ID работы: 14001093

Прелести тактильного контакта

Слэш
NC-17
Завершён
2172
автор
lil_Meow Meow бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
23 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
2172 Нравится 132 Отзывы 347 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Уважаемый Глава крепости Меропид, смею просить Вас о срочной аудиенции в «Дебор отеле», квартал Набонэ. Я уверен, что Вы заняты насущными делами в крепости, но надеюсь, что моя скромная просьба не останется без внимания. Отправляйтесь в отель сразу же, как прочтете данное письмо. С уважением, Судья Кур-де-Фонтейна. Невиллет отложил перо красновенечного зяблика, которое использовал для написания очередного письма, и перечитал содержимое послания, бегло осматривая внимательным и не менее критичным взглядом свои каракули. Руки слегка тряслись от несвойственного Юдексу волнения, но текст получился вполне разборчивым, даже почти аккуратным. Времени на разбор недостатков письма не было, ведь чем больше его пройдёт, тем быстрее Невиллет откажется от своей безумной, по его мнению, идеи. Мужчина бережно сложил листок бумаги и положил его в конверт, достал из набора для написания писем печатку и ложку для плавления сургуча. Кинул в инструмент для плавки небольшой кусочек смолистого вещества и поднёс к начавшей коптить и искрить свече, растапливая сургуч, который медленно стал расплываться по стенкам ложки. Когда просьба об аудиенции была плотно скреплена резным штампом сургучной печатки, Судья поднял колокольчик со стола и нетерпеливо начал трезвонить, вызывая обслуживающий персонал отеля. — Месье Невиллет, Вы звали? — в дверях показалась голова одной из официанток Дебор отеля, — к Вашим услугам, — девушка зашла в небольшое помещение и присела в книксене, выражая готовность выслушать просьбу. — Прошу, отправьте это письмо, — Юдекс приподнял руку с конвертом, — в крепость Меропид, — он протянул конверт, не вставая со стула, и, дождавшись, когда официантка дойдёт до него, продолжил, — лично в руки Его Светлости, — письмо перекочевало в руки девушки, — это очень срочная аудиенция, — строго добавил мужчина и посмотрел на прислугу многозначительным взглядом. — Хорошо, Месье Невиллет, будет выполнено, — юная официантка важно кивнула и сжала конверт, — ещё что-то? — она всем своим накрахмаленным видом показывала, как хочет выслужиться перед таким высокопоставленным лицом. — По прибытии Господина Ризли сопроводите его в эту кабинку, — Юдекс отмахнулся, показывая, что девушка может быть свободна. — Может быть, чай или кофе? — перед уходом спросила официантка. — Графин чистой воды и черный чай, будьте добры, — Невиллет очень хотел остаться наедине с собой перед встречей с Главой крепости Меропид, ведь то предложение, что он хочет сделать, дастся мужчине с непомерным трудом. — Не забудьте сахар! — воскликнул Юдекс перед тем, как дверь за девушкой захлопнулась. Дебор отель, находящийся в квартале Набонэ, был одним из самых популярных заведений Фонтейна. Владелец прославил этот ресторан своим девизом «искусство — лучшая приправа к вкусной еде» и в доказательство своих слов начал устраивать разные представления, приглашая известных и не очень артистов. Но магия этого заведения для Судьи Невиллета была в совершенно другом. Здесь мужчина мог скрыться от заискивающих взглядов зевак, постоянно лезущих репортёров и людей, чьи дела он в ближайшее время планировал рассмотреть в зале суда. О потайных каморках в заведении знали немногие гости. Точнее никто, кроме правящей верхушки Фонтейна. Владелец позаботился о комфортных переговорах с глазу на глаз в своём ресторане. Небольшие кабинки располагались прямо за стенами холла, поэтому с улицы Дебор отель казался куда масштабнее, чем внутри. Невиллет окинул помещение скептическим взглядом. В иной ситуации оснащение комнатушки его бы полностью устроило, но то, что скоро прибудет Ризли и Судье придётся распинаться перед ним в такой не очень располагающей обстановке, покоя не давало. Каморка была обставлена небольшим резным столиком, за которым Юдекс недавно писал просьбу о встрече, адресованную Герцогу крепости Меропид; на полу расстилался мягкий ковёр из шкуры лохматого вьючного яка, обитающего обычно в Сумеру; большая складная ширма из сосны, с непримечательным рисунком облаков, а вот за ней пряталась большая двуспальная кровать из юмэмиру, редкой породы древесины, которую добывали в Инадзуме; сверху над кроватью разлетались шелка балдахина, которые уютно прятали внутреннюю часть постели. Невиллет нервно прошёлся по пушистому ковру и вернулся за стол. Время шло томительно долго, как будто намеренно издевалось над незнающим куда себя деть Судьёй. Волнение подступало неприятным комом в глотке, который хотелось запить водой, которую всё ещё не принесли. Возможно и письмо всё ещё не отправили, несмотря на требование сделать это как можно быстрее. Юдекс пытался успокоиться и привести мысли в порядок, но те, как назло, наотрез отказывались раскладываться по местам и не виться в хаотичном порядке. Мужчина и сам не помнил, когда в последний раз так нервничал, накручивая себя. А ведь причина подобной неусидчивости была такой глупой и даже немного детской. Однажды, прогуливаясь недалеко от оперного театра Эпиклез, Невиллет начал подмечать, что многие люди ходят парочками, нежно держась за руки, обнимаются или вовсе бесцеремонно целуются у фонтана Люсин после того, как кинут монетку «на счастье». Это замечание в голове Судьи стало будущим рычагом прогресса в попытках изучить себя. Юдекс не понимал, почему ему не нравится, когда его нечаянно касаются люди или наоборот нарочно хватают рукава его одежд в попытке остановить Судью, при этом нарушая все приличия. Тактильный контакт вызывал у мужчины неприятные ощущения, будто его пронизывает электростихия, заставляя морщиться и делать замечания каждый раз, когда в его личное пространство нагло вторгались. Невиллет начал ненароком трогать других, чтобы посмотреть, какова же будет их реакция. Но его прикосновения воспринимали, как данность, даже не обращая внимания на изменения в поведении мужчины. Этот опыт заставил Судью задуматься ещё сильнее. Если люди не акцентируют внимания на тактильную близость, то как понять, что человеку приятно, а что — нет. И почему влюблённым так нравится обниматься и контактировать между собой физически? В этих мучительных для понимания тентативах Невиллет совсем запутался, но что-то из всего этого месива было ясно как день: он вовсе не тактильный. Позже мужчина осознал, что не все прикосновения ему одинаково неприятны. Сначала Юдекс и вовсе не замечал, как часто вступает в тактильный контакт с Его светлостью крепости Меропид, но после долгого и кропотливого анализа все же обратил на это свой интерес. Прикосновения Ризли принимались, как само собой разумеющиеся, не вызывая абсолютно никакой реакции. Наверное поэтому Невиллет и не обращал внимания, как часто они нечаянно соприкасались. Стоит одному подать какую-то бумажку другому — их пальцы обязательно контактируют. Или мужчины встречаются в коридоре и в момент расхождения задевают друг друга плечами. Ризли рассказывает о подсудимом после заседания, размашисто жестикулируя, и тут же случайно соприкасается с одеждой или кожей Юдекса. Таких моментов было целое море, но Судья запомнил далеко не все. Ему бы стоило раньше обратить внимание на их ненамеренный тактильный контакт, чтобы прийти к выводу о том, что только Ризли может помочь ему с его проблемой. Невиллет искренне хотел прочувствовать, что же ощущают простые люди, когда их трогают. Почему же они так ценят этот самый тактильный контакт? Что в нём такого сакрального? Дверь в каморку медленно отворилась, впуская официантку, которой Судья давал распоряжения по поводу письма и чая с водой. Девушка в руках держала поднос с заказом мужчины. Она поспешно прошла по помещению, опустила лоток на поверхность дубового столика, переставила с подноса графин с водой и заварочный чайник с чашками, поклонилась и также быстро пошла к выходу из кабинки, не забыв прихватить пустой лоток. — Вы передали письмо? — недовольно пробурчал Юдекс, буравя холодным взглядом спину обслуги. — Да, Господин Невиллет, письмо передано в службу экспресс доставки. Обещали доставить за минимальный срок, но сами понимаете — крепость находится под водой, — официантка обернулась и сделала книксен, отчитавшись по поводу судьбы конверта. — Хорошо… — Юдекс важно кивнул, — меня не беспокоить до прибытия Господина Ризли, — девушка вышла из помещения, аккуратно захлопнув дверь за собой. Судья отчаянно вздохнул, оставшись в одиночестве. Ему не хотелось возвращаться к вызывающим тревогу мыслям, но альтернатив мужчина не видел. Невиллет не знал, как он начнёт разговор на столь щекотливую тему. Не представлял, как попросит себя трогать и уж тем более не представлял, как Герцог крепости Меропид на это отреагирует. Прошло мучительных два часа, каждую минуту в ожидании, когда же дверь все-таки откроется. Юдекс считал себя заложником времени. Он судорожно считал секунды, лишь бы не упасть в пропасть дум. Мужчина решил, что вывалит Ризли все, как есть. Мол, хочу ощутить физический контакт, который не вызывает отторжения от одной мысли о нём. Что хочет понять, каково чувствовать на своем теле чужие тёплые ладони, что просто касаются его без каких-либо обязательств. Что только Его Сиятельство не будоражит в нём неприятное покалывание под кожей, которое до жути раздражает и тело, и разум. Но вряд ли Невиллет ответил бы на встречный вопрос «почему именно Ризли?». Он и сам не знал, что за несмешные шутки ему подкидывает судьба. *** Глава крепости Меропид заканчивал тренировку на арене по панкратиону, когда в помещение ворвались пару стражей, ведущих под руки невысокого парнишку, которого Ризли в своих владениях ранее не замечал. — Этьен, это кто? — мужчина взял полотенце, которое лежало на краю арены, и обтер влажное от пота лицо. — Герцог, обнаружили лазутчика, — подчиненный поклонился по уставу и показал на человека, который взбудоражил обычный устой жизни крепости. — И что говорит лазутчик? — Глава крепости усмехнулся, осматривая шпиона. — Г-господин Ризли, — заикаясь начал говорить юноша. Он попытался вырваться из мертвой хватки стражей, но, потерпев поражение, перестал барахтаться, — сроч-чная аудиен-нция от С-судьи… — курьер был явно напуган таким радушным приемом, ведь его буквально скрутили в бараний рог, как только он решился войти в здание тюрьмы. — Верю, — Ризли кивнул и все-таки спустился с арены, медленно подошел к потревожившим его людям и нетерпеливо протянул руку как бы намекая, что давай письмо, иначе не поздоровится. — Ребята, отпустите посыльного, иначе он не то, что конверт не отдаст… — Герцог показал взглядом на бледное лицо парня, намекая, что продолжение фразы они не услышат, а увидят воочию. Стражи убрали руки от курьера, отряхнули его, как будто извиняясь, и встали по стойке смирно, ожидая дальнейших распоряжений. Ризли забрал конверт, скрепленный оттиском Юдекса, из трусящихся рук посыльного и тут же сломал сургучную печать, достал само письмо и вчитался. «Просьба о встрече, как удивительно», — подумал мужчина, сворачивая бумагу и пряча ее в карман брюк. — Свободны, — Глава крепости и сам пошел на выход из тренировочного зала, отдавая приказ страже. — А с этим, — Этьен показал на парнишку, доставившего письмо, — что делать? — Этот идет со мной, — Ризли даже не стал останавливаться и дожидаться, когда курьер поймет, что речь идет о нем и ему пора бы ускориться, чтобы догнать Герцога. Глава крепости Меропид быстрым и уверенным шагом шел по своим владениям, обходя административный этаж, чтобы дойти до своего кабинета. На входе мужчина кивнул двум стражам, показывая, что семенящий за ним человек может пройти. Ризли вошел в кабинет и быстро поднялся по винтовой лестнице, которая лихо закручивалась витиеватой спиралью. — Жди внизу, — все также не смотря на курьера, сказал Герцог и остановился на входе на второй этаж кабинета. Граммофон издавал заливистые звуки, часы на дальней стене неторопливо шли своим привычным ходом, отмеряя временные отрезки. Мужчина понимал, что Господин Невиллет просил прийти к нему сразу же, как тот прочтет письмо, но он не мог позволить себе предстать перед Юдексом в том виде, в котором находился сейчас. Потный и взлохмаченный после тренировки, Герцог вряд ли удовлетворял требования внешнего вида для аудиенции с распорядителем неумолимого суда. Ризли стянул с себя пропитавшуюся соленым потом рубашку, кидая ее на диван. У мужчины на такой случай всегда лежала запасная чистая одежда, припрятанная в одном из маленьких отсеков величественных шкафов. Оставалось только вспомнить, в каком из них находились атрибуты одежды. — Та-а-ак, — протянул Герцог и подошел к армуару, открыл нижний отсек и тут же нашел искомое. Мужчина настороженно понюхал черную рубашку, которая так долго лежала в шкафу, дожидаясь своей участи. Легкий затхлый запах сырости ударил в нос. — Либо пот, либо затхлость, — пробубнил себе под нос Ризли, останавливая выбор на чистой, но с легким ароматом сырости, сорочке. Он поднялся с корточек, натянул на себя рубашку, быстро застегнул маленькие пуговки и осмотрелся в поисках жилета, который неаккуратно куда-то скинул перед тренировкой. Предмет гардероба нашелся на стуле. — Господин Ризли, мне еще надо успеть доставить пару писем! — орал с первого этажа курьер, поторапливая Герцога. — Сначала ты сопроводишь меня до Набонэ, — голос, который не терпит препирательств. — Но Герцог… — начал было посыльный, но тут же смолк, понимая, что если Ризли надо, то значит надо и ему. Иначе парень рисковал остаться в крепости Меропид на куда более долгое времяпрепровождение. Тем временем Ризли полностью собрался, решая оставить куртку, которая в обычные дни служила накидкой, одиноко висеть на спинке кресла, на котором мужчина любил восседать. Герцог взял с одной из полок склянку парфюмерной воды и смачно побрызгался, чтобы перебить затхлый аромат от сорочки, да и пот тела, смыть который времени не было. — Выдвигаемся, — скомандовал мужчина, спускаясь по лестнице. *** Весь путь до района Набонэ Глава крепости Меропид провел в раздумьях по поводу того, зачем же он так резко понадобился Невиллету. Почему место для аудиенции не было официальным, как это было до этого момента. «Неужели Месье Невиллет заподозрил что-то по поводу тех невербальных признаков внимания?», — думал Ризли с каменным лицом, пытаясь не выдать волнения. На самом деле Герцог был из тех людей, которым было проще что-то показать, чем рассказать напрямую. Все-таки косноязычность сыграла немалую роль в этом. Высокопарные распинания не были его стезей от слова совсем. Поэтому мужчина не нашел лучшего решения, чем просто показывать свою симпатию ненавязчивым тактильным контактом. Ризли часто замечал, как Судья тушуется от прикосновений людей, а иногда и вовсе старался опередить человека и не допустить контакта с его телом. За этим было забавно наблюдать издалека. Но в какой-то момент Герцог решил сам стать тем персонажем, который будет нечаянно касаться Юдекса, чтобы проверить его реакцию. Ведь язык жестов куда более подходил Главе крепости. И каково же было удивление мужчины, когда он осознал, что абсолютно никаких эмоций не вызывает. В моменты их соприкосновений Господин Невиллет не морщился, не отталкивал оппонента, не избегал контакта, а просто как будто не замечал. Это одновременно и расстраивало, и радовало. Ведь его попытки коснуться Судьи не пресекали, но и не реагировали на них. Еще больше Ризли начал злиться, когда увидел, как Юдекс без стеснения трогает других людей, но не его самого. Ревность, если можно назвать это так, буквально рвала Герцога на части. «Почему они, а не я?», — пульсировал вопрос в голове мужчины, заставляя краснеть от некой несправедливости, которую Глава крепости Меропид ощущал каждой молекулой своего тела. И вот сейчас Герцог стоял перед входом в Дебор отель, намереваясь войти туда с гордо поднятой головой, отыскать Судью и спросить в лоб, почему же мужчина игнорирует признаки симпатии, которые Ризли так усердно отрабатывает на Юдексе. Ресторан радушно встречал гостей своей привлекательной входной группой. Перед крыльцом заведения расстилался ковер, огороженный специальными столбиками по краям, разукрашенные причудливыми витражами двери и резные фонари перед входом. Все пестрило и буквально кричало о дороговизне Дебор отеля. Взгляд Ризли зацепился за объявление перед тамбуром. — Свет и тени переплетаются, мечта и реальность становятся единым целым… — пробурчал часть текста мужчина себе под нос, двинулся ко входу и заприметил хостес, которая встречала гостей приветливой улыбкой. Девушка поклонилась гостю и показала рукой на двери, приглашая заглянуть вовнутрь. Герцог, не раздумывая, вошел в заведение и обомлел. Просторный светлый холл, украшенный яркими цветами в больших и явно дорогих вазах. Величественные колонны, удерживающие второй этаж, возвышались, словно атланты. Ризли неспешно прошелся по холлу, отыскивая взглядом знакомую фигуру. Невиллета, как назло, было не видно. Герцог чувствовал себя некомфортно в подобной роскоши. Впереди показался бар, за который Глава крепости и поспешил пройти. Официантка, стоявшая за стойкой, радушно поклонилась и поприветствовала гостя. — Добро пожаловать! Сегодня прекрасный вечер. Чем я могу Вам помочь? — приятный голос немного успокоил бушующего зверя внутри Ризли, напоминая, что он находится здесь с подачи Судьи. — Здравствуйте, — мужчина старался быть вежливым, — Леония, не могли бы Вы подсказать мне… — Герцог прочитал имя на бейджике официантки и попытался сформулировать предложение, — подсказать мне, не знаете ли Вы, где находится Господин Невиллет? — приятные ароматы с кухни ресторана вышибали все мысли Ризли. Он только сейчас понял, как хочет поесть. — Пройдемте, Ваша Светлость, — служка быстро поняла, что перед ней Герцог, которого так ждал Судья, поэтому вспомнила наставления Юдекса и быстро повела его в сторону неприметных кабинок. — Вам сюда, — показывая на стену, сказала официантка, — если что-то понадобится, внутри есть колокольчик, — девушка сделала книксен и пошла обратно в сторону бара, где и сидела до появления Ризли. Мужчина настороженно постучал по стене и вздохнул. Что же ждет его внутри… *** Невиллет услышал тихий стук извне помещения и тут же встрепенулся, понимая, что Ризли все-таки прибыл. — Войдите, — спокойный тон, не выдающий внутренних переживаний. Дверь резко распахнулась. В кабинку ввалился Герцог, абсолютно не обращая внимания на то, как смешно это выглядело со стороны. Судья еле сдержал хриплый смешок. — Добрый вечер, Месье Невиллет, — Глава крепости Меропид вежливо поздоровался и вошел в небольшое помещение, любопытно осматривая обстановку. — Здравствуйте, Господин Ризли, — Судья кивнул головой, приветствуя мужчину. — К чему такая спешка? — Герцог перемялся с ноги на ногу и сложил руки на груди. Юдекс явно забыл все, что планировал сказать до этого момента. Он жадно вдохнул воздух и выдохнул через нос. Ноздри мужчины смешно затрепетали, выдавая легкую степень волнения. Неловкость ситуации Невиллету казалась на грани фола. Ему уже не хотелось озвучивать свое предложение, но из уважения к собеседнику, который сорвался с подводной тюрьмы на сушу, все-таки решился. — Господин Ризли, прошу меня простить за подобную дерзость, — начал расстилаться Юдекс, — и не принимать за оскорбление следующую просьбу, — мысли ворошились и метались, словно крысиный король. Да, именно так визуализировал свои думы Судья. Они словно бедные крысы, спутавшиеся и слипшиеся хвостами, рвались в разные стороны, перетягивая внимание на себя. — Так, — Герцог начал подходить к столу, за которым сидел Невиллет. — Не могли бы Вы меня потрогать? — все-таки выпалил Юдекс и отвел глаза от собеседника, стараясь не выдать свое волнение от подобного наглого вопроса. Герцог склонился над мужчиной, разомкнул руки на груди, медленно поднес одну из них к лицу Судьи и нежно коснулся щеки, вызывая почти прозрачный румянец у Невиллета. Провел ладонью вверх, смазано задевая висок подушечками пальцев, и положил руку на лоб. — Жара, температуры нет, — задумчиво протянул Ризли, расплываясь в улыбке, — Вы это хотели узнать? — от подобного издевательства над вполне серьезной просьбой, Судья возмутился. Мужчина откинул голову назад, разрывая контакт со своей кожей, и серьезно посмотрел на Ризли, — Ладно, простите, Месье Невиллет, думал, это будет остроумно, — Герцог выпрямился и потупил взор. — Я прошу показать Вас, Господин Ризли, в чем прелесть тактильного контакта, — Юдекс вернул себе холодную маску самообладания. — Я соглашаюсь на Вашу просьбу, — Герцог кивнул в подтверждение своих слов. Сомнений в трезвости вопроса даже не возникло. Какая разница, что хочет понять Невиллет, если он дозволяет Ризли касаться его? — Может быть, чай? — неожиданно перевел тему Судья Кур-де-Фонтейна. — Я бы с радостью согласился и на это предложение, — весело протянул Ризли, положил левую руку на бедро, и продолжил: — но, думаю, сначала тело, потом дело, — перековеркал название какой-то книги мужчина. — Что ж, — Юдекс налил воды из графина в одну из чашек, стоявших на столе, и жадно отпил из нее. — Давайте пройдем за ширму и обсудим детали, — предложил Ризли. Невиллет лишь кивнул на это предложение и медленно поднялся из-за стола. Оба мужчины прошли в огражденную заслоном часть комнатушки и встали, словно вкопанные. — Я могу касаться Вас везде? — все же нарушил некомфортную тишину Герцог. — Ограничимся верхней частью корпуса, — чопорный ответ, которого и стоило ждать от такой высокопоставленной персоны. Ризли неспешно подошел к напряженно стоявшему напротив мужчине. По его виду можно было понять, что он и сам не знал, с чего бы стоило начать. Невиллет старался расслабиться и успокаивал себя тем, что прикосновения Главы крепости не несут неприятных ощущений, которые обычно пронизывали тело Судьи. Когда Герцог подошел слишком близко, то в нос ударил приятный аромат его парфюма, который вышиб все мысли из головы Невиллета. Необычные верхние ноты волчьего крюка разбавляли сердце аромата, которое очень четко выделялось, обворожительно укутывая мужчину амбре мха, пачули и даже неким мускусом. Хотелось жадно вдыхать запах, исходящий от Главы крепости. От него редко пахло так притягательно и необычно. Судья привык ощущать от Герцога менее приятные ароматы. Это был запах железа, сырости крепости Меропид и неповторимого запаха самого мужчины, который разбавлял уже почти выветрившийся шлейф одеколона. Сейчас же парфюм играл роль какого-то успокоительного средства, что расслабляло и давало освоиться к чувству близости двух мужчин. Рука Ризли нежно коснулась участка шеи, неприкрытого высоким воротом и пышным жабо. По телу Судьи пробежались мурашки. Этот эффект был вызван скорее неожиданностью, нежели неприятными ощущениями. Кадык нетерпеливо заиграл, когда Юдекс сглотнул вязкую слюну во рту. Глухой ворот начал неприятно давить на шею мужчины, призывая избавиться от него поскорее. Ризли на физическом уровне ощущал, как Господин Невиллет нервничает, ожидая подвоха, но смиренно терпит тактильный контакт. Мужчине не хотелось издеваться над Судьей, ему наоборот было приятно от того, что Юдекс попросил именно его обучить чувствовать и принимать физическую связь. Сухая ладонь провела по тонкой шее мужчины и потянулась к заколке на жабо, которое держало в своем сжимающем плену горло Юдекса. — Я могу?... — тихо задал вопрос Ризли, касаясь резной драгоценности. В ответ — резкий кивок. Глава крепости Меропид старался быть аккуратным, неспешным, чтобы показать мужчине, что его прикосновения и действия не подразумевают опасности. Украшение ловко расстегнулось и упало в ладонь Герцога. Холодный металл броши обжег горячую руку. Вычурно уложенные складки жабо неаккуратно распались. Ризли резко стянул и их, высвобождая шею Юдекса из хвата всего этого пережитка аристократии. — Думаю камзол тоже здесь не нужен, — оценивая, словно художник натурщика, сказал Глава крепости и начал стягивать очередной элемент одежды. Невиллет послушно позволял себя раздевать, ничего не говоря. Ему казалось, что стоит произнести хоть слово, как незыблемая визуальная маска уверенности спадет с него, разбиваясь на мелкие фарфоровые кусочки. Уверенные руки сняли тяжелые одежды Судьи, оставляя его лишь в сорочке и надетой поверх, наглухо застегнутой жилетке. — Так-то лучше, — Ризли не собирался спешить и торопиться. Ему нравилось так нерасторопно раздевать Юдекса, уделяя внимание каждому скрупулезно подобранному элементу гардероба мужчины. Да и резкие движения могли спугнуть Господина Невиллета. Все же он мог отказаться от услуг Ризли и выбрать кого-то более подходящего на роль учителя тактильной коммуникации, нежели человека с огрубевшими и покрытыми мозолями руками. Глава крепости Меропид не сразу заметил, что дышит очень тихо и редко. Он будто боялся, что его дыхание может не понравиться Судье точно также, как и прикосновения. Мужчина пытался быть нежным, ведь понимал, что раньше не сталкивался с такой хрупкой работой, как сейчас. — Все хорошо? — Ризли не хотел молчать и наглаживал тело Юдекса так, как хотелось ему. Он хотел, чтобы Невиллет непосредственно участвовал в процессе, помогал, рассказывая, где ему приятно, а где не очень. Герцог хотел чувствовать двустороннюю связь. — Да, — хрипло ответил Судья и вновь смолк. — Я продолжу, — и принялся расстегивать маленькие пуговки на жилете мужчины. На самом деле, он очень хотел дернуть за края одежды, чтобы застежки разлетелись в разные стороны и не вызывали сопротивления, но эту звериную натуру Ризли покажет в другой раз. — Я могу сам снять жилет, — приглушенно сказал Невиллет и взял руки Герцога в свои, останавливая его действия, — мне неловко оттого, что Вы меня раздеваете, — Судья все же собрал всю свою храбрость и заглянул в манящие голубые глаза. — Я лишь проявляю заботу, — ему было приятно ощущать ладони Юдекса на своих. Они были такие нежные и холодные по сравнению с его сухими, знающими, что такое тяжелый труд, шершавыми руками. Они смотрели друг на друга – немой невербальный диалог. Спор, кто же все-таки возьмет инициативу по раздеванию Господина Невиллета на себя. Ризли все же отступил, выпуская руки из объятий Судьи. Теперь Глава крепости Меропид внимательно наблюдал, как ловко у Юдекса получается расправиться с мелкими пуговичками, которые вовсе не поддавались на уловки Ризли, когда он их касался. Жилет небрежно полетел на пол. Это вовсе не было похоже на обычно педантичного Невиллета, но Герцог не стал акцентировать на этом внимания. Полупрозрачная приталенная сорочка — единственное, что разделяло Ризли от желанного тела мужчины. Он жадно смотрел на шелковую, почти невесомую и полупрозрачную ткань. За ней можно было рассмотреть ореолы сосков Судьи, которые превратились в маленькие бусинки от непривычной прохлады и теперь игриво выпирали через нежный материал, привлекая внимание. Герцог не сдержался и безрассудно коснулся одного из них, чем вызвал бурную реакцию тела Юдекса. Мужчина резко вздрогнул и опустил взгляд на длинные пальцы Ризли, которые аккуратно сжали розовый бугорок сквозь ткань сорочки. По телу Невиллета прошелся электрический разряд, но не отвращения, а приятной неги. Он и не знал, что так бывает. Ему явно нравилось происходящее здесь и сейчас. — Я же могу? — Снова неоднозначный вопрос от Герцога. Глава крепости не стал дожидаться, когда Юдекс сообразит и ответит, прикладываясь к месту, где находился сосок, губами. Преграда в виде ткани стала мокрой от слюны Ризли. Он облизнул горошинку, прячущуюся за последним элементом одежды, от которой мужчины еще не успели избавиться. Ему нравилось наблюдать за реакцией Судьи, который не понимал, почему подобные действия так приятны ему. Губы вновь подхватили изнеженный сосок и вобрали в рот, легонько посасывая. Глава крепости смотрел за реакцией Невиллета исподлобья, мучая его грудь своими томными поцелуями. Он зажал второй бугорок соска между пальцев и поигрался с ним. Изучение первой эрогенной зоны Юдекса проходило успешнее, чем предполагал Ризли. Мужчина видел, как Невиллет запрокидывает голову, как его адамово яблоко выступило и заиграло на тонкой шее. Его дыхание участилось, подтверждая, что этот контакт мужчине пришелся по вкусу. — Давай снимем сорочку, — все-таки оторвался от ласк и сказал Герцог. Рубашка быстро слетела с широких плеч Судьи и отправилась куда-то в сторону, где валялся жилет мужчины. Ризли решил сбавить обороты нежностей. Ведь его целью было не совратить Невиллета, а скорее показать ему, что тактильный контакт может вызывать позитивные эмоции. Мужчина нежно провел по плечам Юдекса, подмечая, как они расслабляются от движений его тяжелых ладоней. — Все в порядке? — очередной обеспокоенный вопрос Ризли. Он искренне переживал не доставляет ли мужчине дискомфорт своими действиями. — Я… — Невиллет стушевался, подбирая слова, — мне нравится, — вздохнул и признался честно. Герцог был доволен таким ответом. Значит Глава крепости Меропид делает все верно, нерасторопно доставляя удовольствие партнеру. Мужчина медленно, словно хищник, обошел Судью, вставая за его спиной, и коснулся выпирающих лопаток. Мышцы под ладонью Ризли заиграли, будто пытаясь смириться с тем, что и им уделили внимание. Руки двигались хаотично, уделяя каждому участку спины должное внимание. Это было похоже на массаж, но Герцог хотел добиться совершенно иного эффекта. Ладонь соскользнула на копчик, прикасаясь практически невесомо. Ниже — нельзя. Они же договорились только о верхней части тела. — Это... интересные ощущения, — сделал замечание Невиллет, обдумывая, что же чувствует, когда Его Светлость касается его спины. Это было приятно и нежно, но не более. — Возможно так тебе понравится больше, — мужчина взял густые волосы Судьи и перекинул их через плечо, губы Ризли коснулись кожи между лопаток. Скользкая дорожка мокрых поцелуев, идущая вверх. И вот язык проводит по выступающему седьмому позвонку и чмокает его, одаривая отдельным вниманием. — М-м, — Судья не стал давать отчетливый ответ на действия мужчины, расценивая, что простого мычания будет достаточно. Герцог тем временем переключился на шею. Руки вернулись на плечи и чуть надавили, снимая напряжение. Губы нежно водили туда-сюда по зашейке. Он не целовал, просто касался, но не без томительной ласки. Внезапно прикусил кожу у основания плеча. Ризли почувствовал, как дернулся от неожиданности Юдекс, но ничего не сказал. Покусывая фарфоровую кожу, рот мужчины перешел на манжету плеча. Острый угол манил и призывал Главу крепости подарить очередной поцелуй. Герцог не мог сопротивляться этой притягательности. Краткий чмок, резкий укус и зализывание ранки юрким языком. — Мне немного неловко, — все-таки подал голос Невиллет, — даже стыдно… — Ризли в ответ на такие слова резко развернул мужчину на себя, заставляя того посмотреть прямо в глаза. — Стыд учит принимать свои теневые стороны, — он лишь пытался успокоить Судью, но вышло так, будто поучал. — Нет, все-таки стоит закончить на сегодня, — Господин Невиллет начал мотать головой, прикрывая глаза, словно не мог поверить, что позволил Герцогу так трогать себя. — Хорошо, если тебе неприятно, то я согласен прекратить, — Глава крепости Меропид узнавал одну из стадий принятия в голосе Юдекса. Он часто сталкивался с этим явлением, состоящим из пяти этапов, которые ведут к принятию ситуации. В Меропид почти каждый заключенный проживал их, пытаясь, то отрицать, то агрессировать, то торговаться, бывали и те, кто сразу перескакивал на стадию депрессии. — Мне приятно… — пытался оправдаться Судья, чтобы не задеть стараний собеседника. — Мы так быстро прошли стадию отрицания? — вопрос риторический, саркастичный. Герцог пытался сдержать желчь от обиды на то, что он так пытался доставить удовольствие и на то, как Невиллет не ценил эти старания. Мужчина не хотел ругаться из-за того, что возбудился от своих же действий, а его так нагло прервали. Ризли развернулся и вышел из-за ширмы. — Стой! — Юдекс пытался понять, почему ему стало так стыдно. Возможно, это было из-за того, что никто и никогда до этого момента так не прикасался к нему. Не дарил этих, тянущих аж в паху, ощущений. Он испугался того, что его тело так реагирует на мужчину. Так жарко и возбужденно он себя никогда не чувствовал, — Я не хочу прекращать… — все-таки признал Невиллет, прося вернуться Ризли. Ризли, стоявший за пестрой ширмой у стола, жадно хлебал чай прямо из заварочного чайника. Ему не хватало сахара, да и сам напиток давно остыл, но он привык довольствоваться малым. Услышав о том, что Судья все же не хочет прекращать, мужчина чуть не поперхнулся заваркой, которая так некстати попала в его рот. Герцог глубоко вздохнул и вернулся к Невиллету. Он обхватил талию мужчины и положил руки на солнечное сплетение, начиная медленно поглаживать. Детская уловка, чтобы успокоить волнение, но работала абсолютно на всех. — Выдохни и расслабься, — тихий голос в область загривка Судьи, — я буду делать только то, что Вам, Юдекс, кажется приемлемым, — уважительное обращение должно было уменьшить стресс мужчины, чтобы он понял, что все еще главный в этом симбиозе. Судорожный вздох, Невиллет пытается расслабиться и вновь довериться этим, с виду грубым, но по факту нежным рукам. Ризли продолжал гладить солнечное сплетение мужчины, слушая его тихое дыхание, которое иногда сбивалось от волнения. — Теперь я могу трогать только руками? — спросил Герцог, положил подбородок на плечо Судьи, остановил движение ладони и замер, ожидая ответа. — Нет… — почти шепотом ответил ему Невиллет. В этот момент Ризли просиял, понимая, что все права на изучение губами, языком и клыками — остаются за ним. Ему нравились эти легкие, ничего не требующие, заигрывания. — Что ты хочешь, чтобы я сделал? — прямо спросил Глава крепости Меропид. — Мне очень понравилось, как ты целуешь соски… — Юдекс не мог поверить, что произнес что-то подобное вслух, но отмотать время назад уже нельзя. Объятия разомкнулись, Герцог обошел Судью и прильнул вплотную к соску. Протяжно выдохнул ртом, чтобы бугорок почувствовал близость и затвердел. Розовая горошинка тут же выступила, по груди Невиллета прошлись мелкие мурашки. Ризли чуть отодвинулся и подул на сосок уже прохладным воздухом. Смена температуры заставила резко охнуть мужчину, над чьей грудью проводили эксперименты. Маленькие, светлые волоски на теле Юдекса протестующе встали дыбом. Влажный язык все же коснулся заалевшего бугорка, втянул его в рот, губы плотно обхватили нежную кожу и слегка обсосали. Пленительное удовольствие вызвало глухой стон у Невиллета. Осада трезвости ума ослабла, ее сменило навязчивое возбуждение, которое пульсировало в паху. — Ваша светлость… — позвал Судья с придыханием. — Я буквально облизываю твое тело, — усмехнулся Ризли, отрываясь от жаждущего ласк соска, — может пора отбросить этот неуместный политес? — И когда только выучил… — Юдекс неожиданно охнул, когда ладонь Герцога легла на его пресс и медленно провела вниз, к паху. Изначально он планировал подтрунить над «умным» словом, сорвавшимся с губ Главы крепости. — У меня был хороший учитель, — тут же отрикошетил шутку Герцог. Язык Ризли скользнул между напряженными кубиками пресса Невиллета. Он не заметил, как заигрался и оказался на грани дозволенного. В брюках Судьи, Глава крепости Меропид заметил выпирающий бугорок, который наглядно показывал, как его хозяину нравится тактильный контакт в понимании Ризли. — Скажи честно, ты согласился на мое предложение, чтобы поиздеваться? — как-то злобно спросил Невиллет. Видимо, вторая стадия принятия все же пришла на смену первой. — Афронт — не мой стиль, Невиллет, — Герцог впихивал в ответы все умные слова, лишь бы произвести впечатление не только умелым ртом, но и тем, что из него иногда вырывается. — На самом деле… — Ризли поцеловал выпирающую из-под брюк тазовую кость Судьи, — мне нравится тебя трогать, — томно продолжил мужчина, ожидая реакции на его слова. — Ах, — резко издал звук Юдекс и положил руку на затылок Герцога, тыкая его в пах, который заныл с новой силой. — Нет, — мужчина резко поднялся, не ведясь на указку Невиллета. Его ладонь накрыла член Судьи, спрятанный под брюками, — сюда мы вернемся позже с Вашего позволения, — Глава крепости заглянул в горящие яростью и возбуждением глаза мужчины, стоящего напротив и утонул. Не терпящее отлагательств желание поцеловать влажные губы Юдекса затопило разум. Ризли резко подался вперед и впился в рот Невиллета. Резкая мысль о том, что это может напугать мужчину, отрезвила и сбавила напор Герцога. Тягучий, нежный поцелуй словно стер границы дозволенного. Судья ответил на требования Ризли впустить его к себе в рот, язык нагло прошелся по полости, будто намереваясь пересчитать зубы. Скользнул по небу, но был перехвачен неумелым языком Юдекса. Они сошлись в томном и медленном противостоянии, которое вызывало волны возбуждения. Хотелось большего и немедленно. Языки сплетались в нежном танце, принуждая прикрыть глаза, чтобы прочувствовать весь эмоциональный фон нутром. Дыхания не хватало, но отрываться от губ друг друга не хотелось совсем. Даже если бы они оба задохнулись от этих влажных причмокиваний, то не пожалели бы об этом ни на секунду. Тонкая струйка слюны потекла по подбородку Невиллета, Ризли оторвался от рта мужчины и ловким движением языка слизал жидкость с лица Судьи. — Прости, кажется мы отошли от главной темы сегодняшней встречи, — взор Герцога потупился от осознания того, что он буквально совращал Юдекса. — Я уже не хочу, чтобы ты просто трогал меня, — строгий тон, но честное признание. — Чего же ты хочешь? — Ризли пытался воодушевиться, но мерзкое ощущение, что он пользовался некой неопытностью мужчины, никуда не хотелось деваться. — Тебя, — Невиллет притянул Герцога ближе и облизал влажные от поцелуя губы. — Я хочу тебя раздеть, так же, как ты меня… — Глава крепости Меропид подавился воздухом от такого честного признания. Возможно, это Судья перехитрил его и пользовался им… Юдекс начал расстегивать жилет Ризли, его пальцы слегка подрагивали от нетерпения, но его лицо не выдавало абсолютно никаких эмоций. — Мне помочь? — мужчина посмотрел, как торопились ладони оппонента. — Нет, я сам, — сейчас Великий распорядитель неумолимого суда Фонтейна больше напоминал вредного, но кропотливого в своих неловких попытках юнца. Он очень старался быть нежным и аккуратным, но возбуждение все портило, ломая плавность движений. Пуговки на жилете все-таки сдались под напором Юдекса и послушно повылезали из петелек. Невиллет медленно стянул ненужный элемент гардероба и отправил его в дальний полет, к своим, уже валяющимся на полу, вещам. — Где же ты потерял свой красный галстук? — манящим голосом спросил Судья, приступая к рубашке. — Я бежал сюда с тренировки, — честно признался Ризли, намекая, что даже не подумал об этом элементе своего повседневного внешнего вида. Невиллет хмыкнул, удовлетворенный ответом. И стянул с покатых плеч черную сорочку. Ему хотелось разглядывать поджарое тело накаченного мужчины, даже шрамы не портили визуальной эстетики, которую жадно изучал глазами Судья. Он буквально облизывался, признавая, что ему нравится это произведение искусства, которое предстало перед его голодным взором. — Нравится? — усмешка, но добрая. — Хочу попробовать, — Юдекс склонился над кубиками пресса и провел языком по ним. Легкий соленый привкус пота, мускуса и этот вкус кожи мужчины. Хотелось облизать его всего. — Нет, Неви, сегодня я удовлетворяю тебя, — Ризли остановил взбудораженного Юдекса и повел его к постели. — Мы правда сделаем это? — вопрос скорее риторический. — Если ты этого хочешь, то я постараюсь доставить тебе максимум удовольствия, — Герцог просиял, давая обещание. — А ты? — Хочу, — кивнул Ризли и толкнул Невиллета на кровать. От падения на мягкие перины балдахин дернулся, причудливо развеваясь. Глава крепости Меропид встал над лежащим мужчиной. Замер в ожидании ответа. Ему очень хотелось доставить удовольствие Невиллету, поэтому он боялся услышать отказ. — Я согласен, — тяжелый вздох и Юдекс прикрывает глаза в попытке скрыть стыд. Герцог присел на колени перед кроватью. Он всегда мечтал снять эти высокие ботфорты с длинных ног Невиллета. Руки потряхивало от возбуждения, но он терпел, медленно стягивая левый сапог. Судья поерзал, устраиваясь удобнее на матраце, и приподнялся, внимательно изучая, что же делает его будущий любовник. Когда одна из ног выбралась из тугого плена высокого ботинка, Ризли поспешно переместился на вторую. Ботфорт послушно сползал с ноги, не оказывая сопротивления. Юдекс начал расстегивать свои брюки, лишь бы ускорить этот медленный процесс оголения своего тела. — Не торопись, — прошептал Герцог, когда разул мужчину полностью. Он перешел на штаны, которые Невиллет уже почти стянул со своих бедер. Одно ловкое движение и брюки валяются на полу. — Чулки? — искренне удивился Ризли, увидев полупрозрачные черные гольфы, которые были натянуты чуть выше колена. Глава крепости Меропид, увидев, как Судья потупился, понял, что видимо сморозил что-то не то. — Мне очень нравится, — он склонился над стройными ногами Невиллета, раздвинул их и забрался между ними. Левую конечность мужчина закинул к себе на плечо, поцеловал мягкую ляжку там, где кончался чулок, и зацепил зубами край гольфа, игриво оттягивая. Резко отпустил, и резинка шлепнула по коже, — я не буду их снимать с тебя, — Юдекс начал подниматься, чтобы самому избавиться от чулочных изделий, но Ризли не дал, надвигаясь на него, словно голодная пантера, — и тебе не дам снять их, — Герцог поддался вниз и поцеловал уголок губ мужчины, — меня эта картина очень удовлетворяет, — тихий, эротичный шепот и новый поцелуй, уже более томный, возбуждающий. Невиллет поддался бедрами вверх, касаясь своим возбужденным членом паха Главы крепости, призывая действовать более расторопно. — Не торопись, я хочу показать, что такое нежность тюремщика, — Ризли попытался пошутить, но понял, что, вероятно, это совсем не к месту. — Твое остроумие немного сбивает, — Судья улыбнулся, объясняя, что все-таки Герцог прав. Дорожка мокрых поцелуев от подбородка до правого соска. — Дальше… — скомандовал Невиллет. Ему уже не хватало той стимуляции сосков, хотелось куда большего. Мужчина послушно опустился вниз и провел языком по блядской дорожке, доходя до чувственного члена Судьи. Ризли услышал стон, сорвавшийся с уст Юдекса. Юркий язык коснулся пениса любовника, жадно облизав его от основания до головки. Невиллет нетерпеливо поерзал бедрами и приподнялся вверх. Глава крепости Меропид взял фаллос в руку, оттянул крайнюю плоть и поцеловал розовую головку. Обвел ее языком, заигрывая с возбужденным органом. Ризли нравилось слушать всхлипы Невиллета, который томился и таял от подобных ласк. Член оказался в теплом рту Ризли. Он обсосал его, причмокивая. Судья от таких приятных ощущений вцепился руками в покрывало, сминая его. Новый протяжный стон сорвался с губ. — Я еще вернусь к нему, — Герцог хотел целовать тело любовника, одаривая каждый участок должным вниманием. Он облобызал выпирающую тазобедренную кость Невиллета, пройдясь дорожкой кратких чмоков по косым мышцам, и вновь прильнул к твердому соску. Ему нравилось наблюдать за тем, как реагирует тело Юдекса на такие чувственные ласки. На его ласки. Эта картина возбуждала даже больше, чем осознание того, что они скоро сплетутся в сексуальном акте. Нежный укус горошинки соска, всхлип любовника, витающие вокруг ароматы возбуждения, смешивающиеся с терпким парфюмом. Все это пьянило и выбивало последние трезвые мысли Ризли. Возбуждение яркой пульсацией распространялось по всему телу. Пока Герцог терроризировал ореолы сосков Невиллета, облизывая их, сам Судья поддался тазом вверх и начал тереться пенисом о грубую ткань брюк любовника, стимулируя будущий оргазм. Волосы, словно шелковые нити, которые так старательно плел шелкопряд, небрежно разметались по постели, выстраивая причудливый узор паутинки; раскрасневшееся лицо Юдекса покрывали мелкие капельки пота, словно роса на рассвете; обворожительные острые ушки, покрывшиеся румянцем, слегка подрагивали и казались еще более длинными. Мужчина мотал головой, словно бессознательно пытаясь отрицать то, что ему очень нравится все происходящее, но громкие стоны, вздохи и всхлипы — оглашали совсем иное. — Ох, — Судья выпятил пах, еще сильнее прилегая к бедрам любовника, — я сейчас… — договаривать Невиллет не хотел. Ему и так было достаточно неловко и стыдно от того, как недостойно он себя ведет. — Тише, тише, — Ризли понял, что хотел сказать Юдекс, ведь ему самому до безумия хотелось кончить только от вида взбудораженного, обнаженного и такого смущенного мужчины, — Потерпи еще чуть-чуть, — нежным тоном попросил Герцог, притянул к себе любовника и свободной рукой стянул со своих бедер брюки, — давай вместе, — ладонь Ризли обхватила оба члена и медленно, словно пытая, начал водить по плоти, мастурбируя. — Я…Я…- Невиллет задыхался от пульсирующих волн. Он выгнулся еще сильнее, толкнулся в руку мужчины и вцепился руками в спину Ризли с громким криком. — О-о-о… – тело неконтролируемо затрусило. Судье казалось, что это не он дрожит, а кровать под ним. Мышцы сводило от нахлынувших ощущений. Юдекс чувствовал, что сейчас потеряет сознание от невообразимых чувств, что набросились на него так резко. — А-а, — это был уже крик, а не стон. — М-м, — протянул Герцог, вновь проводя по стволам членов. Финал был яркий, вплоть до искр в глазах. Весь воздух выбило из легких, заставляя судорожно пытаться схватить хоть каплю кислорода, чтобы не задохнуться. Невиллет выгнулся навстречу мастурбирующей ладони и вновь прокричал что-то невнятное. Ризли потянулся к припухшим губам мужчины, яростно сминая их поцелуем, в попытке погасить крик любовника. Их громкие прелюдии явно привлекали внимание извне. Оргазм накрыл их одновременно. Каждый переживал его по-своему, но ясно было одно — для обоих мужчин это была феерия. Жадный, страстный поцелуй затянулся, словно сливочный крем при взбивании, языки сплетались в чувственном танце. В этот раз они не пытались выяснить, кто будет вести этот бал. — Я опять хочу… — Невиллет кивнул подбородком, намекая, что его член вновь стоит колом. — Мм, никогда бы не подумал, что Месье Невиллет — такая страстная натура, — мягкая улыбка, чтобы не обидеть Судью. Ризли опустился вниз, туда, где на теле Юдекса смешалась сперма обоих мужчин, напоминая о недавнем оргазме. Он начал слизывать телесную жидкость тщательно, словно пытался отмыть от стыда любовника. Тело Судьи поежилось от новой ласки. Мужчине было неловко от того, что Герцог так заботливо относился к нему. Горячий язык прошелся по шелковой коже вокруг пупка, очищая ее от семени. — Я не могу, — Невиллет резко перевернулся на живот, прячась от бесстыдных действий любовника. Такое поведение не задело Ризли. Он прекрасно понимал, почему у Юдекса такая реакция. Вряд ли кто-то когда-то так раскрепощал его, кроме самого Главы крепости. Набухший от новой волны возбуждения член Судьи просил удовлетворения, но Невиллет не хотел просить Герцога вновь уделить ему внимание. От безысходности мужчина начал толкаться в смятое покрывало, стимулируя половой орган. Ризли молча наблюдал за действиями Судьи и улыбался. Как же ему неловко, но терпеть невмоготу. — Просто скажи, что ты хочешь… — прошептал Глава крепости и легонько шлепнул по ягодице мужчины. — Я сделаю все… — такой же томный шепот. — А-а-а, — Невиллет провыл и яростно сжал ягодицы перед новым толчком в постель. Снова в глазах заиграли искры, но не такие яркие, как в первый раз. Мужчина вновь кончил, недовольно хныкая. Ему хотелось пережить такую же феерию, но самостоятельно вышло не так приятно. Герцог потянул любовника за бедра, заставляя его съехать ближе к краю кровати, раздвинул его ноги, присел на колени на пол и склонил голову перед задом Невиллета. — Я покажу тебе кое-что еще, — Ризли укусил накачанную ягодицу мужчины, заставляя его вскликнуть то ли от боли, то ли от неожиданности. — Тебе понравится… — руки раздвинули мягкие ягодицы, открывая взор на алеющее узкое колечко ануса. — Может не надо? — провыл от безысходности Невиллет. — Торг здесь не уместен, — строго ответил Герцог и коснулся языком ягодицы, скользя ближе к сжимающейся от предвкушения дырочке. Он мокро облизал анус мужчины и юркнул языком внутрь без промедления. Хриплый стон любовника огласил, что Ризли делает все верно, и эти манипуляции очень даже приятны. — Это так грязно… — бормотал Судья, утыкаясь лицом в постель, чтобы заглушить новый возглас. — Я не совсем этого хотел, когда звал тебя… — мужчине хотелось хвататься за все подряд, яростно сминать простыни, дрыгать ногами в разные стороны, лишь бы не чувствовать, как же ему приятно от подобных томных пыток. Ризли не отвлекался от изучения анального кольца, поэтому молчал, прокручивая в голове забавные, по его мнению, ответы для Юдекса. — Агр-х, — Невиллет уже рычал, пытался вырваться из стального захвата рук, лежащих на его бедрах, но все было безуспешно. Оставалось лишь ощущать, как грязно его трахают языком, но при этом так нежно, даже внимательно. Судья пытался держаться, но от одной мысли о том, что творит это Герцог-негодник, он не сдержался и вновь эякулировал на кровать. Юдекс не сразу понял, что кончил, изливаясь семенной жидкостью. Мужчина пришел в себя лишь тогда, когда осознал, что лежит на постели, словно рыба, выброшенная на берег, и хватает воздух ртом, не находя спасения в нем. — Какой же ты пылкий, — все-таки подал голос Ризли, отрываясь от ласк. — Я тебя ненавижу… — просипел Невиллет и встал в коленно-локтевую позу. — дай мне время отойти, — взмолился мужчина, отлепляя от себя мокрое покрывало, которое так неприятно липло к телу. — Мы перешли к стадии депрессии? — хохотнул Герцог. Ему так хотелось прижать тело любовника к себе, согреть своим жаром, расцеловать румяное лицо обычно непоколебимого Судьи. — Я в ней с момента, как ты заставил меня… ох, — ему было все еще стыдно признавать, что он кончал от действий этого мужчины. — Выкинь эту тряпку, — потребовал Ризли, замечая, как Невиллет старался прикрыться покрывалом, пропитанным спермой насквозь. Юдекс послушно сбросил с кровати несчастную ткань и упал на мягкое одеяло. Глава крепости был готов петь дифирамбы этому обнаженному телу, лежащему на белом постельном белье. Он чувствовал зверское возбуждение только от одной мысли о том, как хочется овладеть мужчиной в полной мере. — Перейдем к растяжке? — Герцог оглянулся на неприметную тумбочку, стоящую у кровати. Там наверняка прячется небольшая склянка со смазкой для полового акта. — Я сам, — проворчал Невиллет, оценивая свои длинные пальцы, а после и вовсе сравнил их с мощными конечностями любовника. — Предлагаешь мне наблюдать и не лезть? — Ризли насупился. Ему стало как-то не по себе, что ему не предлагают участия в подобном мероприятии. В ответ уверенный кивок. Глава крепости заглянул в тумбу, осмотрел скудное содержимое и выудил то, что искал. Небольшая баночка лубриканта перекочевала из рук мужчины в ладонь Судьи. — Обильно смажь пальцы, — давал наставления Герцог, наблюдая за действиями мужчины. Невиллет послушно открыл смазку, налил в ладонь и начал растирать ее по пальцам, после чего поднял голову, как будто спрашивая, что делать дальше. — Аккуратно начни вводить палец, — Ризли хотел сорваться и перехватить инициативу, но не стал смущать мужчину. Хочет сам — пусть пробует. Ноги разошлись в сторону, ища опору. Юдекс опустил руку к анусу и начал входить пальцем в узкое колечко. Он чувствовал, как холодная и склизкая конечность без проблем проскальзывает в тёплое нутро. — Все хорошо? — обеспокоенно спросил любовник и посмотрел на совершенно спокойное лицо Невиллета. — Ну… — прицениваясь, сказал Судья, — мне не больно, — хмыкнул мужчина и принялся двигать пальцем внутри себя. — очень странные ощущения, — очередное замечание. — Привыкай, — кивнул играющий роль наставника, Ризли. Невиллет поменял положение руки, чтобы удобнее было себя растягивать, и неожиданно охнул. Палец, находившийся внутри, задел какую-то точку, которая резко запульсировала, вызывая приятное ощущение. — Двигайся в том же положении, — намекнул Герцог, понимая, почему любовник так стушевался. Он нашел простату. Слушая наставления любовника, Невиллет снова вошел под тем же углом. Ему было приятно, но не так, как если бы это делал Ризли. Он это прекрасно осознавал, но сдаваться и вновь отдавать себя в умелые руки мужчины — не хотел. Судье нравилось видеть, как Герцог сидел на краю кровати, чуть ли не срываясь помочь, но держался из последних сил. Как он наблюдал голодным взглядом за саморастяжкой Юдекса. Мужчина нарочно громко простонал в очередной раз и посмотрел из-под полуопущенных век на любовника. Желваки на идеальном лице Главы крепости напряглись и заходили. Черты лица обострились. Если Ризли мучал его физически, то Невиллет мстил визуально, показывая, как ему хорошо и приятно без участия любовника. — Вводи второй палец, — рычал Герцог, но не рыпался. Знал, что это импровизированное представление, которое направлено лишь на то, чтобы заставить Ризли сорваться. — Мм, — промычал Невиллет и начал вставлять в себя уже два пальца, пластично изгибаясь в пояснице. Ноги мужчины слегка подрагивали от напряжения. Его светлость не сдержался и схватил одну из опор Судьи, чтобы подразнить. Глава крепости Меропид поцеловал пятку любовника, прячущуюся под полупрозрачным чулком. Он обещал не снимать его, но сейчас как никогда хотелось сорвать, облизать аккуратные пальцы Невиллета, вобрать каждый из них по отдельности в рот, посасывая. Ризли был так распален, что вряд ли мог мыслить трезво. Он покрывал краткими поцелуями стопу, лизал ее, словно смиренный пес, ласкающий своего хозяина. Юдекс рвано дышал, медленно растрахивая себя пальцами, но смотрел он лишь на любовника, который водил губами уже по узкой щиколотке, даруя легкие ласки. Их взгляды встретились. Наэлектризованное пространство между ними заискрило. Возбуждение мужчин было на пределе. Хотелось сорваться, прильнуть друг другу, но они продолжали держаться и мучить друг друга томными охами, стонами и хриплыми вздохами. Герцог не сдержался и все-таки порвал тонкую ткань чулка, высвобождая ножку Невиллета из плена капрона, и вновь принялся целовать ее, облизывать пальцы и покусывать их. Юдекс разрывался между ощущениями, которые дарил сам себе и которые доставлял ему любовник. — Третий… — язык щекотно провел по стопе, заставляя конечность дернуться. Тихий приказ Ризли, и рука Судьи смиренно добавляет еще один палец. — Не больно? — дорожка поцелуев от пятки до внутренней части бедра. Громкий стон любовника. Пальцы начинают вбиваться в анус с большей скоростью. Ему не больно — приятно. Даже слишком. Зубы Главы крепости прикусили тенар ладони Невиллета, заставляя снизить скорость. Юдекс заныл, отказываясь мириться с такой участью. Ему хотелось быстро входить в себя, доставляя удовольствие. — Дай мне доставить тебе очередной оргазм, — мужчина отвел руку, которая растягивала анус, поцеловал тыльную сторону ладони и отпустил. — Я хочу тебя в этой позе, — прошептал Ризли, быстро пересел, оказываясь между бедер любовника и вновь приспустил брюки. Член Герцога был направлен в подрагивающее колечко. Невиллет прикусил нижнюю губу, предвкушая, как же ему сейчас будет хорошо. — Если будет больно — потерпи, — Глава крепости склонился над распаленным телом любовника и поцеловал его в лоб. Мужчина медленно, без расторопности начал входить в предварительно растянутое лоно, но ему все равно было узко и некомфортно. Ризли перехватил рукой член и натянул крайнюю плоть полового органа, чтобы минимизировать дискомфорт. — Давай уже, — нетерпеливо проскулил Юдекс, хватаясь за плечи любовника. Он был готов терпеть любую боль, лишь бы член Герцога наконец-то вошел и коснулся той пульсирующей точки внутри. Ризли не реагировал на провокации и продолжал медленно проникать внутрь в своем темпе. Ускориться ему мешал и нетерпеливо ерзающий таз любовника. — Угомонись… — простонал Глава крепости, пытаясь утихомирить Невиллета, который терся задницей по одеялу и мешал проникновению. Юдекс замер и терпеливо ждал, когда же уже любовник войдет хотя бы на половину. Он чувствовал неприятное ощущение от тянущихся стенок ануса, но терпел. Удовольствие от неспешного, нежного и манящего темпа — вот, что хотел показать любовнику Ризли. Его сердце рвало на части от понимания, что он внутри неумолимого распорядителя суда Кур-де-Фонтейна. И ему очень хотелось, чтобы сегодня, в этом половом акте, неумолимым был именно Герцог. Член вошел почти полностью, когда Глава крепости остановился и дал любовнику обвыкнуться с чувством наполненности. Невиллет нетерпеливо дернулся, показывая мужчине, что готов уже начать. Ризли начал медленно двигаться внутри, задевая стенки ануса. — Ах… — вскликнул Юдекс, притягивая к себе Герцога. Он жадно впился в его губы, умоляя сжалиться и нарастить темп. Судья начал двигать бедрами навстречу пенису, который хозяйничал внутри, но Ризли положил руки на таз любовника, сжал его и начал удерживать от резких движений, медленно направляя навстречу. Причмокивающие звуки, липкие от пота и других телесных жидкостей тела, громкие всхлипы в губы друг друга, редкие звуки шлепков, когда Герцог позволял себе проникнуть на всю длину члена. — Пожалуйста… — все-таки взмолился Невиллет и крепче прижал к себе мужчину. — Покричи для меня, — это было простой просьбой, без издевательских ноток. Сейчас Ризли был не в состоянии острить и смеяться, ему хотелось навсегда остаться внутри любовника, где было узко, тепло и до одури приятно. — Я молю-ю, — громкий крик, какой только мог выдавить из себя Юдекс. Голос сорвался на последних нотах, переходя на хрип. Ризли разрешил себе резко вбиться в распаленное тело Невиллета. Громкий шлепок бедер о ягодицы. Любовник под ним заскулил, выгибаясь. Ему хотелось принимать в себя пенис с куда большим темпом. Чтобы Ризли просто вытрахал из него все мысли, а он наоборот мучил и заставлял таять от нежности. Тело задрожало от возбуждения, покрылось испариной и совершенно перестало слушаться хозяина. — Тебе приятно? — Глава крепости опустил голову к шее Невиллета, где играючи ходил кадык от постоянных вздохов и стонов. — Да… — темп толчков все еще был медленным, но Судья уже смирился с этой пыткой. Ризли поцеловал шею любовника, оставляя на бледной коже алеющий засос. Эта метка была маленькой шалостью, которую Юдекс скорее всего не простит. Прикусил место, где находилась яремная вена, а после зализал место укуса, вновь слюняво целуя. Ему рвало башню от движений внутри любовника. Он и сам хотел ускориться, но не мог позволить себе такой оплошности. Герцог продолжал входить с издевательской нежностью, плавно двигая своим тазом. Ноги Невиллета обхватили его, заключая в подобие объятий. — Еще… — новый толчок до упора, — ах-х… Да-а-а! — Судья извивался от переизбытка чувств. Ему казалось, что все его тело — это сплошной оголенный нерв. Любое касание приносило волну удовольствия, которая накатывала, словно цунами. Невиллет забился в конвульсиях от очередного, сносящего все на своем пути, всплеска возбуждения и бурно эякулировал на живот Ризли. Он кричал, барахтался, чувствуя, как все его тело сейчас ему не принадлежит. Горячая сперма стекала с пресса Герцога, капая на нежную кожу любовника, который все еще не пришел в себя от очередного оргазма. Казалось, что он почти без сознания. — Еще хочу, — шептал, словно безумный, Невиллет. Он вырвался из крепкой хватки рук Ризли и резко сел, заставляя мужчину, откинуться назад. — Ложись! — приказал Судья и толкнул в грудь Герцога. Глава крепости послушно опустился на смятую постель, отдавая бразды правления любовнику. Сейчас перед ним был не изнеженный Юдекс, а самый яростный и распаленный Судья. Они сменили позу, не разрывая полового контакта и, когда Невиллет оказался сверху, оседлав своего любовника, Ризли все-таки расслабился. Ему самому хотелось кончить, но он терпел и ждал, когда все-таки любовник эякулирует первым. Юдекс поерзал на пенисе Герцога, удобнее устраиваясь, и, положив руки на грудь мужчины, начал медленно подниматься. Он пытался понять, как комфортнее ему будет двигаться. Но стоило Невиллету пару раз опуститься на набухшую плоть Ризли, как он вновь задрожал, чувствуя, что опять перевозбудился. — Тише, — Глава крепости сел, прижимая трясущееся тело к себе, нежно заключил в объятия и поцеловал в плечо, на котором увидел небольшой след от укуса. — Мне так х-хорош-шо-о-о, — хриплый стон мужчины, новое движение на члене и опять крик. Ризли зарычал, понимая, что не может больше держаться. Сперма резко брызнула внутрь Невиллета, заполняя собой узкое пространство. Он чувствовал, как семенная жидкость потекла по его члену, капая на мошонку. — Ха-а, горя-я-ячо, — Юдекс дернулся, пытаясь подняться с обмягшей плоти, но его нога запуталась в одеяле, и он начал заваливаться на бок, притягивая за собой Ризли. Они оба упали на смятую постель, тяжело дыша. Герцог все-таки вышел из любовника, прижал его к себе еще крепче и, не видя, поцеловал. Смазанный чмок попал по подбородку. — Господин Невиллет, Вы поняли в чем прелесть тактильного контакта? — лениво усмехнулся Ризли. — Да… — пробурчал Судья и уткнулся лицом в одеяло, в попытке спрятаться от любовника. — Только прошу, ни с кем другим таким не занимайтесь, — ему было так хорошо, что аж острота языка вновь прорезалась. — Боюсь, ни с кем другим мне так не понравится… — такое честное признание. Оно вырвалось само по себе, не давая Невиллету хотя бы шанс обдумать, что он только что сказал. — Мне лестно, — сердце Главы крепости Меропид билось так быстро, болезненно ударяясь о ребра. Это признание Судьи было для Ризли важнее, чем любое другое. — Если Вам все понравилось, то предлагаю как-нибудь повторить… — он сказал это нарочито тихо, словно смущаясь, от своего же предложения. — Повторим, — кивнул Юдекс, все еще пряча лицо в одеяле, — как только от этого раза отойду, так сразу и повторим, — Невиллет знал, чего хочет. И хотел он именно этого — повторить и, желательно, не раз. — Неужели мы пришли к принятию? — эта глупая шутка так развеселила Герцога, что он прыснул от смеха куда-то в область ключицы Судьи. — Да, но я так и не понял, почему люди лезут ко мне, прикасаясь… — Им хочется коснуться такого божества, как Вы, — Глава крепости приподнялся, осмотрел тело любовника и, найдя то, что искал, укусил мужчину за сосок. Ризли сам не мог поверить до конца в то, что он не так давно творил с Невиллетом. Все казалось таким волшебным и нереальным. Именно поэтому, когда Юдекс решил выбраться из объятий мужчины, Герцог его не выпустил. Он боялся, что стоит им разорвать тактильный контакт, как вся эта магия рассеется…
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.