Хорошие девочки попадают в рай, а плохие - куда захотят

Гет
R
В процессе
10
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 7 частей
Описание:
modern!AU и просто бытовая мелодрамка
Примечания автора:
Тю, я это все равно не допишу, но пусть хоть так будет
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 14 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 2

Настройки текста
      Саша забрала свой поднос со стойки и обернулась в зал, выискивая глазами знакомую пушистую шевелюру. О, вот и она — Энн призывно махала рукой из-за дальнего столика, заняв для Саши пустое место рядом. Марси уже была с ней и, кажется, вовсе не замечала, что кого-то в их компании не хватает: красно-синий геймпад нинтендо в ее руках полностью поглотил ее внимание. Саша демонстративно грохнула подносом о стол, заставив Марси поднять от экрана осоловелый взгляд, и плюхнулась на пластиковый стул.  — Я вам клянусь: еще один урок истории с мистером Брауном и я застрелюсь прямо за партой! — патетически провозгласила она, накалывая на вилку кусочек курицы терияки. — Кстати, Энн, будешь мой персиковый пирог? Меняю на эту твою тайскую закусь: даже она лучше консервированных персиков нашей столовой.       Энн с готовностью подтолкнула к ней свой ланчбокс. Она не покупала еду в школе и иногда с удовольствием обменивала невероятно полезную, но опостылевшую уже домашнюю еду на кусок разогретой в микроволновке пиццы. Саша наугад вытащила себе какой-то ярко-желтый рисовый шарик и с сомнением понюхала. Нерафинированное кокосовое масло.  — Надеюсь, это десерт, — усмехнулась она, положив его себе в поднос.  — Кханом Том, — машинально откликнулась Энн, откусывая кусок приторно-сладкого столовского пирога. — Там банан внутри.       С переходом в старшую школу они все меньше времени проводили вместе. По объективным причинам: свободное расписание подразумевало самостоятельный выбор дисциплин для изучения, и общих интересов у них оказалось не так и много. Ну не будет же Саша тратить свои академические часы на веб-дизайн или прости господи домоводство? Энн, которая не собиралась поступать в университет, просто выбрала самые легкие предметы для изучения и парочку из списков Саши и Марси, чтобы не отрываться от коллектива. А Марси… у нее всегда была своя атмосфера. Наверное, ее даже ждало какое-то великое программистское будущее, но это выходило за пределы сашиных интересов.       Кстати о Марси.  — Мар-мар, — Саша лениво отхлебнула из пакетика апельсинового сока, — ты же написала мое эссе по литературе, правда?       Марси поспешно оторвалась от нинтендо и нервно полезла в сумку.  — Да, Саш, конечно! Жаль, что ты попросила так поздно — я писала его почти до самого утра — но я надеюсь, его высоко оценят!       Саша забрала протянутую стопку бумаги (пять страниц мелкого убористого почерка, старательно копирующего ее собственный) и не глядя сунула в рюкзак. В способностях Марси она была уверена, да и смысл уже вносить какие-то правки? Не суть важно, идеально это написанное эссе или нет, если писала его во втором часу ночи не ты.  — Спасибо, — Саша улыбнулась, и Марси просияла. — А то знаешь, мне вчера как-то недосуг было, пока я спасала ваши задницы от тюрьмы.       О, эта история с небольшими режиссерскими дополнениями была сашиным шедевром. В ней было все: и погони с перестрелками, и японские боевые искусства, и мрачные пустыри, освещаемые только неверным светом луны (Энн потом вспомнила, что луны в тот день не было, но Саша не принимала никакой критики) — в общем, хоть сейчас перегоняй в сценарий и на стол Тарантино. А главное, это невинное, но высокохудожественное сочинительство преследовало вполне конкретную цель: вызвать в подругах благоговейный восторг и чувство жгучего стыда за то, что они, спасенные, счастливо сопели в своих кроватках, пока она, Саша, сражалась не на жизнь, а на смерть со злобной одноглазой жабой. Тут даже придумывать не пришлось, ее ночной конвоир действительно идеально вписывался в сюжет дешевого экшна. Теперь пристыженных и восторженных Энн и Марси было достаточно легко подбить на вторую часть Сашиного арт-перформанса.  — Так значит, Энн, ты не успела сфоткать мое граффити? — невинно поинтересовалась Саша, осторожно надкусывая тайский желтый шарик. Сладко и бананово — не персиковый пирог, но лучше бы она купила в торговом автомате пачку скиттлз.       Энн помотала головой.  — Ну там видно кусочек на одном селфи, — попыталась она оправдаться, спешно листая галерею в поисках нужной фотографии.  — На селфи, где у меня огромный нос из-за ужасного ракурса? Ну спасибо, — фыркнула Саша. — Ладно, забей уже, все равно не дорисовали. У меня есть еще одна идея.       Обычно после этих слов ее подруги преисполнялись вдохновенным интересом, но сейчас они странным образом только тревожно переглянулись. Саше это не понравилось.  — Что? — она скрестила на груди руки.       Кажется, под столом произошла какая-то непродолжительная потасовка с пинанием друг друга в лодыжки, потому что Энн и Марси как-то подозрительно болезненно кривлялись, глядя друг на друга, после чего Энн, наконец, вздохнула, и, не глядя Саше в глаза, осторожно начала:  — Знаешь, Саш, мы вчера подумали… Ну, мы так за тебя волновались, и вся эта история… Тебя же могли застрелить, понимаешь? — (Будь проклято Сашино сочинительство!) — В общем, может, мы немного повременим с опасными челленджами? Можем сходить на выходных к Марси поиграть в «Существа и пещеры»!       Марси согласно закивала и уже было открыла рот, чтобы вдохновенно рассказать о своей новой приключенческой кампании, но ледяной взгляд Саши заставил ее подавиться словами.       Саша опасно прищурилась.  — Ах, вот, значит, как, — угрожающе протянула она, глядя Энн в испуганные карие глаза. — А я-то думала, что мы подруги.       Ее любимый козырь. Безотказный шантаж, самая болезненная точка, куда можно было надавить.  — Мы подруги! — поспешно перебила ее Энн, уже зная, куда ведет этот разговор. — Мы правда подруги, просто мы так испугались, и ты…  — Ох, правда? — прошипела Саша, заводясь. — Когда Марси в средней школе преследовал тот урод, кто напинал ему по яйцам? Уж не я ли? А когда ты, Энн, в первый раз перепила так, что блевала дальше, чем видела, и не могла показаться маме, кто отвел тебя домой и постирал твои вещи? Может быть, я? А теперь, когда я прошу о маленькой услуге, о дружеской поддержке в веселом приключении с раскрашиванием стен, вы идете на попятный? Испугались, бедненькие, когда бежали сломя голову, пока я закрывала вас грудью! — она неосознанно повышала голос и последнее предложение почти проорала, заставив всю школьную столовую обернуться на них. — Друзья должны поддерживать друг друга, что бы не случилось, и пока почему-то этим занимаюсь только я!       Энн и Марси сидели красные, пристыженные, прячущие глаза. Они чувствовали какую-то неясную несправедливость в Сашиных словах, но за десять лет дружбы так и не смогли толком ее сформулировать. Ведь правда: она все делала за них. Саша придумывала самые классные игры, Саша всегда знала, где добыть пиво без паспорта, Саша устраивала отпадные вечеринки, где ее подруги обязательно были вип-персонами с неограниченным доступом в бассейн, и взамен просила… не такое уж и невозможное? Всего лишь своровать что-то в магазине, пробраться в ночной клуб через окошко туалета, но такая ли это великая цена за долгие годы дружбы? А зачем еще нужны друзья, если не поддерживать друг друга во всем и исполнять маленькие прихоти?  — Прости, — все еще красная Энн теребила подол форменной юбки-восьмиклинки. — Прости, Саш. Конечно, мы пойдем с тобой, какие дела!       Она старалась звучать бодро, но Саша слышала в ее голосе истеричную нервозность. Немного передавила. Саша ободряюще улыбнулась и погладила подругу по спине.  — Ну вот, сразу бы так, — она говорила мягко, как с раненым животным — Энн всегда была чувствительной и требовала долгих успокаивающих ритуалов после Сашиных вспышек гнева. — Да ничего такого страшного я и не собираюсь делать, ясно? Просто раскрасим еще одну стену и на этот раз точно сфотографируем. Там даже нет забора, Марси, — Марси улыбнулась этой беззлобной шпильке.  — Ну ладненько, — Энн наконец подняла на Сашу глаза. — Так куда идем?       Саша небрежно пожала плечами, выражая полную уверенность в безопасности своего плана.  — Ничего особенного: просто немного отомстим тому вояке, только и всего. Я знаю, где он живет, и хочу оставить автограф на память.  — А он нас потом не найдет? — осторожно спросила Марси и тут же примирительно подняла руки, поймав Сашин убийственный взгляд.  — Нам просто нужен хороший план! — Энн изо всех сил старалась загладить свою недавнюю провинность и потому даже не попыталась возразить. — Например, можем пойти перед школой, когда он на работе, и…  — Нет, — отрезала Саша. — Мы пойдем ночью. Серьезно, Энн, утром? Может, еще в обед, чтобы точно попасться на глаза максимальному количеству людей? Или сразу позвать всех его соседей оценить мое творчество? Это же ты тут выступала за безопасность!       Энн замахала руками, признавая свое фиаско. Саша фыркнула: иногда ей казалось, что это не с ней она ходила на всякие темные дела с самого шестого класса. Она ведь даже научила Энн правильно пинать игровые автоматы, чтобы вернуть деньги!  — Короче, — в моменты стратегической выкладки Сашин тон сам собой изменялся на строго-командирский, сухой и не терпящий возражений. — Мы идем ночью, но сильно позже вчерашней вылазки, раз уж он так поздно возвращается домой.  — А вдруг он страдает бессонницей? — аналитический разум Марси требовал рассмотрения каждого варианта.  — Что делают взрослые, страдающие бессонницей? Пьют валиум или смотрят телек. В любом случае, нам это на руку.  — Может, у него есть собака?  — Нету там собаки, Марси, он же жаба!  — Разве амфибии не заводят питомцев?  — Заводят, но они как-то больше по паукам всяким, — авторитетно вклинилась в обсуждение Энн.  — Это тебе твой лягушачий дружок рассказал? — хмыкнула Саша, заставив Энн лихорадочно зардеться.  — Саша, он же мне как маленький брат, и ты это знаешь!       Саша отмахнулась: она просто хотела немного поддеть подругу, не то, чтобы ей действительно было интересно, что у них там с этим лягушонком. Три года назад в дом по соседству с семьей Бунчуй въехала семья Плантаров — странноватая ненуклеарная ячейка лягушачьего общества, состоящая из деда и двух малолетних внуков. Энн иногда присматривала за детьми, когда старый лягух уходил по делам, и Саша при случае не упускала возможности напомнить подруге, КТО ее настоящие друзья, а кто просто соседи, подкидывающие деньжат за услуги няньки. Так, на всякий случай, а то ведь Энн могла искренне привязаться к этому земноводному семейству.  — Короче, — подытожила Саша. — Идем ночью после полуночи, одеваемся в черное, берем с собой перчатки и маски, а то я так этого ацетона надышалась, что почти отлетела. Ну, как Стиви, помните? Который клей нюхал.       Девчонки согласно закивали: как же не помнить Стиви! Вдруг Энн помрачнела и несчастно-несчастно протянула:  — Саш, ну мне же нельзя гулять после полуночи.       Саша закатила глаза. Почему она всегда думала за всех?  — Марси же пригласила нас поиграть в «Существ» на выходных, так? Вот и скажи маме, что мы останемся у нее ночевать.  — А вы останетесь? — Марси просияла.  — Конечно, а куда мы, по-твоему, пойдем после нашего дела? — хмыкнула Саша.  — О, о, о! — Энн возбужденно замахала руками. — Я же давно хотела показать вам то аниме! Как раз и посмотрим, ну, когда вернемся.       Марси согласно кивнула, Саша безразлично пожала плечами. Остаток их ночи ее не волновал, так что вполне можно и посмотреть какой-то очередной ромком. Иногда они правда были неплохи, а Энн просто невероятно смешно комментировала разными голосами, если была не слишком увлечена сюжетом.  — А в «Существ»… мы же правда в них сыграем вечером? Ну, перед тем, как пойти?       Марси иногда напоминала бездомного щеночка: этот полный надежды взгляд, и тон такой умильный-умильный, что отказать просто невозможно. Саша улыбнулась ей.  — Почему бы и нет? Только давай какой-нибудь ваншот, а то мы провозимся до самого утра.  — У меня есть шикарное приключение на пятый уровень, там как раз сессия на три-пять часов, ничего сложного!       Заскрипели сдвигаемые к столам пластиковые стулья, гул столовой стал громче, насыщеннее. Обед подходил к концу, и Саша немного была этому рада — когда Марси садилась на любимого конька, она могла болтать часами. И самое обидное, что спойлерила сюжет, какой смысл потом проходить игру?       К их столику подошла девчонка — нескладно-длинная обладательница перуанских корней и ярко-синих канекалоновых дред, чьего имени Саша не помнила, — и робко похлопала Марси по плечу. Саша смерила ее холодным оценивающим взглядом: очередная ботанка из класса программирования? Надо будет провести потом с Марси долгую разъяснительную беседу о том, с кем дружить можно, а с кем не стоит, если не хочешь обнаружить свой рюкзак в мусорном баке за школой.  — О, это Минди, у нас сейчас занятие! — радостно прокомментировала Марси, поспешно собирая фантики в опустевший поднос. — Я скину вам чарники, заполните до субботы, пожалуйста!       Энн помахала рукой ее удаляющейся спине в зеленом худи. Саша продолжала сверлить спину Минди недовольным взглядом.  — Так что, у тебя сейчас тренировка? — невпопад спросила Энн, пытаясь поддержать нарушенную гик-вторжением беседу.  — М? А, да, скоро открытие футбольного сезона.  — Я могу прийти посмотреть.  — У тебя разве сейчас нет занятий?       Энн неловко улыбнулась и запустила в непослушные волосы пятерню.  — Вообще да, но… ничего страшного не произойдет, если я пропущу один раз, верно?       Саша улыбнулась. Подлизывающаяся Энн это просто прелесть.  — Конечно, приходи посмотреть. О, кстати, если кинешь чем-нибудь в Стейси, то будет просто отпад. Лучше всего яблочным огрызком, но бумажка тоже сойдет.  — А что она натворила?  — Ничего, она просто меня бесит. ***  — Вход в цитадель охраняют два гоблина! Они неплохо вооружены для своего вида, и, возможно, внутри башни есть еще, но вы этого не знаете. Что будете делать, Энния, пресветлая паладинка Бога Утренней Зари?       Саша запустила руку в полупустую миску с начос и нервно запихнула в рот сразу горсть. Черт, ей на самом деле нравились эти гиковские игры, даже если она никогда никому в этом не признается. Марси была классным мастером игры: она меняла голоса, то завывая, как древний колдун, то скрипуче подвизгивая, как гоблин-торговец, и здорово описывала окружение. Может, ее мечта стать гейм-девелопером не такая и дурацкая.       Энн азартно потрясла в руке двадцатигранный кубик.  — Я выбегу из укрытия и брошусь на них со своим сияющим мечом! А, нет, подожди, сначала скастую «Божественное оружие»!  — Так выбежишь или скастуешь? — хитро переспросила Марси.  — Нет-нет, стой! — Саша решительно отобрала у подруги дайс. — Внутри цитадели наверняка есть еще, пока ты бежишь к ним и орешь свой боевой клич, они успеют вызвать подмогу!  — Пфф, подмога из каких-то гоблинов, да я призову своего скакуна и мы их растопчем в пыль!  — Они неплохо вооружены, — напомнила Марси, утирая трудовой пот со лба и отхлебывая из двухлитровой бутылки колы.  — С нами есть рейнджер! — упрямо ответила Саша, для наглядности помахав в воздухе пластиковой фигуркой маленького эльфа-рабойника. — Пусть привлечет их внимание, и мы их аккуратно укокошим прямо здесь, переоденемся в их доспехи и проникнем в цитадель!  — Саш, они вообще-то гоблины, а у нас два человека и эльф. Сколько мы должны прокинуть на обман, чтобы они поверили, что мы тоже гоблины?  — Сейчас скажу! — Марси с готовностью полистала рулбук. — Ммм, вы столько не выкинете.  — Ой, да ладно, у них же модификатор интеллекта минус единица! — недовольно фыркнула Саша. — А если мы покрасим кожу в зеленый?  — Чем?  — Не знаю, травой!       Откуда вообще берутся эти временные рамки на готовых модулях приключений? Марси обещала поход на три-пять часов, а они уже два часа не могут выбраться из первой локации. Саша бросила быстрый взгляд на настенные часы. Одиннадцать вечера. Ладно, закончат хотя бы с цитаделью, и можно собираться.       Энн заметила ее беспокойство и решительно стукнула кулаком по полу (игровая карта не помещалась на стол, поэтому играли они на полу).  — Ладно, давайте отвлечем этих гоблинов, убьем их, а потом прокрадемся и посмотрим, много ли их еще внутри!  — Да ты своим доспехом громыхаешь так, что нас заметят еще на подходе.  — Ну обмотаем мне обувь тряпками!  — Что, как лошади?  — Пресветлая паладинка Энния, могучая воительница Ашас, что вы будете делать? — с нажимом напомнила о себе Марси.  — Ладно! — Энн забрала свой кубик обратно. — Эээ, я прошу эльфийку Эрлендель как-нибудь привлечь внимание гоблинов, чтобы они не позвали подмогу.  — Они позвали подмогу.  — Ой, да ладно!  — Кидайте инициативу, мы вступаем в драку!  — Марблз, просто признайся, что ты хотела драку.       Марси помотала головой с самым невинным видом, но никто ей не поверил. Саша прыснула и взяла себе еще чипсов, пока Энн отчаянно пыталась смухлевать с броском кубика.  — Ха, у меня двадцать!  — Энн, я же уже говорила, что в пятой редакции инициатива считается от меньшего результата.  — Черт! Можно перебросить? Я сжульничала.  — Сейчас вот это сражение пройдем и будем собираться, хорошо, Саш? — Марси нервничала и всем своим видом пыталась извиниться за это затянувшееся приключение, но на самом деле в этом не было нужды. Они ведь хорошо проводили время, ну куда от них убежит несчастный дом в пригороде?       Саша пожала плечами и улыбнулась.  — Просто скажи уже, сколько там гоблинов, чтобы Энн могла растоптать их своей клячей.  — Эй, ее зовут Черное Торнадо Огненной Тьмы!  — И я все еще немного против, потому что у тебя светлое божество-покровитель, Энн, — сообщила Марси, что-то увлеченно чиркая на листочке. — Ага, короче, тут десять гоблинов.  — Твою мать.  — Реально, Мар-Мар, у нас некомплектная партия пятого уровня, ты как-то неправильно считаешь.  — Ну ладно, часть каменного моста обрушилась под гнетом неумолимого времени, забрав с собой одного гоблина. Девять.  — Ты б так в жизни торговалась, знаешь?       Марси отмахнулась, развесила на экран ноутбука сложенные листочки с именами, чтобы проще было следить за ходом сражения, и торжественно включила что-то вроде «один час эпической музыки» в своем плейлисте.  — Первым ходит гоблин! — объявила она и вдруг осеклась. — Ой, блин, прости, Саш, сколько у тебя инициативы?  — Четыре.  — Тогда ты первая, потом гоблин.  — Так, без паники! Сейчас надо обсудить тактику! — возбужденно воскликнула Энн и схватила Сашу за плечи. — Воительница Ашас, действуй мудро!  — Эй, это первый ход, я только и успею, что скастовать боевой клич или что-то типа того.  — Боевой клич у варваров, Саш, ты за воина играешь, — поправила Марси.  — А что я могу крутое?  — Какой тебя архетип?  — Чемпион.  — Тогда ничего.  — Да какого хрена! Чемпион звучит, как что-то реально крутое!  — А я тебе говорила взять Мистического рыцаря, — упрекнула Энн.  — Ну это уже какой-то китч.       Битва была жаркой, насколько вообще может быть жаркой битва кубиков и маленьких пластиковых фигурок. Гоблины наступали и силой мастерского произвола (хотя Марси все отрицала) постоянно выбрасывали на кубиках криты. Энн боролась изо всех сил, быстро растратив все наложения рук и один раз потеряв призванного скакуна. Саша даже забыла посматривать на часы, а когда вспомнила, оказалось, что стрелка перевалила глубоко заполночь.  — Ребят, время, — напомнила она, допивая колу.       Марси серьезно кивнула и с сожалением посмотрела на последнего гоблина.  — Ладно, Саш, если выкинешь сейчас от восемнадцати до двадцати, то твой архетип позволит тебе добить его одним ударом!  — Ну слава богу, а я уже решила, что совсем бесполезную хрень выбрала.       Саша встряхнула дайс в руке и решительным жестом швырнула его на пол. Тяжелый металлический двадцатигранник — дорогой набор, гордость Марси — крутанулся, отскочил от опустевшей миски чипсов, пару раз подпрыгнул и замер где-то у колен Энн.  — Ну, что там?       Энн посмотрела на кубик какие-то невероятно долгие две секунды и вдруг расплылась в улыбке.  — Девятнадцать!  — Ого, серьезно? Дай посмотреть!  — Не-а, — Энн сжала дайс в кулаке прежде, чем Саша до него дотянулась.       Марси понимающе хмыкнула, но зачла критическое попадание.  — Последний гоблин, израненный и деморализованный потерей всех своих товарищей, пал от меча могучей Ашас, разрубленный почти пополам. Конец!  — В смысле конец? Мы же даже в цитадель не вошли.  — В смысле потом доиграем, Энн. Мы же идем помогать Саше.       Энн хлопнула себя по лбу, как будто и не она только что соврала про значение кубика, чтобы закончить побыстрее. Прекрасно сыграно, просто прекрасно.       Саша сладко потянулась, хрустнув позвонками. Вставать было даже немного страшно: ноги она настолько отсидела, что они уже перестали подавать признаки жизни. Марси вскочила раньше всех и бросилась складывать карту и бережно упаковывать фигурки в коробку из-под печенья. Энн поддержала ее сбором чипсово-газировочного мусора.  — Кстати, — вспомнила она, складывая миски, — хотите заценить черный шарф, который я нашла у мамы в шкафу?  — Черный шарф? — откликнулась Саша, все еще растирающая онемевшие ноги. — Зачем он тебе?  — Ну как же, я его намотаю на лицо и буду, как ниндзя! Ки-я!       Энн скорчила страшное лицо и попыталась изобразить пантомимой что-то вроде Брюса Ли. Марси хихикнула.  — Ладно, Энн, если нас все-таки поймают, ты будешь сражаться с копами, — беззлобно усмехнулась Саша.  — Тю, да я их всех одной левой! Ки-я!       Кривляния и пантомимы были частью обычно ритуала Энн по борьбе со стрессом. Ей было не по себе от идеи выходить из уютного дома куда-то в ночь, вызывать такси в незнакомый район и там заниматься незаконным делом. Но еще страшнее ей было снова вызвать Сашин гнев, так что она держала себя в руках и старательно отвлекала себя диванным стендапом.       Марси извинилась и убежала в ванную переодеваться. Ее родителей не было дома — то ли уехали в другой город в театр, чтобы вернуть былые чувства, то ли просто взяли перерыв на отдых от домашних дел. Марси была самостоятельным и очень тихим подростком, поэтому они не переживали за сохранность своего дома, а девчонки бессовестно этим пользовались, регулярно устраивая маленькие девичники на троих.       Саша проверила содержимое рюкзака и присела на диван вызвать такси. Убер услужливо сохранил для нее адрес предыдущей поездки — и как люди вообще добирались куда-то без интернета?  — Машина будет через две минуты, все готовы? — окликнула Саша подруг.       Те нестройным хором отозвались ей из разных уголков квартиры.  — Выходим.       Ночи ближе к осени становились прохладнее. Саша зябко натянула рукава черной водолазки на ладони и поспешила к единственной заведенной машине на улице.  — Вы поздно, дамы, — поприветствовал их таксист, услужливо включая в салоне свет.  — Возвращаемся с вечеринки, — сухо соврала Саша, усаживаясь на переднее сиденье.       Таксист намек понял и, включив тихий лаундж, больше не задавал вопросов. Саше становилось тревожно: а вдруг Марси права, и старую жабу мучает бессонница? Вдруг у соседей вечеринка и они заметят их? Вдруг все что угодно пойдет не так, и второй раз вояка точно разозлится и доведет их все-таки до полицейского участка?       Саша следила за движением машины в навигаторе и где-то на середине пути попросила водителя остановиться не прямо на месте, а немного раньше, буквально за пару домов. Он предупредил, что оплату возьмет полную, но лишнего не спросил.       Такси честно остановилось выше по улице, не доезжая до нужного дома. Девчонки нестройной гурьбой высыпали на тротуар и неловко замерли, глядя, как уезжает машина.  — Может, надо было попросить его подождать? — робко спросила Марси, согревая дыханием пальцы. — Мы же не долго.  — Они за ожидание денег дерут больше, чем за дорогу, — отрезала Саша и, решительно поправив рюкзак, потопала по улице в сторону, где, согласно гугл-картам, должен был находиться злополучный дом.       А Энн действительно намотала на лицо шарф. Умора.       В редком доме горел свет, почти все спокойно спали вместе с хозяевами, несмотря на выходной день. Саша хмыкнула про себя: пригород, обиталище многодетных семей и стариков, когда им кутить? Разве что приедут студенты к родителям на побывку, но в конце августа рановато соскучиваться по домашней еде.       Подходя к отмеченному на карте дому, Саша замедлила шаг и осмотрелась. Подруги послушно осмотрелись за ней. Ни у него, ни у соседей не горят окна, это хорошо.       Заросшая лужайка хорошо скрадывала шаги. Саша кралась по ней осторожно, пугливо, как, наверное, никогда. А, нет, когда она воровала ответы на тесты из кабинета учителя, но тогда Энн стояла на стреме, а сейчас даже неясно, куда выставлять часовых. У входной двери, чтобы точно привлечь все возможное внимание?  — Ну что, куда мы сейчас? — тихо спросила Энн, нервно облизнув губы.  — Давайте сбоку зайдем, хочу стену без окна, — так же тихо ответила ей Саша.       Стена без окна — а точнее, с маленьким слуховым окошком, которое не считалось — нашлась быстро. Классическая планировка считывалась интуитивно.  — Энн, снимай шарф, — скомандовала Саша, расстегивая рюкзак.  — Что? Зачем?  — Баллончик гремит, как проклятый, я его заверну, чтобы потише было.       Энн не могла не согласиться с разумностью этого довода и безропотно отдала свой ниндзя-шарф. Саша надела на лицо респиратор и неспешно натянула перчатки, будто готовящийся к операции хирург. Отмывать с рук липучую аэрозольную краску ей не понравилось.  — Саш, а это случайно не стена туалета? — осторожно спросила Марси, подозрительно глядя на слуховое окно.  — Скорее всего. Что, хочешь зайти?  — Нет, но вдруг он захочет.  — А ты часто ночью в туалете прислушиваешься, что вокруг происходит?  — Когда ужастики посмотрю, то да.       Саша закатила глаза.  — Мы услышим его раньше, чем он нас.       Замотанный в шарф баллончик гремел чуть тише, но все равно заставил Сашу изрядно понервничать. Она замерла, прислушиваясь, но дом продолжал спать.  — Тебе посветить? — Энн с готовностью достала телефон.  — Да, но… — Саша замялась. — Давай поближе к стене, чтобы свет меньше рассеивался.       Баллончик пшикнул, разбрызгивая краску. Сашу охватило веселое адреналиновое возбуждение — чувство, ради которого она когда-то стащила из магазина совершенно уродские блестящие серьги, которые тут же и выкинула, но зато после плотно встала на кривую дорожку мелких магазинных краж.  — Ты свое имя хочешь написать? — осторожно поинтересовалась Энн, послушно светя на стену.  — Конечно, а что еще? Член нарисовать?  — Но тогда он будет знать, как тебя зовут.  — Энн, я ведь написала свое имя на базе, какая уже к черту разница?       Энн пожала плечами. Саша фыркнула и демонстративно набросала на стене грубые силуэты букв. Марси, все еще с подозрением посматривающая на слуховое окно, села на землю и достала из кармана энергетический батончик. Интересно, она их всегда с собой носит?  — Дай кусить, — попросила Саша, не отрываясь от процесса.       Марси услужливо поднесла ей батончик ко рту и позволила отхватить почти половину.       Саша не любила переусложнений. Ровные, округлые буквы, немного заострены хвостики у S, и у A серединка-звездочка — просто так, чтобы не было скучно. Краска подтекала, пачкая стену, но оставаться и стирать грязь Саша точно не будет, это дикие улицы, детка!       И все-таки. Ей было немного интересно, почему Грайм носит с собой кольт. Но совсем чуть-чуть.  — Все, фоткаем, — скомандовала она, отступив от своего творения на два шага назад и критически его осмотрев.       Все-таки тот, на базе, был круче. Света больше, да и чувствовалась какая-та легкая безбашенность. Интересно, его уже смыли?       Саша покидала баллончики в рюкзак, уже не беспокоясь о шуме. Свое дело она сделала, убежать уже будет несложно.  — Я вызываю такси, а ты, Марси, фотографируй. У тебя вспышка лучше. Ну или посвети ей, Энн.  — Может, пройдемся немножко? — робко попросила Марси. — У меня от ацетона голова кружится.       Саша пожала плечами.  — Только не очень долго, а то Энн нам еще хотела свой мультик показать.  — Эй, аниме — это не мультики!  — Ты что, стесняешься? Мультики-мультики-мультики.  — Ну хватит, Саш.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты