Allegro

Фемслэш
PG-13
Закончен
224
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
У Эмити на телефоне миллион пропущенных от родителей.

Её это не волнует.
Посвящение:
Я забыл твой ник но то ау про музыкальную школу и фокси за то что подсказала мне кое-че
Примечания автора:
Так крч случился казус: я читал один фик тут, остановился посреди главы И ПОШЁЛ ПИСАТЬ ЭТО если это каким то образом оказалось похоже на тот фик я дичайше извиняюсь я не дочитал и дочитаю только когда выложу это
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
224 Нравится 12 Отзывы 23 В сборник Скачать

Vivo.

Настройки текста
Примечания:
За ошибки в пб заранее спасибо
Эмити знает, что поступает неправильно. Знает, какие будут последствия. Знает, что обещала родителям послушание взамен на позволение хотя бы одеваться так, как нравится. Луз творит с ней ужасные вещи. Эмити нравится музыка. Эмити нравятся концерты, выступления, ей нравится пробегаться длинными пальцами по клавишам рояля (концертного, одного из трёх таких в консерватории, он заигрывающе блестит новенькими струнами из-под приподнятой крышки и звучит безумно чисто, а ещё отполирован до блеска; идеальный инструмент для идеальных выступлений). Вот только Эмити нравится даже не эта идеальность: ей нравится, как пряди волос выскальзывают из хвостика, как потеют ладони и как краснеет лицо, потому что темп многих её любимых произведений чертовски быстрый, живой (на краю листов партитур написано «аллегро», и Блайт хочет выбить эти слова где-нибудь на рёбрах; просто потому что ей так нравится), и она так живо то склоняется над инструментом, то резко выпрямляет спину, скачет из одной тональности в другую, скользя ладонями над клавишами невесомо. Эмити нравится музыка, она даже создаёт пару сочинений, но никому их не показывает: засмеют же. (Луз она их, вообще-то, покажет однажды, и та посмотрит на неё тогда восхищённым взглядом, заставит подняться к щекам румянец, и скажет, что это было очень красиво.) Родители Эмити не поощряют такое, само собой. Она почему-то вспоминает биографию Баха, которому брат запрещал переписывать чужие произведения. Ей тоже так запрещали раньше, у неё под подушкой тетрадь с её любимыми произведениями, — теми самыми, живыми, — и эту тетрадь однажды чуть не сожгли, пока Эмити не пообещала самостоятельно от неё избавиться. В общем-то, понятно, что она стала просто прятать её получше. Родители всё ещё косо поглядывали, но молчали. Хоть что-то хорошее. Ещё они «поглядывали» на некоторые её концерты. Приходили, обменивались лицемерными любезностями с преподавателями, надевали фальшивые улыбки, а на Эмити смотрели взглядом холодным, колющим почти — та часто попросту пряталась в одном из классов до самого концерта под предлогом «репетирую». Ей верили. Такой же концерт был и в тот роковой вечер.

*

Они с Луз почти не пересекались. Да, были какие-то совместные предметы, но Эмити было плевать на какую-то гитаристку-второгодницу, которая ещё и оказалась чересчур дружелюбной. Луз Эмити точно не нравилась. Однако, тем вечером каким-то образом Луз оказалась рядом. Вот так вот просто: рядом. В кабинете (том самом, где она пряталась) была. Эмити сначала хотела уйти: обычно она занимала этот кабинет, но сейчас там сидела Луз с гитарой на коленях и что-то просматривала в телефоне вместо того, чтобы повторять программу. А потом, когда пришла Эмити, едва не уронила инструмент, когда резко встала, чтоб отговорить Блайт от ухода. Эмити кажется, что Луз её насквозь видит, когда та заявляет, что её волнение чувствуется почти физически. Эмити остаётся в кабинете. Они разделяют недолгий разговор: он о музыке, концерте и усталости от учёбы, — а затем Луз ставит гитару в углу комнаты, садится на один из стульев у стола, и Эмити тут же падает рядом. «Ты можешь положить голову мне на плечо, если хочешь», — говорит Носеда, и Блайт хочется запищать, но вместо этого она молча склоняет голову к плечу не-подруги, взглядом устремляясь в телефон в забавном чехле. У Луз ужасное чувство юмора. Именно такой делает вывод Эмити за полчаса просмотра ленты твиттера Носеды, в котором она лайкает почти всё. Ещё Эмити отмечает, что у Луз в ленте чересчур много негетеросексуальных шуток. На этом она может только улыбнуться. Стикер на кейсе гитары с логотипом нейбов начинает иметь смысл.

*

Концерт проходит с успехом. Эмити отлично отыгрывает своё произведение, и остаётся ещё два или три номера до конца представления, а затем она должна будет поехать с родителями в какой-то там ресторан, где друзья родителей будут обсуждать её и её учёбу в консерватории. Где родители будут сопровождать бесчувственным взглядом и говорить о том, что ей просто повезло с тем, как милостиво они согласились на музыкальную консерваторию вместо экономического факультета в одном из лучших университетов страны. Эмити этот сценарий уже наизусть выучила. Привыкла. От мыслей отвлекает движение в дверях концертного зала. Эмити с трудом вырывает себя из мыслей и бросает взгляд на студентку, которая почти сбиваясь только ускоряет темп произведения, и её преподаватель шипит что-то из зала о том, что надо уже делать диминуэндо. Её взгляд скользит к двери, в которой стоит Луз. Та, поймав на себе взгляд, поворачивает голову и улыбается, а затем достаёт из кармана мешковатых джинс телефон и что-то печатает. Эмити чувствует вибрацию собственного телефона в кармане и незаметно вытаскивает его, проверяя. Unknown: позволь мне украсть тебя? Блайт поднимает взгляд на Луз, и та смотрит на неё с такой надеждой, сложив ладони в молящем жесте, что Эмити устоять не может перед перспективой отсидеть концерт в другом крыле консерватории. В пустом кабинете, тупыми твиттерскими шутками, с гудящей головой и такой тёплой Луз. Эмити быстро отпрашивается у матери, сморозив какую-то максимально глупую отмазку, и выскальзывает из зала, роняя по дороге ещё пару извинений для тех, кому мешает смотреть концерт своим передвижением. — И что это было? — Спрашивает зеленоволосая, когда выходит в коридор к смеющейся Носеде. — Признайся, тебе тоже не сдалось сидеть там и слушать всё это, — Луз толкает девушку локтем в бок и уходит немного вперёд. — Подумала, тебе нужна компания, чтоб сбежать. — Ты ужасна, — закатывает глаза Эмити, но доминиканку догоняет. — Я знаю, — улыбается довольно та. До кабинета они доходят в тишине (хотя тишиной это назвать трудно, когда Луз напевает себе под нос «жёлтую субмарину», а Эмити только и остаётся, что качать головой и улыбаться в сторону). — Что ты делаешь? — Спрашивает Блайт, сидя на стуле в кабинете, словно на каком-то коне и сложив руки на его спинке. Луз бережно уложила гитару в кейс, а затем накинула на плечи куртку. — Собираюсь уходить, что ж ещё, — усмехается Носеда. — Прямо сейчас? — Выгибает бровь Эмити, опуская голову так, чтоб упереться подбородком на свои руки. — А когда ещё? Ждать конца концерта не вариант, там всё равно моих нет, — пожимает плечами Луз, имея ввиду родителей. — Пойду гулять. — Там темно, — поджимает губы Эмити, переводя на момент взгляд к окну. — Ты уверена? — Можешь составить мне компанию, если так волнуешься за меня, — Луз бросает взгляд на почти засыпающую Эмити и подходит к ней. — Но я бы посоветовала тебе пойти домой. Выглядишь уставше. Тебе бы поспать. — В зале мои родители, — произносит Эмити, тихо ненавидя то, как ей приходится задирать голову, чтоб взглянуть на Луз. Со стула вставать ужасно не хотелось. — А, да, видела, — Носеда неловко потирает шею. — Тогда я пошла, наверное? Луз делает пару шагов в сторону выхода, а затем оборачивается в двери и внимательно оглядывает кабинет, пока взгляд не приземляется на Блайт, что едва не засыпала на месте. — Может, всё же хочешь проветриться? — Спрашивает неуверенно Носеда. — Знаешь, что? — Эмити резко поднимается со стула и хватает куртку с вешалки. — На хрен родителей. Я пойду с тобой. — Она застегивает куртку и закидывает за плечо рюкзак, придерживая шлефку одной рукой. — Тогда погнали, пока концерт ещё не закончился, — Луз радостно улыбается.

*

У Эмити на телефоне миллион пропущенных от родителей. Её это не волнует. Она дремлет на плече Луз на одной из крыш их затхлого городка, и её не волнует холодный ветер, начинающее затекать тело и что там будет утром. Луз сочиняет стихи и печатает их в телефонные заметки, а Эмити видит их лишь краем глаза, потому что уже тянет в сон, а она никак не поддаётся. — Точно не хочешь спать? — Несколько раз спрашивает Луз, и Эмити потягивается, хрустя, кажется, всеми костями, и отвечает простое «нет». Луз хмыкает и даёт Блайт дальше наслаждаться их близостью. Эмити гадает, почему раньше не позволяла себе общаться с Луз. За один вечер она уже довериться ей готова была больше, чем кому-либо ещё в своей жизни. Луз учит то, что уставшая Эмити = мягкая Эмити. Она улыбается слабо на абсолютно всё, говорит совсем тихо, не острит и тянется к ней постоянно. (Они гуляют по городу держась за руки, и ни одна из них не знает, какого черта это значит.) Эмити выключает телефон, когда он в очередной раз даёт знать о новом входящем. Луз удивлённо смотрит на неё, а затем приобнимает одной рукой за плечи, сразу же запуская пальцы в мятные волосы девушки. Эмити вздыхает, закрывая глаза. Усталость точно возьмёт верх, если она прямо сейчас с этим что-то не сделает. — Эми, не засыпай, солнце, — шепчет Луз, перебирая пряди волос девушки, на что та хочет усмехнуться и сказать что-то вроде «тогда прекрати усыплять меня своими движениями», но вместо этого молчит. — Моя общага недалеко отсюда. Если хочешь, можешь остаться у меня. Как тебе идея, солнце? — Если ты ещё раз назовёшь меня солнцем, я не выдержу и соглашусь, — бормочет Блайт, заставляя Луз улыбнуться уголком губ. — Тогда вставай, — Носеда аккуратно выпутывапт пальцы из чужих волос. — Пойдём домой. — Ты не назвала меня так, как надо, — Эмити сонливо ткнется в шею Луз, несмотря на то, что ты пыталась отстраниться. — Хорошо-хорошо, cariño, — сдаётся со смешком доминиканка. — Давай так, мы сейчас идём ко мне, а потом можем обниматься сколько влезет, договорились? Эмити в ответ мычит что-то непонятное, но всё же встаёт, и Луз следует её примеру, с одной только поправкой: она тут же берёт Эмити за руку, и они идут спускаться с крыши.

*

В комнате Луз царит беспорядок, который точно ей подходит. Эмити не жалуется: ей даже нравится. У Носеды по стенам плакаты расклеены, а единственная незабитая нотными листами, конспектами и порванными струнами выглядит чересчур чисто, и на взгляд вопросительный от Блайт Луз говорит, что эта часть комнаты принадлежит Виллоу, её соседке, которая в этот вечер уехала к родителям на выходные. Луз заставляет Эмити переодеться в домашнюю футболку и шорты, потому что «спать в рубашке и брюках я тебе точно не позволю». Блайт соглашается, а затем происходит нечто, что Эмити никогда бы не смогла представить в своей жизни раньше. Они сидят на кухне общаги и смеются. Эмити запрыгивает на кухонный островок и сидит там, попивая слишком сладкое какао, приготовленное Луз, в то время как последняя как истинный шеф-повар варила лапшу. Да, Эмити бы в жизни не подумала, что однажды будет сидеть в чужой общажной кухне и смеяться с дурацких шуток и испанских ругательств на убегающую воду, а ещё будет неловко переглядываться с Луз, когда какой-то студент придёт заварить себе кофе, а обнаружит двух придурочных, смеющихся без особой причины в почти три утра. Блайт думает, что если её выгонят из дома после этого вечера, она точно напишет заявление, чтоб её заселили в общежитие. С Луз она здесь точно не пропадёт. — Солнце, отвлекись от своих мыслей, — Луз щёлкает пальцами прямо у носа зеленоволосой. Та встряхивает головой. — Поешь, — Луз протягивает ей одну тарелку лапши, а вторую утягивает с собой, когда идёт сесть на стул, как более-менее адекватный человек. Эмити тихо ест, поглядывая на Луз из-подтишка. Луз такая дурацкая. Луз настоящая. Луз… Милая? — Эй, cariño, ты покраснела, — Носеда пересекается с ней глазами. — Всё хорошо? — Всё замечательно, — кивает Эмити, поставив тарелку куда-то в сторону от себя. — Можно я скажу кое-что глупое? Блайт сжимает края несчастного островка, скрещивает лодыжки и не поднимает словно бы виноватого взгляда на Луз. Носеда пару секунд сидит на месте, а затем встаёт и подходит к Эмити, становясь у той между ног, и ставит тарелку туда же, куда свою поставила зеленоволосая минуту назад. — Ты можешь сказать, — тихо отвечает Луз. Заметив напряжённость Эмити, она аккуратно скользит ладонями по талии девушки, обнимая её. — Ты не против? — Нет, — на выдохе отвечает она. — По поводу этой штуки, я… — Эмити поворачивает голову в сторону. — Я редко чувствую себя настолько живой. Как сейчас. Сегодня. Вот. — Могу на этом только пригласить переехать в общагу, тут довольно весело, — пожимает плечами Луз, неловко улыбаясь. — Но не со мной, у меня уже есть соседка. — Я не про это, — хрипит Эмити смущённо. Луз поднимает взгляд на неё. — Я знаю. Блайт не знает, в самом деле, что ещё сказать. Только обнимает за шею, прижимая ближе-ближе-ближе к себе девушку, и та буквально чувствует, как быстро бьётся сердце в груди зеленоволосой. Луз опешивает, но тут же утыкается носом в плечо Эмити. — У тебя так сильно бьётся сердце, — говорит совсем тихо, даже не шёпотом. — Ты точно в порядке? — Э-это из-за тебя, — отвечает Блайт дрожащим голосом. — Так же… Нормально, да? — У меня оно тоже так бьётся. Луз жмурится, улыбаясь в плечо девушки. Затем она на секунду поднимает лицо, чтоб взглянуть на нервничающую Эмити, и тянет её к себе поближе. — Нормально, — кивает слабо она. — Мы разберёмся, что это, ладно? Обязательно разберёмся. — Луз резко поднимает голову, посерьёзнев. — Ты же не собираешься сбежать с приходом утра, да? Эмити смеётся. Они обе не знают, что будет утром. Но они обязательно разберутся.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты