TV series: Laços de Família

Слэш
NC-17
В процессе
15
«Горячие работы» 0
автор
Размер:
планируется Миди, написана 61 страница, 7 частей
Описание:
Все проблемы, что возникали в кланах криминальной Кореи случались в основном потому, что Лукас был мелким жадным хапугой, с отбитыми мозгами и очень удачливой жопой, которую было просто невозможно подстрелить. Но как выяснилось, Хуан-хрен-попадёшь-Сьюйси был главной проблемой не только мафиози, но и простых граждан, например, таких как Тэён.
Посвящение:
Посвящается моей дорогой подруге, которая захотела увидеть их именно в этих ролях.
Примечания автора:
Комментарий беты:
Как и в предыдущей работе, этот текст было крайне сложно править, бл**ть.
И прежде чем вы приступите к чтению этого "говна", хочу сказать пару слов.
Во-первых, прочитали - понравилось - ставьте лайк. Пожалста~.
Во-вторых, в тексте вы встретите моменты, которые полностью взяты из некоторых фильмов/сериалов. Я не считаю это воровством,т.к. весь сюжет "Мафии"( это черновое название фика) был придуман ради этих моментов. Но если среди читателей уж попадутся принципиальные, то пускай считают это кроссоверами с теми фильмами/сериалами, которые они в них узнали (хоть кроссоверы нигде и не указаны).
На том откланиваюсь. Спасибо за внимание и всем приятного просмотра...Ой, то есть, приятного чтения, я хотела сказать.)))))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Серия 3:{«Бар «Гадкий койот»}.

Настройки текста
      Ренджуна трясло.       Его сильно трясло.       Даже его самые больные фантазии, вызванные не самыми легальными таблетками, не могли сравнится с тем, что происходило в данный момент. Ещё в начале дня он и не подозревал, что уже вечером он возьмёт в руки своё любимое оружие «Джеффри» (которое ему досталось от Джехёна, который Юно, первая его великая любовь, которую он застрелил из этого же пистолета, без какой либо причины, просто будучи собой, после чего он и подсел на эти ёбаные таблетки, без которых сейчас не представлял жизни), и наставит это любимое, во всех потаённых смыслах, оружие на собственных гостей. На гостей, которые изо дня в день пересылают на его счёт огромные суммы денег. Денег, благодаря которым Ренджун и продолжает своё безбедное существование.       Так вот, Ренджуна трясло. Ситуация в принципе была патовая. Его заведение, представляющее изначально произведение искусства, было сейчас в руинах. Два единственных уцелевших стула стояли в сторонке. Только купленные персидские ковры были залиты шампанским, столы и стулья разломаны, мягкие диванчики разодраны мечом ёбаного-переёбанного Накамото, бар и все дорогущие бутылки элитного алкоголя разбиты всё той же ёбаной-переёбаной бандой ёбаного-переёбанного Накамото. Единственных два уцелевших стула занимали глава Клана «Белого лотоса» – Ким Чонин и симпатичная нимфа, в розовом, словно подтаявший зефир, одеянии (мозг Ренджуна пошаливал из-за долгого воздержания). Между ними был полностью изничтожен дорогущий стол из красного дерева с пригваждённым к нему самурайским мечом, самого Хатори Ханзо*, Хуана-которого-явно-ебали-на-протяжении-всего-дня-Сьюйси. Каждый раз, когда Юта надавливал на свой потрясающий меч, бабочка, что была на его кончике, повизгивала и скулила как побитая жизнью псина (впрочем, Лукас ей и являлся). Ему было явно нестерпимо больно, слёзы текли из его припухших глаз, слюни из рта, кровь из раны… и всё это "счастье" оказалось на новых, ещё несколько минут назад чистых, персидских коврах.       Так вот - Ренджуна трясло.        Его неимоверно сильно трясло. Дуло пистолета было направлено в голову Накамото, который не обращал на это ровным счётом никакого внимания, стараясь изувечить Лукаса ещё сильнее.

Что же привело к этой ситуации?

***

      Лукас чистил, в который раз за те недели, что Читтапон занимался Тэёном, оружие. Сычен чистил картошку. Из-за двери в "комнату удовольствий", оборудованную Тэном, слышались визги, как будто кошку, которую тянут за хвост, тошнит. - Я не буду это надевать!- вопил Малыш-Тэ, в перерывах между глухими ударами, его собственным скулежом, странными звонкими шлепками и жалобными мычащими звуками. - Ну, вот! А ты боялся! Не так уж и страшно! - возвестил голос Читтапона после долгой и явно выматывающей, судя по его запыхавшемуся голосу, борьбы за власть над телом (и душой) Кошечки-Тэ. Дверь медленно открылась и в комнату вплыла, блять, та самая Ренджуновская нимфа в розовом, словно подтаявший зефир, одеянии. Лицо нимфы выражало вселенскую скорбь по гордости, покинувшей его теперь окончательно, плюнувшей в лицо (розовыми тенями с блёстками и алой, по словам Тэна, как у самых дорогих тайских шлюх, помадой), и захлопнувшей дверь. Перед самым его носом. Весьма прекрасным, на взгляд Лукаса, носом. На нимфе было легчайшее словно пёрышко платье в пол из великолепного китайского шёлка, нежного розового оттенка. Лукас с ног до головы осмотрел Тэёна, с явным проблёскивающим в глубине глаз вожделением, и выдал, на взгляд Вин-Вина, самую неподходящую к этому одухотворённому лицу фразу. - Почему платье такое длинное?- грубо и с явным наездом рявкнул Хуан-совсем-блять-охуел-Сьюйси. - Да, ты видел его ноги? - вопросил недоумевающе Читтапон. - Конечно! Потрясающие ноги. - Да, я не о том… У него лапища сорок шестого размера! Её больше ничем не прикрыть!- воскликнул Тэн, разворачиваясь на пятах к застывшему Тэёну, который пробубнил "вообще-то сорок первого", но на это, разумеется, никто не обратил внимания. - А ты! Чтобы ходил словно гейша – маленькими, грациозными шажками! Не дай Боже, кто-то увидит твои ноги! Весь план по пизде пустим! Тэён заменьжевался и выдал очередную потрясающую фразу: - Может, пойдем пожрём? - Да! - неожиданно согласился блядоватый, но не сегодня, тайский мальчик, - Надо чтобы ты заранее пожрал и не облевал господина Кая во время минета. - Во время минэта?- спросил сбледнувший с лица Тэён. - Я что должен буду ему… - О, да, малыш-Тэ. Если очень расстараешься, то получишь очень большие деньги, которых хватит оплатить и школу, и репетиторов, и университет, и все что твоя душенька в лице сынишки захочет. Ли подсознательно понимал, что тайский обмудок врёт, как срёт, но как уже говорилось - сына он любил больше своей гордости. Подхватив макбук и остатки гордости Тэёна, Лукас поплёлся на кухню, на место очередного шлюшьего урока от Читтапона. На радость Хуана, наблюдать за уроками Тэна было весьма забавно. В перерывах между поглощением… грациозным поглощением еды, тот пытался запихнуть прихваченное с собой дилдо в его горло, приговаривая про осторожность с зубами и крайне нежелательный рвотный рефлекс, который следовало подавить, как можно скорее. И желательно за одно сегодня. Увлечённый этим занимательным процессом, отвлекаясь на кормящего его с ложечки Вин-Вина (который уже заебал своей чрезмерной удушающей заботой), он заполнял бланки поставки клиентам как оружия, так и химикатов. Всё произошло внезапно и весьма неаппетитно. Рвотный рефлекс Ли, наконец, сработал. Его лицо раскраснелось, симпатичные глаза наполнились слезами. И в тот момент, когда он собирался уже выблевать, как и свой обед, так и дилдо, запихнутое слишком уж глубоко, на почту пришло письмо. Тэн вовремя убравший игрушку закрыл ладонью рот Малыша-Тэ и приказал глотать, приговаривая, что для карьеры этот навык весьма полезен. Хуан, не заметивший сообщения, клацнул пальцем по тачпаду и именно это невинное движение привело его к вечернему харакири в лучших традициях фильмов Тарантино*. Впрочем, до этого ещё как до Китая раком. В списке дел у Лукаса значилась встреча с Накамото, которому должна была прийти партия оружия. Насколько Хуан знал, тому сегодня весь день предстоит провести в доках, принимая товары от разных поставщиков. И если уж на то пошло, ему следовало поторопиться, ведь Юту выбесить было проще простого, а в заведёном состоянии он любил устраивать грандиозные перестрелки. Из-за одной такой пару лет назад Лукасу пришлось покинуть Пусан на добрых полгода. Сьюйси качнул головой, уворачиваясь от очередной ложки с едой, и, глянув на часы, подорвался с места. До встречи с Накамото оставалось сорок минут. Он поймал такси, доехал до порта и, заплатив дёрганому мужчине, что довёз его, направился к месту встречи. Напряжённая, неестественная тишина, царившая в обычно оживлённых складах, навевала мысли, что Юта уже успел перестрелять человек эдак тридцать. Лукас отворил дверь и застыл, глядя на весьма живописную картину: - Положи пистолет,- явно не в первый раз повторил Накамото. - Давай, парень - ты мне нравишься. Не хочу в тебя стрелять. Хуан бы сказал вслух, если бы не пробирался бочком по стенке, что собеседнику Юты ни в коем случае нельзя опускать ствол, потому как этому психопату не нравится никто. И он явно врёт. Но он благоразумно молчал, продолжая отступать за ряд машин, размышляя, что толкнёт товар сразу, как перестрелка завершится (конечно, для этого ей стоит начаться, но одно неверное движение и пули засвистят) выжившей стороне. Сам Лукас ставил на не убиваемого японского босса, которого не могли упокоить уже давно, хотя желал этого весть преступный мир Японии, часть Китая и половина Кореи. Но кто знает - может удача сегодня на стороне этого неизвестного парня? - Так, не стреляй, - предлагает незнакомец,- Я тоже не хочу. Отдай камешки и разойдёмся. - Давайте пропустим все эти разговоры и просто выстрелим одновременно? Кто в живых останется, того и товар? - предлагает другой парень. Дуло его пистолета тоже направлено на Накамото. - Чен, захлопнись, - шипит тот, что говорил до этого с Ютой. Этот самый суицидально настроенный Чен опускает голову и грустно косится на Сынмина, который лениво зевает. Оба его писталета направлены в голову, как подозревает Лукас, главаря банды Чена. - Слушай, Лэй, Чен ведь прав, ну, в смысле…,- новый участник событий, чья пушка направлена на Сынмина, замолкает под взбешённым взглядом, как оказалось, Лэя. - Слыш, очкарик, отдавай камни, - гаркает какой-то парень, на которого направлен всего один ствол и тот в руках подрагивающего всем телом Ноу. - Мне кажется, "очкарик" - это грубо, тем более, если вы хотите у меня что-то вежливо попросить, - тянет Чанбин и Лукас, уже из своего укрытия, закатывает глаза, наблюдая, как эта язва переводит ствол на этого бессмертного. - Ты где его вообще подцепил?- вопрошает Лэй, с интересом разглядывая Со, у которого Лукас только сейчас замечает чемоданчик в руках. - Подцепляют венерическое. Подбирайте, пожалуйста, выражения, - продолжает Чанбин, как всегда в своей исключительной манере. Лукас думает, что будет даже жаль, если его сейчас пристрелят. Он всегда ему нравился. - Босс, он мне нравится, босс! Давай заберём его себе, босс! - чуть ли не хнычет мальчишка не старше Сычена, заныканый за спину "Босса". Мальчишка тоже с пушкой и направлена она на все того же Накамото. - Тао, - как-то очень уж обречённо тянет Лэй и мальчишка сдувается. - Без обид парень, но эта язва наша, - говорит Хёнджин. В одной руке у него беретта, другую он подносит ко рту и длинно затягивается сигаретой. Лицо его выражает высшую степень похуизма. Впрочем, как и у всех остальных, включая Накамото. Он и его люди так часто попадали на подобные собрания с пушками, что это уже стало привычным рутинным делом. - Эй, Лукас, ты там так и будешь сидеть? Думаешь, мы тебя не заметили?- довольно громко спрашивает глава японцев. Хуан дёргается всем телом и недовольно выдыхая, выглядывает из-за машины. - Слушай, Господин Юта, дорогой, я не хочу ввязываться в это дерьмо. - Если ты сейчас же не достанешь пушку, то можешь ближайший год в Пусан не возвращаться, - весомо бросает тот, намекающе доставая второе оружие. Все, включая неизвестную банду, следуют его примеру, и вот уже становится довольно сложно отследить, кто в кого целится – все целятся во всех. Кроме Со, у которого в одной руке чемоданчик с камнями, из-за которых вся эта разборка и началась. Сьюйси неуверенно выходит из своего укрытия и подходит к этому огнестрельному хороводу ближе, размышляя на кого бы наставить пушку. Раз, два, семь… Семь стволов направленных на Юту. Кажется, вся криминальная Корея сейчас сбежится сюда занимать очередь. Лукас неуверенно поднимает ствол и наставляет на того малолетку, что прячется за спиной Лэя, и на которого единственного здесь, не считая самого Лукаса, ничего не направлено. В сторону Хуана тут же смотрят три дула, и он понимает, что капитально ошибся с мишенью. - Так мы все равно ни к чему не придём, - замечает какой-то парень, - Давайте всё решим мирно. Вы же знаете, что бриллианты наши. - Были ваши - стали наши, - спокойно тянет Сынмин и Хуан до крайности завидует его невозмутимости. - А если вспомнить, что сами вы увели их из-под носа Господина Кана, то мы практически возвращаем своё, - добавляет Хёнджин. - Син-Син, - тянет Тао, - Давай просто пристрелим их всех, кроме вон того, и поедем домой, - мальчишка с интересом продолжает рассматривать Со. Тот показывает фак и, наконец, решает проблему, стреляя по ногам неизвестных Лукасу парней, и прыгает за довольно высокий ящик. Хуан следует его примеру, разве что ни в кого не стреляет, а просто скрывается за относительно небольшой погрузочной машиной. Через секунду рядом с ним оказывается тот самый мальчишка, и они молча наставляют друг на друга оружие. - Меня Тао зовут, - мальчишка выглядывает из-за укрытия, метко ни в кого не попадает и ныряет обратно. - Лукас. Приятно познакомится. - Взаимно! - тот снова выглядывает и, высовывая кончик языка, целится. Шум в помещении стоит невероятный и вот теперь это, наконец, становится похоже на приём товаров под предводительством Накамото. - Расскажешь, что у вас тут случилось? - интересуется Хуан, тоже выглядывая из-за бампера, чтобы оценить расстановку сил. Силы, как и следовало ожидать, на стороне японцев. - Это долгая история. Может, как-нибудь в другой раз. Слышится рёв мотора и, выбивая железную дверь (не ту, через которую просочился Лукас), в помещение склада врывается нечто похожее на бронированный танк. - А ну все в живо машину! - орёт симпатичная девушка, высовываясь из приоткрытого окна, - Где Тао, чёрт возьми? - Нуна, я здесь! - вопит мальчишка, чуть ли не на ухо Лукасу, махая рукой из их укрытия. Машина, подобрав несколько человек, срывается в их сторону и Сьюйси видит ещё одну девушку на заднем сидении, которая неотрывно смотрит на Тао. Взгляд её так и говорит: "Молодой человек, вам должно быть стыдно". Мальчишка тушуется и резво бежит к машине. Вслед за ним туда же запрыгивают остатки неудачливой банды. На Лукаса смотрят по меньшей мере пять заинтересованных пар глаз, когда танк скрывается за поворотом и его перестаёт быть слышно. - Так, ладно. Надеюсь, с тобой у нас проблем не будет, - тянет Чанбин, довольно похлопывая чемоданчик. - Что у нас там? Ах, да… Партия оружия. Её доставили как раз перед этой свистопляской. Деньги я тебе перевёл. Сейчас проверим, и можешь валить, - Юта, утирает пот со лба и идёт в сторону фуры. Глаза Хуана лезут на лоб, когда он замечает логотип в виде кленового листа на боковой части кузова, который должен был быть изображён на товаре для Господина Чонина. Он начинает постепенно отступать к пролому, где раньше были ворота, стараясь быть как можно незаметнее. Не трудно догадаться, что сейчас начнётся, пока кровь в телах японцев всё ещё шумит после перестрелки. "Ренджун любит свой ресторан больше, чем свою гордость, людей и весь мир в целом. Он не позволит устраивать там побоище,"- думает Лукас, срываясь с места и слыша за спиной возмущённые вопли на японском. Его скудных познаний хватает, чтобы понять, что его матерят.

***

      И если утро Лукаса можно хоть сколько-то считать нормальным, то утро главы самого богатого (хотя Накамото так не считает) и влиятельного (а так уже не считает Дэсон, вместе со своими двенадцатью детьми) клана Южной Кореи было не столь прекрасным. Хотя оно и не было насыщено столь ебанутыми событиями, но ощущения Чонина преследовали весьма не радужные. Он чувствовал вселенскую усталость, и чувство это не покидало его на протяжении уже лет десяти. Всё началось в тот день, когда его отец решил уладить конфликт с кланом «Лучевой Змеи» посредствам его женитьбы на одной крайне ебанутой особе. С крайне выебонистым именем, сродни королевы Англии. И имя ей было - Ким Дженни Руби Джейн. Пиздец. Дочь Дэсона – главы самого "влиятельного" клана Южной Кореи, была по истине ужасна. Она была воспитана в лучших традициях клана. Спокойная, грациозная, милая… на людях. В семейной жизни она была подобна Луханю - с шилом в жопе и мразотным характером. Её блядоватая натура доводила, весьма спокойного Чонина, до тихого ужаса и лёгкой истерики. А главная проблема заключалась в том, что на неё не стояло. Совершенно. Падало даже ниже, чем могло бы. В те моменты, когда воздержание доходило до той точки, что терпеть не было мочи, он пользовался услугами прекрасных дам весьма лёгкого поведения, коих находили поутру в ближайших подворотнях. Потому как условия брачного контракта не подразумевали измен, и вообще подобное поведение считалось ужасным позором для клана, что не мешало самой Дженни вилять хвостом направо и налево. Стоит признать, что Ким отплачивал её семье той же монетой. Кроме одного единственного раза, когда система дала сбой. Именно тогда Чонин, глядя в прекрасные глаза Ли Тэёна, понял - жене можно изменять не только с женщинами. Это гораздо упростило его сексуальную жизнь. Через несколько лет, вторым фактором, упростившим поиск партнёров, стал сайт: https://www.Chi_Chi_porn.com. Польза от него была - и весьма немалая. На протяжении этих лет он разработал целую схему увиливаний от Дэсона и его починенных. Всё начиналось с поиска партнёра на сайте, затем он назначал встречу в "Чёрном Лебеде", где и проводил, если ему приглянулся кандидат при живой встрече, бурную ночь в отеле того же самого Ренджуна, владельца ресторана. Радовало, что эту схему он придумал достаточно быстро, и она не давала осечек на протяжении уже долгих лет. Убийства прекратились - никто не подозревал, что он продолжает ходить налево. Так вот, не смотря на то, что он чувствовал усталость, он помнил, что вечером у него вновь назначена встреча в «Чёрном Лебеде». Юноша, которого он приблядел прошлой ночью, был по истине прекрасен. Кадры из просмотренной трансляции всё ещё стояли перед глазами: острые коленки, покрытые тонкой сеткой чулок; бантики, которые виднелись из-под слишком короткой клетчатой школьной юбки; язык, то и дело влажно облизывающий леденец; и тень, что скрывала его, наверняка, томный взгляд. Этот вечер не могло ничего испортить. К тому же, Дженни не было видно уже пару недель и его неёбанный всё это время ей мозг, практически пришёл в норму. Дела шли, отчасти, хорошо. Чонин отложил разборки с поставками от Вон Юкхея до завтрашнего дня и в приподнятом настроении (и не только настроении) отправился к Ренджуну. И какого ж было его удивление, когда за столиком в углу к назначенному времени подплыл Ли-прекрасные-глаза-Тэён в блятских бабьих шмотках. Да ещё и в розовом парике…. Прям как у ёбанной Дженни. Они молча уставились друг на друга. По прекрасному лицу Тэёна прошла судорога, в глазах мелькнуло узнавание, а по телу пробежались панические мурашки. Ли знал этого человека. Он знал его заочно ещё с тех времён, когда додумался поступить на дизайнера и спьяну потрахаться с Дженни-женой-Ким-мать-его-Чонина. И все эти годы ему приходилось прятать свои амбиции глубоко в задницу, рядом со своей почившей гордостью. Эта парочка располагалась даже дальше, чем его простата. Настолько глубок был его страх перед этим человеком. Человеком, что сейчас с интересом его разглядывал. И к тому моменту, когда напряжение в воздухе уже буквально искрило, в ресторан ворвался Хуан-сука-как-же-вовремя-Сьюйси с неимоверно перепуганным еблищем. В след за ним в помещение ворвалось не меньше десятка злобно настроенных и агрессивных якудза во главе с каким-то пидрилой с ржавой железякой очертаниями похожей на саблю. Кай скосил глаза в сторону шума и понял, что проблема с поставкой была не столь очевидной. Видимо Лукас умудрился наебать кого-то ещё. Кого-то из клана «Лучевой Змеи». Кого-то, кто был связан родственными связями с Дэсоном и Дженни, блять. Его настроение, как и достоинство, начало падать, стремясь к пучинам отчаяния, в которые его всегда вводило одно упоминание жены и её родственничков. - А ну стоять! - завопил Ренджун, вскидывая руки и вставая посреди зала, - В моём ресторане никаких перестрелок! Это нейтральная территория! Юта осмотрел его с ног до головы, скользнул взглядом дальше и заметив застывшего словно кролик, перепуганного, бледного до синевы Тэёна в женских шмотках и парике возле Чонина, нехорошо осклабился. - Опять взялся за старое, а, Ким? Опять вздумал изменять сестричке Дже со всякими шлюшками? - Накамото очень нехорошо улыбнулся и Кай ощутил, как его сердце, трепещущее до этого момента в нетерпении, моментально скукожилось и опало на дно желудка. Несколько охранников, следящих обычно за порядком, выскакивают кто откуда и кидаются к вооружённым до зубов парням в костюмах. Чонин отводит от начавшейся возни взгляд и снова смотрит на Тэёна. У того на лице ярко отражается обречённость вперемешку со смирением. Он неотрывно следит за тем, как один из людей Накамото ударяет головой об край барной стойки охранника и возит его башкой, сбивая бокалы и стаканы. Другой, высоченный, словно башня, отмахивается от бугая Ренджуна рукой с зажатым в ней пистолетом и не понятно в царящем шуме, выстрелил он или нет, но бугай падает и больше не шевелится. Кай прислушивается: пальба, которая прекратится явно не скоро, звон разбивающихся без конца бутылок, злобно-ожесточённый крик Жэньцзюня, крики на японском, китайском и корейском (в основном маты). Он снова оборачивается и первое, что видит – лампа неоновой подсветки над полками с алкоголем падает на пол, утягивая за собой чудом, не иначе, уцелевшие бутылки. Прикидывает в уме сколько теперь клан «Лучевой Змеи» должен Ренджуну, и снова поворачивается к этому безобразию спиной, вглядываясь по новому в относительно спокойного Ли. Тот не вопит, и в целом больше переживает не из-за побоища перед глазами, а из-за него, Кая, который растягивает губы в улыбке, потому как это довольно приятно, осознавать, что перестрелка волнует такую красоту как Тэён, явно меньше, чем он. Тот смотрит ему в глаза, порывается что-то сказать, но явно не решается и просто молча продолжает глядеть. В его глазах отражаются яркие оранжево-жёлтые вспышки и блеск гирлянд, пока ещё не сорванных и не разбитых. Зрительный контакт прерывает внезапно прилетевшее тело, разломавшее довольно крепкий стол. Пальба резко прекращается. Все затихают. Лукас среди обломков у их с Тэёном ног кряхтит и пытается подняться. Но удар был явно слишком сильным и он валится обратно на спину, и глухо стонет, прикрывая глаза. Слышится, как битое стекло скрипит под ботинками, и к ним подходт злой до крайности Накамото. - Господи, блять, боже! - стонет Хуан. "Господи, блять, боже", - мысленно вторит ему Ли, наблюдая, как неизвестный ему мужчина, вгоняет в распластавшееся на обломках стола тело катану. Тэён поворачивает голову на злобное тяжёлое дыхание и видит владельца ресторана с подрагивающей в руке пушкой, направленной точно в затылок японцу. На самого владельца направлено не меньше пяти стволов людей этого самого японца. Они все как один, пялятся на него и, пожалуй, это их самая большая ошибка. Чонин с интересом наблюдает, как глаза Тэ расширяются и в следующую секунду, слышится глухой удар. Накамото падает прямиком на скулящего Сьюйси. Он поворачивает голову и видит перед собой Читтапона, в руках которого зажат кальян. - Возможно, нам понадобятся медицинские услуги.

***

      Читтапон проснулся из-за ожесточённой возни под боком. Расслышал приглушённое недовольное кряхтение и только потом уловил неистово орущий будильник откуда-то из-за двери. - Выключи эту мерзость, - просипел Лукас, глубже зарываясь в одеяла. Тэн глянул на часы и недоумённо моргнул, пытаясь понять, какого черта, он выставил будильник на такую рань. А затем вспомнил и подорвался с места, словно ужаленный. У него было запланировано на этот день слишком много всего и стоило поторопиться. Он натянул на себя домашнюю рубашку и растянутые спортивки, пихнул в бок сонного Лукаса, оповещая, что пошёл к Тэёну и выскочил из комнаты, по пути подхватывая истошно вопящий телефон и отключая, наконец, музыку. Выйдя в подъезд, он набрал Вина. Тот почти сразу поднял трубку. - А ну заткните пасть этой поганой мрази! - орал тот куда-то в сторону на китайском, прежде чем довольно грубо спросил, что Тэну от него надо этим прекрасным ранним утром. - Отведи Хэчана в детский сад! - выпалил Читтапон. - Да, вы там, блять, совсем охуели? - даже как-то растерянно спросил Сычен и снова принялся орать в сторону, чтобы были аккуратнее с товаром. - Малыша-Тэ заказали на этот вечер. Надо его подготовить. Если всё выгорит, то ему реально много заплатят. Ты же знаешь, у него сейчас не всё гладко. - Так отправьте Лукаса! - Тэён в жизни не доверит Донхёка Лукасу. Он скорее пристрелит и его и меня, чем оставит с ним своего ненаглядного сынишку. - Ладно, - недовольно выдохнул тот в трубку, - Но это только потому, что Тэён не заслуживает всего этого говна. - Ты чудо, Вини-Вин! - Без тебя знаю, - бросил он и отключился. Читтпон выдохнул и вставил ключ, точнее его дубликат, который сделал на той неделе, когда Тэён совсем расклеился и отказался открывать, в замочную скважину. В квартире было тихо. Ещё бы не было - в пять утра-то! Тэн скинул домашние тапочки, которые забыл переобуть перед выходом, и прокрался в комнату Ли. Тот сладко сопел в подушку и выглядел ангелом воплоти, хотя прошлой ночью творил такое, что и демоны бы постеснялись. Читтапон прикинул альтернативы тем развратным сценам, что они устраивали для зрителей, и решил в следующий раз попробовать нечто принципиально новое. Он потряс Тэёна за плечо и, поймав его расфокусированный взгляд после бессонной ночи, потянул за руки, помогая сесть. Тот ожидаемо не сопротивлялся и больше походил на податливый кусок глины, чем на человека. - Я договорился с Сыченом. Он отведёт Хэчана в сад. Ли хлопнул всё ещё накрашенными слипшимися ресницами и кивнул, показывая, что услышал. - Давай, малыш-Тэ, вставай. Я тебя обмеряю, и можешь спать дальше. Тэён поднялся, покачнувшись и привалившись плечом к стене, прикрыл глаза, кажется, снова проваливаясь в сон. Тэн вздохнул и стянул с него домашнюю футболку с Пикачу, оставив его тем самым только в трусах с абрикосинами и в забавных носочках с авокадо, чешущими пузико-косточку. - Сама сексуальность, - пробубнил он, доставая телефон и сантиметровую ленту. Господин Кай написал ему сразу после трансляции, которую, в сущности, только для привлечения его внимания и устраивали. Читтапон давно заметил, что тот выбирает миловидных симпатичных, андрогинных парней с нежными и тонкими чертами лица. Он приглашал их на свидание в «Чёрного Лебедя», был с ними до крайности нежен и платил просто огромные деньги, если те были чувственными и громкими. Так, по крайней мере, твердили все его модели, кто соглашался на живое свидание. А с учётом того, каким Тэ был в постели и как податливо выгибался и льнул к рукам… Для Тэёна это был джек-пот. Он идеально подходил по всем критериям и Читтапону пришла в голову идея, как приманить Кая настолько, что тот не устоит и будет заказывать Ли снова и снова. Была лишь одна проблема. Другие модели были для Тэна просто работой и ничем больше, а Малыш-Тэ… Он был своим. Настолько своим, что сердце порой сжималось от одного вскользь брошенного слова или дрожащей неуверенной улыбки. Читтапон множество раз видел, как Лукас подолгу задерживает на нём взгляд, как Вин-Вин с радостью возился с Хэчаном и помогал всем, чем мог. Да и сам он слишком привык к этому парню, которого в общей сумме знал уже почти два года. Он не мог допустить, чтобы с ним что-то случилось, и именно поэтому он решил, что пойдёт на свидание вместе с ним и понаблюдает со стороны за этим загадочным Господином Каем, которому пели дифирамбы все модели, что попадали в его постель.

***

Вернувшись в квартиру Лукаса, Читтапон быстро переоделся в парадно-выходное и, настрочив коротенькую записку, вывалился из квартиры. Путь его лежал в "круглосуточный" бутик, а не как обычно на склад, где он хранил чуть ли не партиями развратно-похотливые костюмы и игрушки. Сонный консультант встретил его слабой улыбкой и учтивым поклоном. Читтапон прикинул, каково это работать в дорогущем бутике для богатеньких засранцев, которые творили, что хотели, и слегка поклонился в ответ. - Мне нужны облегающие утончённые женские платья нежных оттенков, туфли к ним, кружевное бельё, бюстгальтер с подкладками и несколько париков на выбор, - припомнив какие у Тэёна ступни, Тэн поторопился уточнить: - Платья в пол. Консультант кивнул, профессионально оглядел его с ног до головы и принялся притаскивать одежду точно его размера. Читтапон, прикинув перспективы, ухмыльнулся и зашёл в примерочную. Платья были восхитительными. Туфли ужасно неудобными. А консультант удивительно учтив и проницателен. - Розовое или синее? - спросил Тэн, рассматривая себя со всех сторон. - Какого эффекта вы хотите добиться? - Такого, чтобы от моего мальчика глаз оторвать было нельзя, - протянул он, вертясь перед зеркалом. - Тогда розовое с вон тем париком. Тэн задумчиво достал телефон и продиктовал мерки Тэёна. Консультант заторможено кивнул, будто вопрошая: "А это всё не для вас?" - и умотал искать нужный размер. С туфлями пришлось сложнее всего. На лапищу Малыша-Тэ подходящих туфель не было и им, на пару с консультантом, которому Читтапон отвалил немало денег за услугу, пришлось оббегать не меньше десяти бутиков, прежде чем они отыскали подходящую пару. К тому моменту, как он вернулся в квартиру Ли, там уже по дому носился Хэчан, за которым с угрюмым видом неотрывно следовал Сычен. Он злобно уставился на вошедшего Тэна и изобразил будто стреляет из оружия. - Донхёк, быстрее, мы должны успеть на автобус, иначе ты опоздаешь! - Сейчас-сейчас, я только найду слоника и мы можем идти! - Ты же заберёшь его вечером? - невинно поинтересовался Тэн и моментально получил поджопник от взбешённого Вина. - Ты специально мне не сказал, что я его и забрать должен буду? - Пойми, Малыш-Тэ сегодня будет Малышкой-Кошечкой-Тэ, и встреча назначена как раз на пять. Сычен длинно раздражённо выдохнул. - Ладно. У меня на сегодня всё равно нет планов. - Ну и отлично! Тогда возвращайся, как отведёшь Хэчана! Полюбуешься на мои труды! - Вин-Вин, я готов! - воскликнул подобравшийся к ним Донхёк. - Я даже папочку уже чмокнул! - гордо возвестил он и ухватил свою няньку за руку, утаскивая к двери. Когда входная дверь закрылась, Читтапон мысленно собрался и вошёл в комнату Тэёна. Тот все так же дрых, спрятавшись в ворохе одеял. - Малыш-Тэ, утро настало! Красавице пора подниматься! Мычание раздавшееся из-под одеяла было столь грустным, что Тэн на секунду подумал дать Ли отоспаться, но потом представил, что они не успеют его подготовить к вечеру, сорвал с него одеяло и ухватил за руки, рывком поднимая и заставляя встать. - На кону очень хорошие деньги! Хватит оплатить год Сеульского! - Год? - слабо отозвался Тэ, разлепляя красные, припухшие глаза. - Даже, возможно, полтора! - Что надо делать? - простонал он, наваливаясь на Тэна и обхватывая его руками. - Всего одно свидание вживую. Гарантирую – мужик, что надо! - Мгм… Что надо? - Да-да! Ты сам от него будешь в восторге. К тому же, я пойду с тобой и если что пойдёт не так, спасу нашу Принцессу-Тэ! Вин-Вин уже согласился забрать Хэчана и посидеть с ним! - Мммм, ага, - Ли душераздирающе зевнул и уткнулся лицом в шею Читтапона. - Ну же, Малыш-Тэ, просыпайся. У нас куча дел! - Ещё чуть-чуть, - протянул он, елозя носом по шее. Тэн вздохнул и, потрепав его по волосам, потащил в ванную умываться. Он понимал, что трёх часов на сон, катастрофически мало, особенно если днём ты возился с ребёнком и Лукасом, который приравнивается к ребёнку, попутно время от времени срываясь на пошлые разговорчики с клиентами, а ночью трахал себя на камеру и усиленно строил из себя развратную сучку. Сам Тэн отоспался прошлым днём у себя дома, поэтому сейчас был свежим и довольным. Да и пробежка по магазинам его окончательно взбодрила. Под ледяными струями воды Тэён почти пришёл в норму, но при резких поворотах головы, его шея подозрительно хрустела, да и в общем, казалось, что каждое движение доставляет ему невыносимое мучение. - И так, план на сегодня у нас такой, - начал Читтапон, усаживая Ли за стол для завтрака. - Сейчас ты ешь, потом мы едем в «Чёрного Лебедя» разведать обстановку, чтобы если что-то пойдёт не так, ты знал строение отеля и ресторана, и мог смыться; возвращаемся, выбриваем тебя хорошенько, наряжаем, я провожу тебе мастер-класс по вечеру и отвожу на место встречи. - Мгм, - тот незаинтересованно кивнул головой, больше увлечённый завтраком, чем болтовнёй Тэна и, подперев голову, уставился в окно, будто там было на что смотреть. - Ты меня вообще слушаешь? - А разве тебе это надо? - слабо отозвался Ли, у которого голова разваливалась на кусочки. - Как ты вообще, после того, что между нами тремя было, можешь нормально себя вести? - А что в этом такого? Ты же каждый раз получаешь максимум удовольствия. - Вы с Лукасом вдвоём… меня… ты вообще его не ревнуешь? - Ревную? К кому? - Я думал у вас любовь. - Я думал у вас любовь~, - передразнил его Тэн, кривя губы в мерзкой, блядоватой улыбке. - У нас любовь, - он утвердительно качнул головой. - Мы привыкли всем делиться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты