твое удовольствие - мое главное удовольствие

Слэш
NC-17
Завершён
829
автор
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
829 Нравится 13 Отзывы 211 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Тэхену живется не так сладко, как хотелось бы. Возможно, он хороший человек, отличный преподаватель. И партнер он тоже прекрасный. Но вот в обратную сторону это абсолютно не работает. «Все твои парни – козлы» - слышит он много раз после пар в университете из уст своего лучшего друга Чимина, преподавателя по биофизике. «Они все полнейшие эгоисты, которые любят только себя, а ты своей любовью их эго еще больше раздуваешь» Тэхен всегда соглашался с другом. Чимин прав. Всегда прав. Но Тэ не может просто избавиться от своего партнера или отказать ему, ведь он боится, что останется один. Глупость? Это очевидно даже для самого Тэ. Сложно жить? Это ясно также, как и задачи для второго класса. Но Тэхен просто не может сказать «нет». И вот после пар, иногда после чаепития с Чимином, Тэхен приходит в квартиру человека, с которым он в отношениях. В свой дом Тэ мужчин никогда не водит – легче при расставании, да и нет никаких воспоминаний и ассоциаций. Ну из ассоциаций только одиночество. Но это неважно. Обычно Ким делает небольшую уборку и готовит ужин. Все парни, что были, просто все, привыкли, что уборку делает кто-то за них. Например, девушки. Но Тэхен парень с киской, и... неужели выбор уборщика и повара в паре не очевиден? Тэ чувствует себя подавленно, перемывая тарелки в квартире парня, который где-то шляется. Возможно, он на работе, возможно, гуляет. Тэхену, честно, наплевать. Мысли о том, что пора заканчивать с этим цирком, Тэ игнорирует, словно засовывая в самый-самый дальний ящик в своей голове. Ужин готов, и Тэхен вымотался по максимуму. Не верится, что ему еще нужно встретить «своего мужчину» с работы, обслужить, причесать, по головушке погладить и не только по головушке (к большому сожалению и отвращению) Дверь открывается в ту самую секунду, когда Тэхен садится на кресло, чтобы отдохнуть и посидеть в социальных сетях, разгрузить голову. Ким закатывает глаза как только слышит звук поворота ключа, понимая, что ему просто не дадут отдохнуть. Можно подумать, конечно, что Тэхен мог спокойно посидеть в телефоне до прихода Чонвона, но... парень бы разозлился за неприготовленный ужин. Такое было как-то раз, и парень тогда плакал. Сейчас он вымотан настолько, что плакать, даже от усталости, нет сил. — Привет. — Говорит мужчина, как только приходит. — Давай есть? Ни тебе «устал ли ты, родной?», ни банального «как твой день?» или, на крайняк, «как вкусно пахнет у нас дома!». Последнюю фразу даже можно без восклицательного знака. Просто пусть она будет сказана. Жизнь тогда не покажется настолько ужасной. – Давай. – Соглашается Тэ и, откладывая телефон, встает со своего места и идет за мужчиной. Ужин проходит в молчании. Тэхен знает, что Чонвону не интересны ни истории о его студентах, ни пересказ новых опубликованных научных статей в науке, которую Тэ просто обожает. Поначалу, конечно, Чонвон притворялся, что слушает все внимательно, но это было лишь тогда, когда он хотел Тэхена себе. Ким пытался рассказывать что-то свое после конфетно-букетного периода, и Чонвон, чуть ли не закатывая глаза, переводил тему на себя любимого. Тэхен уставал и от этого. – Секс будет сегодня? – Немного равнодушным тоном говорит Чонвон, вставая из-за стола. Он никогда не благодарит, ведь все приемы пищи и много других вещей - обычное дело. – А зачем спрашиваешь? – Спрашивает Тэ, убирая посуду. – Ну не знаю, просто. «Хороший ответ, всегда этого ждал» —думает Тэхен. Ему не нравится непонимающее выражение лица партнера. Ему вообще его лицо не нравится. – Ты же сам знаешь, что если я не хочу – это можно исправить хорошим трахом. По твоим словам. – Язвит Тэ, но его фразу не воспринимают как язвление. – Но... так и есть. Аппетит приходит во время еды. Чонвон всерьез не выкупает. Тэхену остается лишь глубоко вздохнуть и набраться сил с помощью этого вдоха на следующие, как минимум, полчаса. – Я с тобой не согласен. — Говорит Тэ, домывая посуду. Чонвон подходит, обнимает со спины, естественно, одновременно лапая, усмехается в шею, и его «это неважно» остается несказанным. *** Тэхен делает все на автомате прямо сейчас. Он отключил эмоции и старается ничего не чувствовать. Хотят? Окей, пусть пользуются. Тэ правда уже наплевать. Он раздевается, и это ни капли его не возбуждает и не будоражит. Чонвон раздевается тоже, и вот это Тэхену кажется отвратительным... Когда ему говорят: «сделай мне минет», Тэ вновь понимает, что это приказ, и нельзя просто сказать «нет». Парень чувствует себя так некомфортно, когда он садится на колени перед мужчиной и начинает сосать. В такие моменты он делает все, как в порно — также захлебывается в собственных слюнях (хотя ощущение, что в слезах тоже скоро будет), так же, как и порно-актеры заглатывает глубже. И Чонвон ведется на это машинальное выполнение действий. У него не было ни капли сомнений насчет искренности. Игрушка делает свое дело - и ладно. После, когда Тэхен проглотил всю сперму (чего делать очень не хотелось, вот прямо до тошноты), его разложили на кровати, чтобы, почти не растягивая, войти и довести себя до нового оргазма. Тэхен знал, что Чонвона хватает только на два оргазма, а после тот засыпает. Осталось пережить еще один оргазм и все. Осталось чуть-чуть. В такие моменты, когда достоинство мужчины проникает в киску Тэ и вбивается туда, Ким чувствует себя абсолютно никем. Их секс проходит в молчании, Чонвон лишь постанывает иногда от удовольствия. А, ну иногда мужчина представляет себя альфа-самцом и начинает, как в дешевых порно, говорить грязные слова так, словно это каким-либо образом влияет на Тэ. Максимум Тэ - это отвращение. Было бы смешно. Если бы не было так грустно. Прямо сейчас, лежа под парнем, у Тэхена вновь проскальзывает та самая неприятная мысль, которую он засовывает всегда в дальний ящик... Потому что пора, блять, заканчивать с этим цирком. Ведь Тэхен буквально проститутка сейчас. Его телом пользуются, думая, что Тэ такое нравится, не слушая отказов. Тэхен притворяется, что все хорошо, потому что иной вариант не воспримется нормально и просто проигнорируется. Тэхену так надоедает бесчувственная ебля. Его словно здесь нет, он лишь игрушка, кукла для сексуального удовольствия Чонвона. Когда этот цирк закончится... — Ох, ох, Чонвон! Я чувствую его, такой большой! Мне так нравится, Чонвон! А-ах... — стонет Тэхен, извиваясь под мужчиной. Это звучало достаточно нереалистично, прямо как в порно, но «альфач» не заметил, думая, что его любимые сюжеты воплотились в жизнь. Каждый раз одно и то же. — Давай, давай, пусть твоя пизда кончит от моего агрегата. — Рычит Чонвон, вбиваясь сильнее. Он думает, что оргазм происходит от силы. Конечно. А еще он происходит по щелчку пальцев, захотел — и кончил. — Давай кончим вместе, шлюха. - грубо говорит Чонвон и шлепает парня по бедру. Тэхен почувствовал лишь боль - и душевную, и физическую. От внезапных слез защипало в носу, но Тэ мужественно сдерживал их, прося всех богов о том, чтобы не расплакаться в эту же минуту. Ему так больно, он не шлюха, его нельзя бить! Но Тэхен, абсолютно не возбужденный, напряженный, еще чувствующий привкус ненавистной спермы на языке и ощущающий боль от шлепка, стонет, хватается за плечи мужчины и начинает сокращать мышцы влагалища, чтобы изобразить оргазм. — Вот так, пизденка, молодец. — абсолютно грубо говорит Чонвон и тоже кончает. Спасибо за презерватив, огромный поклон вашему высочеству альфачу. После этого секса чаша Тэхена переполнилась совсем, а терпение лопнуло. Тэхен больше не мог терпеть настолько грубое отношение к себе. К нему относятся как к бесплатной проститутке, посудомойке и уборщику. На следующий день Тэхен сказал Чимину, что он ему нужен после пар, и Чимин, естественно, согласился его поддержать. На парах Тэхен выглядел еще болезненнее и еще грустнее, чем всегда, а после занятий плакал Чимину в плечо. Он, до этого постоянно молчавший и держащий все в себе, сейчас выплескивает накопившееся. Он ранен, в нем слишком много боли, которая собиралась в огромный темный комок внутри. «Он пользуется мной, я для него никто, он бил меня во время секса, он назвал меня шлюхой, он такой грубый, он такой нечуткий, он такой тупой» — плачет Тэ, на одном дыхании говоря все эти предложения. Слова запутываются во всхлипах, а Чимин лишь гладит по телу, и шипит успокаивающе. «ты прав, ты молодец, ты умница, нужно закончить с ним, ты хороший» - шепчет друг, а затем чмокает в макушку. Они настолько близки, что для них это в порядке вещей, но дарит нужную нежность. И плач был очень долгим тогда. Чимин не торопил друга, он специально не замечал времени, которое дарил ему. Ведь он так хотел счастья для Тэ, что время было неважным. Зато после своеобразной истерики Тэхен четко решил для себя, что отношениям конец. — Как расстаемся? Нам же все нравилось! — Искренне удивляется Чонвон и пытается потянуться к, уже бывшему, парню с поцелуями. Тэхен сразу отходит от него, уже на интуитивном уровне избегая поцелуя. — Нет, нам не нравилось. Тебе может быть - да. — Секс? Ты же получал кайф. Мы всегда кончали вместе, ты так громко стонал! «Поклонник дешевого порно понимает, что жизнь — не порно. загляденье» —думает Тэхен. — Ах, это. Я притворялся. — Парень горько усмехается. — От твоего члена я не кончал ни разу, а возбужденным из-за тебя я был только один раз в своей жизни. Живи с этим. — Холодно и жестко говорит Тэхен, уже стоя на пороге со своим чемоданом. — И знаешь... больше никогда не звони мне и не пиши. Не хочу больше пересекаться с тобой никогда. Дверь та захлопнется, и Ким больше никогда не увидит Чонвона и его квартиру. Это чувство было... достаточно радостным, хоть и страх одиночества едким дымом заполнял сознание. Тэхен вновь плакал в своей пустой квартире. Наверное, от осознания того, что он был один всегда, и что, будучи в отношениях с Чонвоном, в еще большем одиночестве и страданиях, чем в своей пустующей квартире. С сегодняшнего дня Тэ займется собой. Он будет стараться заботиться о себе, читать и заниматься йогой. Он сделает себя счастливее и лучше без вмешательства со стороны. *** С тех пор прошло несколько месяцев. Тэхен правда стал больше времени уделять себе, хоть и его негативные установки все еще имели силу. Он похорошел с того расставания. Наконец-то Тэ начал смеяться, пусть и иногда, потому что парень все еще не отошел от жестокости этого мира. Начался новый учебный год в университете, и, по закону жанра, пришел один крутой молодой преподаватель. И по закону жанра, сюрприз и подарок судьбы был точно не для Тэ. Он был для Чимина. Ведь Пак так обрадовался его приходу. И Тэхен понял, что его уши будут плавиться от рассказов о новом преподавателе по физиологии как раз тогда, когда у Чимина слюньки потекли при взгляде на Юнги на самом первом собрании. Но, это было даже мило. Видеть, как счастлив Чимин из-за приглашения на свидание, или же слышать от него рассказы о милых подарочках, которые Юнги оставляет Чимину под дверью его кабинета. Тэхен был искренне рад. В один из дней у Тэхена начались месячные. Это обычное дело для тех, кто, как и Тэ, имеет киску, поэтому парень, не испугавшись, просто кладет прокладку и идет на работу. Обычное дело. Ничего страшного. Но судьба решила иначе. Тэхену жесть как поплохело на второй паре. Голова стала тяжелой, перед глазами начало расплываться, все буквы, папки, тетради, закружились словно в карусели, хотя Тэхен сидел. Чувствуя, что еще чуть-чуть, и он потеряет сознание, парень говорит особо вовлеченным студентам задание на дом, а потом и опускает голову на стол, закрывая глаза. Того, как переполошились студенты, парень не видел, он даже не предполагал, что учащиеся пойдут за помощью и реально будут за него переживать. Он полностью отключился от мира в этот момент. Тэхен просыпается в своем кабинете, который сейчас, почему то, без студентов. Неподалеку стоит взволнованный Чимин, а совсем рядом — симпатичный незнакомец. Который тоже взволнован. Тэхен непонимающе хлопает глазами. Что произошло? — Все, очнулся. Чимин, вы можете больше не волноваться и идти по своим делам. - мелодичным голосом говорит парень, глядя на преподавателя. — Оу... но я хотел... — Чимин, глядя на полные надежды глаза нового медбрата, затыкается. — ... спросить Тэ, как он, и уйти. Тэхен все еще не совсем понимает, что происходит. Возможно, его даже сейчас немного подташнивает, словно после американских горок. От невнимательного взгляда Тэхена ускользает, как после слов Чимина незнакомец облегченно выдыхает от того, что Пак все-таки уйдет. — Как ты, Тэхен-и? — Перед тем, как уйти, спрашивает Чимин. — Неплохо. — Говорит Тэ необыкновенно уставшим голосом. Вдруг он словно воспоминает что-то. И не что-то, а кого-то. — Студенты! Пары! Я... я... успел дать им задание? Где они? — Не волнуйтесь, с ними все в порядке. — Поспешно успокаивает медбрат. — Одна девушка вроде все записала точь-в-точь, как ты сказал и передала всем. А остальные пары мы отменили. — говорит незнакомец. — Хорошо. Тогда хорошо. — Я пойду, Тэ. Напишу тебе вечером. — Улыбается Чимин и направляется к выходу, оставляя нового медбрата Чонгука и своего друга Тэхена одних. Чимин выкупил намек парня. Тот хотел, чтобы их с Тэ оставили наедине. И знаете, почему Чимин дал этому случиться? Потому что Гук был абсолютно нормальным парнем. В отличие от Тэхена, Чимин уже не раз попадал к нему в кабинет с какой-нибудь травмой. То ему нужно успокоительное, то бинт, то обезбол... И никогда за все те разы, что Чимин приходил в кабинет к парню за помощью, тот не показывал себя с плохой стороны. Он был бесконечно добрым, очень нежным и эмпатичным. И теперь этот великолепный парень хочет остаться с Тэхеном наедине, прося Чимина уйти. И Чимин что, не уйдет? Угу, конечно, так он и сделал, зная всех тех придурков, что были с Тэхеном в прошлом. — Меня зовут Чонгук, я новый медбрат в этом универе. — Говорит Чонгук и, приветливо улыбаясь, пожимает вытянутую руку. — Ты Тэхен, верно? Могу ли я говорить с тобой на «ты»? — Оу... конечно. Конечно можно. — Отвечает Тэ, тронутый доброжелательностью уже на данном этапе знакомства. — Тебе правда «неплохо»? Возможно, у тебя болит голова, или тошнит? — Спрашивает Чонгук так, словно его это реально волнует. — Знаешь... я сейчас словно после аттракциона. Голова кружится и, возможно, подташнивает, но я не уверен, что это серьезно. — Честно признается Тэ. — Как это - «несерьезно»? Это не несерьезные симптомы, может быть, съездим в больницу? — Нет-нет, Чонгук! — Тэхен впервые произносит имя медбрата, что так рьяно желает ему помочь, и тот мило краснеет щеками. Этот парень такой милый и... хороший? Неужели, он нравится Тэхену? Хотя, возможно, доброта к Тэ так редко встречается, что он воспринимает ее как повод влюбиться или, как минимум, рассмотреть Гука как потенциального партнера. Хотя... еще одних отношений, особенно похожих на прошлые, он не потерпит. — Это правда несерьезно! Я думаю... — Тэхен мнется после этих слов, а Чонгук смотрит внимательно, готовый в любую минуту оспорить слова преподавателя. — Это просто месячные. — В полголоса заканчивает свое предложение Тэ. Говорить об этом немного неловко, но успокоить нового знакомого надо. «Вау. Тэхен еще и с киской». — Думает Чонгук. Тэхен ему итак жутко понравился и, честно, Чон бы добивался его вне зависимости от того, какой у него половой орган. А тут такой сюрприз. Но Чонгук дает себе мысленную пощечину. Да, все очень здорово, но не время думать такие неприличные мысли. Парень переключается на рассуждения о том, чтобы понравившемуся человеку сделать лучше. — «так... и, раз у него месячные, нужно дать обычное обезболивающее и теплый чай, чтобы стало лучше». Не слыша никаких слов в ответ, Тэхен пытается встать. — Блин, идти реально сложнее, чем сидеть. — Сдерживает болезненный стон Тэ. И чего это ему так плохо стало? Все же было хорошо, месячные никогда не являлись проблемой. На это подобие шутки Чонгук смехом не реагирует. Он лишь волнуется больше. — Мне так жаль, Тэ. Я перед этим планировал дать тебе обезбол и налить чаю, но ты даже ходишь с тяжестью. И Тэхен видит эту вселенскую грусть в глазах медбрата из-за того, что он, Тэ, упал в обморок и чувствует себя не очень хорошо. Тэхен ему никто, но Чонгук искренне хочет его благополучия. — Да не расстраивайся ты так. К утру оклемаюсь. — Старается успокоить Тэхен, сам не понимая, почему состояние этого прекрасного, почти незнакомого, парня, что сейчас волнуется за него, его так тревожит. — И все-таки, нам нужно принять таблетку. «нам», сказанное Чонгуком, в голове громким эхом предстает, и Тэхену захотелось в объятия парня. Сейчас же. Он так нежен с ним и так добр к нему, что здравый смысл улетучивается. — Если ты настаиваешь. — Пожимает плечами Тэ и садится обратно на стул. Они выпивают таблетку, а после Тэ говорит, что может самостоятельно дойти до кабинета Гука. Чон качает головой, но не возражает, просто внутренне себя готовит к тому, чтобы если что — поймать парня, если тот упадет. Идя по коридорам университета, Тэхен видит из окна Чимина и Юнги, которые идут вместе после последней пары домой. — Чимин и Юнги такие милые. — Говорит внезапно Тэ, останавливаясь, и начинает смотреть на друга и его спутника. Гук останавливается тоже, увидев, что они делают неожиданную остановку. Медбрат встает рядом с Тэ и смотрит на идущих по дороге преподавателей. — Они встречаются? Так красиво смотрятся. — Чонгук поддерживает мысль Тэ. — Если бы. Но сегодня вечером я позвоню Чимину и спрошу, как у них дела. — Тэ усмехается. — Рад за него очень. — Последние слова он произносит довольно тихо, а после, когда «пара» скрывается за поворотом, отходит от оконного стекла и продолжает путь в кабинет медбрата. Чонгук лишь успевает еще больше влюбляться в этого человека. Ему так нравится, когда люди радуются искренне за других... А Тэхен именно такой. Он такой милый, добрый. Пусть и голос у него местами уставший, а взгляд потухший, ничто не перебьет его ангельскую ауру. — Ты милый, Тэ. — Делает комплимент Чонгук от всего сердца. — Оу. Спасибо. Ты тоже, очень. —Улыбается Тэхен, краснея щеками. И с того момента все пошло, как по накатанной. Тэхен и Чонгук начали ходить на свидания, гулять вместе, и это было так... хорошо. Тэхен правда чувствовал себя прекрасно, когда был рядом с Чонгуком. И это не из-за нежных добрых взглядов, не из-за тонны комплиментов, которые Чон мог сказать на одном дыхании, не из-за постоянной заботы... Хотя, хах, и поэтому тоже. Главная причина - это его... комфортность. Он никогда не заставлял Тэхена чувствовать себя каким-то плохим, лишним. Тэ всегда был для него на первом месте. От этого становилось в сердце очень тепло. Чимин тогда еще саркастично подшучивал: «офигеть, твой парень наконец-то не тюкает тебя и не мутузит по пустякам, вот это да!» Гук и Тэхен начали встречаться спустя полгода ухаживаний друг за другом. Тэ даже решился на переезд к Гуку, вот настолько он доверился. Хотя каких-то пять с чем-то месяцев назад он и не думал об отношениях, и даже воротил от них нос. Сегодня вечером Тэхен приготовил ужин. Да, старые привычки не искоренить так просто, поэтому еда будто бы сама оказывается на тарелках к приходу парня. Ну... а вдруг опять начнется концерт по заявкам и будет неприятная ссора из-за того, что еды нет? Тэхен Чонгука любит и сильно привязан к нему, чтобы не избегать всеми силами конфликтов. Чонгук приходит после смены в больнице, в которой он подрабатывает на досуге, и Тэхен необыкновенно рад его видеть. — Вау, Тэ, ты решил приготовить нам романтический ужин? — Чонгук вдыхает вкусный запах еды и довольно мычит. Тэ и не ожидал такой реакции. Разве ужин — не в порядке вещей? — Да не то чтобы это именно романтический ужин... — Отрицает Тэ, пока Чон благодарно расцеловывает его щеки, держа руки на тонкой талии. — Но ты же его приготовил. И выглядит все чертовски вкусно. — Отвечает Гук, переходя поцелуями на руки. — Самый обычный ужин. — Упрямится Тэхен. — Он был бы обычным, если бы мы заказали доставку. А здесь ты взял, не поленился, сам все сделал... устал, наверное, жутко. Давай посуду я помою? — Спрашивает Чонгук, садясь за стол. И говорит он это так... легко, так обыденно. Словно посуда для него, для мужчины, тоже какое-то значение имеет. — Если ты хочешь, то... ладно. Я не против. — Произносит Тэхен, накладывая еду. А сам так тронут поведением Гука. Его словами добрыми, его поведением, обязательной чуткостью, когда он ставит себя на место партнера и переживает из-за его усталости. Это все так... хорошо. Тэхен не верит в происходящее с ним. Они едят, делясь рассказами о дне. Тэхен спрашивает Чонгука о том, как у него дела на работе, а Гук охотно отвечает. Рассказывает, какие пациенты приходили сегодня в больнице, и какие студенты заявлялись к нему в кабинет в университете. — Как твой день? Как я помню, у тебя была всего одна пара, как прошло? Тэхену вновь перехватывает дыхание. Какой Чонгук внимательный. Он помнит, сколько у него занятий. И... он спрашивает о дне. Как приятно. — Да все в порядке. Я немного задержался сегодня, потому что читал. Библиотека у нас в универе просто шикарная. А еще Чимин сказал, что мучает Юнги замужеством. — Здесь Тэхен хихикает. — Как мило, я расспрошу Юнги-хена об этом поподробнее. А как та девочка? Вроде бы... Ника? Она поняла ту тему, из-за которой она плакала на твоей паре? — Оу... Ника? Поняла, да. Я оставил ее после занятий и объяснил ей все заново еще пару раз, а потом мне пришлось ее обнять. — Почему ты мне об этом не сказал? — О чем? Об объятиях? — Спрашивает Тэ. Неужели Чонгук ревнует его? — Нет, просто обо всей ситуации. Мне же было интересно, закончилась ли история хорошо. Никто не должен плакать. — Просто думал.. что тебе будет неинтересно. — Тяжело вздыхает Тэ, и тот же вздох повторяет и Чонгук. — Милый, я же говорил тебе... — ... что тебе всегда интересно все о моей жизни. — Заканчивает за парня Тэхен. — Прости. Вместо слов Чонгук встает из-за стола, подходит к Тэхену и обнимает его со спины, чмокая в макушку. — Все в порядке, просто имей в виду, что мне всегда все интересно о твоей жизни. Хорошо? Ты же все это знаешь. — Хорошо. — Отвечает Тэ, и, поднимая голову, он тянется за поцелуем. Вот целоваться с Гуком Тэхену нравится. — Все, сейчас я мою посуду и мы будем отдыхать. Как тебе план? — Отличный. — Улыбается Тэ. — Спасибо за ужин, милый, ты так прекрасно готовишь. — Обнимая Тэхена, вставшего посреди комнаты, говорит Гук. У Тэ слезы на глаза от такой нежности наворачиваются. — Прекрати, еще чуть-чуть и я расплачусь. — Честно признается Тэхен, шепча куда-то в грудь младшему. — Мне жаль. Но просто я говорю правду, ты мне жуть как нравишься, весь ты и все, что ты делаешь. У Тэхена щиплет в носу от слез. И не потому что ему плохо, а потому что хорошо. Тот вечер проходит в спокойствии и комфорте, Тэ быстро засыпает на плече у своего парня, даже не умывшись. Чонгук укрывает того одеялом и остается лежать рядом. *** В какой-то момент это должно было произойти. В какой-то момент в этих идеальных отношениях должен был бы проскользнуть неприятный и непонятный момент. — Чонгук-и, Гук... — Шепчет Тэхен, когда его парень, возвышаясь над ним и прижимаясь крепче, целует и вылизывает его кожу. — Тебе нравится? Мне продолжить? — Вдыхая аромат Тэ, свой любимый аромат, говорит Чон. — Я... я не знаю. — Вздыхает Тэхен. На удивление, все ласки прекращаются в этот же момент. Чонгук «прибирает руки» и отодвигается от Тэ и смотрит внимательно, ожидая, что Тэхен продолжит говорить. — Что? Почему ты ушел? Я сделал что-то плохое? — Спрашивает Тэ и смотрит жалобно. Чонгук не понимает ничего, когда смотрит в эти прекрасные глаза, наполненные виной. — Малыш, подожди. Объясни мне пожалуйста, чего ты хочешь. Ответь мне честно, хочешь ли ты меня прямо сейчас? — Нет. — Говорит Тэхен и взгляд его становится каким-то испуганным, грустным. — Хорошо, спасибо, что ты мне сказал об этом. — Благодарит Гук, но следующий вопрос сам срывается с губ. — Почему ты так сейчас... испуган? — Ты... не разочарован во мне? Ты не возьмешь меня силой? — Спрашивает Тэхен, и, что больше всего удивляет Чонгука, на полном серьезе спрашивает. Словно Чонгук сейчас, как какой-то тиран, просто изнасилует своего парня. — Что? Силой? — Неверяще спрашивает Чонгук, на секунду оторопев. — В смысле силой, Тэхен? В комнате повисает тишина. Тяжелый вздох Чонгука ее нарушает, а Тэхен все еще ужасно напуган. - Милый, мой любимый котеночек, я бы никогда не взял тебя силой. - спустя паузу говорит он мягко, чтобы своего любимого успокоить. — Никогда, слышишь? И я никогда бы не был разочарован твоим отказом в занятии любовью. «Занятие любовью» становится эхом в голове Тэ. Не «ебля», не «секс», не «половой акт», не «трах», а занятия любовью. Тэхену хочется плакать от того, насколько сильно его любят. — Я так тебе за это благодарен, Гук-и... — Со слезами на глазах Тэхен бросается в объятия к Чонгуку. — Прости, прости, прости меня... — Не извиняйся, солнечный, все в порядке. Просто расскажи мне, что тебя тревожит. Почему ты... словно... боишься? *** Тот вечер был пропитан откровенными разговорами. Тэхен рассказывал Гуку о своих прошлых отношениях. Он не говорил имен, просто перечислял, как все было. И что ужин был привычным делом, и что Тэхеном никогда не интересовались всерьез, и что никогда не понимали его и его отказов, не воспринимали его усталость как что-то серьезное. Чонгук, обнимающий любимого рассказчика во время его монолога, только открывал рот от шока. С Тэхеном так нельзя. С людьми, блять, тоже так нельзя. А потом... а потом разговор плавно перетек в тему секса. И вот тогда Чонгуку картина стала понятна окончательно. Понятным стал страх, понятным стала робость, понятным стала грусть и тяжелые вздохи. Одно оставалось самым обидным - недоверие. Хотя, опять же, его можно объяснить. Станешь тут доверять после такого к себе отношения. — Знаешь, любимый? — Зовет Чонгук, начиная свой мини-монолог. И Тэхен вопросительно мычит. — Я бы никогда не «взял» тебя. Это звучит грубо, и на деле тоже также. И силой бы тебя не взял тоже. И против твоего желания никогда и ничего бы не сделал. Потому что секс для меня — это проявление любви. Это то, что делается с обоюдного согласия, ради удовольствия обоих людей. Я бы не смог спокойно спать, если бы не сделал тебе хорошо. Это касается даже обычной жизни, не секса. Если бы я не порадовал бы тебя чем-нибудь, я бы не смог спокойно заснуть. Я люблю нежные занятия любовью, и люблю, наверное, доставлять удовольствие больше, чем получать. - Чонгук мягко усмехается. - люблю тебя очень, и никогда бы не стал делать тебе плохо. Только хорошо. В объятиях этих Тэхен снова плачет. Слезы льются на футболку парня и делают ткань сырой. Чонгук пахнет цветочным ароматом, который ему подарил Тэ. Успокаивает. — Прости меня, я просто... так тронут... я... — Тш-ш-ш, тише, любимый, не плачь. Я рядом, мы со всеми сложностями справимся. — Шепчет Чон, гладя любимую головушку. Тот шмыгает носом. — Если ты захочешь со мной близости — смело говори, я поддержу тебя. Но я ни в коем случае не настаиваю, не тороплю и не давлю. Просто опирайся на собственное желание. — Хорошо, Чонгуки. — Всхлипывает Тэхен, прижимаясь крепче. Разговоры прекращаются. В комнате только два крепко сплетенных в объятиях тела. Вскоре все засыпают. *** Тэхен после этого разговора все чаще ловил себя на мысли о том, что правда хотел бы Чонгука. Он бы хотел позаниматься сексом, позаниматься любовью с человеком, который любит удовольствие доставлять больше, чем получать. Получается, что есть шанс, что Тэхену тоже понравится секс? — Чонгук-а? — Спрашивает Тэ, когда Гук с наисерьезнейшим лицом выбирает им игру,в которую они позже сыграют. — Да, родной? — Отзывается Гук. — Мы могли бы заняться любовью. — И Тэхен не спрашивает, он утверждает. Но говорит все еще робко. — Окей, когда? — Чон сразу переходит к обговариванию даты. У него все так... беспроблемно. Он словно легкий во всем — в общении, в отношениях... он за любой движ, но ко всему относится с ответственностью и умом. И Тэхен от этого голову теряет. — Не знаю. Мы могли бы сначала обсудить то, что ты будешь делать со мной? — Также робко спрашивает Тэхен. — И то, что я должен буду делать для тебя. — Конечно, милый, не вопрос... но... — ...и, короче, представь, что я вообще девственник и что у меня никогда не было. — ...стой-стой, стой. — Прерывает Чон речь, сказанную на одном дыхании. — Ты ничего мне не должен. Это первое. Второе. Если ты хочешь обсуждения, то оно будет. — Спасибо, дорогой. Они играют в приставку, и у них ничья. Они изначально договаривались на четыре «боя». в первый победил Тэхен, во второй и третий - Чонгук, а в последний, «решающий», победу одержал Тэ. И нет, Чонгук правда не поддавался. За чаем они начали обсуждение тех самых планов. — Начнем мы, пожалуй, с того, что тебя возбуждает. Как мне тебя касаться, чтобы ты почувствовал возбуждение? От первого же вопроса Тэхен встает в ступор. Во-первых, его никогда об этом не спрашивали. А во-вторых... не было случая узнать. Хотя... один раз, когда-то давным-давно, Чимин случайно дотронулся до его головы, и Тэхену это понравилось до возбуждающего покалывания. Возможно, сойдет. — Я на самом деле не знаю. То есть.. не совсем. Никому это было не нужно из моих партнеров, а самому мне и подавно — Просто ну... подрочил.. и все. Но я помню, что мне очень понравилось прикосновение к голове. — У меня еще тонна вопросов к твоим бывшим. Ну вот как это — не интересоваться, где твоему партнеру нравятся прикосновения? — Качает головой Чонгук. — Хорошо. Голова, так голова. На месте, возможно, отыщем что-то новое. — А что ты бы хотел со мной сделать? — Спрашивает Тэхен. — Я бы хотел заставить тебя получить оргазм. И я просто жуть как этого хочу - доставить тебе удовольствие. — А... пользоваться мной ты не будешь? Ну типа... чтобы самому кончить. — Запомни, малыш. Мое самое главное удовольствие — твое удовольствие. Хорошо? Запомнил? Тэхен смущенно кивнул. Потом они обсудили подготовку и назначили время. Событие обещало быть интересным. *** Чонгук, в одних лишь пижамных штанах, подсаживается к Тэ и, приобнимая, целует его плечо. — Гу? — Зовет Тэхен, ожидая до этого немного другого. — Что, сладость? — Ласково спрашивает Чон, двигаясь по кровати на место сзади Тэхена, а после начинает расцеловывать его шею и плечи. — То есть мы не сразу будем заниматься сексом? То есть... мы начнем позже? Чонгук и не понял, о чем Тэхен говорит. Его вопросы были странными, а после заставляли конкретно так волноваться. Тэхен с бывшими партнерами начинал сразу? Что? Нет, возможно, это была страсть, но, опираясь на слова парня до сегодняшнего дня, это была нифига не страсть. — Милый. Во-первых, мы уже начали. Во-вторых, мы здесь ради удовольствия, а не ради секса. К тому же, у нас же с тобой первый раз, доверься мне, сосредоточься на удовольствии. Чонгук дышит в местечко под шеей, и даже через ткань его дыхание такое теплое и приятное. Тэхену сбивает дыхание уже сейчас. — Да, я угадал? Здесь тебе нравятся прикосновения? — Спрашивает Чон, улыбаясь. Тэхен кивает. Чонгук сидит за ним, раздвинув ноги и, как коала, обнимает его. Руки гладят спину и бока, иногда поглаживают грудь. Губы целуют места, куда они дотягиваются. Тэ просто плавится под влиянием прикосновений Чонгука. — Вот и отлично. Хорошо. Это очень хорошо. Ложись на кровать. — Целуя щеку парня напоследок, Гук отодвигается от любимого, давая ему место. — Мне не нужно раздеваться? — Пока нет. Не спеши. Если что - я все сам сделаю. Тэхену нравится ощущение чужой заботы. Он словно драгоценность, что-то очень важное и имеющее значение. И словно все сейчас для него. Парень послушно ложится на спину и не знает, куда деть руки и ноги. Под взглядом Чонгука он смущается, хотя и не ожидал, что смущение будет. Он же сто раз занимался сексом, какое смущение? Но он ни разу не получал удовольствие нормально, и большую часть этих раз он просто старался закончить все побыстрее, а во время процесса пытался игнорировать происходящее. А в данный момент... он наоборот впитывает каждое слово, каждый вдох, каждое действие. Сейчас не хочется пропустить ни секунды. Чонгук же легким и уверенным движением раздвигает чужие ноги, оглаживая в этот момент любимые коленочки. Мужчина садится между ног и нависает над Тэхеном. Тэ обнимает широкие плечи Чонгука, хватаясь за них, а младший тем временем начинает расцеловывать тело под ним. Пусть кожа скрыта под одеждой, но ощущения ужасно яркие. Через несколько минут дождя из поцелуев, Гук, опираясь на свою сильную руку и все еще нависая над Тэ, пролезает другой рукой под пижамную кофту и начинает оглаживать любимое тело там. Тэхен под ним лишь старался глубже дышать. Несмотря на отсутствие слов и стонов, Гук продолжал, расценивая сбитое дыхание как признак удовольствия. — Милый, все в порядке? Мы можем прямо сейчас перестать, только скажи. — Говорит Чон, все еще оглаживая любимый животик и целуя его через ткань. — Нет, нет. Продолжай, мне нравится. — С выдохом произнес Тэ и положил свою руку на голову Чонгуку. Парень все еще занимался областью живота, поэтому руку пришлось опустить. А Тэхен и не знал, что секс это не только ебля. Все эти вещи, что Гук с ним делает, такие приятные. Уже подрасслабившись от прикосновений к животу, Тэхен внезапно ощутил дыхание у своей киски, а также то, что Чон трется своим носом о его промежность через ткань. Не ожидав, Тэ напрягся и посмотрел испуганным взглядом на Чонгука. — Что такое, малыш? Здесь не нравится? — Внимательно всматриваясь в чужое лицо, спросил Гук. — Я никогда.. не испытывал этого. Что ты делаешь? — Я возбуждаю тебя и ласкаю тебя. — А вот... прямо-прямо сейчас? Ты терся.. носом об меня.. там? — Какой милый. — Чонгук усмехается уголком губ. — Да, я делал именно это. — Младший поднялся на своих коленях и присел рядом с Тэ и начал потихонечку поглаживать область ляжек рядом с киской, но не трогать прямо там. — Это разве приятно? — Спрашивает Тэхен, и вновь его дыхание подводит его. Прикосновения, которые совершает Гук сейчас, тоже очень приятные! И киска даже начинает пульсировать. Неужели... партнер по-настоящему возбудил Тэхена? — Мне - да. Не поверишь. Я бы с радостью съел и тебя, и ее. — Ты собираешься... сделать мне куни? — Тэхен смотрит шокировано, приподнявшись на локтях. — Да. Тебе это не нравится? — Чонгук приподнимает одну бровь. — Но... зачем тебе это? Это же неприятно и... — Кто сказал тебе такую чушь! Забудь вообще все, что тебе говорили. Я хочу сделать тебе приятно, и если тебе будет хорошо — мне тоже будет хорошо. — Я люблю тебя, Гу. — Я тоже, сладкий. — Гук мягко улыбается. В этот момент мужчина аккуратно снимает чужие пижамные штаны вместе с бельем и откладывает в сторону. Он понимает, что у его мальчика в сексуальной жизни было много ранящих моментов, и чтобы залечить раны, придется приложить немало усилий. Но Чонгук весь его, и у него бесконечное терпение. — Ты можешь в любой момент остановить меня, а также класть на мою голову руку. Не стесняйся, ладно? — Чонгук дожидается кивка и приступает к выполнению дела. Он раздвигает чужие ножки пошире и приближается лицом к промежности. Мужчина зарывается носом в короткие лобковые волосы, заставляя Тэхена резко вздохнуть от ощущения чужого горячего дыхания. Чонгук, опускаясь чуть ниже, вжимается носом уже в клитор, а языком скользит в щелочку. Тэхен под ним, до этого напряженный, наконец, отпускает себя и расслабляется. Рука Тэ опускается на голову мужчине, пальчики мнут черные густые волнистые волосы. Чона все более чем устраивает. Мужчина толкает язык все глубже, периодически мотая головой, чтобы помочь своему рту, и киска от такой хорошей стимуляции начинает течь. Гук все с радостью слизывает - Тэхен на вкус сладкий. Рот Тэ приоткрыт, и от удовольствия он пальчики ног поджимает. Ему никогда не было так приятно во время секса, никогда. — Ты такой тихий, все в порядке, любимый? — Чонгук отрывается от своего занятия, приподнимаясь. Он продолжает теребить клитор, уже рассматривая лицо Тэхена. Тот дышит тяжело, глаза его от прикосновений закатываются. — Мне очень нравится, спасибо... — Шепчет Тэхен, даже не смотря в ответ на партнера, а после начинает немного двигать тазом, чтобы самому потереться о руку Чонгука. — Какой умница. — Мягко улыбаясь, говорит Чонгук, а потом вновь вжимается лицом в промежность, чтобы продолжить куни. Мужчина чувствует, как влагалище сокращается, словно вот-вот, и его мальчик кончит, поэтому Чонгук добавляет к стимуляции языком еще и стимуляцию руками. — Гу! Гу! Я.... кажется, мне осталось немного... — Сдавленно говорит Тэ, словно он тужится, и это звучит так красиво для Чонгука. Тэхен неосознанно толкается бедрами навстречу чужому рту, и Гук только успевает держать своими руками таз, чтобы было удобнее вылизывать. Оргазм произошел тихо - только несколько рваных вдохов и выдохов, а после Тэ обмяк под Чонгуком. Мужчина, что продолжал слизывать выделившуюся жидкость со складок, только удовлетворенно улыбнулся. — Спасибо, Гу. Это было так круто... — Бормочет Тэ, но язык его заплетается. Парня тянут в теплые объятия. Тэхен, которому все неймется, тянется за поцелуем. — Ты хочешь поцелуй? Я же только что делал тебе куни. — Хочу. Почему нет? Что такого? — хмурится Тэхен и, после ухмылки Гука, наконец, получает желаемое. Поцелуй такой вкусный и страстный. Они хватаются друг за друга и все крепче прижимаются к своим телам. — Это же противно, как ты говорил. — Хихикает Чонгук, продолжая целовать чужую кожу. — Это не я говорил, а те, кто отказывались от этого. — Отвечает Тэ так легко и непринужденно, словно его слова — это слова о мягкости кровати, и вновь ластится к Чонгуку. Гук же с ужасом понимает, что ситуация в прошлых отношениях Тэ была куда более кошмарна, чем он себе представлял. — А мне вот понравилось. — Смешно дуя губы, говорит Чонгук, а после берет в свои руки руки Тэхена и начинает целовать их. — Мне тоже. Правда. Спасибо. — Говорит Тэхен спустя короткое молчание и вновь обмякает в руках Чонгука. После, полежав немного, они все же решили продолжить, и Тэхен даже сам попросил о том, чтобы они занялись сексом. Чонгук спрашивал его, правда ли он хочет и не чувствует ли он себя обязанным, но Тэхен уверял, что это его желание. Занятие любовью получилось самым прекрасным за всю жизнь Тэхена. Это было нежно, с похвалой, добротой и постоянными ласками. Тэхен был сверху, но Гук помогал ему двигаться, будучи на члене. Несмотря на, довольно большой, как показалось Тэхену, размер органа, вошел мужчина мягко и гладко. И Тэхен вообще не почувствовал боли. А во время самого процесса Чон постоянно целовал его и гладил по телу, крепко, но аккуратно, словно Тэхен хрупкий, держал, и Тэ просто плавился под его прикосновениями. Чонгук кончил через несколько минут их действий, естественно, в презерватив, о наличии которого он долго думал задолго до их секса, а после усадил Тэ к себе на колени спиной к нему и вновь довел до оргазма. До настоящего оргазма, не постановы с криками из порно, а до пика удовольствия. В тот вечер, уже закончив, они все еще не хотели друг от друга отходить дальше чем на метр, поэтому приняли решение о том, чтобы посидеть в ванне, тело к телу. Тэхен понял, как это - когда тебя любят. Когда считают тебя личностью, человеком, всегда слышат и слушают тебя. С Чонгуком Тэхен чувствует себя комфортно, расслабленно и безопасно - он может не притворяться, не скрывать и не врать, он может просто быть собой. Он может отказывать в сексе или не делать минет, может быть тихим во время ласк, может забывать приготовить ужин, и ему и слова не скажут. Просто будут нежно расцеловывать и дарить свою любовь. Тэхен может показывать свою любовь без стеснения, зная, что его не осудят ни за внезапные слова признания в любви, ни за спонтанную открыточку, что ему захотелось любимому купить. И это так здорово, когда твоему партнеру... есть до тебя дело.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.