Вечный ритуал

Гет
NC-17
Закончен
9
«Горячие работы» 4
автор
Размер:
Мини, 13 страниц, 3 части
Описание:
Почему он был так слеп все это время? Каждый день их общение подвергало ее большей опасности чем переход через дорогу в неположенном месте. Поэтому тот день стал последним, когда Спенсер видел ее. Последним, когда он слышал ее запах и трогал мягкие волосы. В тот день он сделал ей больно. В этом Рид был однозначно уверен.
Примечания автора:
Мини-история о Докторе Спенсере Риде и его друге Элизабет Скотт.

Для полного погружения: https://pin.it/6RuWMGw
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Он открыл глаза. Лампочка, что маячила под потолком ослепила его на мгновение, от чего из глаз потекли слезы. Он не знал, сколько времени сидел на этом чертовом стуле. Руки затекли, нога ныла от пульсирующей боли, а голова повисла безвольной тряпкой. Не было сил вымолвить и слова, он не понимал реальность это или очередной наркотический трип. Перед глазами плыло, а слезы стекали тонкими ручьями из светло-карих глаз. — Ты очнулся? — Пожа… луйста… не… на…до… — еле шепнул Спенсер, пытаясь глазами найти источник голоса. Рафаил взял пленника за волосы, заставив его смотреть на него. Рид видел темные длинные волосы, торчащие из-под капюшона, и черные крылья, которые заслоняли собой свет, исходящий от лампочки. — Назови имя грешника, — Рафаил отпустил его и подошел к печке. Он вывалил рыбьи потроха, которые тут же начали шкварчать и источать отвратительный, тошнотворный запах. — Я не знаю. — Лжец! — он ударил Спенсера так, что тот свалился со стула. — Назови имя! — Я не знаю. — Я думал ты хочешь быть спасителем, — Рид услышал звук открывающееся двери, за которым послышались всхлипы. Он обернулся и увидел ее. — Элизабет? — Ты знал ее имя, грешник, но не сказал. За это ты будешь наказан, — Рафаил схватил ее за волосы и заставил встать на колени. Из ее глаз текли слезы, все лицо было в грязи и крови, сочащейся из пореза на лбу. Она плакала и пыталась кричать, но полоска ткани, обвязанная вокруг ее головы, не давала ей этого сделать. — Пожалуйста, не надо. Только не она… Рафаил, прошу тебя! — Спенсер пытался встать на ноги, но голова сильно кружилась, а ногу пронзало резкой болью стоило ему только на нее опереться. — Не разговаривай со мной! Я всего лишь орудие Господа. — Пожалуйста… Возьми меня! Рафаил! — кричал Спенсер, но архангел не слушал его. Он подошел к Элизабет и сел рядом с ней, заставляя посмотреть ему в глаза. — Покайся в своих грехах, девочка, — она отвернулась и продолжала плакать. Тогда он схватил ее за волосы и заставил смотреть на него. Его крылья расправились, угрожающе нависая над ней. — Раскаяние, девочка, вот что тебе сейчас необходимо. Элизабет кричала и пыталась вырваться из его железной хватки. Спенсер предпринял еще одну попытку встать, но вновь повалился на землю. Она смотрела на него умоляюще, но Рид ничего не мог сделать, только продолжал, словно безумный повторять «Не делай этого. Пожалуйста, не надо». — Бог послал меня для спасения души твоей, и я исполню волю его, — Рафаил схватил ее за руки и потащил на улицу. Спенсер лежал на боку и видел, как архангел привязывает ее к столбу. Элизабет отчаянно сопротивлялась, но Рафаил был сильнее. Все ее старания были тщетны. Уже привязанная она пыталась освободиться, извиваясь всем телом словно змея, за что Рафаил ударил ее по лицу книгой. Элизабет всхлипнула и затихла, после чего Рафаил повернулся к Спенсеру и показательно раскрыл книгу на нужном ему месте. — И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их. А дьявол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков, — Спенсер увидел зажигалку в руках Рафаила, которую он кинул в кучу сухой травы и листьев под ногами Элизабет. — Нет! — он кричал так громко, что надломился голос. — Только огонь очистит твою душу, дитя мое. Спенсер смотрел, как она билась в агонии, как языки пламени кусали ее тело, превращая его в кусок сгоревшей плоти. Он слышал душераздирающий крик, который заполнил собой все пространство. Спенсер резко открыл глаза. На несколько секунд комната осветилась фарами проезжающей мимо машины и снова погрузилась во тьму. Он дернул за шнурок светильника, стоявшего на прикроватной тумбе, и встал с кровати. Элизабет… Он помнит, как впервые увидел ее. Элизабет сидела высоко на дереве с планшетом в руках. Она была так увлечена, рисуя соседний дом, что совершенно не заметила, как он подошел. Спенсер стоял и рассматривал ее темные, почти черные глаза, кудрявые бурые волосы, которые она заправила за уши, джинсовый комбинезон, усеянный пятнами краски различных цветов и оттенков. Неожиданно для него она спрыгнула с дерева и протянула ему руку в приветствии. — Привет, я Элизабет Скотт. Именно тогда началась их дружба. Хотя порой ему казалось, что Бет была в его жизни всегда. Они постоянно ходили друг к другу в гости и проводили много времени на улице, изучая окружающий мир и обдирая коленки от падений с деревьев и велосипедов. Одним из их любимых занятий был просмотр Звездного пути. У них уходило много времени на обсуждения очередной серии. Спенсер часто мог посреди серии начать рассказывать ей как устроен тот или иной феномен с научной точки зрения. Поэтому Элизабет всегда готовила как можно больше попкорна, чтобы большую часть серии они могли полностью погрузиться в атмосферу сериала. Когда Элизабет приходила к нему домой, Спенсер читал ей книги, а она в этот момент рисовала его. Он не был против, только лишь не понимал, зачем она делает это. Спенсер никогда не считал себя привлекательным. Обычным и быть может чудаковатым – да, но только не привлекательным. — Спенс, ты слишком строг к себе. Ты самый невероятный, самый удивительный человек, с которым я когда-либо была знакома. Не уже ли ты не видишь этого? Спенсер нахмурился и взглянул на рисунки, лежавшие на ее столе. Здесь он читает ей книгу, сидя в кресле, которое стоит в рабочем кабинете его матери; здесь помогает Элизабет с домашней работой и злится, что она отвлекается; тут его руки, держащие лупу, в момент, когда они рассматривали больших волосатых гусениц; зарисовка, как он играет с ее псом по имени Барни породы золотистый ретривер. Элизабет черпала вдохновение в привычных, непримечательных и обыденных вещах и, глядя на ее рисунки, можно было посмотреть на них под совершенно другим углом. Родители называли их «сладкой парочкой», отчего Бет громко смеялась, а он отводил взгляд. Рид каждый раз задавался вопросом, почему она дружит с ним? Такие девушки никогда не общаются с такими, как он. Быть может это просто привычка с детства? Почему Бет не видела того чудика, над которым смеялась добрая половина школы? Поступив в Калифорнийский Университет, он возвращался в Лас-Вегас только для того, чтобы повидать двух самых близких людей: маму и Бет. В его отсутствие Элизабет часто заходила к миссис Рид, поэтому не было ничего удивительного, что они подружились. Да и как они могли не подружиться? Когда он приехал в первый раз, Спенс застал их на заднем дворе. Они сидели в креслах, завернувшись в плед и пили чай. Дайан рассказывала какую-то историю, активно жестикулируя, а Бет громко смеялась и вытирала слезы, проступившие в уголках глаз. Именно в тот момент она повернулась и увидела его. Улыбка мигом пропала с ее лица и уже через несколько секунд она резко подскочила и побежала обнимать его. Его сердце пропустило удар, а щеки покрылись легким румянцем. Как же он скучал… Но расстояние неумолимо делало свое дело. С каждым годом Спенсер замечал, что Бет уже было не так просто застать дома. У нее было много друзей и много поклонников. Однажды он даже видел, как ее целовал какой-то парень. Тогда Рид чувствовал злость на себя за то, что не был таким, как все, за то, что не был таким смелым – он бы никогда не сделал первый шаг, ведь сам не понимал, что чувствовал к ней. Все что он знал это то, что Элизабет делает его жизнь ярче и счастливее. И их статус не имел значения. Главное, чтобы она была рядом. Всегда. Тогда он еще не понимал, что их семнадцатилетие станет переломным моментом в их отношениях. Спенсер не мог пропустить ее выпускной. Он смог приехать только ближе к вечеру. Стены школы возвышались над ним и заставляли окунуться в не самые приятные воспоминания. Но он должен был увидеть ее именно сегодня, словно завтра она могла пропасть из его жизни навсегда. В зале громко играла музыка. Он был украшен весенними цветами и шариками нежных, пастельных оттенков. Девушки в красивых платьях то и дело мелькали перед ним, оставляя за собой сладкие шлейфы духов, которые смешивались между собой, образуя тяжелый приторный аромат. Блуждая по залу, Спенсер пыталась разыскать Бет, но ее все нигде не было. — Спенс! — он обернулся и увидел ее. Она была в пышном черном платье с вышитыми на нем золотыми звездочками и высоких тонких шпильках, на которых на удивление она слишком быстро бежала к нему на встречу. — Я так скучала! — она обняла его и заглянула ему в глаза. — Почему тебя так долго не было? — Прости, Бет… Экзамены, сама знаешь… Но он врал. В последнее время ему все тяжелее было возвращаться в родной город. Дайан было хуже, и он все чаще задумывался о ее госпитализации. Рид словно пытался убежать от всех проблем. Чем дальше он находился от дома, тем менее глобальными казались масштабы проблем. Ты можешь убежать от обстоятельств и людей, но ты никогда не убежишь от своих мыслей и чувств [1]. Ему сложно было общаться с Бет. Она по-детски обижалась на него за то, что Рид стал меньше писать, звонить и уж тем более навещать. Но ему не давало покоя ее окружение. Спенсер не понимал, зачем она цепляется за него, зачем скрывает и отводит взгляд при упоминании знакомых ей парней, зачем ей такой яркой и замечательной общаться с такой серой вошью, как он? Они стояли на улице, когда она напрямую спросила, что происходит. Спенсер не выдержал и рассказал ей все, о чем думал в последнее время. Ловя на себе подозрительный взгляд спутника, который сопровождал Элизабет на бал, и насмехающиеся взгляды ее подруг, он все больше убеждался в правоте слов. По мере его монолога она все больше хмурилась, а руки скрестились в оборонительной позе. Закончив, он взглянул на нее. Элизабет долго молчала, ее глаза то и дело бегали в разные стороны, словно она подбирала слова для ответа. — Почему ты считаешь, что меня волнует чужое мнение? — громко спросила она. Ее глаза наполнились слезами, а кулаки то сжимались, то разжимались. Спенсер набрал воздуха в легкие, чтобы ответить ей, но Элизабет прервала его выставив руку вперед. — Знаешь, Спенс, я ждала, что ты пригласишь меня на выпускной… А теперь, извини. Я пойду проводить время со своими «клевым друзьями» мнение которых мне важнее, чем мое собственное. В тот день они впервые поссорились. Честно говоря, для ссор у них никогда не было причин. Спенсер крайне редко злился, а Бет всегда переводила все в шутку, избегая щекотливые темы. Но сегодняшний день был исключением. Сегодня их дороги разошлись.
Примечания:
[1] - Эрих Мария Ремарк
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты