ID работы: 14442608

не Чайная церемония

Слэш
NC-17
Завершён
79
автор
Размер:
48 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
79 Нравится 38 Отзывы 22 В сборник Скачать

Мальвина портит малину

Настройки текста
      Лежу у него головой на груди, он ещё и за плечо меня приобнял. Дышит глубоко и ровно, меня как на волнах покачивает. Волны, море, водичка… Надо встать, а то чую, что одно неловкое движение, и может случиться прорыв дамбы и локальное затопление. Знаю кое-кого, кто бы с такого не обломался, но там особый случай и по обоюдному согласию.       Только собираюсь вылезать из-под его мохнатой руки, как чувствую «чмок» в макушку.       «Опа. А это, вообще, приятненько.»       — Ты уже не спишь?       — Ой. Разбудил?       — Не.       И опять, как дурак, лежу. Мне уже дышать тяжело. Костя руку убирает, собирается вставать:       — Я сейчас.       — Нет, я первый! — с прытью кошки и грацией картошки ломлюсь в туалет.       Опять выдаю какой-то развратный стон облегчения. Да ну не специально я, оно само. Уж сейчас точно. Даже не задумывался до этого, что я настолько по жизни громкий.       Стук в дверь.       — Щеколды у тебя нет, если сейчас не выйдешь, зайду сам.       «Да выхожу уже, я ж не совсем садист.»       Открываю шторы — на улице мелкая морось. «Фе, гадость какая.» А я почти готов был куда-то выйти, но сама погода намекает, что традицию давить диван в первый выходной нарушать нельзя.       — Ну и погодка… — обнимает меня сзади, по рукавам вижу, что в моём халате. А поясницей чую, что только в нём.       — А мы в какой момент от «я сплю на матрасе и в штанах» до «я не запахиваю халат после душа» так разогнались?       — Да я это всё, чтоб тебя не смущать так сразу…       Стою я в одних трусах с, показывающим неприличный жест, зайцем на жопе. Прям, Стесняшка года.       Он плотнее прижимает меня к себе. Левая рука движется вверх от живота к груди, правая пальцем слегка оттягивает резинку боксеров. Шею сзади обжигает его дыхание, и немного колет щетина. А от близости ещё одной части его тела, прижатой к моей пояснице, у меня подкашиваются ноги. Я нехотя выскальзываю:       — Сначала завтрак, потом смущать продолжишь.       Он с видом «ты сейчас допрыгаешься у меня» надевает трусы. Я и забыл, как заводит эта игра в наивного обломщика.       Яишенке с помидорами он больше обрадовался, чем вчерашней каше.       — А ты вчера серьёзно говорил?       — О чём?       — Да про эти все преследования, заявы…       — Вот честно, лучше я б такое придумывал, чем на шкуре своей ощутил. И по сути-то мы и вместе не жили, так раза два… кхм… пересеклись. Но я-то сразу обозначил, что он не герой моего романа, как только это сам понял. А чувак подумал, что «нет» это «да, но попозже», и что лучший способ получить мое внимание — это узнать, где я живу, работаю, появляться там без конца, по ночам дежурить.       — Жесть…       — Жесть? Жесть началась потом, когда я по своей дурости начал реагировать на это всё, внимание ему какое-то уделять, жалеть что ли. А он решил, что теперь надо контролировать, чтоб я кроме него ни с кем не общался. Ноги, благо, как грозился, не переломал, но по почкам я отхватил, да нос у меня теперь, ну сам видишь…       — Не, я и не заметил.       «Мда. Того мудака уже давно нет в моей жизни, а одно воспоминание о нём уже всё портит. Вот Костик только что так обнимал меня кайфово, а теперь сидит, в задумчивости помидорную косточку по тарелке вилкой гоняет. Было, прошло и нахер пошло. Надо съезжать с этой темы.»       — Слушай, вот ты в костюмах таких солидных почти каждый день. Не, тебе идёт и в целом выглядит круто, но я б не смог так. Это у тебя дресс-код или типа того?       — Типа того. Я сам их не преношу, но как на встречу с клиентами припрёшься в трениках, так считай минус сделка. Да и в офисе буду белой вороной.       — Это в какой сфере такие привереды?       — Да вообще в любой, где бабки большие водятся. Фетиш у них на крепких мужиков в костюмах.       — Как у меня? — я со смехом прыснул в тарелку, — Это я сейчас вслух, да?       Костик улыбнулся.       — Не удивлюсь, что у некоторых, как и у тебя.       — Так и о чём у тебя сделки с этими фетишистами?       — Да ну так… нефтепродукты, нефтехимия… — так говорит буднично, как будто семками в переходе торгует.       — Охренеть. Не знал, что нефтяники по таким барушникам как наш ходят.       — Да какой я, блин, нефтяник. Так, продажник. А что продаю, так это дело десятое.       — Ну не знааю. Есть же разница, что продавать.       — Если что-то в этом понимаешь и есть с чем сравнить, то наверное. А мне что парафин, что маргарин — фиолетово.       «Какой-то мне странный нефтяник попался…»       — Ты хочешь сказать, что не понимаешь, чем торгуешь?       — Ну, пропан от гудрона отличу, особенно, если документы на них будут. А в тонкостях, обычно, по ходу разбираюсь.       — Хех. Начинаю понимать. Семейные связи?       — Не совсем. Обычно это называют «через постель».       «Какой мне интригующий нефтяник попался! Интересно, чего он такого умеет…»       — Так просто об этом говоришь, как будто это у вас наравне с хэдхантером каким-нибудь.» — О Вы на собеседование?Нет, я через постель.А ну, проходите, раздевайтесь.»       — Вот всё ты опошлил.       — Я опошлил. Ага.       — У меня по любви было. А про «через постель», это мы между собой шутили больше. У меня как-то с работой не клеилось, а он меня на своё место порекомендовал, когда на повышение пошёл. Даже какое-то время помогал освоиться.       «Ох, не с теми ты спал, Лёша. Кому-то должность дали, а тебе только новую форму носа…»       Костик помолчал и продолжил:       — А потом, мне намёки пошли, что я-то могу, всё так же, на чаек забегать, но ему для статуса жена положена. Я без претензий, у всех свои приоритеты. Мне вот такой вариант не подошёл и пересекаемся сейчас редко, и то, только по работе.       Я крепко сжал его руку. Сказать мне было нечего, но как-то хотелось дать понять, что очень его понимаю.       Меланхолию по уёбкам и благодетелям было решено разбавить какой-нибудь тупой комедией. Не знаю, как так вышло, но наш выбор сошёлся на «Бобрах-зомби». Да и какая в целом разница, насколько высокохудожественен фильм, если он идёт на фоне, пока вы целуетесь.       Честно, не я первый начал! Ну стал его бедро пушистое поглаживать, ну машинально вышло. Он шею целовать стал, а когда за ухо ко мне добрался, я уже не смог сдержаться. Ну не железный я. Обычно мне и первого свидания не надо было, если взаимное желание появилось. А тут уже какой день рядом трёмся, да всё, не теми местами.       А как же я обожаю, когда такие широкоплечие мальчики охреневшими глазами на меня смотрят, когда я их на лопатки укладываю. Потом ещё и держу интригу до последнего. Кто-то брыкаться даже начинает. Да, я тот ещё садист, поэтому главное не увлечься.       — Ты, блин, откуда такой сильный?!       «Хе-хе, моё любимое»       — Ты потягай кеги и пьяные кегли, и вопросы все отпадут.       Он хитро прищуривается:       — Не все. Мы что-то одну очень важную тему не обсудили.       — Ммм… И какую же? Кто сверху? Сверху сейчас я. — отвечаю максимально строго.       — Ну, тогда у нас проблемка.       — Какая? — Всё ещё с силой удерживаю его за запястья.       — Я как-то не очень готов снизу быть… Ну ты понял, надеюсь.       — Если ты захочешь, то я, конечно, могу помочь с подготовкой, — чувствую как часто ухает его сердце о грудную клетку, — Но от такого потом я слишком быстро кончаю, поэтому у меня есть пара игрушек, сможешь выбрать с какой продолжим.       Он смущается, а я больше не в силах держать морду кирпичом. Отпускаю руки, нежно прикусываю ему ушко и жарко шепчу:       — Расслабься, у меня давно не было и я сейчас максимум на минет готов. А если про анал, то мне намного больше нравится, когда проникают в меня, чем это делать самому. Но то, что я это люблю, не значит, что согласен каждый раз по умолчанию.       Он хватает меня за зад, прижимает ближе к себе:       — Как же меня возбуждает, то, что ты так открыто про свои предпочтения говоришь. А ещё больше заводит, когда ты такой властный.       «Ммм… Костик, я тебе и не такое покажу, если захочешь…»       Не могло всё идти настолько хорошо. Именно на этом моменте мне перезвонил Серёжа. И раз мне от него что-то надо, но лучше ответить сразу. Я опять скрылся в переговорном санузле.       «Извини, Костя, я тебя ждал и ты подождёшь».       Вместо привет в трубке противозное:       — Ты звонил проконсультироваться в каких пропорциях смешивать Отвёртку, малыш?       «Спокойно, Лёша. Дыши глубже.»       — Не, Серёг. Я кое-что другое подзабыл. А у тебя память отличная, вот и решил, что, может, ты мне подскажешь.       — Нуу… Давай, спрашивай, а я подумаю — подсказывать тебе или нет.       — Что я делал в день рождения клуба? Не говори, что не знаешь, Айрат сказал, что я около бара был.       — Хах. Сам не помнишь? Значит, всё-таки, шоты что надо были.       «Ой и странные у тебя критерии качества, Серёжа…»       — Да, зря на них гнал тогда. Шоты — что надо.       — Если б ты на них гнал, то хрен бы я тебе ещё хоть один налил.       — А что я тогда так долго на баре делал?       — Всю малину мне обламывал, гандон.       «Ага. Кого-то он окучивал, значит, а я ему все карты спутал. Таак, хорошо, осталось теперь вывести его на подробности. Тут как на рыбалке — вовремя подсечь, чтоб не сорвался.»       — И как это я умудрился сделать? Ты же как-то раз чая смог больше собрать, чем стриптизёры, танцующие прямо на баре? А тут — всего лишь я.       — Стриптизёры не палили контору, в отличие от тебя. Мы только мило начали беседу, а тут ты.       — Вот прямо с ходу заявил твоей «малине», что с тобой ничего ему не обломится?       — Нет, ты, как самый мелкий гадёныш, втёрся в доверие. «Бла-бла, как дела, а я тут такой раскрепощённый, а дай обниму, а сфоткай наас.» А у самого — тем для начала разговора нет, кроме того, как я тут людей в заблуждение ввожу, а ты вот — честная давалка…       — Блин. Погоди. Кто там кого фоткал?       — Я фоткал, как ты этого чувака лапаешь.       — На мой телефон?       — Ну не на свой же! Я коллекцию твоих фото, с твоими ёбарями не собираю. Никакой памяти в телефоне не хватит…       — Почему это сразу ёбарем? Я что, мало кого обнимаю? Могу и тебя, вот, обнять — ты тоже сразу в эту категорию попадёшь, м?       — Ну попробуй, ручонки свои распустить. Узнаешь в какую категорию попадёшь сам. Я тебя бухого максимум могу со стойки спихнуть, а этот тебя домой повёз. Явно не чаем отпаивать.       «Пьяного дебоша не было, разврат поехал домой устраивать. Прям, пай-мальчик какой-то. Тогда понятно почему Костик сказал, что меня не видел. Но теперь меня раздирает посмотреть, насколько крупной рыбки я лишил Сержа в тот вечер. Фотки же я без разбора скинул на ноут и даже не додумался их сразу глянуть.»       — Спасибо Серёг. Что бы я без тебя делал. Приходи в наш бар, хоть нормальный коктейль тебе налью! — быстро прощаюсь и вырубаю к херам телефон, не дослушивая звуки разрыва седалища по ту сторону трубки.       Костик встречает меня подозрительным взглядом:       — Что-то случилось?       — Случилось. У Серёги травма тяжелая. — Плету чушь, параллельно ставлю ноут на колени, сворачиваю экран со стоп-кадром бутафорского бобра, отгрызающего чьи-то ноги. — Разрыв у него межъягодичный. Печальная история, не знаю когда оклемается…       Несу эту хрень, а сам открываю папку с фото, и глазами ищу нужную дату. Вот. Так. Где-то тут. Селфак. Ещё один уже с Айратиком. Это тоже не то, но кондиция у меня уже на лице читается… Следующее то самое. На фото я: светло-синие волосы с дебильным зелёным отливом из-за жёлтой подсветки на баре, в той самой футболке с короной из паеток, обвиваю щею и целую в щёку Костю. На следующем фото — он уже целует меня в губы.       Спина холодеет, покрывается липким потом, ещё и подташнивать начинает. «Получается, мы уехали с ним ко мне. Потрахались. В этом я не сомневаюсь — за этим я в Пионер и ходил, в общем. Осталась, конечно, малюсенькая вероятность, что он меня не узнал. Но если я чуток и изменился, то вот квартира у меня всё та же. Не похоже, что он был в той же кондиции, что и я. Ну, давай, послушаем твою версию, Константин.»       Поворачиваю к нему ноут.       — Бля.       — Ещё как-то прокоментируешь?       — Только не ругайся. Ты мне тогда понравился, только номер свой не дал, да ещё уехал я сдуру, пока ты спал. А я знал только, что ты барменом работаешь, вот… Не сразу, но нашёл где именно.       — Пиздец. Что же мне везёт на таких сталкеров, ёбнутых на голову. — Я встал с дивана, не поворачиваясь спиной стал натягивать треники и глазами искать футболку. Он вроде сидит, глаза в пол опустил, но если что, я хоть в одежде драпать буду. — А чего ж в квартиру ко мне потом не припёрся?       — Ну это уж совсем перебор… Да и подъезд я по темноте не помнил.       — Ой бля… лучше бы не спрашивал. Если б ты адрес помнил, то и ко мне пришёл… Видимо, по синьке у меня чуйка лучше сработала, чем по трезвому. Не просто так я тебе номер не дал.       Сидит, молчит. Ладно, хоть не оправдывается каким-нибудь извращёнными представлениями о романтике.       — Кость, съеби, а? По-хорошему прошу.              Спал я херово. Ладно, хоть, никакой кромешный пиздец на фоне всего этого не приснился.       «Да уж. Трахаться без обязательств, всё же, проще.»
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.