Бесславные ублюдки

Джен
R
Завершён
509
автор
Размер:
817 страниц, 127 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
509 Нравится 997 Отзывы 185 В сборник Скачать

Глава семьдесят восьмая. Бухта Свободы

Настройки текста
Джон, как и обещал Аарон, уже совсем не чувствовал дискомфорта при длительных плаваниях. Ни качка, ни соленый морской воздух не затуманивали ему рассудок, не выворачивали нутро. Все закономерно – единственным плаванием в его жизни был заплыв в кандалах до Астапора, а сейчас за очень малое время он совершил целых три заплыва. Не такие длинные, как самый первый в жизни, но, все же, стабильность такого опыта начинала приносить свои плоды. Ровная, на удивление спокойная водная гладь продолжала непрерывно сокращаться между кораблем Джона и Бухтой Свободы. Он отсутствовал здесь почти целую луну, и, к своему приятному удивлению, увидел перед собой разрастающийся по обе стороны от Плачущей Воды лагерь без стен. Немудрено, ведь стихийное расширение пока не предполагало устанавливать стены. Вместе с ними к крепким на вид только недавно построенным причалам двигалась еще пара судов, прибывших, очевидно, из Браавоса и поселения временно оставленных в Эссосе некомбатантов. И Бухта, действительно, поражала Джона – оставленный за старшего Джером, на вид, хорошо справлялся со своей задачей руководителя. Повсеместно виднелись строительные леса, люди вручную и при помощи лошадей разносили материалы, инструменты или же добываемый провиант. Глаза его часто останавливались невысокой горной гряде, закрывающей собой доступ к морю для южной части города. Да, это была та самая гряда, из-за которой Джон его люди финальную часть пути следуют на кораблях. И здесь, на территории Бухты, невысокая, заходящая на территорию нового города часть, подвергалась активным работам. - Они вырезают здание в скале? Выглядит, как плохая идея, - проворчал облокотившийся на матчу корабля Аарон. - Пока каменоломен у нас нет. Захватим их и, вероятно, построим что-то каменное. Да и зачем что-то строить тут, пока мы не окончательно остались в этих землях. - Людям некуда бежать, Джон. За эту прохладную бухту они жизнь свою отдадут… - И то правда, - согласно заключил Джон в момент, когда носовая часть судна поровнялась с причалом. Джон сошел на твердую землю сразу же, как были сброшены первые помосты. Воины, рабочие и моряки, едва заметив его прибытие, разразились возгласами, приветствиями, но радость не была долгой – уже совсем скоро люди начали возвращаться к работе. - Аарон, скомандуй бойцам вольную и давай двигаться к нашей… - Вилле, - с улыбкой закончил за Джона Аарон, тут же развернувшийся в сторону ступавших на землю воинов. Джон лишь согласно покивал в ответ на шутку своего друга – «виллой» они называли самый первый построенный в Бухте дом. Темный и холодный внутри он напоминал им подземелья виллы Тимиро, и единственными отличиями были лишь стены из дерева и, разумеется, возможность передвигаться без кандалов. Все они собирались там – на приемы пищи, на советы, кто-то, как, например, Джон, отдавал предпочтение сну именно внутри этой «виллы», в то время, как Аарон и Родрик зачастую спали в шатрах со своими женщинами. Черт, как давно он не видел Кору и Белль… Первая, кажется, абсолютно счастлива в компании воина-великана. Джон даже сам не подозревал, что Родрик так хорошо умеет ухаживать за женщинами. Было в нем что-то рыцарское. Положительное рыцарское. Кора, росшая в тепле, достатке, а потом, после брака с Тимиро, еще и укрепившая свое материальное положение, прошла с ними весь путь от начала и до конца. Похвально, если учесть, что и крепчайшие из мужчин валились на землю от тягот путешествия. А Белль… Как же за нее боялся Джон. И нет, не было угрозы для ее жизни. Просто в ее жизни есть Аарон. Джон знал, что его друг не является плохим человеком. Более того, во взгляде, коим чемпион одаривает дорнийку, видна нежность и даже какие-то чувства. Но того гнетет его долг. Долг перед женой и дочерью, оставленными тут многие годы назад. Рано или поздно девушка столкнется с серьезной реальностью и кто знает, как она выйдет из такой ситуации… - Эй, сделай лицо попроще, а то люди возомнят, что ты умеешь думать, - удар кулаком в плечо и шутка в исполнении Аарона мигом взбодрили Джона, заставив того увязаться за догнавшим и перегнавшим его товарищем. Люди расступались перед ними, но, разумеется, не упускали возможность для радости и приветствий. Об их судьбе все знали лишь от прибывавших с южной стороны горной гряды моряков, а теперь, когда герои предстали живыми спустя столько времени, никто не скрывал своего воодушевления. И вот, когда они преодолели добрую часть огромного лагеря, они наконец-то заметили свое обиталище. И выглядело оно уже куда приличнее, чем было в момент их отъезда. Насыпной холм расширился, к обычному, деревянному срубу со всех сторон добавили пристройки, а на крыше за связанными в несколько рядов бревнами расхаживали лучники. Из небольших окон прямо таки лился ярки свет, что заставляло Джона и задуматься и порадоваться одновременно. Ведь у них внутри даже камина не было и нельзя было развести костер из-за опасности возгорания. А теперь… Его интерес к внутреннему убранству «виллы» возрос, как никогда. Проследовав за Аароном по вырезанным в холмике ступенькам, он резко вошел внутрь. И гостиная комната, помимо присутствующих в ней Джерома, Робба и Джендри, была полна людей, из-за которых оценить все внутреннее убранство не представлялось возможным. - Ох, Джон. Вы вернулись, – довольно произнес Джер от вида вошедших друзей. - А где же отряды Родрика? Киллиана и Филлипа? Где Эмрис и Леви? - А, - рассмеялся Джером в ответ, - Ты думаешь, что Родрик после столь долгого путешествия через леса будет присутствовать в компании немытых мужиков? Он, верно, потребляет пищу в компании Коры… - Возможно , даже с нее самой, - со стороны толпы собравшихся внутри гостиной людей донесся знакомый голос Киллиана. - Вот бы ее саму не сожрал в порыве голодной страсти… Шутка, произнесенная Аароном с максимально спокойным лицом и холодным, ровным голосом, моментально вызвала смех у всех присутствующих. - Как вы поняли, Киллиан и Филипп здесь, просто присели кому-то из наших людей на уши, - продолжил Джером, едва подавляя рвущийся наружу смех. - А жрец с наемником? - Отправились в земли Карстарков. Поговаривают, что местный лорд вывел большую часть воинов куда-то. Данных нам не хватает… - Увы, - с ноткой сожаления и задумчивости произнес Робб, - Мы не знаем, куда выдвинулись войска с этих земель. Против нас ли Болтоны решили созвать войска, или против кого-то другого… Вариантов много, но ни один не устраивает нас. Джон понурил взор к земле и, пройдя к столу, почти камнем завалился на свободный стул, что находился напротив Робба. Он знал, что его ожидает трудный разговор с ним. И, в коем-то веке, он был готов поговорить о судьбе всех собравшихся здесь людей. - Оставьте нас, - громко приказал Джон, сложив перед собой руки и скрестив пальцы. - Если что – ищи меня в шатре Белль. Мне тоже надо поговорить… - Аарон похлопал Джона по плечу и первым направился к выходу. Один за одним люди принялись покидать зал. Джон наконец-то поднял глаза. И вид его был уже более серьезным, что сразу же было замечено Роббом. Брат выглядел не таким собранным и строгим – он искренне не понимал причину, по которой Джон выпроводил всех присутствующих из зала. «Ну, теперь то время пришло. Надо требовать своего,» - в последний раз Джон настроил себя на трудный диалог. - Каким ты видишь окончание этой войны? – Джон начал издалека, понимая, что вопрос о землях Севера в лоб может заставить Робба отреагировать не так положительно и осознанно. - Ты имеешь в виду, что будет дальше, после того, как мы одолеем наших врагов? - Да… - Что ж, - Робб откинулся на спинку стула и уже более серьезным взглядом посмотрел на Джона, - Мы одолеем Болтонов, изгоним на юг Ланнистеров, и, вероятнее всего, останемся здесь. На юге нам делать нечего после всего того. Будем восстанавливать Север. - А что с моими людьми? - Ты же вроде говорил, что они получили покровительство от Морского Лорда Браавоса. Или… - В Эссосе их будут искать всегда, Робб. Это беглые рабы. Сотня тысяч, если не больше. Часть их вернут на виллы, в шахты, а еще большую часть вырежут, утопят в крови… - И, значит, ты хочешь перевезти их всех сюда. Получить землю. Джон покивал головой и развернул карту Севера так, чтобы им было удобно рассмотреть все земли. Руками Джон сразу же потянулся к отметке на карте, обозначающей бассейн реки Плачущая Вода, и, взяв в одну из рук небольшой кусок холодного угля, заштриховал им устье реки – место, где строилась Бухта Свободы. - Это наш город… - Я знаю, Джон, но… Я справедливо понимаю, что вам не хватит одного города. Какую землю еще ты хочешь? - Не я, Робб, а мы. Робб сделал паузу, отхлебнул вина из своей чаши и привстал. Ему определенно нужно было детально рассмотреть северные земли. И, разумеется, подумать над тем, что бы сделал на его месте отец. Отдал бы он земли освобожденным рабам из чужих стран, регионов? Может быть, если бы посчитал, что это справедливо. - Итак, Джон. Многие лорды предали нас… Но я бы не хотел наказывать никого из них. Нужно проявить великодушие. Но Болтоны... Переняв кусочек угля из рук Джона, Робб принялся очерчивать земли Болтонов, совсем немного захватив земли Карстарков и Хорнвудов при этом. Такой замок, как Дредфорт, не должен оставаться пустым после падения Болтонов, а их обширные земли никак не должны остаться без присмотра. Так что он был готов на этот шаг. - Земли Болтонов. Вплоть до моря. До Бухты Свободы. - Я согласен. Но… - Что такое, брат мой? – Робб недоуменно поднял глаза на Джона. - Ты, наверное, не знаешь, что испытала на себе большая часть этих людей. Кнуты, палки, кандалы, тяжелый труд и вечная разлука с близкими. Я бы хотел, чтобы ты вручил этим землям особый статус. Не отдельное королевство, разумеется, да и великим его не назовешь при всем желании. Просто позволь здешним людям решать вопросы, касающиеся их судьбы, самостоятельно. Совместно с тобой, чтобы отказ кого-то сражаться не воспринимался всеми, как предательство. Робб уже окончательно поднялся с места и застыл перед Джоном, опустив голову и уставив свой взор в карту. Что-то подсказывало ему, что он все делает правильно. Отец бы гордился им сейчас. Но его страх не исчезал. Даже спустя столько лет войны, стольких смертей и трудных решений он боялся предпринять что-то настолько важное. Но рука его уже невольно просилась к Джону, дабы закрепить их уговор. И Робб не мог отказать Джону. Своему брату. Он наконец-то выпрямился и, спокойно покивав с легкой улыбкой на лице, протянул Джону руку. ****************************************** Аарон вошел в шатер очень тихо: на улице уже темнело и Белль, вероятно, уже могла спать. Даже мягкие, совсем тихие занавеси шатра он придержал при входе. Но девушку он застал не спящей – та, сидя на коленях, расположилась аккурат перед расставленными в углу фигурками. Она молилась. Едва слышно, но суть молитвы Ар понял без проблем. Белль молилась за него, за его друзей, за их возращение. Особенно, за него… - Меня хранит мое мастерство, Белль. Боги давно забыли про меня, - мягко, полушепотом пробасил Аарон, приобняв своими руками оголенные плечи девушки. - Они хранят всех, любовь моя. И сейчас, скорее всего, они опекают твое окружение, закрывая твою спину… Голос девушки был настолько нежным и ровным, что Аарона на долю сморило. Своими словами она чуть ли не убаюкивала его, заставляя утратить бдительность и сноровку. Белль медленно развернулась к нему лицом и губами прижалась к его грубым, грязным, лежащим на ее плечах рукам. Она была чувственной, умильной, дышала так тяжело и легко одновременно, что это зачаровывало Аарона. - Как прошла ваша вылазка? - Успешно… - сонно прошептал Аарон, глаза которого были всецело прикованы к умиротворенному, влюбленному лицу Белль. - Ни одной царапины… Похоже твое мастерство тебя действительно бережет… - Я же говорил, - Аарон расплылся в улыбке и, резко убрав руки с плеч девушки, тут же подхватил Белль на руки и бросил ее на кровать. И застыл на месте… Конечно же он хотел ее. Прямо здесь и прямо сейчас был готов отдаться ей. Но он не мог. Внутри него неожиданно начали мелькать образы жены и дочери, коих он не видел уже многие годы. Неумолимо приближался момент их финального разговора. И как же он хотел его отсрочить… Он определенно не мыслил дальнейшей жизни без Белль. Эта женщина некогда вдохнула в него то, о чем он уже и успел позабыть. Нежность, чувства, какие могут испытывать только влюбленные люди. Аарон понурил глаза к полу и, испытав жгучий, снедающий его изнутри стыд, развернулся к Белль спиной и сел на край кровати. Он провалился в себя… Каким же он был жестоким все эти годы. С того самого момента, когда он нанялся на судно к пиратам, он начал закаляться. Попав в окружение отборных мразей он уподобился им, и, как оказалось, им это не очень то и понравилось. А потом Ямы, долгий путь наверх, позор и второй, еще более трудный, но намного более успешный путь к вершине. И он никого к себе не подпускал… Даже Родрик считал его редкостным засранцем, хоть и любил братской любовью. И, в принципе, эта дружба и заставляла чемпиона оставаться «живым» все эти годы. Ни к кому не привязываясь в подвалах виллы Тимиро, он избавлял себя от мук совести, от груза и печали, которые бы неизбежно свалились на него в случае гибели его потенциальных друзей. Еще до появления Родрика эта граница оказалась стерта, и чемпион действительно смирился с тем, что так жить намного проще. Но образы жены и дочери он хранил в голове всегда и лишь в последнее время они начали гаснуть… Почти десять лет… А потом Арос, Джером, Джон… И даже придурки-братья со странным жрецом в придачу. А ведь не привяжись он к кому-то из них – не было бы этого восстания, и остались бы эти спасенные навечно в этих уродующих сознание и тело виллах. Может, и не зря оно все было? Может, так и должно было случиться? Но в эту же секунду Аарон почувствовал, как оголенная грудь Белль прижалась к его спине, а губы ее начали целовать его плечи и сокрытую длинными волосами шею. Ее нежные руки обняли его и скрестились на уровне живота. И сам он, не в силах игнорировать ласки любимой женщины, аккуратно положил свои руки на ее ладони. - Что-то не так, Ар? – чувственно прошептала Белль. - Все нормально, - с комом в горле прохрипел мужчина. Он поднял ее руки к лицу и начал целовать их, прижимать к своим колючим щекам, тонуть в их нежности и неповторимом, успокаивающим и одновременно сводящим с ума запахе. - Ты напряжен… Ты… - Я люблю тебя, Белль… Но хочу быть с тобой честным до конца… Я же не раз говорил, что у меня здесь осталась семья. - Говорил, - томно протянула девушка, прижавшись щекой к его спине. - Я близок к ним, как никогда. И теперь я чувствую, что что-то делаю в своей жизни не так. Почти десять лет я не видел лицо своей дочки… Аарон не видел лика Белль – у нее слезились глаза. Внутри все сжималось от каждого его слова, а руки, хоть мужчина этого не замечал, вздрагивали каждый раз, когда он отзывался о своей прошлой жизни. На плаву и в сознании ее держали лишь первые его слова. «Я тебя люблю,» - сказал он, и сказал это чувственно, как никогда ранее этого не говорил. - И что же ты хочешь, Ар? Невольная слеза сорвалась с ее глаз и, пробежавшись по щеке, сорвалась на его спину, отчего мужчина тут же развернулся к ней. - Не надо, не плачь, я с тобой… Аарон крепко обнял девушку и, завалив на кровать, прижался к ней сам. Они лежали лицом к лицу – его строгий, серьезный и задумчивый взор был направлен лишь на нее, в то время как она прятала свои глаза. - Успокойся, я не оставлю тебя… Просто… Мне надо их увидеть. Убедиться… - У нас будет малыш, Аарон, - сквозь слезы проговорила девушка. Сказать, что у него выбило землю из-под ног – равно, что ничего не сказать. На долю мгновения он, кажется, разучился дышать, видеть, думать и слышать. Через какое-то время к нему вернулось сознание, и он, приложив руку к животу Белль, ровно, сохраняя предельное спокойствие, заговорил: - Когда ты узнала? - Прошла половина луны с того момента, как ты с Джоном отправился в земли Хорнвудов. Чувствовала серьезное недомогание, и Кора сводила меня к лекарям нашего воинства… Там и узнала… Ты не рад? - Что ты… Что ты… Я рад бесконечно! – Аарон наконец-то нашел в себе силы и, прижав к себе Белль еще ближе, поцеловал ее так нежно, как никогда ранее. Он действительно чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. Но одновременно с этим он понимал, что должен защитить Белль и их ребенка. ****************************************** Джон покинул компанию Робба поздней ночью – их обоих уже начало порядочно клонить в сон от усталости и выпитого вина. Он окрыленно шагал по полупустым «улочкам» Бухты, и, когда он завернул в сторону лидерских шатров, то увидел перед собой сидящего на бревне Аарона. Он выглядел куда свежее Джона, хотя, как можно было понять по едва различимой в свете огня красноватости его лица, вина он выпил почти целый кувшин. - Пора спать, Ар, завтра много дел предстоит… Выступаем в земли Карстарков… - Да мне не спится, - хмельным тоном протянул Аарон в ответ, еще немного отхлебнув вина из кувшина. - Что такое? Вроде бы вино должно сбивать с ног… Джон, почувствовал легкую слабость, присел подле Аарона и принял кувшин из его рук. Вино было крепленым – сразу давало в голову и почти не оставляло надежд на безболезненное утро. - Белль ждет нашего ребенка, - прохрипел Аарон, не отрывая своего взора от яркого пламени. Джон, кажется, на секунду протрезвел и обратил свой взор на Аарона. И выглядел он… Наконец-то Джон разобрал эмоции своего друга. Он был спокоен, хотя тонкие нотки беспокойства читались в дрожащих, бегающих из стороны в сторону веках. - Ты выглядишь обеспокоенным… - Не лучшее время я выбрал, чтобы забыть вынуть вовремя, - с улыбкой и легким смешком отшутился Аарон, - Мы на войне, где никто не застрахован от смерти. Тем более, что ты рассказывал о жестокости нашего врага. Я боюсь за ребенка… За Белль. И бесконечно рад тому, что никто не знает о моей семье. После стольких лет, сколько я успел отсутствовать… Чтобы к ним пришли и убили за грехи отца… Я… Не прощу себе этого. Аарон умолк и, забрав вино из рук Джона, принялся жадно допивать его остатки. Беспокойство товарища говорило Джону о многом – его друг действительно был хорошим, ответственным человеком. И ему хотелось его поддержать. Всеми силами. - Робб одобрил все наши требования. Земли Болтонов и побережье вокруг Бухты Свободы точно будет нашим. - Даже так, - Аарон рассмеялся и похлопал Джона по плечу, - Дело осталось за малым. Нужно лишь положить в могилы десятки тысяч враждебных нам солдат. - Ну, по крайней мере, мы постепенно приближаемся к нашей цели. - Да, путь был долгим. Напишут ли о нем песню? Может быть рассказ? - Песню мы и сами можем написать, - с улыбкой Джон обернулся к Аарону. - Тут не обойдется без кувшина с вином. - Так чего же ты ждешь? – довольно произнес Джон, спиной откинувшись на стоящую за бревном бочку. Аарон продолжил смеяться и, наконец-то, поднялся с места и шаткой походкой направился в сторону своего шатра. А Джон, проводив его взглядом, на секунду задумался о будущем. Аарон отец… Он увидит это вживую. Все увидят это вживую. Хоть что-то приятное их ждёт в ближайшее время. Может и сам Джон задумается над тем, чтобы оставить после себя потомков? Почему нет? Жизнь настолько скоротечна и рискованна, что волей неволей задумаешься, что останется после тебя… Бухта Свободы и сотни тысяч благодарных людей, как минимум…
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.