Плохой полицейский

Stray Kids, Hwang Hyunjin (кроссовер)
Гет
NC-17
Закончен
11
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
- Ты не можешь меня арестовать! Я - рок-звезда!

- Советую сдаться без сопротивления.
Посвящение:
Вдохновению в виде самого красивого мужчины планеты. Дышите, если согласны, ха-ха.
Примечания автора:
Это было внезапно, как превращение из софт гёрл в хорни битч
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Hey, Mr Policeman

Настройки текста
Примечания:
Саундтрек к работе
Screaming at demons - Rockstar 🎶
      На город опустилась тьма. Всюду зажглись фонари, освещая путь спешащим жителям. Многие из них «ныряли» в распахнутые двери рок клуба, минуя неоновую вывеску. Громкий пьяный смех и тяжёлая музыка слились воедино, распаляя желание отрываться и сходить с ума. Кто-то уже изрядно напился, кто-то принял веселящие субстанции, чтобы отдохнуть от повседневной рутины. Но всех объединяло одно: народ ждал любимую панк-группу, приехавшую в тур издалека. Сами же участники группы расположились в гримёрной, куда доносилось скандирование названия группы и громкие визги. — Это отвал башки, — произносит синеволосая девушка со множеством пирсинга на лице. Смеясь, она качает уже пятую банку пива в руке. — Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что нас знают, — отвечает вокалистка группы: русоволосая девушка с зелёными глазами и вечной дерзкой улыбкой.       Остальные два участника лишь смеются на эти реплики, после чего все чокаются алкоголем. «Дениелс» приятно обжигает горло вокалистки, оставляя после себя лёгкое медовое послевкусие. У девушки немного кружится голова и она улыбается, покачивая стройной ногой. До выхода остаётся всего двадцать минут. Через пятнадцать зал взорвется воплями в ожидании четверых панков, во главе которых находится дерзкая фанатка Сида Вишеса. Поправив черную косуху, веселая девушка выходит на сцену первой. Публика кричит: «Хелена!» во всю глотку, и зелёные глаза, смотрящие в зал, загораются таинственным огоньком. В них уже начали плясать черти. За ней выходит басистка с прической Джинкс из «Лиги Легенд» и двое татуированных парней: барабанщик и соло гитарист. — Добрый вечер, зал! — кричит вокалистка в микрофон, поднимая руку в приветствии. Публика взрывается ответными воплями, показывая «козу» пальцами. — Мы начнем с разогрева. Я хочу исполнить кавер на группу The Exploited, — обращается девушка к залу, улыбаясь. Секунда, и вот уже зал заполняет хардкорное вступление из песни знаменитых The Exploited — Liar. Под бешеные крики Хелена кричит в микрофон и трясет головой. Русые волосы, остриженные под каре, разлетаются прядями в воздухе. Атмосфера становится чертовски бешеной и девушка начинает сходить с ума, прыгая по сцене и выкрикивая слова наизусть. Майка с изображением Сида Вишеса мокнет от пота, а глаза мечут безумные искры. Группа перешла на свои песни в жанре хардкор-панк. Зал трясет головами, не жалея шей, девушки громко верещат, а музыканты слетают с катушек, разгоняя алкоголь в крови. На сцену прилетает банка с пивом, которую ловит вокалистка. Девушка останавливается и открывает ее, брызгая пеной со сцены на публику в первых рядах. Она поливает свою майку, а затем людей в зале, после чего бросает банку в разогретую толпу. Джинкс, она же Джулия, громко смеётся, и Хелена подхватывает ее смех. Выступление проходит прекрасно. Хелена даже не подозревала, что корейцы любят так отрываться с их менталитетом. Девушка изрядно вспотела и устала, пока прыгала по сцене, гоняя по крови адреналин, дофамин и алкоголь. — Может поедем куда-нибудь, отметим первый концерт в Сеуле? — задорно спрашивает басистка, когда все четверо вваливаются в гримёрку. — Вы как хотите, а я в номер и спать, — отвечает Хелена, вытягивая ладонь перед собой. — Тебя довезти? — участливо интересуется барабанщик. — Нет, я сама. Спасибо, — отвечает вокалистка, с улыбкой глядя на высокого симпатичного парня. — Ну смотри. Позвони, как доберешься, — попросила Джулия. — Договор, — Хелена улыбается, протягивая руку. Джинкс пожимает ее. Волосы тронул прохладный ветер. Не застегивая косуху, девушка двинулась влево от клуба, чтобы отойти чуть в сторону, когда услышала голос. — Хелена, стойте! — это был корейский парень среднего роста и довольно милой наружности. Его английский акцент прозвучал забавно и девушка по-доброму усмехнулась, остановившись. — Можно… Можно с вами сфотографироваться? — выдал молодой человек наконец. — Почему нет? — зеленоглазая улыбнулась, следя за тем, как поклонник достает свой айфон. — Я не догнал остальных ребят ваших, — с сожалением сказал азиат. — Но я ваш фанат! Вы очень крутые! Я просто не люблю поп-музыку, а тут вы с концертом. Это было великолепно! — вещает кореец без остановки, а Хелена слушает, улыбаясь. — Большое спасибо… — тянет девушка, вопросительно глядя на фаната. — Ли Минхо, — подсказывает брюнет. — Ли Минхо, — повторяет Хелена.       Парень настаивает фронтальную камеру. Звук объектива и улыбки обоих, ещё один кадр, и ещё один… И на последнем кадре девушка видит позади себя разъяренное лицо какой-то незнакомки, взявшейся словно бы ниоткуда. — Ты! Вы! — задыхаясь, выдает кореянка. Хелена видит эту нахмуренную физиономию и руки, упершиеся в бока, и начинает догадываться. — Субин? Дорогая, я тут встретил вокалистку «Оторв»! — виновато и в то же время счастливо тараторит Минхо, бросая короткие умоляющие взгляды на кумира. — Я вижу, — отвечает его девушка недружелюбно. — Я знаю этих вокалисток рок групп! — Ты что-то хочешь мне сказать? — с вызовом спрашивает Хелена, сложив руки на уровне груди. — Я хочу сказать, чтобы ты шла подальше от моего парня и снимала мужиков где-то в своих наркоманских тусовках, — не сдавая позиций отрезает Субин. — Дорогая, что ты такое… — ахнув, начал было Минхо, но та не дала ему договорить и толкнула Хелену в грудь.       Недолго думая, рокерша бросилась на девушку, защищаясь. Однако та вцепилась ей в волосы и потянула их с силой, едва не вырвав с корнем. Зеленоглазая с силой оттолкнула хамку от себя, и та отлетела спиной к стене здания. — Если бы ты порвала мою кожанку, я бы тебя с этим асфальтом сравняла, — агрессивно сплюнув, сказала Хелена. — Радуйся, тебе повезло. А теперь вали отсюда нахрен! Вместо ответа Субин уставилась куда-то за спину рокерши. Обернувшись, Хелена невольно присвистнула: прямо к ним, выйдя из полицейской машины, направлялся высокий длинноволосый блондин в черной обтягивающей форме. Блики от света витрин играли на белой фарфоровой коже полицейского. Между тем кареглазый уже приблизился к юной дебоширке, глядя на ту сверху вниз. — Вечер добрый, — недобро произносит он. — Сержант Хван Хёнджин. — Очень приятно, сержант Хёнджин, — ухмыляясь, отвечает Хелена. Девушка машинально поправляет влажную майку в районе груди, тем временем не отрывая взор от карих глаз. Его взгляд оказался довольно дерзким. И таким опасным… Что внутри девушки что-то невольно зашевелилось при взгляде в них. — Вы задержаны за нарушение порядка. Ваши документы? — продолжает красавец грозным тоном. — А у меня их нет с собой, — с усмешкой отозвалась русая. — Меня и так все знают, — пожимает плечами, исследуя открытую часть шеи Хёнджина. — Оставьте свои понты для приезжих, — отозвался блондин, инстинктивно поправляя висящую на поясе черную кобуру. — Ах, да, вы же сама приезжая! — добавляет, усмехнувшись. — А вы расист, Хван Хёнджин? — Хелена усмехается, склонив голову. — Хватит болтовню разводить, — доносится от напавшей ревнивицы. — Вы будете забирать эту ненормальную в участок?!       Хелена лишь хищно усмехается в ответ, ожидая реакции статного широкоплечего и нереально красивого полицейского. Девушка складывает руки на уровне груди и не сводит взгляд со светлых нахмуренных бровей. — Обязательно, — Хёнджин кивает. — Так значит, вы оборонялись? — спрашивает он «потерпевшую», на что рокерша начинает хохотать. Удивленный сержант смотрит на нее, скорчившуюся пополам от хохота, как на сумасшедшую в крайней стадии психоза. — Потерпевшую, — повторяет Хелена, задыхаясь воздухом из-за смеха. До ушей доносится хлопок дверцы и вот уже к ним приближается ещё один худой парень с отросшими волосами какого-то персикового цвета. Его лицо тоже смазливое, но глаза немного темнее. — Феликс, веди нашу бунтарку в машину. Будем ехать в участок, — скомандовал Хёнджин. — А вы едете? Будете писать заявление за нападение? Хелена на сей раз заржала, как лошадь. — Вы обкуренная? — поинтересовался тот, кого назвали Феликсом. — Ха-ха, — не унимается рокерша. — Кстати, корм для моего кота тоже называется Феликс. — Девушка, вы напрашиваетесь на арест, — предупредил персиковый. — Она уже напросилась, — ответил Хёнджин. Он получил отказ ехать в отделение, так как бедному Минхо удалось уговорить свою стерву успокоиться. — Мой тебе совет: найди себе нормальную девушку, бедолага, — напоследок сказала Хелена и махнула испуганому корейцу рукой. Тот ничего не ответил и девушка села в машину. — Черт знает что, — выругалась она, сложив руки в привычном недовольном жесте. Хёнджин сел рядом, а Феликс за руль. Служебная тачка завелась. — А ты всегда себя так ведёшь в чужих странах? — поинтересовался Хван, покосившись на зеленоглазую. — А у вас всегда отсутствует субординация, господин Хван? — в тон ему ответила Хелена, явно издеваясь. — Не советую огрызаться. В камерах уже похолодало, — Хёнджин усмехнулся, чувствуя раздражение при виде этой особы. — Приходилось ночевать? — с издёвкой спросила девушка, шмыгнув носом. — А ты вообще бесстрашная? — уточнил блондин, теперь уже глядя на бунтарку с неким интересом. Ему редко доводится беседовать с дерзкими девушками, в основном кореянки очень вежливые и постоянно кланяются. Но эта взялась неизвестно откуда, ещё и ведёт себя по хамски возмутительно. Ничего, она у него спустится с небес на землю. Так с Хван Хёнджином никому говорить не позволено. Вот заночует в свободной камере… Тем временем они приехали. Ответ на свой вопрос Хван так и не получил, хотя давно признал его риторическим, по правде говоря. Хелена вышла из машины с оскорбленным видом и нарочно громко захлопнула дверцу. — За мной, — приказным тоном сказал Хёнджин. Усмехнувшись ярко-красными губами, девушка последовала за парнем, но оставалась чуть позади, дабы полюбоваться его видом сзади. То, что он занимается спортом и имеет пресс — это сто процентов. На такое глаз наметан. А ещё у него есть характер. Девушке захотелось содрать с него черную рубашку и посмотреть на кубики, явно скрытые под ней. Она поравнялись с сержантом, а затем вошла второй за Феликсом в отделение. Яркий свет неожиданно ослепил глаза. Всюду царит чистота, на столах аккуратно сложены стопки бумаг рядом с дорогими компьютерами. Где-то звонит служебный телефон. Хелена усмехается снова. Работа кипит. По входу в кабинет Хёнджин усаживается на стул и молча кивает девушке на стул напротив. Она также дерзко садится и откидывается на чёрную жестковатую спинку. Блондин опирается подбородком об руку. Рокерша замечает на его запястье, там где задралась рубашка, дорогие часы. — Ну? С какого перепугу напала на потерпевшую? — спросил Хван, выгнув бровь. — С таких, что она не следит за языком. Бедный ее молодой человек, — Хелена качает головой. — А это повод бросаться с кулаками? — насмешливо интересуется красавец. Девушка смотрит на белую тонкую прядь его волос, что небрежно выбилась из прически и сейчас лежит на щеке. Их прерывает ещё один коп. Получив одобрение войти после стука, в дверях появляется высокий накачанный брюнет с черными глазами. Хелена замечает в его руке стаканчик. — Кофе Феликс передал, — говорит тот Хёнджину. — А мне? — с наигранной обидой в голосе интересуется русая. — Не положено, — едва ли не рычит Хван, которого она уже достала. Однако незнакомец, заметив Хелену, неожиданно заулыбался. — Вы та самая Хелена? Оторва? Группа девушки называется «Оторвы», поэтому каждый из них себя так зовёт. — Ну да, я, — самодовольно усмехается зеленоглазая. — Я просто обожаю ваши песни! У вас сегодня был концерт неподалеку? Я не смог из-за дежурства… Но я бы обязательно пришел! Хёнджин выглядел так, будто проглотил что-то горькое, а Хелена подарила ему короткую ядовитую усмешку, после чего сладко улыбнулась незнакомому фанату. — Концерт на бис не обещаю, но могу дать автограф, — говорит приторным голоском, не сводя глаз с реакции Хвана. Тот сжимал и разжимал кулак под столом, а сам сидел все так же подперев щеку и наигранно улыбался то сослуживцу, то рок звезде. — О, прошу вас! — парень тут же выхватил лист из папки Хёнджина, что позабавило Хелену. Девушка стала подписывать автограф некоему Банчану, который выглядел так, словно выиграл миллион долларов. — Вот, держи, — дружелюбно сказала Хелена, протягивая лист. — А можно фото? — спросил брюнет. — Фото только в профиль и анфас с табличкой, — вставил блондин свои пять копеек. — Кстати… А как вы здесь оказались? — словно бы опомнился Банчан. Хелена откинулась на стуле, вытянув ноги вперёд. — Ну, во-первых, можно на «ты». Плевала я на субординацию, да, Хёнджин? — девушка метнула на сержанта озорной взгляд, а затем продолжила. — А во-вторых: я сюда попала за хулиганку. Я просто дала понять одной невоспитанный особе, где ее место, — девушка пожала плечами, мол, что такого. — Ну так наверное заслужила, — выпалил Банчан, и наконец Хёнджин взорвался. — Иди работай! — гаркнул он, подорвавшись со стула. — И здесь вам не кабак и не клуб! Задержанная на допросе! — Оу… Ладно, я пойду. Извините, — Банчан обратился к Хелене. Та молча кивнула, и парень незаметно для Хвана подмигнул ей, прежде чем скрыться. — Раз уж я на допросе, — начала зеленоглазая, проследив за тем, как брюнет исчезает за дверью, и вновь поворачиваясь к блондину, — не пора ли приступить к пристрастию? — Чего? — Хван на мгновение растерялся, что позабавило девушку. — Так, я тебя не спрашивал сейчас, ясно? Говорю здесь я! — нарочито строго промолвил он, садясь обратно. — Итак, из-за чего вспыхнула драка? — А была драка? — Хелена приподняла брови. — Ничего такого не было. Она просто сначала назвала меня шлюхой, а затем вцепилась мне в волосы. Что я должна была делать? Целоваться с ней? — поинтересовалась она ядовито, после чего облизала губы, слегка прикусив при этом нижнюю. Хёнджин задался про себя вопросом, целовалась ли когда-нибудь эта особа с девушками, но промолчал. Это не имеет отношения к делу, но кажется, имеет отношение к телу. Вернее, к его реакциям на фантазию. — Очевидцы утверждают обратное, — прохрипел тот, ерзая на стуле. — Очевидцы? Какие? — Хелена прыснула, не удержавшись. — Это конфиденциальная информация. Их имена не разглашаются. — Ах, значит, это тот бедный Минхо выгораживает свою драгоценную… Ну что ж, мне плевать, — девушка неожиданно для сержанта пододвинулась, скрипя ножками стула о пол, и выставила свои руки вперёд запястьями кверху. — Наручники, — прозвучал ответ на немой вопрос блондина. — Вы ведь хотели меня наказать, да, господин Хван? Я вела себя очень плохо… — Я передумал, — грозно ответил блондин, чуть оскалившись. — Катись с глаз моих долой. — Но как же? Я ведь нарушила закон, — Хелена округлила зеленые глаза и захлопала ресницами. — Свободна, — прорычал парень. — Что за полиция пошла сейчас? — возмущённо интересуется Хелена, подымаясь со стула. — Привезли среди ночи в участок просто так, теперь на улицу выгоняете. А я рассчитывала остаться в камере. У меня мокрая майка, — с притворной жалостью сообщила девушка. Хёнджин не успел ничего ответить. Он лишь наблюдал, как Хелена быстро скидывает кожанку, оставшись в белой майке, сквозь которую действительно просвечивается темными пятнами часть лифчика из-за мокрой ткани, прямо на груди, по бокам от портрета неизвестного ему человека. Тип из майки ухмылялся, приподняв бровь, в точности как делает хозяйка вещи. На шее сержант заметил маленький замочек, болтающийся на цепочке, а затем его взгляд переместился на ключицы. Хелена тем временем не успокоилась и принялась снимать майку, оставаясь в одном бюстгальтере. — Ты что творишь?! — воскликнул блондин, благодаря богов, что у него в кабинете нет камер. Иначе сейчас бы весь отдел наблюдал эту почти обнаженную ненормальную! — А что? — невинно поинтересовалась девушка, отбрасывая предмет одежды в сторону. — Блять! — Хёнджин быстро подбежал к шкафу, а затем вытащил оттуда сменную белую рубашку и метнулся к девушке, чтобы накрыть ее тело. Парень тихо закрыл дверь на нижний замок, чтобы никто не ворвался. — Я в нетрезвом состоянии, — сообщила девушка, улыбаясь. — И я требую ареста за плохое поведение, — Хелена поправила на себе рубашку, которую так и не застегнула, чем бесила Хёнджина. В мгновение ока девушка оказалась прижатой спиной к стене. — Чего ты добиваешься, хулиганка? Статьи? — дыхание с запахом ментола вмиг обожгло ухо девушки. Хван навис слишком близко, изучая ее лицо и тени пляшущих чертей в зелёных глазах. Он тяжело дышал. Вместо ответа девушка провела рукой по мужскому бедру, обтянутому черными брюками, не отрывая прямого взгляда от потемневших карих глаз. Наткнувшись пальцами на выпуклость, девушка провела кончиками ногтей по этому месту, продолжая смотреть снизу вверх на сержанта. — Какой большой… — проговорила она, поглаживая кобуру от пистолета. — Покажешь? — Больная, — прошипел блондин, перехватывая ее руку. — Не удивил, — разочаровала его вокалистка, усмехаясь. — Хочешь, чтобы я тебя удивил, значит? — угрожающе прошипел Хван, прижимаясь вплотную к девушке. Она лишь многозначительно поиграла бровями перед тем, как ощутила чужие холодные губы на своих. Надо сказать, что эти красивые пухлые губы весьма умелы в своих действиях, как и язык, нагло проникший в ее рот. Он впивался в ее губы, до боли прикусывая нижнюю, а она зашипела от боли и тянущего ощущения в нижней области живота. — Так вот ты какой, плохой полицейский, — прошептала она, едва им обоим перестало хватать воздуха. В кабинете стало жарко. — Заткнись. Я не разрешал тебе говорить, — Хёнджин оскалился, и не став более медлить, принялся за шею. Он стал зубами оттягивать нежную кожу, а Хелена едва сдерживалась, запрокинув голову. Блуждания рук были настойчивыми и кое-где причиняющими боль, но ей это до одурения нравится. Стиснув зубы, чтобы не застонать, девушка стала расстёгивать ремень. Она справилась довольно быстро, в то время как Хван сжимал руками обе груди девушки. Соски набухли от желания и было больновато, но парень не собирался останавливаться. Не церемонясь, он за руку потащил Хелену к столу, а затем усадил ее на прохладную поверхность, продолжая исследовать ее тело, на этот раз подключив губы и язык. Девушка выгнулась навстречу, раздвинув ноги шире, а сама приспустила расстёгнутые ранее брюки и осторожно запустила в них руку, нащупывая бугор. Услыхав тихое шипение, девушка поняла, что все делает верно, и стала более настойчивой. — Ах, черт, — тихо прошипел Хван, едва Хелена ускорила движение рукой. Он уткнулся лицом в ее плечо, параллельно расстёгивая бюстгальтер. Хелена наблюдала за тем, как раскрасневшийся и тяжело дышащий Хёнджин быстро открывает шухляды в столе и перерывает все, что там лежит. Наконец он нашел то, что искал. Зубами разорвав упаковку, парень протянул защиту девушке. Та, усмехнувшись, умело натянула ее на возбуждённое достоинство, которое уже давно представляла в себе. Хван быстро стянул с девушки обтягивающие джинсы. Хелена на секунду задумалась, а затем взяла со стола наручники и протянула сержанту. Без лишних слов тот надел их на тонкие красивые запястья, скрутив руки за спиной, а затем упал на стул и взялся руками за талию девушки, чтобы усадить ее на колени. Убирая мешающую русую прядь, Хёнджин прикусил мочку уха девушки. — Хватит издеваться уже, не то я закричу, — хрипло сказала Хелена. — Я тебе закричу, — угрожающе протянул Хёнджин. — Ты будешь делать только то, что я скажу, — последнее, что она услышала перед тем, как почувствовать резкое проникновение. Стало немного больно и девушка зашипела, сцепив зубы. Хёнджин вошёл, отодвинув тонкую ткань нижнего белья, и стал медленно вбиваться в податливую плоть певицы. Он держал ее за обнаженную грудь, а Хелена двигалась навстречу, подавляя рвущиеся наружу всхлипы и стоны. Было очень сложно сдерживаться, поэтому девушка то и дело впивалась настойчивыми поцелуями в, казалось, самые красивые губы планеты. Наручники слегка натирали кожу, блокируя движения, и ей нравилось находиться в его власти. Лёгкий запах перегара не мешал Хвану наслаждаться проникновением и ощущением гладкой девичьей кожи, а также упругой задницы и красивой груди. Ускоряя движения, блондин слегка потянул девушку за волосы и та снова зашипела. На ее глазах выступили маленькие слезинки, а внутри будто что-то взорвалось. Вулкан из ощущений и искры перед глазами. Спустя минуту стало слышно лишь два горячих дыхания. В рубашке стало невыносимо жарко. Хван приподнял пальцами ее подбородок и настойчиво поцеловал в раненные укусами губы, а затем освободил руки. Хелена потерла запястья, не прекращая улыбаться. Девушка оделась довольно быстро, как и Хван. — Что ж, ты смог меня удивить, — призналась девушка, ищущая свою майку. — Забирай рубашку. Накинешь куртку, — отозвался Хёнджин, наблюдая за Хеленой и стараясь восстановить дыхание. — Правда? Спасибо, — искренне отозвалась девушка, забыв о дерзости. — Не за что. Мы все равно ещё увидимся? — скорее вопросительно молвил Хван, не сводя взгляда с лица певицы. — Знаешь, я не хочу в тюрьму, — подшутила девушка, накидывая косуху на мужскую рубашку, пахнущую дорогим парфюмом с ароматом крепкого виски. — Если ты улетишь из Кореи, я найду тебя и посажу, обещаю, — ответил блондин, приближаясь к девушке. — Мне придется послушаться, — с деланным расстройством в голосе сказала русая, заглядывая в карие глаза. — Дай мне знать, в каком ты номере остановилась. — Ты можешь отвезти меня и сам узнаешь, — усмехнулась девушка в привычной манере. Оба покинули участок, напустив на себя самый серьезный вид. Банчан снова рассыпался в комплиментах и пожелал Хелене больше не попадать в участок, разве что только навещать его, на что девушка заливисто рассмеялась. Феликс пожелал удачи и тоже приветливо улыбнулся, радуясь, что дело закрыли и не нужно работать среди ночи. Войдя в номер уже в одиночестве, Хелена приняла душ и упала на огромную кровать, взяв в руки телефон. Хренова туча пропущенных от Джулии Джинкс и ребят. Девушка решила быстро отписаться в Инстаграм, что с ней все в порядке и что она просто вырубилось, когда ее взгляд наткнулся на отметку профиля. Минхо выложил фотки с Хеленой и написал под постом «Был очень рад увидеть Хелену Вишес. Прости за тот неудобный случай и надеюсь, что все обошлось. Приезжайте к нам ещё и добро пожаловать в Сеул!» Дальше куча сердечек. Поставив лайк на публикацию, Хелена решила написать в директ парня. «Привет. Забей, все хорошо. Я не злюсь. А ты подумай над моими словами», — добавила последнюю фразу девушка, с недовольством представляя, что ещё кто-то может попасть под арест в смену Хёнджина. Над панелью высветилась иконка из-за нового сообщения. Хван Хёнджин: «Ложись уже спать. Утром заеду?»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты