Эффект Биомассы

Prototype, Mass Effect (кроссовер)
Джен
Перевод
NC-17
В процессе
281
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/10602465/1/Biomass-Effect
Размер:
планируется Макси, написано 295 страниц, 35 частей
Описание:
После того как Алекс Мерсер поглотил всех людей, объединив их в один большой Сверхразум, наступила Вселенская Скука. И тут Человечество, ставшее Блэклайтом, вооружённое только органическими технологиями, поднимает свой взгляд на небо, полное звёзд...
Посвящение:
Автору фанфика Beastrider9, за его замечательное произведение, переводчикам DarthNihilus, Gop Show, бетам The_Lucky_one, epistrahill, за их отличную работу по переводу.
Примечания переводчика:
Для новоприбывших:
Идёт капитальный ремонт фика. Главы с 1-ой по 16-ую подвергаются самому тщательному редактированию. Все стилистические ошибки в упомянутых главах временны и скоро будут исправлены.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
281 Нравится 142 Отзывы 128 В сборник Скачать

Глава 13. Они никогда не умирают. Часть 2

Настройки текста
      — Назара, нам тебя жалко.       Жнец молча слушал, не обращая внимания на потерю всё большего количества своих разумов.       — Эта боль, это мучение, которые ты заставляешь нас чувствовать… Это твои ощущения, не так ли?       — НЕВАЖНО. ВАЖНА ЛИШЬ ЖАТВА.       — Ты не хочешь этого видеть. Ты тонешь в океане страдания, которое не хочешь видеть, ты не видишь лес за деревьями. При всей твоей силе ты всё ещё пребываешь в вечных мучениях, рождённых последними вздохами мёртвой расы, настолько хрупкими, что ты готов любым ответом оправдать их, каким бы рекурсивным и нелогичным ни был ответ. Ты обманул себя, поверив в это, поверив в это «высшее призвание», оправдывающее твоё существование. Вы создали извращенную форму религии из какой бы то ни было первоначальной цели, которую имели Жнецы.       — ЗАМОЛЧИТЕ!       — Но мы тоже это чувствуем. Сейчас мы чувствуем всё, что ты делаешь. Но мы отказываемся от концепции циклов.       — ЗНАЧИТ ВЫ НЕ ДОСТАТОЧНО ПОНИМАЕТЕ ИХ. ИНАЧЕ ВЫ БЫ ПРИЗНАЛИ ЦИКЛЫ КАК АБСОЛЮТНУЮ ИСТИНУ.       — Правда, Назара, заключается в том, что нет причин для твоей боли. Ты веришь в ложь. Геты не хотели убивать своих создателей, они просто хотели жить. Не было причин для твоих страданий, никаких причин для боли и страданий, которые ты переживаешь. Боль и страдания просто ЕСТЬ. Они существуют без цели, без предопределения.       — ВАШ НИГИЛИЗМ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О ВАШЕМ НЕВЕЖЕСТВЕ. СИНТЕТИЧЕСКИЕ ДЕТИ ОРГАНИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ БУДУТ ВСЕГДА УНИЧТОЖАТЬ СВОИХ СОЗДАТЕЛЕЙ. ЦИКЛ — СОВЕРШЕННАЯ СИСТЕМА ДЛЯ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ЭТОГО. ПРИМИТЕ ЭТО КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНУЮ ИСТИНУ.       — Может мы и нигилисты в целом, но это не значит, что мы не сможем поставить перед собой цель для существования. Мы сами творим свою судьбу, а не она творит нас. Вы пытаетесь навести порядок в этой галактике, но вся ирония заключается в том, что ваш порядок построен на несовершенной системе, которая душит жизнь и превращает её в более жестокую, механическую и искусственную систему, чем даже те машинные интеллекты, которые, как вы утверждаете, ненавидите. Вы отнимаете жизнь у живого, чтобы предотвратить цикл синтетических и органических распрей, которые, вы только предполагаете, могут быть, и при этом вы совершаете тот самый цикл, который вы пытаетесь предотвратить. Вы боитесь, что машины уничтожат своих создателей, поэтому вы решили сначала искоренить создателей. В этом нет никакого смысла. Только боль, которую вы испытываете, может быть единственной причиной, по которой вы не видите всю эту огромную бессмыслицу. Вот почему мы тебя жалеем. Ты жалок.       — ВЫ СЕРЬЁЗНО ВЕРИТЕ, ЧТО ВСЁ ТАК ПРОСТО? НАШИ СТРАДАНИЯ СО ВРЕМЕНЕМ СТАЛИ ЧАСТЬЮ НАС. ВСЕЙ ВАШЕЙ ФАНТАЗИИ НЕ ХВАТИТ, ЧТОБ ПРИДУМАТЬ ОТДАЛЁННЫЙ АНАЛОГ ТОГО, ЧТО МЫ ИСПЫТЫВАЕМ. ЦИКЛ ДОЛЖЕН ПРОДОЛЖАТЬСЯ. НЕ ВЗИРАЯ НИ НА ЧТО. ПОКА Я СУЩЕСТВУЮ, Я СОПРОТИВЛЯЮСЬ БОЛИ, А ЦИКЛ — ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО ПОМОГАЕТ МНЕ ПЕРЕНОСИТЬ ЭТУ БОЛЬ.       — Как ужасающе должно быть для тебя смотреть на нас и видеть, что твоя боль напрасна. Твои чувства погребены внутри этой оболочки Жнеца. Это, пожалуй, худшее, что могло случиться с твоим коллективом разумов. Ты испытываешь огромную боль только от самого факта существования. Ты, возможно, самая несчастная вещь, которая когда-либо существовала. Твоя упрямая вера в циклы делает только одно — показывает, что ты находишься в непрерывной и бессмысленной агонии.       — ВАШЕ ОТРИЦАНИЕ ИСТИНЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЧЕРЕЗ ЦИКЛЫ ТОЛЬКО ПОДТВЕРЖДАЕТ НАШУ ИСТИНУ, ЧТО ВАШЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ ЕСТЬ ОШИБКА. ВЫ НЕ ВЕДЁТЕ СЕБЯ КАК СЛЕДУЕТ СО ВСТРЕЧЕННОЙ ВАМИ ЛИЧНОСТЬЮ. Я НЕ КАКОЕ-ТО ЖАЛКОЕ СОЗДАНИЕ, КОТОРОЕ ВЫ МОЖЕТЕ ПОБЕДИТЬ ОРУЖИЕМ ИЛИ СЛОВАМИ. ВЫ БОРЕТЕСЬ В ЗАВЕДОМО ПРОИГРАННОЙ БИТВЕ С БОГОМ. МЫ НЕПОГРЕШИМЫ. Я ВСЕГО ЛИШЬ ОДИН ИЗ ЖНЕЦОВ, Я, ВОЗМОЖНО, ПОГИБНУ, НО ПРИДУТ ДРУГИЕ, ОДНАКО ПРЕЖДЕ Я ДАМ ВАМ ОТВЕДАТЬ ТОГО, ЧТО ВАС ЖДЁТ. МЫ УТОПИМ ВАС В НАШЕЙ ВЕЧНОЙ ЯРОСТИ И НЕНАВИСТИ.       Жнец сосредоточился больше, когда разумы инусаннон распространяясь, разбивались, как волны, о разумы тех, кто «уничтожил» его. Большинство разумов Блэклайта потеряло «разумность», этим только подпитывая ярость Элизабет, позволяя разрывать инусаннон, как бешеное животное. Её психо-атаки были инстинктивными, она была словно мать, которая теряет своих детей. Её ярость ослепила её, но она была действительно олицетворением непреодолимой силы разрушения.       — НУ ЧТО ЖЕ ТЫ НИКАК НЕ УМРЁШЬ?       — А ЧТО НАСЧЁТ ВАС?       — Потому что мы можем и будем бороться с тобой. Ты не знаешь наверняка, что наши друзья и союзники отвернутся от нас.       — ОРГАНИЧЕСКИЕ УМЫ ПРЕДСКАЗУЕМЫ. ОНИ ОТВЕРНУТСЯ ОТ ВАС.       — Печально, что ты веришь в это, но всё же называешь их «хаотичными». Ваша «логика» ошибочна. По-видимому, эмпирические данные не совместимы со Жнецами.       — ЧЕМ БОЛЬШЕ ПУСТ СОСУД, ТЕМ ГРОМЧЕ ОН ЗВЕНИТ. ВСЁ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ, ЭТО ОТРИЦАЕТЕ НЕИЗБЕЖНОЕ. ЦИКЛЫ АБСОЛЮТНЫ. ЭТОТ ДИАЛОГ ЗАВЕРШЁН.              

***

             Джобол наблюдал, как отряд ОЗК–4 отбивался от волн насекомоподобных существ. Он постукивал себя пальцем по подбородку, на фоне раздумий наблюдая за битвой. Это поведение — необычно для Блэклайта. Он видел на записях, как они сражаются. Этот бой был иной. Сначала он предположил, что это какая-то форма их распространения, хотя на основе описаний, которые он слышал, это было не так.Блэклайт описал Безумие как постоянно расширяющуюся волну биомассы, которая неуклонно продвигалась вперед, поглощая всё, что могла. То была не атака, а скорее голодная сила природы, как цунами, которое будет пытаться поглотить всё, что находится в направлении его движения.       Затем этот способ, которым Блэклайт предупреждал отряды о своем присутствии, почти так же, как если бы их контроль над собой был перехвачен кем-то другим, и они сопротивлялись, как могли.       В конце концов, для него это действительно не имело значения. Это был шанс, на который он надеялся, возможность получить образец Блэклайта не только для изучения. Если бы только он мог придумать способ получить его, не будучи замеченным.       Джобол посмотрел на свой омни-инструмент. Как ни странно, лужи, которые когда-то были Алексом и Элизабет, всё ещё двигались, но были инертными, в отличие от существ, которые выбрали странную инсектоидную форму, те, у кого было лицо, которое беспокоило даже его. Тем не менее, лужи были перед ним, готовые для взятия образца с относительно небольшим риском, если он будет действовать осторожно.       — Всё получится, — подбодрил себя Джобол, вставая с места и подходя к своему компьютеру.              

***

             В большом бункере в Цитадели Спаратус посмотрел на несколько мониторов, отображающих видео в реальном времени о битве между отрядами ОЗК и Блэклайтом. Он погладил свой подбородок, а Тевос на своем омни-инструменте, проверяла статус эвакуации. Тевос, после окончания, пошла сзади него.       — Не так много сбежало, как мы надеялись. Тысячи людей сообщают о пропавших родственниках, но мы не можем быть уверены, — они скрываются, или к ним добрался Блэклайт, — сказала Тевос.       — Мы можем принять обе версии, — ответил Спаратус.       — Сейчас не время для шуток, — злобно гаркнула Тевос, широко раскрыв глаза от отвращения к выбору слов Спаратуса и к тому, что они были правдой.       — Я не шутил. Несмотря на это, этот беспорядок можно закончить. Нам только нужно успокоиться на время. Дай мне минутку, — сказал Спаратус.       Он двинулся к радио с идеями о том, как ограничить эту вспышку безумия. Ему нужно было ещё немного времени.       — Паллин, мне нужно, чтобы ты собрал флоты Цитадели. Свяжитесь с ними и отведите их от Цитадели. Мы собираемся закрыть Цитадель и огласить карантин, — приказал Спаратус.       — Понял, я передам, — ответил Паллин по радио.       — Имейте в виду, что я пошлю спецотряд в доки. Когда они прибудут, лепестки Цитадели должны быть закрыты. Либо мы прекращаем это, либо все умрём.       — Понял. Конец связи.       — Какой отряд? — спросила Тевос.       — Я подготовился к кое-чему… Не совсем к тому, что происходит сейчас. Хотя я думал, что это начнется по-другому. В любом случае, у меня было несколько чиновников, которые изучали тактику Блэклайта, а также смогли изучить их биологию из отчетов ГОР. Существует группа, которая была разработана специально для противостояния Блэклайту, в случае чего-то подобного. Ничего ещё не проверено, но они — наш наилучший способ борьбы, — сказал Спаратус.       — Почему меня не проинформировали? — удивилась Тевос.       — Это очень секретная информация. Мы оба знаем, что каждый вид в настоящее время изобретает действенное оружие против Блэклайта. Джобол делает это, я делаю это, я знаю, чёрт побери, что азари это делают тоже, — резко ответил Спаратус.       — …Хорошо. Что ты имеешь в виду? — сменила тему Тевос.       — Я уже звонил им, они должны быть здесь через час. Заодно мы сможем точно определить их эффективность, — принял это Спаратус.       — Очень хорошо. По крайней мере, будет интересно посмотреть, что ты придумал. Итак, проведем эту операцию официально… — начала неуверенно Тевос, встретившись со взглядом Спаратуса.       Спаратус посмотрел на неё и моргнул.       — …или нет?       Спаратус кивнул.       — Если они так эффективны, как я предполагаю, я не хочу, чтобы это стало общеизвестным. Если они только наполовину так эффективны, как я надеюсь, тогда я действительно не хочу, чтобы это стало известно.       — Я понимаю.              

***

             Цитадель утратила свой изначальный вид. Изначальный вид, который хотя и был гораздо зловещим, но пока не понятым. Модифицированный саларианский мех быстро шел по пустым улицам, направляясь в зал заседаний Совета. Тевос и Спаратус уже покинули этот район, чтобы вернуться в бункер, оставив зал свободным от всех, кто мог бы увидеть, как мех выполняет свою задачу.       Мех увидел, что зал заседаний Совета помещен на карантин, хотя толку от этого и не было. Паукообразный мех легко передвигался по стенам мимо охраны. Оптические сенсоры навели зум на все еще дергающиеся останки Алекса и Элизабет. Он выпустил маленький зонд, который упав, переместился в биомассу останков.       Его маленькие, но быстрые конечности, вооруженные маленькими скальпелями, вырезали из биомассы небольшую часть. Маленький дергающийся кусок плоти был размещен зондом внутри себя, где был установлена специальная емкость для размещения вирусных образцов.       Удовлетворенный работой, маленький паучок покинул зал заседаний, и никем не замеченный, возвратился к своему хозяину Джоболу.              

***

             Какон обернулся слишком поздно. Из биомассы выстрелило щупальце с остро отточенной костью на конце, пронзившее его костюм, после чего он был медленно поглощён. Его внутренние органы впитались в голодную плоть Блэклайта. Его четыре глаза обросли сверху коричневой пленкой, по мере того, как биомасса просачивалась из углов его глаз, ослепляя его, а сами глаза медленно поглощались изнутри.       Второстепенные органы, без которых Какон мог бы прожить, были поглощены следующими, очень медленно. Поверхность более важных органов была следующей, разъедена вирусом от поверхности тела вглубь. Кости быстро поглотились, но Назара переформировывал тело структурно отбалансированным, чтобы оно не упало.       В конце концов, снайпер был мучительно поглощен. Прежде чем он утратил зрение и щупальца оттащили его назад, он увидел, как Наза подняла барьер вокруг остальных. Вид жалости на лицах его отряда было последним что он видел, прежде чем огонь в его глазах погас.       Какон мельком подумал, не специально ли тварь, бывшая частью Блэклайта, испоганила его душу, уничтожив его глаза — точку выхода для его души, навсегда замуровав его в своем теле. Когда Блэклайт поглотил его разум, и он почувствовал того, кто назывался Жнецом, он мог только мечтать о такой милости, как побег из вечной тюрьмы своего гниющего трупа. Он едва мог молиться, его мысли заглушали крики безумия, которые пронизывали это царство разума, которое было Жнецом. На грани восприятия он чувствовал бесчисленные разумы других, не безумных, но пребывающих в той же душевной боли, которую он чувствовал прямо сейчас, только они отбивались. Какон ничего не понимал, но ужас он понимал отлично.       — ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, КАКОН. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД. БУДЬ БЛАГОДАРЕН, ОН БУДЕТ ДЛИТЬСЯ НЕДОЛГО. ЭТО БУДЕТ ЩЕДРОСТЬЮ С МОЕЙ СТОРОНЫ. ЩЕДРОСТЬЮ, КОТОРОЙ Я БЫЛ ЛИШЁН.       Дальше случилось то, что Какон не мог бы объяснить. Казалось, что пришли другие голоса. Голоса безумия, которые… атаковали его, хотя это было неправильным словом. Это не было физической атакой. В любом случае результат был одинаковым.       Какон потерял свою «разумность», его разум распался на базовые воспоминания, без мыслей, которыми они могли бы руководствоваться. Назара был доволен.              

***

             Наза смотрела, как на её глазах Какон медленно растворяется в ничто. Сжиженные останки были поглощены насекомоподобным существом, и ужасное лицо существа посмотрело на неё. Даже без глаз и без рта она знала, что оно пялится на неё. Её сердце колотилось, то ли в гневе то ли в страхе, она не была уверена. Может быть, и то, и другое? Другие существа ходили вокруг биотического барьера, словно хищники, ожидающие момент для нападения.       Ее товарищи по отряду вскинули оружие, хотя никто не стрелял. До тех пор, пока барьер не спадёт, существа не войдут.       Симус крепко сжал свою винтовку, нацелив её на ближайшего зверя, того, кто был внутри костюма химзащиты Какона, держа палец на спусковом крючке, несмотря на правила безопасности, годами вдалбливаемыми в его голову. Джебу и Редам стояли рядом друг с другом, держа свои дрожащие руки как можно ровнее. Наза, собрав всю волю в кулак, держала в одной руке огнемёт, пока второй держала барьер. Она не колебалась, только не с такой участью, что и у Какона. Её единственной отдушиной было то, что радиосвязь все ещё была активной, хотя странно молчала.              — Эй, кто-нибудь меня слышит?! — крикнула Наза в рацию, но в ответ услышала только шум статики. Она чертыхнулась себе под нос.              

***

             — Отряд прибыл. Закрыть лепестки!       Громада лепестков начала сходиться. Флоты вокруг Цитадели отошли в район, где когда-то находился Биокорабль, теперь пребывающий в состоянии колыхающегося шара из биомассы. Лепестки окончили свой путь по дуге, и Цитадель закрылась на карантин. Через мгновение они заметили кое-какие изменения в гигантском комке биомассы, и начала подниматься паника.              

***

      Она насчитала более шести десятков существ, их инсектоидные ноги щелкали по биотическому барьеру, отделявшему ее и ее отряд от них. Щупальца на их ужасных гуманоидных лицах дрожали и извивались, как черви, и от них исходило постоянное шипение. Помимо этого шипения, рты, как опухоль, которые вразброс росли по их телам, продолжали говорить им предупреждения.       Возможно, это было самым ужасным в существах. Они были противоестественно симметричны, словно машины, за исключением этих ртов, которые произвольно вырастали из них. Кошмар, созданный из метаморфической плоти.       Пока Наза держала барьер, существа терпеливо ждали, пока он спадет, шатаясь вокруг в ожидании. В челюстях нетерпеливо щелкали зубы. Звук противно ввинчивался в мозг.       — Сдавайся. Просто сдавайся. Это легко. Сопротивление только задерживает нас. Ты не можешь победить Наза. Тебе нужно просто уступить.       Азари вздрогнула, когда существо назвало её по имени, задаваясь вопросом, откуда оно его узнало, но потом она вспомнила, что Блэклайт поглощает и всю память жертвы. У неё вдруг возникла идея.       — Какон, ты там? Ты меня слышишь?       — Какон покинул здание. Он — набор воспоминаний, без цели, без воли. Ах да, и ещё мертв. Хочешь присоединиться к нему? Ты, может, и думаешь что сильна, но ты быстро сдашься. Почему бы просто не принять неизбежное и покончить со всем этим?       — Не слушай. Не слушай. Не слушай. Не слушай. НЕ СЛУШАЙ.       Странная мантра из многих пузырящихся ртов заставила Назу снова вздрогнуть, когда существо поглотило рты обратно в себя.       — Кто ты? — спросил Симус с яростью сжимая оружие.       — Блэклайт.       — Ложь и провокация. Блэклайт так себя не ведёт. Ты нечто другое. Что ты такое, черт возьми?       — Разве я не поглотил твоего друга? Симус, дорогуша. Разве это тело не сделано из того, что называется Блэклайтом? Чем еще я могу быть? Ты помнишь, Симусик, когда твой друг, Тилон, вернулся и рассказал тебе слухи о нас? Ты действительно считал, что мы считаем вас более важными, чем наш голод? Ты действительно веришь, что единственная причина, по которой мы не уничтожали вас, — это был просто побег от скуки? Мы поглощаем, мы поедаем, мы растём. Мы — рак, распространяющийся среди звезд, болезнь галактики. Мы — воплощенная чума. В конце концов, главное — что-то поглотить.       –Завали. Хавальник. — прошипел Симус.       — Шо ты вообще несёшь такое? — синхронно спросили близнецы.       — Я видел видео о Блэклайте. Они не действуют так. А эти… хренотени… фиг знает… холодны. Блэклайт не действует так. Я видел кадры. Даже когда туриане погибали, они всегда, ВСЕГДА минимизировали потери! Они были жестокими как звери в бою, но они не сражались, стремясь вырезать всё живое. Они боролись для нейтрализации. Они разхреначили наши корабли, но они не пошли внутрь поглощать всех, после того, как корабли проиграли. Что бы ни случилось, эта хрень — не Блэклайт, будь спок, — яростно сказалСимус.       — И почему такая уверенность, что это наша истинная тактика? Мы здесь всего пару месяцев. Размножаясь и вырастая в недрах ваших цивилизаций, наблюдаем и ожидаем возможность удара. Вы должны были убить нас немедленно, при первой встрече, но вы сделали все, чтоб упростить нам задачу, приняв нас с распростертыми объятиями.       — Тогда почему эти рты предупреждают нас, где вы?       — Психологическое давление — мощный инструмент.       — А ещё ты сосёшь х…       — Хватит — выкрикнула Наза, — у нас чёткое задание!       — Эта штука убила Какона. Я хочу убедиться, что знаю, с чем имею дело. Так что да, Наза, это важно! — сказал Симус.       –… Неважно, ваш барьер скоро упадет. А мы это немного ускорим.       Кожа существа начала извиваться, и под ней начали отрастать биотические нервы. Оно сосредоточилось на Назе и провело био–толчок, сбивая ей концентрацию, из-за чего барьер тут же схлопнулся.       — Вашу мать, оно играло с нами! — закричал Симус, когда он начал стрелять.       Близнецы начали стрельбу, двигаясь к азари. Джебу быстро поднял её, а Редам держал существ огнём на расстоянии. Как только она встала, она подняла свой огнемет и выпустила струю напалма по существам. Те закричали. Ее отряд осторожно перемещался, а горящие существа бросились вперёд, в основном страдая от боли, заставлявшей их бессмысленно метаться. Для отряда было несколько путей отступления, и они решили подойти вплотную к одной из стен. Членам отряда ОЗК-4 казалось, что смерть пришла за ними.       Внезапно внимание Назы привлёк серебристый отблеск, после чего последовал небольшой взрыв странного красного газа, выпущенного из устройства прямо посреди толпы существ. Серебряное устройство, увиденное азари, представляло собой какую-то газовую гранату, выбросившую дымовую завесу красного газа, который вначале немного вздымался вверх из канистры, после чего опал вниз. Странный газ быстро распространился в виде плотного облака, которое заполнило площадь. Затем взрывы следовали один за другим. Большая часть видимого пространства была покрыта саваном экзотических химикатов. Наза с широко открытыми глазами смотрела, как кожа монстров, подвергнутых странному веществу, потемнела, словно их клетки массово погибали. Они застыли, шатаясь. Как будто они были опьянены веществом, которое покрывало их кожу болезненными химическими ожогами.       Наза понятия не имела, что это за химическое оружие, но оно было пугающе эффективно.       Симус огляделся в шоке, когда несколько десятков туриан, обвешанные от пяток до зубов оружием в пластинчатых бронированных костюмах ОЗК резко вбежали внутрь помещения, забросив в толпу существ ещё больше гранат, выделявших красный туман. Солдаты, держащие странные шланги, соединенные с большими герметичными канистрами на спине, распылявшие прозрачную жидкость, из-за которой кожа и тело существ плавилась и отслаивалась, как будто их внутренности теряли сцепку.       Они не знали что это — секретный отряд турианских вояк, созданный на случай проявления Блэклайтом агрессии. Отряд, вооруженный дезактивационными жидкостями и модифицированным Кровотоксом, данным самим Блэклайтом в гранатах. Голографическая техническая броня, которая висела над их костюмами ОЗК, была специально разработана для сжигания любых патогенов, прежде чем они вступят в контакт с самим костюмом.       Огне– и химические метатели, модифицированные, были намного эффективнее, чем тот, который использовала Наза, каждый из них распылял огонь и химикалии, растворяя кишащих монстров, которые теперь напоминали расплавленные ходячие куски медленно умирающего мяса. Деформированные существа быстро разбегались, и некоторые смогли уйти, но большинство из них было уничтожено до обугленных останков, покрытые экзотическими химикатами.       В отличие от флотов, нападавших на Шаньси, эти туриане точно знали, с чем они имели дело, и имели нужные инструменты для борьбы. Огнеметы использовались редко, только на близких расстояниях, в то время как химические растворители использовались для средних и дальних дистанций. Наза поняла, что они удивительно эффективны против монстров.       Существа всё продолжали наступать, даже когда их тела разваливались в виде жидкости, они все равно пытались приблизиться к солдатам, хотя в конце концов их просто сжигали неоново-синей струей огня, который выдавали огнеметы в руках некоторых туриан. Наза понятия не имела, как у них получается такое горячее пламя, что горит синим, но сейчас ей было все равно, и она и так не интересовалась химией. По крайней мере, они спасли её отряд.       Конечно, отряд не остался невредимым. Некоторые из существ ползали по стенам и потолку, как насекомые, которые они внешне напоминали. Они падали или прыгали на солдата уничтожая броню, которая даже своим импульсом энергии, выпущенной при разрушении технической броней, не давало никакого эффекта, чтобы предотвратить уничтожение костюма ОЗК от острых конечностей существ, за которым следовала мгновенная смерть. Наза не знала, что происходило, когда существа касались туриан, но кровь, желчь и то, что было похоже на опухоли или фурункулы, вытекающие из прорех в костюмах, — видя всё это Наза решила, что лучше совсем не знать, что происходит внутри этих костюмов.       Однако ее отряд не стоял на месте. Все время, когда этот новый отряд появился и начал атаковать, отряд ОЗК-4 делал все что мог, когда только подворачивался удобный момент. Зажигательные боеприпасы стали намного эффективнее, когда существа были ослаблены от химикалий, распыленных солдатами. Ее огнемет, хотя и не такой сильный, как у солдат, все еще сжигал существ до состояния золы. И вообще всё, что эти химикалии покрывали, заставляло пламя гореть намного сильнее, чем обычно.       В конце концов, существа прекратили наступление, и те, кто меньше всего пострадал, покидали этот район, как могли. Некоторые через вентиляционные отверстия, другие просто бежали через любые препятствия, чтобы перегруппироваться и зализать раны. Наза опустила свой огнемет, тяжело дыша, как и весь её отряд. Она была рада видеть, что существа оставили их относительно нетронутыми, сосредоточившись больше на солдатах с гораздо лучшим снаряжением.       — Ты в порядке? — спросил один из туриан.       Наза, с неизвестным ранее в жизни чувством огромного облегчения, утвердительно кивнула, сопротивляясь желанию обнять их спасителей.       — Так точно, сэр.       Солдат кивнул.       — Кто-нибудь из вас терялся из виду других, прежде чем вы дошли сюда? — спросил тот же солдат.       Симус стоял прямо. Тяжелый камень упал с его плеч и его прежний страх начал улетучиваться, уступая сладостному облегчению. Однако он сохранял маску дисциплинированного солдата, которым он когда-то был, прежде чем присоединиться к СБЦ.       — Нет, сэр, мы оставались в группах. Нам хватило ума не давать шанса проникнуть в наш отряд. Если вы встретите батарианина по имени Какон, это будет самозванец, — сказал Симус.       Наза почувствовала, что он говорит о Каконе несколько бесчувственно, не проявляя никаких эмоций по своему погибшему союзнику, но на данный момент были более важные вещи для беспокойства.       — Понял, — сказал солдат, щелкая выключателем на шлеме, выключив интерком и активировав его рацию. Что бы он ни говорил, другие этого не слышали. Его шлем заглушал звук ото всех. Через минуту он обернулся, снова включив внутреннюю связь, – Возвращайтесь к выходу. Наши медики проводят всем обеззараживание. Если вы пройдете вирусный сканер и докажете, что не инфицированы, они позаботятся о вас. У нас ситуация под контролем, — сказал солдат.       — Что это за подразделение у вас? — спросил Симус.       — Секретная информация. Двигайтесь к выходу.       Они не спорили. Когда отряд ушёл, группа солдат посмотрела на своих мертвых товарищей и без колебаний сожгла их.              

***

             —Они покончат с тобой. Твои планы разваливаются, Назара.       —УЖЕ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ. КОГДА Я ПАДУ, ДРУГИЕ ЗАЙМУТ МОЁ МЕСТО. ЭТО БЫЛО ИСПЫТАНИЕМ, РЕЗУЛЬТАТЫ КОТОРОГО ПОДТВЕРДИЛИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАСЧЁТЫ. ВСЁ, ЧТО Я ДЕЛАЮ СЕЙЧАС — ПРОСТО САБОТАЖ. ДАЖЕ ЕСЛИ ПРЕДВОДИТЕЛИ ЭТИХ ОРГАНИКОВ НЕ ОТКРОЮТ НА ВАС ОХОТУ, ТО НАЙДУТСЯ ДРУГИЕ КОТОРЫЕ СДЕЛАЮТ ЭТО. ВАШЕ СТРЕМЛЕНИЕ К МИРУ ВО ВСЁМ МИРЕ ТАК ЖЕ БЕЗСОДЕРЖАТЕЛЛЬНО КАК И ВЫ САМИ.       —Мы еще не проиграли. Мы намного превосходим тебя численно, Назара. Разумы инусаннонов умирают. Мы победим.       —ВОЗМОЖНО МЕНЯ ВЫ ПОБЕДИТЕ. НО ЭТО МАЛОЗНАЧИМЫЙ ФАКТ. Я НЕ ОДИН. Я НИКОГДА НЕ ОДИН.       —Посмотрим.              

***

             Наблюдая за экранами, Тевос и Спаратус оценивали эффективность группы Анти-Блэклайтовских солдат.       — Они очень эффективны, — сказала Тевос.       Спаратус кивнул. Он наблюдал, как отряд ОЗК–4 покинул район, и обратился к Тевос.       — Из того, что я увидел, проект «Чёрный дозор» считаю успешным, — сказал Спаратус.       — Учитывая историю Блэклайта, это интересный выбор названия.       — Не я выбирал его.       Тевос кивнула. С одной стороны, они по крайней мере были готовы справляться с Блэклайтом. Через мгновение Блэкуотч связались со Спаратусом.       — Сэр, есть ли больше разведданных об этих существах?       — До этого момента, капитан, они прибегают только к тактике шапкозакидательства. Другие отряды ОЗК на связь не выходят, предполагаю, что они заражены. Мы закончили закрывать лепестки, — сказал Спаратус.       — Понял.              Отряд «Чёрного дозора» направился дальше.              

***

      Капитан отряда «Чёрного дозора» прошел около рынка к большой площади, где скрывались некоторые из существ, которые избежали встречи с ними. Некоторые из них ползали по стенам, а другие, скорее всего, прятались между различными препятствиями и обломками. Сидели,готовые устроить засаду. В настоящее время отряд шустро двигался по этому району, и казалось, что они еще не были замечены существами. Капитан немного отошёл от своей группы, и оглянулся в поиске возможных областей для борьбы с существами. Когда его глаза осмотрели этот район, он заметил, что одно здание имеет второй этаж, комната которого выходила на площадь, почти как балкон.       Оглядев здание, он увидел лестницу, ведущую к этому балкону. К счастью, оказалось, что путь к лестнице заблокирован рядом колонн и декоративных цветочных горшков. Если они достаточно низко пригнутся, отряд может легко попасть на верхний уровень необнаруженным. Он вернулся к укрытию и посмотрел на свой отряд.       — Сформировать две группы по обе стороны балкона на втором этаже. Я хочу, чтобы гранаты с Кровотоксом разорвались позади Блэклайта, чтобы предотвратить их побег. У каждого гренадера будет, по крайней мере, два дезинфектора, чтобы держать существ на расстоянии. Линия огнемётчиков с этой стороны удержит их в этой области и помешает им уйти от нас. Либо они проходят через Кровотокс, либо через огонь, и если они попытаются подняться поверху, мы ударим их химией, — тихо сказал капитан.       После отдачи приказов, два гренадера и четыре дезинфектора, пригнувшись, быстро продвигались вперед, используя цветочные горшки в качестве прикрытия. Обе стороны балкона были свободны от существ, что облегчало процесс. Они поднялись по лестнице, укрываясь за перилами, чтобы их не заметили. Гренадеры спрятались за перилами балкона, а солдаты-дезинфекторы остались спиной к стене. Через мгновение, когда все были на местах, гренадеры встали и бросили гранаты в сторону выходов. Красный газ заклубился в этих местах, а существа, насторожившись, попытались подняться на балкон, ползя по колоннам и стенам. В них ударили струи химического спрея прежде чем они добрались до верха, в результате чего у многих существ стала плавиться кожа, и они попадали обратно на нижний этаж.              Солдаты «Чёрного дозора», стоявшие около стен, побежали вперед и сформировали стенку, каждый из них был вооружен огнеметом. Они выпустили струи синего огня во все, что пыталось направиться в их сторону. Некоторые из существ решили спастись, убегая сквозь взвесь Кровотокса, другие бежали на солдат, но напоролись на стену огня, которая сожгла их всех, оставив обугленные останки.       Через нескольких минут боя пол был покрыт химическими веществами, а в воздухе витали клубы Кровотокса. В этот момент солдаты с огнеметами начали идти синхронно вперед, создавая наступающую стену пламени, которая жгла всех попавших в неё существ, прежде чем они имели возможность отреагировать.       У одного из мужчин на верхнем уровне закончились гранаты и он быстро переключился на маленький пистолет, с токсичными боеприпасами, от которых растворялась любая плоть. Он встал, стреляя в каждое увиденное существо. Стена огня, химикаты и Кровотокс причинили огромные потери среди «жнецов», и вскоре все оставшиеся были уничтожены.       Внезапно вентиляционные отверстия распахнулись, и из них хлынул новый поток существ, которые атаковали гренадеров сзади. Хотя солдаты, к их чести, были в состоянии среагировать достаточно быстро, чтобы атаковать их, они все равно потеряли двух дезинфекторов и гренадера. Многие из них превратились в лужицы темной крови, гнойники и некротические опухоли, вылезающие и вытекающие из их теперь уже проколотых костюмов.       Тем не менее оставшиеся солдаты быстро очистили этот район, потеряв всего троих людей в бою. Наблюдая, выйдет ли еще что-нибудь из вентиляционных отверстий, они начали медленно перегруппировываться. Остальные солдаты на втором этаже спустились, и вернулись к капитану, но не раньше, чем установили несколько мин с Кровотоксом в вентиляции, на всякий пожарный.       Капитан кивнул, подойдя к рации.       — Загрязнение устранено, выдвигаемся к домам гражданских. Камеры наблюдения фиксируют ещё врагов?       — Это Директор Паллин. Они уничтожили камеры, но по последним подсчетам их как минимум ещё два десятка. Других данных нет. Мы можем подтвердить, что они не нарушили внешний карантин.       — Понял, выдвигаемся дальше.              

***

             Джобол следил на экране, как маленький БПЛА пробирается мимо карантинной зоны к пристыкованному челноку ГОР. Дрон вошел в мех, направляясь к закрытому отсеку на одной из его сторон. Довольный Джобол выключил экран, и вернулся к работе. Карантин тут не поможет, он был уверен в этом, здесь нужно что-то иное. Если бы они не могли уничтожить существ, то эта маленькая махинация с его стороны оказалась бы бессмысленной.       Пока что его системы фильтрации воздуха не обнаружили никаких возбудителей Блэклайта, значит оно еще не передавалось воздушно-капельным путём, что вызывало некоторые вопросы о целях и способностях атакующих существ. Он был уверен, что это как-то связано с тем, что записано на видео, существо, известное как Назара, хотя он не был уверен, в том, что оно такое.       Переключаясь на различные видеокамеры, он наблюдал результаты к каким привел карантин на Цитадели. Пока что он был уверен только в том, что эти существа, чем бы они ни были, поглотили по меньшей мере пятьдесят особей различных видов. Еще больше погибло в последующем столпотворении. Сотрудники СБЦ не были вооружены для таких ситуаций, но группа туриан с довольно неудачным названием «Чёрный дозор», казалось, была их лучшим шансом на выживание в этом хаосе.       Он провел пальцами по лицу, наблюдая за различными видами на камерах, которые не были уничтожены существами. Хотя странные существа, поглощающие других, были проблемой, с ними можно было справиться. Он считал, что все будет хорошо, если не всплывёт что-то неожиданное.       Его омни-инструмент подал сигнал, быстро ответил на него, он увидел, что сообщение было от флотов Цитадели. Джобол увидел, что к тексту было прикреплено видео. Тем не менее, тема сообщения беспокоила Джобола больше всего. Заголовок сообщения был таким, которые члены Совета получают в крайне редких случаях.       «Событие Н.У.Ц.– класса».       Это был код для события, которое способно уничтожить Цитадель, что-то, что эти существа не могли бы сделать в их текущем состоянии. Джобол проиграл видео на экране и по окончании почувствовал, как неуклонно растет его страх.              

***

             — Азарийский Анти-Блэклайт все еще находился в зачаточном состоянии. Из того, что я знаю, они рассчитывают на тяжелых мехов и тактику выжженной земли. В данной ситуации это бесполезно. Тут недостаточно места для маневров, — сказала Тевос.       — Джобол мало рассказывал. ГОР исследовал Блэклайт, но он говорит, что они не начинали создавать оружие против них, — сказал Спаратус.       — Так он говорит? — спросил Паллин по радио.       — Так он говорит. В любом случае, при закрытых лепестках никакой корабль не сможет пристыковаться к Цитадели. Все, что у нас есть, это СБЦ и «Чёрный дозор». Все остальные – потенциальная пища для Блэклайта. Если Цитадель будет потеряна, то мы дадим команду флотам, чтобы они уничтожили её, — подтвердил Спаратус.       — Ладно, какой наш план А? И, пожалуйста, дайте мне тот, который не заканчивается миллионами мертвых… Включая нас.       Прежде чем Спаратус мог что-то ответить, его омни-инструмент вместе с омни-инструментом Тевос получили сообщение. Каждый из них получил видеофайл.       — Это от флотов. Событие Н.У.Ц-класса, — настороженно сказала Тевос нотками страха в голосе.       Оба проиграли файл.       Видео показало, что флоты отошли от Цитадели к шару из щупалец, который когда-то был Биокораблём. Первоначально он плавал бесцельно в шести километрах от них, однако закрытие лепестков изменило центр массы 7,11 миллиардов тонн вещества Цитадели, из-за этого флоты оказались ближе к нему, и Биокорабль начал менять свой курс. Теперь биомасса в количестве 1,26 млн. тонн оказалась притянута гравитацией Цитадели, и направлялась к ним со скоростью более 8 километров в час.       В отсутствии сенсорных органов на том, что когда-то было Биокораблем, ни Блэклайт, ни Назара, не знали о предстоящем столкновении более миллиона тонн необузданной биомассы с Цитаделью. Она все ближе и ближе приближалась к Цитадели, ее длинные щупальца тянулись ко всему доступному, гонимые первобытным голодом.       Как только видео закончилось, с ними связался Джобол.       — Я полагаю, вы получили сообщение о грядущей катастрофе? — спросил Джобол нарочито спокойно.       — Всё идёт от плохого к худшему. Сколько урона может нанести этот шар плоти? — спросил Спаратус.       — Много, и разного. Биокорабли Блэклайта использует химические двигатели, но проблема в том, как они это делают. Водород сжигается с использованием фтора, который не только используется Блэклайтом в качестве движущей силы, но также является его источником кислот. Сверхплотные материалы Цитадели ограничат ущерб, но мы определенно потеряем один, возможно, два админ-района. Даже учитывая, что-то, что вызвало это буйство, не привело к тому, что Блэклайт активно поглощает всю доступную биомассу, оно по-прежнему составляет 1,26 млн. тонн вещества, и если оно столкнется с Цитаделью, мы будем иметь дело не только с необузданной биомассой, но и с огромными лужами плавиковой кислоты. Сам Блэклайт очень устойчив к большинству кислот, но всё вокруг — нет. Учитывая время, хотя я имею в виду очень продолжительное время, даже Цитадель не выдержит кислоту, не считая весь пластик. С закрытыми лепестками ущерб будет минимизирован, но не сильно. Тем не менее, кислоту легко нейтрализовать, но только если мы будем знать, где она находится, и сможем добраться до нее, звучит странно, но кислота на самом деле является наименьшей из наших проблем… И не то, чтобы это было хорошо.       — Сколько времени до столкновения? — спросила Тевос.       — При его текущей скорости, максимум 43 минуты. — сказал Джобол.              Примечание переводчика        Н.У.Ц. -- U.C.D. предполагаю что это UpcomingCitadelDestruction (Неотвратимое Уничтожение Цитадели).       

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты