Iridium

Гет
R
В процессе
60
автор
Размер:
планируется Макси, написано 70 страниц, 7 частей
Описание:
Мало кто вообще знал о том, что Тошинори Яги и Акияма Адзуми длительное время состояли в романтических отношениях, а уж о том, что у них была общая дочь, не знал никто, даже сам Яги. Дочь Символа Мира, считала её мать, должна была уметь больше остальных просто чтобы выжить в случае чего, поэтому вопрос о будущей профессии даже никогда не поднимался. Ведомая желанием хотя бы просто увидеть отца в жизни, а не на экране, Айра надеется поступить в UA.
Посвящение:
mars
Refaim
Примечания автора:
Скетч-концепт внешности и геройского костюма Айры: https://sun9-19.userapi.com/Swv-P8e5EC7neP658hEKui11_xTWyjJFSG3few/j4TGJYNZCC8.jpg

Причуда ОЖП не похожа на причуду Всемогущего.

Отношения в коллективах всегда такие запутанные... Да, в пейрингах имеется ввиду одна и та же ОЖП, **однако!** это просто предупреждения, что та или иная степень романтической близости и отношений с/к ожп будут проскальзывать у всех троих в тот или иной отрезок повествования.

Давно я не писала обычных героев канона, а не попаданцев. Начнём же! Надеюсь, вы верите в меня, и простите мне этот тройной пейринг, вспоминая о том, что я никогда ещё не писала подобного :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
60 Нравится 51 Отзывы 13 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
      На улице громко щебетали птицы, шелестели листья и распространялся запах сакуры, растущей в аллее неподалёку. Ветер заносил его в приоткрытые окна, дразня обоняние. Март подходил к концу, приближался апрель и, соответственно, поступление в старшую школу.       Двадцать пятого марта, в последний день в средней школе, Айра чувствовала себя удручённой: перед всем классом учитель поздравил её с успешным поступлением в Юэй. Девушке казалось, что поздравлять было не с чем: письмо из академии ясно говорило, что баллы она получила исключительно за спасение, да и то потому, что ей помогли выйти из неудобной ситуации. После этого благодарность в виде пироженки казалась ей какой-то мелочной. Ведь, кто знает, может, попади она тогда под удар робота, потеряла бы сознание? С какой силой по ней бы вдарила машина?       — Никто не сомневался в тебе, Акияма-сан! — радовались парни.       — Но почему именно Юэй? Она ведь далеко отсюда.       — Да, точно, Шикецу ведь ближе.       — Моя мама училась в Юэй, — ответила Айра. Эта причина звучала достаточно прилично, чтобы они отстали, а настоящую она всё равно не могла озвучить.       Продолжая кивать на их восхищенные возгласы, она складывала тетради и ручки в сумку. Поздравление одноклассников слышать было также тяжело, как и слова учителя. Впрочем, помимо неё с поступлением на геройский факультет поздравляли ещё двоих: высокого темноволосого Рёгу, по которому сохли почти все девчонки в классе, и Эмири, которая почему-то считала себя главной соперницей Айры. Причудой Рёги было управление водой, вытягиваемой из воздуха или напрямую в водоёмах, а Эмири с помощью любых семян выращивала из земли лианы, которыми могла свободно управлять.       — Учителя вечно Акияма-Акияма, в нас никто не верил, — тем временем распалялась перед своими подругами в другом конце класса Эмири, накручивая на палец прядь ядовито-зелёных волос. — Будто в геройские академии так сложно поступить!       — Если у тебя есть талант, то все двери открыты перед тобой и без связей! — поддержал её кто-то из девушек.       — Это куда лучше, чем всякие, поступившие по рекомендации.       Звучало очень оскорбительно. Её мать всегда была против подобного поступления, считая, что сдача экзамена вместе с другими кандидатами стимулирует личностный рост. Учитывая, как Айра на этом самом экзамене накосячила, а после впахивала дома на тренировках, мать была очень даже права.       — Я поступила, участвуя в общем экзамене, — холодно заметила Айра, поднимаясь из-за парты и закидывая форменную школьную сумку на плечо. — Наравне с обычными студентами. Но ты можешь думать, что тебе хочется. Зависть, кстати, мешает самосовершенствоваться, — усмехнувшись, она направилась из класса своей фирменной, «раздражающей элегантной королевской походкой», как окрестили её девчонки, не дожидаясь ответа.       — Смотри, не урони корону, злобная принцесса! — бросила ей вслед раздражённая Эмири. — Спорим, в Юэй ты будешь самой худшей!       Айра хмыкнула и, кинув на неё снисходительный взгляд через плечо, покинула кабинет под жалобные вздохи мужской части класса. За последние годы подобное поведение выработалось у неё в качестве защитной реакции. Вместо того, чтобы показательно рыдать на публику, как делали многие девчонки, кричать или обижаться, Айра всем своим видом демонстрировала, что считает себя выше всех остальных, чем бесила девчонок ещё больше, потому что после таких спектаклей адекватность парней уезжала в ещё больший минус, чем обычно. Учитывая, что Айра никогда не проявляла враждебность первой и не отказывала в несложной помощи, мальчишки обычно пребывали в состоянии «ах, наша богиня так прекрасна».       — Вечно ты так, Эмири… — раздались приглушённые возгласы парней, когда девушка прикрыла за собой дверь.       Прислонившись спиной к двери, Айра решила послушать, чем всё закончится.       — Могла бы и помолчать сегодня, может, Акияма-сан дала бы нам свой номер…       — За все годы не снизошла до вас, так с чего бы сегодня должна? — обиженно ответила им Эмири, в очередной раз уязвлённая тем, что никто из парней не был на её стороне.       — Будто не ты недавно подходила к Рёге в надежде, что он даст тебе номер!       — Да, сама-то не сдаёшься, а нам, значит, к своему кумиру и попробовать приблизиться нельзя?!       — Как же я сожалею, что поступал не в Юэй, — раздался голос Рёги у самой двери и Айра, осознав, что сейчас её спалят, медленно отодвинулась от неё и, глубоко вздохнув, дала дёру по полупустому коридору. Когда она завернула за угол, судя по звукам, дверь класса отворилась, и в коридоре раздались шаги. Айра принялась неторопливо спускаться по лестнице, стараясь отдышаться как можно быстрее, чтобы в случае, если её нагонят, выглядеть как обычно самодовольной принцессой.       Опасения оправдались: Рёга нагнал её на первом этаже и, широко улыбаясь, посоветовал:       — Не бери в голову, мы-то знаем, что ты хорошая.       Айра неопределённо пожала плечами, не желая комментировать очевидное: она давно смирилась, что девчонкам в этой школе не нравится, а притворяться лапочкой было не в её привычках. В начальной школе она именно что попыталась разыграть лапочку и всем понравиться, но результат был прямо противоположен ожиданиям, так что к моменту поступления в среднюю школу учителя считали её за местную хулиганку.       — Кстати, мне-то, ты, может, всё-таки дашь свой номер? — как бы невзначай поинтересовался Рёга, пристраиваясь справа от неё и не отставая ни на шаг. — Конечно, в одной академии мы не будем учиться, но это не помешает нам общаться, правда? Может, попадём на стажировку в одно агентство…       — Твоя причуда связана с водой, так что ты будешь проходить стажировки и практики на воде, моя причуда больше подходит для спасения людей из всяких горящих и рушащихся зданий, так что это маловероятно, — оценив посыл и очередную попытку вызнать контакты, ответила Айра изо всех сил выдавливая из себя добродушную улыбку.       Рёга был достаточно приятным в общении, но он никогда ей не нравился, потому что на самом деле был тем ещё бабником. То, что он все года средней школы не оставлял попыток вызнать её номер или зазвать на свидание, просился в пару на всякие проекты, только ещё больше её раздражало. Однако модель поведения, выбранная в средней школе, не позволяла Айре открытым текстом слать парней в пешее эротическое. Она опасалось, что если она начнёт так делать, у неё не будет совершенно никакой поддержки и обиженные мальчишки присоединяться к девчонкам, так что за эти несколько лет девушка поднаторела в изящных отказах.       — Так что насчёт номера? — и не подумал сдаться Рёга.       — Извини… Не думаю, что смогу отвечать на звонки, ты же знаешь, у меня довольно плотный график, а в старшей школе, думаю, свободного времени почти не будет.       — Ну, хотя бы Line? Kakao Talk?       — Я ими не пользуюсь, — Айра покачала головой.       — Тогда что насчёт соцсетей, может, mixi?       Она снова качнула головой.       — Ameba?       Айра вымученно улыбнулась.       — Facebook? Twitter?       — У меня есть только Instagram, но я редко отвечаю на сообщения, потому что мне пишут слишком много… — сдавшись, призналась Айра. — Но ты на него, вроде, уже подписан. Правда, извини. Мне пора идти, мама уже должна была подъехать к воротам. Удачи тебе в академии!       И, оставив возмущённого таким поворотом событий парня, поспешила к шкафчикам с обувью. Чтобы пробиться к своему ей потребовалось некоторое время: столпившиеся там ученики тоже желали попытаться получить у неё или номер, или хоть какую-нибудь соцсеть. В такие моменты Айра искренне жалела, что была дочерью достаточно известной прогероини — она не сомневалась, что многие хотят навязать общение именно из-за матери. Она и инстаграм-то завела только потому, что её конкретно так достали, хотя после и оценила его удобство: он не был напрямую предназначен для общения, так что сообщения можно было игнорить с чистой совестью, а народ, желавший знать хоть что-то о её жизни, пару раз в неделю получал какие-нибудь фотки, и хоть немного успокоился. К тому же, к концу средней школы она нашла ещё кое-какую пользу в наличие этого аккаунта: откровенное восхищение в комментариях (хотя, конечно, бывало не только оно) неплохо так стимулировало и поднимало настроение. И она, если честно, научилась работать на публику — а это было одной из задач профессионального героя, так что наличие этого аккаунта планировала поддерживать и дальше. В конце концов, мать не раз говорила ей, что часть дохода героя — доходы от аудитории, которая покупает различный мерч.       Прежде чем открыть шкафчик, Айра вытащила из сумки заготовленный заранее пакет и раскрыла его под ним. Учитывая, что почти каждый день в нём можно было обнаружить какую-либо записку или иной раз любовное письмо, она предполагала, что сегодня её, скорее всего, просто сметёт лавиной из конвертов.       Открыв шкафчик, Айра едва сумела удержать на лице нейтрально-добродушное выражение. Не подставь она пакет, её реально погребло бы под бумагой. Пять минут пришлось потратить на то, чтобы выгрести из шкафчика все конверты. Раздражённо вздохнув, девушка, наконец, переобулась и, помахав рукой парням и широко улыбнувшись, не оборачиваясь, поспешила к выходу из школы. Наконец-то всё это было позади.       — А я смотрю, тебя прямо завалили любовью, — многозначительно поиграв бровями, заметила её мать, когда Айра забралась к ней на заднее сиденье.       Личный водитель, добродушно усмехнувшись, повёз их домой.       — Да какая же это любовь… — плечи у Айры опустились, а улыбка, и без того вымученная, померкла окончательно. — Это так, восхищение недоступной «богиней» или «королевой», как меня прозвали мальчишки. Но не думаю, что действительно тяну на это звание.       — Но самооценку ведь поднимает, — коварно усмехнулась Адзуми. — А раз поднимает, то какая разница, какая ты на самом деле? Герой — это образ, все успешные женщины тоже чаще всего лишь образ. В наше время редко когда попадается человек, который одинаковый на публике и дома.       — Да… Я знаю…       — Но тебе, правда, нужно больше уверенности в себе. На людях ты хорошо притворяешься, но использовала бы ты всю эту макулатуру с пользой.       — Да я и так стараюсь, не выбрасываю ведь…       — Я тоже для своих фанатов «богиня», — приобняв дочь, заметила Адзуми. — И всё же, я всего лишь человек. Так что выше нос.       — Хорошо, — облегчённо улыбнувшись, пообещала Айра. — Я ещё успею найти себе друзей. В конце концов, в Юэй наверняка будут достойные ребята.       — Отличный настрой, — похвалила мать.       Добравшись домой, Айра переоделась и, обдумывая наставления матери в фоновом режиме, вытащила из шкафа мешок с любовными письмами и рассыпала часть на ковре вместе с новыми. Потратив некоторое время на то, чтобы получился удачный кадр, в который влезла бы она, мешок и кусок ковра с письмами, организовала себе прощальный пост в Инстарграм.       «Средняя школа подошла к концу, но все вы навсегда останетесь в моём сердце. Пусть я и не смогла ответить взаимностью на ваши чувства, я бережно храню ваши письма!» — гласила подпись под новым постом.       Сгребая письма обратно в мешок, Айра не удержалась от злорадного хихиканья, представляя, как будут возмущаться её бывшие одноклассницы.       «На войне все средства хороши», — оправдывала себя она, запихивая мешок обратно в шкаф. — «А место в топе героев получаешь именно что благодаря вниманию аудитории, которая оценит твои великие дела. Нет ничего плохого в том, чтобы заранее начать заботиться о своём будущем».

*.*.*

      Из-за того что Айра жила в другом городе, ей пришлось озаботиться местом проживания, иначе посещение школы становилось весьма затруднительным. Посовещавшись, они с матерью выбрали небольшую уютную однокомнатную квартирку в районе, близком к Юэй, чтобы можно было добраться до школы пешком и не тратить много времени на дорогу       В квартиру она въехала четвёртого апреля, разложила все вещи, прогулялась за продуктами и вкусно отужинала в том самом кафе, которое в свои школьные годы любили её родители. Новая жизнь обещала быть довольно приятной. Правда, отсутствие мамы немного расстраивало, но когда-то в любом случае пришлось бы начать самостоятельную жизнь, так почему не в шестнадцать? Айра считала себя достаточно взрослой и вполне способной для такого. Единственным, о чём она переживала, были индивидуальные тренировки: без постоянного внимания матери или деда её прогресс наверняка снизится. Недостаток обычного общения хотя бы можно было компенсировать телефонным разговором или звонком по видеосвязи.       Утро пятого апреля началось для Айры привычно: пробежка, разминка, душ, завтрак, сборы в школу. Поправив форменную юбку, девушка подхватила сумку, в которую закинула пару тетрадей, ручки и спортивную форму. В академию, где готовили героев, явно стоило являться во всеоружии в первый же день. Заперев дверь и развернувшись, она почти нос к носу столкнулась с парнем, одетым в школьную форму Юэй. Задрав голову — Айра оценила стоявшие торчком рыжие волосы, и хотела было поздороваться, как парень её опередил:       — О-о-о, ты тоже учишься в Юэй?! — радостно завопил он, немного наклоняясь, видимо, чтобы ей не приходилось сильно задирать голову. Рост Айры составлял всего-то сто пятьдесят пять сантиметров, а парень был выше, наверное, на все пятнадцать, а то и двадцать, а стояли они довольно близко.       — Да-а-а, — протянула она, надеясь этим выиграть время на осмысление подобного соседства. — Доброе утро?       — Утро началось еще три часа назад, — бодро отрапортовал парень. — В каком ты классе? Я с геройского курса, класс 1-А!       — Я оттуда же…       — О-о-о-о! — ещё более жизнерадостно отозвался тот. — Меня зовут Киришима Эйджиро! А тебя?       — Акияма Айра, — наконец, переварив внезапно свалившуюся на голову концентрацию счастья и радости в человеческом обличье, ответила девушка. — Пойдём, а то опоздаем.       — Да-да, точно, пошли!       Жили они в типичном невзрачном многоквартирном комплексе, так что, спустившись с третьего этажа на первый и порядком устав от вежливых утренних приветствий со всеми встреченными на пути соседями, они коллективно облегчённо выдохнули.       — Вынужденная вежливость утром так утомляет… — неожиданно хором сказали они. Переглянулись и совершенно некультурно заржали.       — Не думала, что окажусь в такой ситуации… — призналась Айра, когда они, наконец, направились в академию. — Никогда не ходила в школу с одноклассниками по одной дороге, и уж тем более из одного дома.       — Да я тоже не привык жить в таком месте. Мы с родителями живём в частном доме.       — Ты тоже из другой префектуры?       — Да, из Тибы.       — Довольно близко к Сидзуоке.       — Но ездить в школу всё равно по утрам неудобно, так что я теперь привыкаю к самостоятельной жизни. А ты откуда?       — Префектура Окаяма.       — О, далековато. Но вообще прикольно, что мы сейчас живём так близко. Если что, сможем помочь друг другу!       — Готовить умеешь? — деловито поинтересовалась Айра, не без труда прикинув, что именно будет бесить её в самостоятельной жизни больше всего. Ежедневная готовка не входила в её список жизненных удовольствий.       — Не так чтобы прям очень, но вроде съедобно, — не уловив подвоха, честно ответил Эйджиро.       — Ну, если что придётся экстренно прокачиваться, потому что я невкусное не ем, — хищно улыбнувшись, сказала девушка. — Предлагаю готовить по очереди! Один день я, другой ты. Это должно быть довольно удобно и поможет экономить время.       Парень завис, задумчиво почёсывая затылок.       — Да, таких предложений от девушек я ещё никогда не слышал, — признался он.       — Ты первый заикнулся про то, что можно помогать друг другу. Уборка явно отпадает, потому что я не пущу парня копаться в своём нижнем белье, — на этих словах вышеупомянутый парень лицом слился по цвету со своими красными волосами, а Айра, игнорируя это, поскольку в её присутствии парни краснели чаще, чем говорили, продолжила. — А вот на еду всегда уходит прилично времени. Но разница на одного человека готовить или на двух не так уж и велика.       — Вообще я думал о домашке… — сконфуженно сообщил Эйджиро.       — Списывать не дам, но разобраться в сложных темах могу помочь, — тут же среагировала Айра.       — Но насчёт еды я… подумаю… наверное…       — Спорим, что через неделю тебе надоест готовить каждый день? — предложила девушка. Этот Киришима явно был из тех, кто вполне способен ввязаться в какой-нибудь шуточный спор и по её наблюдениям (и сегодняшнему скудному опыту) она могла сказать, что общаться с такими было достаточно просто. Ей всегда хотелось попробовать позаниматься какой-нибудь не слишком полезной фигнёй и, похоже, судьба подкидывала ей отличный шанс.       — А спорим, — не менее хищно, чем она ранее, улыбнулся тот. — А на что спорим?       — А не знаю. Только бенто в школу тоже готовить надо, а не есть в столовке, а то испытание будет нечестным!       — Тогда может на еду спорим?       — В смысле?       — Проигравший ведёт победителя куда-нибудь вкусно поесть!       — Куда-нибудь это слишком расплывчато, — оценила предложение Айра. — Я из довольно богатой семьи, а из какой ты не знаю, так что стоит заранее выбрать место.       — Ну, у моих родителей довольно обычные профессии. Интересно где в этом городе можно вкусно и недорого поесть? — задумчиво почёсывая подбородок, протянул парень.       — Ну-у-у, например вот тут, — девушка ткнула пальцем в то самое кафе, в котором была вчера. — Когда моя мама училась в Юэй, это кафе было довольно популярно у их класса. Тут вкусно и недорого кормят. И порции чудовищно большие, я вчера даже всё не съела.       — Отлично, подходит, — одобрил Эйджиро, не проявив совершенно никакого желания проверять. — Раз твоя мама училась в Юэй, то она про-героиня?       — Ага, — кивнула Айра, незаметно для себя приосаниваясь. — Титания, она сейчас двадцать пятая в списке.       — О! — глаза Киришимы сверкнули. — Та самая леди-стена? У тебя причуда, как у неё?       — Один в один, — довольно улыбнулась Айра.       — Прикольно. А у меня всего лишь закалка, — на этих словах он немного поник. — Не то что бы у неё был широкий спектр применения.       — Изначально у нашего силового поля тоже был всего один вариант применения. Распространять его не только на себя, но и на объекты из всей семьи научилась только моя мать. Ну а мне повезло, что она учила меня, — ощущая некоторую неловкость, попыталась подбодрить парня она. — Так что выше нос, может, в твоей семье именно ты первооткрыватель и просто не открыл ещё интересные способы применения своей.       — Да, определённо, — с широкой улыбкой кивнул в ответ Киришима. — А ты, получается, по рекомендации поступала?       — Неа, — покачала головой Айра, чувствуя некоторое неудовольствие от этого вопроса. — Я проходила общий экзамен и, если б не один парень, точно б его завалила. Знаешь, самомнение в голову ударило, переоценила свои возможности, всё такое…       — Да-а-а, понимаю, наверно тяжко оценивать себя, когда ты с детства в геройской профессии…       — С другой стороны, таким как я куда больнее падать при неудачах. Лететь-то свысока!       Эйджиро расхохотался. Так, непринуждённо беседуя, они достигли Юэй и, войдя на территорию, коллективно прокляли размеры здания. До урока оставалось двадцать минут, а им ещё предстояло найти в этой махине класс 1-А. Поиски обещали быть занимательным.       Используя логику и совершенно идиотские догадки, спустя десять минут они, отдуваясь из-за долгого бега, стояли перед огроменной дверью.       — А они на размерах не мелочатся во всём, — оценил Киришима, рывком открывая дверь и шагая внутрь. — О, Ашидо! — углядев кого-то среди находящихся в классе, парень радостно замахал рукой. — И ты тут!       — Киришима! — радостно отозвалась девочка с розовой кожей, розовыми волосами и рожками, после чего с разбегу повисла на нём. — Не знала, что и ты сюда поступил!       — Ну, мы ж учились в разных классах, — немного краснея, отозвался парень. Мина отцепилась от него и заметила зашедшую следом Айру.       — О, а это кто?       — Акияма Айра, прикинь, мы живём в соседних квартирах! — тут же представил её Киришима.       — Привет, — неловко махнула рукой Айра.       — Ашидо Мина, — подскочив, девушка схватила её за руку и энергично затрясла. — Рада знакомству.       Смутившись, Айра кивнула — нечасто девушки проявляли к ней такое дружелюбие. Широко улыбнувшись, Мина снова развернулась к Киришиме и принялась о чём-то быстро расспрашивать. Воспользовавшись моментом, Айра оглядела класс и с удивлением обнаружила за последней партой у окна человека, которого совершенно не ожидала увидеть. С такими же взъерошенными, как она и запомнила, фиолетовыми волосами, там сидел спасший её парень, отсвечивая тёмными кругами под глазами.       — О-о-о, Шинсо-кун! — удивлённо воскликнула она, без раздумий направляясь в его сторону и неловко останавливаясь перед партой. В отличие от Ашидо, которая долго была знакома с Киришимой, она не могла себе позволить кинуться на шею парню с благодарностями, хотя ей очень хотелось. — Ты всё-таки поступил!       — Да, мне неожиданно дали кучу баллов за наш с тобой феерически убогий полёт, — снисходительно усмехнулся тот. — Так что, похоже, та пироженка была лишней.       — Э-э-э-э-э, нет, письмо из школы недвусмысленно намекнуло мне, что если бы не ты, я бы не прошла, так что пироженки было даже мало! — не согласилась с ним Айра, возмущённо качая головой. — Похоже, с меня всё-таки торт!       — Это какое-то нездоровое желание впихивать в меня сладкое стоит пресечь на корню, — недовольно скривился парень. — Серьёзно, Акияма, успокойся. Если бы ты не изобразила статую, я бы тут не сидел.       — Вообще-то тебя должны были зачислить из-за твоего геройского поступка, — обернувшись и убедившись в том, что парта перед Шинсо не занята, Айра бухнула свою сумку на неё и уселась боком на стул.       — Которого не было бы, не стой ты пугалом.       — Нет, я не понимаю, ты поставил себе какую-то задачу типа «подбери кучу синонимов словосочетанию стоять столбом»? — вскинув брови, уточнила она.       — Как же я завидую… — донесся до них жалобный голос с последней парты, находящейся в противоположном конце класса у стены. — У одного крикливого красноволосого типа есть знакомая девчонка, теперь, оказывается, ещё и у этого, который сидел тут полчаса с мрачной рожей… какому дьяволу вы продали души, чтобы смотреть на эти прекрасные тела каждый день?! — со слезами на глазах возопил очень, очень низкого роста парень, которого Айра скорее приняла бы за детсадовца, чем за ученика старшей школы. Волосы у него были в форме круглых шаров и чем-то напоминали виноград.       — Чё? — Шинсо медленно обернулся на него, но ответить тому помешал возмущённый вопль, раздавшийся с середины класса. Высокий брюнет в очках громко выговаривал подозрительно знакомо выглядевшему взъерошенному блондину, который сев, закинул ноги на парту.       — Не ставь свои ноги на стол, тебе не кажется, что это не уважительно по отношению к одноклассникам?!       — Нет, и, если честно, я так не думаю. Из какой ты школы будешь, четырёхглазый? — широко и очень-очень злобно улыбнувшись, в хамоватой манере уточнил блондин.       Брюнет в очках принял вопрос за искренний интерес и тут же отрапортовал на весь класс:       — Частная шк… Кхм, я из средней школы Соумей. Моё имя Иида Тенья!       — Соумей? — недобро сощурившись, повторил блондин. — Да ты элита! У меня появилась причина покончить с тобой!       — Что за нахальство?! И ты ещё хочешь стать героем?! — ужаснулся подобному поведению брюнет.       — Смотря на них, я начинаю жалеть, что поступал именно в Юэй, — не сводя с парочки полного неприязни взгляда, заметил Шинсо.       Из дверей за разворачивающейся сценой с похоронным выражением лица наблюдал невысокий парень с тёмно-зелёными вьющимися волосами. За время перебранки этой очень громкой парочки на его лице успели смениться все выражения от ужаса и безысходности до смиренного принятия неизбежного.       Иида Тенья заметил новоприбывшего и переключился на него, а Айра, потеряв к ним всякий интерес, развернулась обратно к Шинсо.       — Так пугало и статуи будут в нашем общении дежурной шуткой? — вернулась к теме разговора девушка.       — Если честно, я не планировал продолжать наше «общение». Я пришёл сюда стать героем, а не заводить друзей, — пожав плечами, честно ответил Хитоши. Айра успела недовольно скривиться прежде, чем он продолжил. — Но, — заметил парень, указывая указательным пальцем в потолок. — Из всех этих, — он некультурно обвёл рукой класс. — Ты пока выглядишь приличнее всего, а в одиночестве тут явно можно концы отдать.       — Да ты мастер комплиментов, — отозвалась Айра, не зная, радоваться ей такой «похвале» или обижаться.       — И наше общение продолжится только в том случае, если ты панически не сбежишь от меня на другой конец класса к тому ценителю женских тел, — ничуть не смутившись, добавил Шинсо.       — Нет ничего страшнее парней, которые при куче народа не стесняются говорить в лицо девушкам о «прекрасных телах», — хмыкнула Айра, пытаясь придумать, что такого страшного может предложить ей Шинсо.       — Да? Уверена? — с хищным интересом уточнил Хитоши, привставая и нагибаясь над своей партой так, чтобы оказаться как можно ближе к её лицу и тихим, доверительным тоном сообщил. — Моя причуда позволяет мне контролировать разум.       Не сводя с неё оценивающего, выжидающего взгляда, он сел обратно и подпёр щёку рукой в скучающем жесте.       — И-и-и-и что даёт этот контроль разума? — решила уточнить Айра. Причуда звучала впечатляюще и она точно знала, что многие отделы полиции, занимающиеся допросом или поимкой преступников, всё бы отдали, чтобы заполучить себе кого-нибудь с такой причудой. — Можешь узнать все секреты? Заставить станцевать?       — Второе ближе. Я могу приказать тебе, что угодно, и ты сделаешь это. Вот ты сказала, что нет ничего страшнее, чем тот мелкий, — Шинсо небрежно кивнул в сторону почитателя женских тел. — Ты сделаешь всё, о чём я попрошу. Как мне говорили, очень удобная причуда, чтобы реализовать любую пошлую фантазию. Ты не сможешь не то что двинуться, ты не выдавишь из себя ни звука.       — Звучит как описание очень продвинутой БДСМ-сессии, — склонив голову на бок, заметила Айра прежде, чем успела хлопнуть себя по рту. Мрачная самоуверенность тут же слетела с лица Шинсо: теперь он был красный, как варёный рак, и судя по выражению лица лихорадочно пытался подобрать слова для достойного ответа.       Айра застонала, в свою очередь, занимаясь тем же самым, только безуспешно пытаясь сформулировать приличное оправдание. Кажется, их общение кончится прямо сегодня!       Если бы это услышала мама, в мире стало бы меньше на одного весёлого героя, отвешивающего пошлые шутки по любому поводу. Она понадеялась, что сказанного никто, кроме Шинсо не слышал и что слух о том, насколько сильно тот испортил её познаниями о всяких извращениях до матери не дойдёт никогда. В конце концов, Рё клятвенно заверял Адзуми, что будет следить за языком в присутствие ребёнка. Ребёнок, однако, испортился раньше, чем дорос до возраста, в котором был способен осознать, что шутить на подобные темы не только неприлично, но и чревато. От позора их семью спасало только то, что Айра, в отличие от Рё, свои обещания держала и вообще шутила редко, а уж на скользкие темы с ней никто из одноклассников не разговаривал. Во всяком случае, до сегодняшнего дня. И, судя по всему, то, что мать находилась далеко, как-то само собой развязало ей язык.       — Я-я-я-я таким не увлекаюсь, не подумай! — сгорая от стыда, принялась тараторить Айра прежде, чем Хитоши успел открыть рот. — Это всё мамин коллега, Рё! Он всё моё детство шутил на подобные темы и, в общем, я нахваталась от него до того, как поняла, о чём вообще идёт речь! Я не собиралась этого говорить! Ты ничего не слышал, понятно?!       Всё ещё красный, Шинсо медленно кивнул.       — Закроем тему, — кашлянув, миролюбиво предложил он.       Продолжению разговора помешал человек в жёлтом спальном мешке, появившийся на пороге класса. Айра тут же развернулась лицом к доске, пряча пылающие щёки в волосах.       — Хм, потребовалось аж восемь секунд, чтобы вы притихли, — выбравшись из спальника, заметил мужчина. В классе воцарилась абсолютная тишина. — Жизнь коротка, дети. Вам всем стоит обзавестись здравым смыслом.       — Значит, он профессиональный герой? — пробормотал кто-то из первых рядов.       Мужчина выглядел не особо впечатляюще: длинные тёмные волосы, красные от недосыпа глаза. Он был высок, худощав и небрит, а чёрный геройский костюм подчёркивал бледность лица. Вокруг шеи были обёрнуты ленты. Айра мучительно пыталась вспомнить, слышала ли что-нибудь о нём, но мысли предательски сворачивали на отвратительную отговорку о БДСМ, и она никак не могла сосредоточиться.       — Я ваш классный руководитель, Айзава Шота, рад знакомству, — представился мужчина. И, прежде, чем класс успел бы осмыслить эту информацию, добавил. — А теперь переодевайтесь в спортивную форму, живо! И идите на спортивную площадку.       Заскрипели стулья, ребята поспешили выполнить требования. Айра поспешно устремилась в сторону раздевалок вместе с остальными девчонками, пытаясь выкинуть из головы лишние мысли. Если их отправляли на спортивную площадку в первый же день, значит, их ждал какой-то тест.       Стоило им прибежать на спортивную площадку, как Айзава Шота подтвердил опасения, объявив, что их ожидает тест с использованием причуд.       — А как же церемония? Или экскурс? — возмутилась довольно милая девочка-шатенка.       — Если хотите стать героями, на такие мелочи у вас времени не будет, — заметив искреннее недоумение большей части класса, Айзава добавил. — Вы же все знаете о свободе учеников в этой школе. Ну, эта «свобода» распространяется и на нас, преподавателей.       Теперь окружающие выглядели обречёнными и медленно осмысливающими свою участь. Не сводя взгляда с преподавателя, Айра всё ещё пыталась вспомнить, кто же он такой, так что не заметила, как оказалась рядом с Шинсо. Шарахнуться и заорать ей не позволил только развитый за годы тренировок самоконтроль.       — Метание мяча, прыжки с места, пятидесяти метровый забег, прыжки боком на выносливость, тест на силу хватки, прыжки с разбега, силовые упражнения, упражнения на растяжку… — тем временем продолжил объяснять классный руководитель. — Такое проходят и в обычных школах, это всего лишь физические тесты, в которых вам не позволяли пользоваться причудами. Впрочем, страна толком не определила стандарты для учебных заведений и почти не отслеживает их. Бакуго, — резко обратился он к одному из парней. — Как далеко ты забрасывал мяч в средней школе?       — Шестьдесят семь метров, — ответил тот самый злобный блондин.       — А теперь используй свою причуду, — Айзава вручил ему мяч и кивком указал на круг. — До тех пор, пока ты в круге, можешь делать что хочешь. Не сдерживайся.       — Даже не собирался! — с предвкушением откликнулся Бакуго. — Умри-и-и!       «Он только что прокричал «умри» мячу?»       — Вы должны знать, на что действительно способны, — прокомментировал бросок учитель, демонстрируя им устройство, на котором значилось «705,2» метра. — Это вполне нормальный результат для начала.       Новые одноклассники обрадовались.       — Круто! И так весело!       — Семьсот пять метров? Нереально!       — И мы можем использовать наши причуды! Вот вам и факультет героев!       Среди общих восторженных возгласов выбивались только несколько человек: парень с зелёными вьющимися волосами выглядел как овечка, пришедшая на заклание; высокая брюнетка; Хитоши Шинсо, взиравший на учителя с мрачным спокойствием.       Айра не смогла подавить разочарованный вздох: для неё разрешение на применение причуды не меняло ничего. Про её результаты он наверняка скажет что-нибудь обидное: такие цифры ей не светят. Впрочем, она тут была такая не одна: раз уж Шинсо мог контролировать разум, то и для него эти тесты будут такими же, как в средней школе.       — Весело, говорите? — похоже, оценив воодушевление детей, мрачно поинтересовался Айзава. Со стороны мужчины потянуло холодком. — Планируете провести тут три года… веселясь? Уже раздумали становиться героями?       «Вот это выговор. Да он как моя мать, когда думает, что я недостаточно серьёзно отнеслась к её заданию».       Ученики испуганно вздрогнули.       — Ну ладно, в таком случае, новое правило: ученик, который наберёт меньше всех баллов, будет считаться безнадёжным и тут же будет исключён!       «Да ты суров», — с немного нервным весельем оценила Айра. Выражение лица классного руководителя не оставляло сомнений: если он будет неудовлетворён этим самым последним хоть в чём-то, то точно исключит. По спине пробежал холодок. Оглядев своих одноклассников, она приняла решение, что сделает всё возможное, чтобы оказаться хотя бы предпоследней: учитывая содержание письма, присланного из Юэй, окажись она двадцать второй в списке и этот мужик выставит её вон.       — Наша «свобода» так же означает, что мы можем исключать учеников на своё усмотрение. Добро пожаловать на факультет героев! — добил Айзава.       Будет просто «замечательно» если она вернётся домой, не проучившись и дня. Опасность исключения сделала доброе дело: вышибла из её головы все мысли, не относящиеся к тесту. Оставалось надеяться, что её физической подготовки будет достаточно, чтобы обойти хотя бы нескольких человек.       Некоторые из одноклассников стали возмущаться, но классный руководитель быстро осадил их, описав «радужные перспективы» обучения на геройскую профессию.       «Ну, если я не вылечу, моя жизнь ничем не будет отличаться от прошлой», — утешила себя Айра. — «Хоть какая-то стабильность».       — Это плюс ультра. И я жду от вас, что вы преодолеете эти неудобства и будете наверху вместе с лучшими. Пора приняться за дело.       Тест начался. Почти каждый из учеников отличался с помощью своих причуд… впрочем тех, кто не отличался, оказалось даже и не трое: к ней, Шинсо и зелёному присоединилась девушка-невидимка, светловолосый парень с хвостом и высокая брюнетка. Хотя, как оказалось, брюнетка всё-таки была не из их числа. Каждый раз, как она доставала из себя какой-нибудь предмет, который, по сути, заменял ей физические показатели, Айра недоумевала: в чём вообще смысл физического теста, если все усилия, которые ты прикладываешь, это усилия на создание предмета, который выполнит норматив за тебя.       «Надеюсь, моих тренировок хватит».       Как оказалось, в чём-то точно хватало: в гимнастике она, без преувеличения, была лучше их всех вместе взятых. Сказывались ежедневные тренировки и тот стиль боя, которым она пользовалась. В силовых упражнениях она тоже была в числе первых (парни косились на неё кто с недоумением, кто с уважением), но во всём остальном она держалась в середине — само по себе человеческое тело не могло превзойти возможности причуд.       Хотя у того самого парня с зелёными волосами таки получилось отличиться, схлопотав публичный выговор от учителя, который оказался Сотриголовой. Айра даже присвистнула от удивления, если бы могла. Разглядывая покалеченный палец одноклассника, она гадала, как такое может быть: настолько не контролировать свою причуду в шестнадцать лет, что она так сильно вредит телу? Или это просто такой побочный эффект? Если второй вариант, то парень явный мазохист.       Бакуго был каким-то бешеным: стоило зелёному шагнуть из круга, как он кинулся в его сторону с очевидным намерением вломить промеж глаз. Классный руководитель, вынужденный второй раз использовать причуду, не оценил. Блондин, запутавшийся в его лентах, выглядел уморительно. Не удержавшись, Айра некультурно захихикала, думая о том, что этот Бакуго, походу, был из тех, кому требовалось остужать голову. Тот наградил её уничтожающим взглядом, потом, похоже, вспомнил, что видел на экзамене и пообещал оторвать голову при первом же удобном случае.       — Пора объявить результаты, — сказал Айзава, когда все тесты, наконец, были закончены. — Если бы я рассматривал все ваши показатели отдельно, то помер бы от старости, поэтому покажу общий результат.       Будущие герои ощутимо напряглись, зелёный, похоже, готов был рвать на себе волосы.       — О, да, вся эта речь про «исключение» была ложью, — как ни в чём не бывало сообщил Айзава, выводя результаты голограммой, чтобы все могли их увидеть. — Это была уловка, чтобы вы больше старались.       Почти коллективный вопль «Что-о-о» Айру даже немного оглушил. Она тут же сменила своё место положение, чтобы оказаться позади орущих.       — Да ладно вам, ребята, включите мозги, — снисходительно-миролюбиво заметила высокая брюнетка. — Конечно же, это была уловка.       Айра обиженно поджала губы: она была уверена, что преподаватель ни разу не шутил и последний, оказавшийся тем самым зелёным, вылетел бы, не покажи он что-то, что его удовлетворило. Айзава наградил их пристальным взглядом, задержавшись на ней дольше всех остальных, и развернулся, чтобы уйти.       — Ах да, урок окончен, — бросил он напоследок. — Возьмёте учебный план в классе, — и, вручив Мидории направление к школьной медсестре, засунув руки в карманы, удалился.       Облегчённо выдохнув, Айра, наконец, оглядела весь список учеников, а не только последнее место, обнаружила себя на одиннадцатом месте. Это было отлично, если учесть то, что впереди были сплошь те, кто пользовался причудами для улучшения нормативов. Первой совершенно незаслуженно с точки зрения Айры оказалась та самая высокая брюнеточка, физическая активность которой сводилась к переработке жира из организма во всякие полезные штуки. Нет, конечно, способность была несомненно полезной и разноплановой, но далеко ли ты убежишь, когда создать ничего не сможешь?       Шинсо оказался предпоследним: их результаты с Мидорией различались на один балл. Оглядевшись, девушка обнаружила Хитоши неподалёку от себя и тут же подошла, чтобы задать интересующий вопрос.       — Слушай, — сказала она. — А ты точно собирался стать героем? Когда я на тебе тогда лежала, то не то что бы чувствовала мышцы.       — Я уже работаю над этим, — немного обиженно отозвался Шинсо. — Так что догоню вас.       — Придётся впахивать, — со знанием дела заметила Айра. — Очень много впахивать.       — Мне больше интересно, кто бы был первым в физическом тесте без использования причуд, — проигнорировав её предупреждение, сказал парень, пряча руки в карманы. — Всё это, конечно, замечательно, но все мы понимаем, что человек, занявший первую позицию, получил её скорее за смекалку.       — Скорее всего, это был бы Тодороки, — вглядевшись в список, заметила Айра. У этого теста был один плюс: в процессе они узнали имена почти всех одноклассников. — Потому что по его движениям видно, что он как я, всю жизнь впахивал.       — И ты была бы второй?       — Скорее всего. Ну, может, третьей, — пожала плечами девушка.       — От скромности не умрёшь.       Тему о БДСМ-сессиях никто из них, к счастью, поднимать не стал. Айра понадеялась, что этот досадный просчёт сам собой растворится в их памяти, хотя, конечно, это было почти нереально. Такие ошибки не забываются.       «Хоть бы потом не припоминал», — взмолилась Айра, направляясь следом за ним и вяло переговаривающимися одноклассниками сначала в раздевалки, а потом и обратно в класс, за учебным планом. Все девчонки были настолько уставшими, что диалоги почти не клеились, так что, похоже, более близкое знакомство откладывалось до следующего дня.       Почти не уставшая Айра бодро шагала следом за таким же возмутительно бодрым Киришимой, который всем своим видом показывал, что бешеной собаке семь вёрст не крюк, нарезая вокруг неё круги и воодушевлённо делясь впечатлениями, полученными за прошедший урок. Не имея возможности вставить хотя бы слово, Айра через несколько минут смирилась и решила просто слушать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты