Black Friday скидки

Сейлор Гранат

Гет
PG-13
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 18 страниц, 3 части
Метки:
Описание:
Во времена Серебряного тысячелетия встретились двое... Во времена Серебряного тысячелетия их развел рок.
В конце времен, на развалинах мира, они встретились снова. В конце времен их развел долг.
Но и судьба и долг бессильны, если кто-то может позвать тебя по имени из-за грани вечности.
Кто-то, кто помнит твое имя, несмотря ни на что
Примечания автора:
Написано в 2006 году, публиковалось в Сети.
В фанфике использованы цитаты из "Юноны и Авось"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Встреча, которой не было

Настройки текста

Встреча, которой не было

      Холодно. Как же холодно… Он поежился, но это ничего не меняло. Никогда в жизни ему не было так холодно…       В мире осталось только два цвета — черный и серый. Серое небо, черный дым. Черная, обугленная земля, серые обломки и пыль. Черная кровь и бледно-серые тела. Неужели никого не осталось…       …Токио лежал в руинах. Как и весь этот мир. Ни одного целого здания. Ни одного живого существа. Только он. Зачем?..       Нет, нет, невозможно, он не хотел верить в это. Кто-то должен остаться в живых… хоть кто-то!!!       Рыжий парень в сером мундире лежит навзничь. Блестящие зеленые глаза слепо смотрят вверх. Уцелевшая рука сжимает другую, узкую девичью руку в белой перчатке… Не уберег ты ее, Зой. Сэйлор Меркурий можно было узнать по коротким синим волосам. Оказывается, они любили друг друга… Не уберег ты ее.       Дальше, дальше, может, еще не кончено, говорил он себе. Но неумолимый холод в груди знал, что вопросы напрасны…       Четверо. Вчерашние враги, сражавшиеся вместе и вместе же погибшие. Два Лорда. Два Сэйлор воина. На мог блеснуло золотом… Пусть ты останешься жива, мой главный враг, моя последняя надежда… Сэйлор Мун. Но одного взгляда хватило, чтобы понять — живых здесь нет. Только ветер шевелил золотые волосы двух девушек да нес по воздуху обрывок черного плаща…       Почему?.. откуда взялись эти твари, что обрушились на мир, как саранча, как пожар, сметая все на своем пути…       Они, наверное, думали так же о нас, — кольнула мысль еще одним осколком безмерно холодного льда. Нет, мы… мы были не лучше. Просто слабее.       Он устало сел на бетонный обломок здания. В ушах шумело, до сих пор ему казалось, что бой не кончен…       В этой войне не было победителей. Странные существа, значительно боле могущественные, чем Темное королевство… они просто убивали. Забирали силу, оставляя после себя развалины и тела. Им сопротивлялись, но пришельцев было слишком много, а их сила слишком велика… Берилл питала надежды договориться с «Истинными», но он знал, что это невозможно. «Истинные» были фанатиками. Фанатиками могущественными и жестокими.       Какой мелочью была их война за Землю… если бы он еще мог улыбаться, то улыбнулся бы. Бывшие враги объединились, Лорды и юмы стали рядом с Сэйлор воинами. И враг был разбит. Но в живых никого не осталось. Война закончилась. Победителей в ней не было.       Раз все погибли, почему не погибя?! Потому что ты очень хорошо умеешь убивать, ответил он сам себе. Что толку…       Он не хотел верить в то, что остался совсем один. Но куда бы он ни смотрел, всюду были бледно-серые тела погибших и черная кровь. Когда человеческая кровь сворачивается, то тоже становится черной. Никого. Только ветер стонет среди обломков. Холодный мертвый ветер стонет на мертвой планете голосами погибших. Если бы он был жив, то, наверное, испугался бы. Слишком похоже.       Опять. Проклятый ветер! Или… он вскочил, до боли в воспаленных глазах всматриваясь в тела. Где? И он снова услышал.       … Она лежала ничком на теле одного из главных «Истинных», рядом — еще с полтора десятка трупов пришельцев. Порыв ветра откинул в сторону длинные волосы, затрепетал чудом уцелевший черный воротник матроски. Сэйлор воин. Он никогда не видел ее прежде, но сейчас это было не важно, потому что белую матроску заливало кровью. Красной.       Он отшвырнул несколько ближайших тел и аккуратно перевернул ее на спину. Она снова чуть слышно застонала, израненные руки сильнеесжали причудливый посох. Жива.       Ну же, как там тебя, дыши, цепляйся за жизнь, как цепляешься за свой посох! Не смей умирать, Тьма тебя побери!       Только сейчас, после перевязки он нашел время рассмотреть ее подробнее. Бледная кожа, длинные темно-зеленые волосы, метка планеты Плутон на лбу… цвета запекшейся крови, как будто приложили раскаленное тавро… Где он раньше мог видеть ее лицо?..       Костер отбрасывал тени на бетонные стены уцелевшей комнаты, ветер выл снаружи, но не мог пробраться сквозь его магический купол. Что толку с его магической силы?       Она задрожала, как будто кто-то схватил ее ледяной рукой за сердце. Нет! Тьма, нет! Он скинул с себя мундир, прижал ее к груди, пытаясь согреть. Но она уходила.        — Нет, не уходи, — шептал он ей в ухо, растирая плечи и спину, — ты же сильная, ты же воин, не уходи!       Но она уходила. За грань, к своим друзьям и врагам.        — Не уходи, — продолжал он шептать, — не оставляй меня одного…       Как же позвать тебя, чтобы ты вернулась?! Он знал, точно знал, что когда-то видел ее, он помнил эти длинные волосы темно-зеленого цвета, они искрились, когда отсвет фейерверка падал на них… Но где, когда он мог ее видеть?!       Девушка застонала и резко дернула головой… кулон на длинной серебряной цепочке, который Кунсайт машинально отодвинул при перевязке, скользнул ей на грудь. И засверкал в свете костра льдисто-голубым пламенем. Голубой кунцит.       … — А у тебя есть камень?        — Есть, — застывшая капля крови на цепочке…       — Это гранат, да?        — Да. Хочешь, поменяемся? — и отчаянное что-то мелькает в гранатовых глазах двенадцатилетней девочки.       — Как тебя зовут?        — У меня нет имени. Это традиция.        — Я буду звать тебя Гранат. Держи, — льдисто-голубая капля падает в ее ладони. А в его собственные — темно-вишневая. Как ее глаза…       Темно-вишневая капля жжет его под мундиром, хотя кулон не теплее ветра на улице. Как ты мог забыть?!        — Гранат! Гранат, не оставляй меня, пожалуйста! Гранат, вернись ко мне! — как много времени прошло с тех дней, когда они говорили у озера… — Гранат, вернись!       Чуть дрогнули руки, его взгляд метнулся к ее лицу… к открывшимся темно-вишневым глазам.        — Норманн?..        — Да, Гранат. Это я.       Она посмотрела на него и задала вопрос, ответ на который знала.        — Остальные?        — Никого, — она закрыла глаза и вздохнула. Затем поудобнее села. Кунсайт продолжал обнимать ее, — Мы остались одни, Гранат. Совсем.        — Я знала. Но я все-таки надеялась…        — Выпей, — Кунсайт протянул ей флягу, — согрейся.       Гранат кивнула и осушила полфляжки одним глотком, даже не поморщившись.        — Спасибо.        — Где ты научилась так пить?.. — он действительно был удивлен. Крепчайшее пойло из армейского рациона даже Лорды пили понемногу, — и вообще, что с тобой было?        — Со мной… Это долгая история, Норманн.        — У нас много времени. Вся эта чертова вечность… Мне странно, что ты не хочешь убить меня.        — Я слишком люблю тебя для этого.        — ЧТО?!        — То, что ты слышал. Хочешь узнать мою историю, Норманн? — она вздернула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, — Если коротко, то в день, когда объявили о помолвке капитана земной гвардии Норманна Кунцита и принцессы Венеры, я просила королеву Серенити назначить меня Стражем дальнего Рубежа и Врат Времени. Где и несла свою службу до прихода Избранных. А дальше был бой. Вот и все.        — Помолвки не было.        — Теперь это уже ничего не меняет. Случилось то, что случилось. Я влюбилась в человека, который не предназначен для меня…        — Я виноват перед тобой.        — Виноват? Чем?        — Ты стала для меня чем-то вроде сказки. То ли она была, то ли ее не было… Я не узнал тебя тогда. Не догадался, кто ты… Ты была просто Гранат. А я забыл тебя.        — И несколько сотен лет носил мой камень на цепочке?       — Это единственное доказательство, что сказка все-таки была.        Он прислонился к стене. Раны Гранат уже затягивались, в регенерации она могла потягаться с ним. Все верно, иначе она не осталась бы в живых. Не смотрела бы сейчас на него своими глубокими темно-вишневыми глазами. Уставшая, бледная… живая. Он понял.        — Гранат… Я люблю тебя, — и светло-голубые глаза встречаются с темно-вишневыми. Это правда. Они оба знают, что это правда. Истина, не подлежащая сомнению.       Кунсайт улыбнулся. Оказывается, он умеет улыбаться.        — Меня уже целую вечность никто не звал по имени.        — Ты всегда был для меня Норманн Кунцит. Сначала просто человек, а уже потом герцог, лейтенант… Меня никогда не звал по имени никто, кроме тебя. У меня его просто не было.        — Откуда пошла эта традиция, что принцессам планет не дают имен?        — Потому что принцесса, королева — это, прежде всего, планета. Жизнь принцессы и королевы принадлежит планете. И нельзя об этом забывать. Нас учили, что главное — это долг.        — Но ты обручилась со мной в двенадцать лет. Тайно.        — Ты знал?       Он кивнул. И повторил уже сказанное.        — Моей помолвки с Венерой не было. Была помолвка с Гранат.       Эта ночь принадлежала им. На пустой планете, среди развалин, в мертвом городе, два последних живых человека сидели у костра. Они говорили, говорили обо всем на свете и не могли наговориться…       …Кусок неба между разрушенных небоскребов окрасился красным.        — Светает.        — Куда мы пойдем теперь?       Гранат, Сэйлор Плутон, задумалась. И решительно тряхнула головой.        — У нас есть два выхода, — Норманн молча смотрел на нее, — или мы остаемся жить в этом разрушенном мире, неважно, на Земле или на форпосте Плутона. Или…        — Или?        — Или Земля не погибнет. Но за это придется заплатить. Дорого.        — То есть, как, «Земля не погибнет»?!        — Норманн, я хранитель Врат Времени. И я могу сделать так, что история пойдет по-другому. «Избранные» не придут. Они придут позже, но тогда Воины будут уже достаточно сильны, и смогут противостоять им. Но моей силы недостаточно для этого. Ты должен помочь мне.        — «Избранные» не придут… А что будет? — он знал ответ заранее.        — Вы проиграете эту войну. И все погибнете. Ты — последним, в бою. Воины все выживут, станут сильнее. Затем зло еще не раз будет приходить на Землю, закаляя их в сражениях. Когда придут «Избранные», они выживут сами и спасут Землю.       Спасти мир ценой жизни… Думал ли ты Кунсайт, демон Темного Королевства, что может случиться такое?! Думал ли ты об этом, Норманн Кунцит, капитан гвардии Земли?        — Я забуду тебя? — полувопросительно, полуутвердительно сказал он.        — Скорее всего. В том мире не было ни этой встречи, ни разговора.        — Я не забуду тебя. И, потом, будущее всегда можно изменить.       Гранат встала и подняла с Земли свой посох.        — Тогда пойдем.              …На пустой по прихоти судьбы площади, залитой утренним светом, стояли двое. Вот девушка с темно-зелеными волосами, вспыхивающими изумрудными искрами в лучах солнца, подняла вверх светлый резной посох с навершием в виде гранатового шара. Высокий мужчина с ослепительно белыми волосами и глазами цвета зимнего неба улыбнулся и положил свои руки поверх ее рук…       …Шар засиял изнутри, и поднялся ветер. Свежий ветер, он трепал их волосы, но не мешал смотреть друг на друга. В последний раз…       Время и пространство менялось вокруг них, они были уже нигде и никогда… Вот Земля снова жива… Миг, и время тронется, и все изменится…        — Я тебя никогда не забуду.        — Я тебя никогда не увижу…        — Я тебя никогда не увижу?..        — Я тебя никогда не забуду…        — Я тебя никогда не забуду…        — Я тебя никогда не увижу…       Время тронулось, и мир снова стал существовать в пространстве и во времени. Только эхом какого-то затерянного мига прозвучали в пустоте среди звезд слова…        — Я люблю тебя.       <center>

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты