь и была готова провалиться под землю от накрывшего её позора, боли во всем теле и чувства собственной беспомощности. Внезапно она врезалась в храмовника, который вывернул из-за угла. Когда она увидела, что это Патрик, то неожиданно начала смеяться: кажется, у неё начиналась истерика. Патрик, к счастью, был один, делал ночной обход башни. Он мигом оценил ситуацию: истерически смеющаяся Джина с опухшей и кровоточащей губой. Он не первый раз замечал, что Дэмиен позволяет себе лишнее в отношении неё, но до сих пор старался не вмешиваться. Впрочем, до сих пор он не видел её плачущей и не имел доказательств того, что он поднимает на неё руку. Джина смеялась и плакала одновременно и не реагировала на его вопросы. Испуганный Патрик взял её на руки и отнёс в кабинет Верховной Чародейки Лидии, которая была для Джины не просто учителем, а скорее наставницей. В кабинете Верховная Чародейка достала из стола бутылку антивианского бренди, плеснула в стакан и силой влила его в горло Вирджинии. Та закашлялась, но во взгляде появилась осознанность. - Дэмиен опять поднял на тебя руку? - напрямую спросила Лидия. Джина в непонимании смотрела на неё. Вспышки ярости Дэмиена были не сильно редкими, но она никогда никому на них не жаловалась. Откуда Верховная Чародейка могла знать? Патрик нервно ходил из угла в угол кабинета, не отрывая взгляд от Джины. - Я убью ублюдка, - выпалил он, сжимая кулаки. - Только твоих эмоций ей сейчас не хватало, - слегка укоризненно сказала Лидия. - Подожди её пожалуйста в коридоре. Я бы попросила тебя проводить её потом до комнаты. Патрик послушно кивнул и вышел. - Вирджиния Эвелина Тревельян, почему ты позволяешь этому ничтожеству так с собой обращаться? - голос Верховной Чародейки звенел от гнева, она впервые по-настоящему разозлилась на Джину. - Ты забыла, кто ты такая? Из какой ты семьи? - Я маг, Верховная Чародейка. Прежде всего это так. Моё имя и происхождение не имеют значения. - Ты имеешь значение. Всё остальное неважно. Нельзя позволять какому-то мерзавцу так себя вести с тобой. - Мы же просто друзья, Верховная Чародейка. Во всяком случае, я думала, что это так. Лидия села на корточки перед ней и посмотрела ей прямо в глаза. - Я понимаю, почему тебя притягивают эти отношения. Тебе нужно отпустить то, что произошло в прошлом, тогда ты перестанешь относиться к себе как к кому-то недостойному. Джина, ты должна понять: то, что ты маг, не делает тебя неправильной. И ты заслуживаешь здоровых полноценных отношений, в которых главным является уважение друг к другу, - Лидия выпрямилась, сочувственно посмотрела на неё и спросила: - Ты его любишь? Джина улыбнулась. - Нет. - Тогда почему ты с ним? - последовал слегка раздражённый вопрос. - Я не с ним, Верховная Чародейка. Мы друзья, которые… - она запнулась. - Занимаются сексом, - закончила за неё Лидия. - Милая моя Вирджиния, пойми, я тоже была молода и совершала ошибки. Никогда нельзя позволять вытирать об себя ноги. Разве достойный мужчина поднимет на тебя руку? - Нет. - Джина, внутри Дэмиена живёт травмированный маленький мальчик, над которым издевался отец и который видел избиение своей матери. Но он не твой пациент, он не просит о помощи, а идёт по стопам отца, потому что по-другому его никто не научил. Но кто сказал, что ты должна его исцелять? Или учить тому, как правильно? Вирджиния с благодарностью посмотрела на наставницу. - Я в праве запретить тебе общаться с ним, Джина. Но я не буду этого делать. Ты взрослая девушка и выбор должна делать сама. Просто подумай о том, о чём мы сейчас говорили, хорошо? - Спасибо, Верховная Чародейка. Я очень ценю вашу поддержку, - слабо улыбнулась Тревельян. - Знаешь, то, что происходит с Кругами пугает меня, - неожиданно серьёзно сказала Лидия. - Но я чувствую, что грядут перемены. Сегодня пришла новость о том, что Твердыня Кинлоха тоже пала. Мы с рыцарем-командором сделаем всё возможное, чтобы сохранить порядок. Видит Создатель, Кругов осталось немного. До меня дошёл слух, что в следующем году Верховная Жрица Джустиния планирует Конклав между магами и храмовниками. Я хочу, чтобы ты поехала туда от нашего Круга. Влияние твоей семьи может нам помочь, к тому же, твои успехи в магии превосходят большинство даже опытных магов. - А где он будет проходить? - спросила Вирджиния. - В Киркволле? - Точное место ещё неизвестно, повторюсь, это всего лишь слухи, но согласно им, вполне вероятно, что на юге Ферелдена, в Храме Священного Праха... - Как ты? - голос Каллена вернул Джину в реальность. За окном уже стемнело. Джина покачала головой, словно прогоняя воспоминания, и посмотрела на командира. Каллен сел возле неё. - Я в порядке, - твёрдо сказала она. - Что было в письме? - мягко, но настойчиво спросил Каллен. Она посмотрела на нераскрытое письмо и усмехнулась: - Сейчас узнаю. Письмо содержало лишь несколько строк: Джина, Если ты думаешь, что я исчез из твоей жизни, то зря. Моя гордость никогда этого не допустит. Я слышал, у тебя роман с бывшим рыцарем-командором Киркволла. Поздравляю, достойная альтернатива мне! Об этом поведал его давний сослуживец Ралей Самсон, который ныне возглавляет тех храмовников, которые присягнули на верность Корифею. Я присоединяюсь к нему, дабы отомстить тебе и рыцарю-командору Резерфорду. Наступит день, моя дорогая, и ты будешь умолять стать моей, но поздно: храмовничья подстилка бывшего рыцаря-командора достойна только смерти. До скорой встречи, любимая. Наслаждайся своим храмовником, пока вы оба ещё живы. Твой Дэмиен Вирджиния тяжело вздохнула и посмотрела на Каллена. Командир сжал губы и со злостью смотрел на письмо, ничего не говоря. - Что ж, ещё один повод выйти на след Самсона, - она постаралась придать голосу максимальную непринуждённость. Каллен молчал. Джина с волнением смотрела на командира, страшась его реакции. - Мы найдём их, - тихо и решительно сказал Каллен, не смотря ей в глаза. - Найдём, - согласилась она. - Прости, что… - Не за что извиняться, Джина, - Каллен резко поднялся и начал ходить из угла в угол. - У нас обоих за плечами есть прошлое. - Твоё прошлое не пишет писем, - горько заметила она. - Я хочу рассказать тебе, что там было, чтобы ты… - Ты не должна оправдываться, - перебил он. - Это не оправдания! - она тоже поднялась на ноги, подошла к нему и положила руки на грудь. - Ты должен знать. Неужели у тебя не возникало вопросов в начале наших отношений, почему я так боялась? Почему мне было так сложно перейти к близости? Ты тактично не задавал вопросов, поддерживал меня и страх ушёл. Я доверилась тебе. Он посмотрел ей в глаза, по-прежнему хмурясь. - Он поднимал на тебя руку? - Как ты… - она задохнулась. - Помнишь, мы как-то целовались в моей башне и я поднял руку, чтобы пригладить волосы? Она молчала, прекрасно помня, как резко и неосознанно отскочила от командира в тот вечер. - Джина, я не слепой и не идиот, - тихо сказал он. - Я видел и реакцию на мои прикосновения во время близости, твой страх в глазах. Он тебя насиловал? - Нет, - покачала она головой. - Но мог поднять руку, да. - Ты любишь его? - прозвучал вопрос Каллена. Джина заметила в его глазах боль и страх. - Каллен, у нас не было отношений как таковых, - тихо ответила она. - Мы были друзьями, которые иногда...Это продолжалось около пяти лет. В один день он признался мне в любви и предложил выйти за него замуж. Ты знаешь, что будучи магом Круга, я отказалась от мысли о замужестве и материнстве, более того, я никогда его не любила. Я отказала ему, а он сильно избил меня. Верховная Чародейка жестко его наказала, больше он ко мне не приближался. А потом он поднял восстание. Вот и всё. - Почему ты терпела его пять лет, Джина? - Взгляд Каллена был полон сочувствия, он ласково погладил её по щеке. - Верховная Чародейка сказала мне, что у меня выработался комплекс неполноценности из-за того, что мои магические способности обнаружились поздно и...Немного травмирующе психологически. Мне было стыдно, что я маг большую часть моей жизни, потому что я испортила все планы моим родителям, братьям, самой себе. Он подпитывал мой стыд. Он прошёл лишь когда Дэмиен исчез из моей повседневности, чуть больше года назад, и Верховная Чародейка…, - она опустила взгляд. - просто спасла меня. Она долго разговаривала со мной и, к счастью, ей удалось убедить меня, что моя магия - не проклятие. А потом...Потом её убили взбесившиеся маги, которых возглавил Дэмиен. Остальное ты знаешь. Каллен крепко обнял её, целуя её в щеку. - Я никому не позволю причинить тебе вред, Джина. Мы со всем справимся. Вместе. - Спасибо, Каллен, - прошептала она.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты