Blood, water

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
134
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
планируется Макси, написано 496 страниц, 37 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
134 Нравится 28 Отзывы 72 В сборник Скачать

ВСТРЕЧА АНГЕЛА И ВАМПИРА

Настройки текста
Минги не любил выходить на улицу. Если он думал об этом, он действительно не понимал людей, которые любили. Как Уён, который выходил из дома почти при каждой возможности, ходя в новые клубы и встречаясь с новыми людьми. Минги предпочёл бы остаться дома, поиграть в игры, посмотреть видео про кошек. У него был телефон, кровать и компьютер, и все люди, которые ему нравились, были в его доме. Минги не любил выходить на улицу, и это было хорошо, потому что ему не разрешали. Об этом никто не говорил, но это было очевидно. Остальные приносили бутылки с кровью из клуба, в который они ходили, о котором Минги слышал, но никогда не видел. Кто-то всегда оставался с ним дома, обычно Ёсан или Сонхва, иногда Чонхо был молчаливой няней. Когда ему хотелось свежего воздуха, он не переходил границу их большого заднего двора, даже не подходил к ней. Он заказывал всю свою одежду и гаджеты онлайн. Ему даже не разрешили получать поставки. И Минги понял, действительно понял. Он понимал и обычно не возражал. Просто иногда было немного одиноко. Вроде как тогда. Человек-парень Уёна снова пришел, и все внизу тусовались с ним. Все, кроме Минги. Он был немного расстроен, он не собирался этого отрицать. Когда к ним приходили гости, Сонхва или Уён время от времени подходили и спрашивали, как у него дела, возможно, какое-то время отдыхали с ним в комнате. Но с Саном все, казалось, забыли о Минги. Минги хотел спуститься вниз, познакомиться с Саном, посмотреть, что заставило Сонхва назвать его милым, а Уён так хихикнул. Но он не мог. Для безопасности Сана он должен оставаться в комнате Он вспомнил ту ночь, когда Сан впервые пришел в дом. Минги слонялся по коридору наверху, улавливая обрывки разговоров и запаха, терзавшего его внутренности от жажды. После того, как Сан ушел, и все готовились к восходу солнца, Чонхо пришел повидать его. — Сонхва-хён отказывается принять правду, поэтому я должен сделать это, — мрачно сказал он. — Ты не можешь выходить из своей комнаты, когда здесь Сан. — Что? Почему? — Минги не был рад этому. -Я останусь наверху, рядом с ним. — Мне очень жаль, хён, — сказал Чонхо. Он выглядел таким серьезным. — Но Сан… он так хорошо пахнет. Даже мне сложно быть с ним слишком долго. Если бы ты почувствовал его запах, хоть немного… — он нахмурился. — Никто не хочет, чтобы кто-то пострадал. И Минги понял. Но это не значило, что ему это должно нравиться. Итак, он был заключенным в собственном доме и гадал, чем он мог бы заняться в следующие пару часов. Он мог хандрить. Он мог только скучать. Но даже Минги знал, что это плохая идея, поэтому выбрал следующий вариант. Он включил свой компьютер и вошел в Starfell. Starfell была новой многопользовательской онлайн-игрой и нынешним фаворитом Минги, несмотря на то, что он не умел играть в нее. Во многом это было похоже на многие игры, которые были раньше, типичный средневековый сеттинг, типичные расы и классы. Но по какой-то причине Минги просто не могл справиться с этим. Он умирал все время в игре, во время каждого квеста и миссии, независимо от того, насколько они простые. Его самым большим достижением до сих пор было создание дружбы 4 уровня с NPC хранителем таверны. Было установлено несколько различных серверов, на некоторых из которых было введено необходимое кодирование, чтобы найти и войти. Минги собирался войти в ту, в которую обычно играл, когда услышал резкий смех снизу. Уён. Вы могли бы узнать Уёна его смех из миллиона. Минги помедлил, а затем ввел серверный код, тот, которым поделился с ним Сан, когда приходил в первый раз. Это была довольно малонаселенная карта. Игроки на этом сервере были более продвинутыми, чем привык Минги, они открыли локации, которые он никогда раньше не видел. Он решил погулять здесь. Во время исследования он заметил других игроков. Его никто не беспокоил, и он не осмеливался беспокоить их. Он был просто ничтожным игроком второго уровня, он не собирался просить их сотрудничать с ним. Все они были одеты в высокоуровневое оружие и доспехи и не выглядели так, будто нуждались в помощи. Минги собирался войти в лес, когда увидел приближающегося игрока. Это был один из тех видов, чьи имена он никогда не удосужился запоминать, с типичными черными доспехами и готической эстетикой. Это был образ, в который Сонхва любил одеваться, когда чувствовал самого себя, поэтому Минги никогда не выбирал один из этих типов, независимо от того, в какую игру он играл. Он понятия не имел, чего хотел этот случайный чувак — если он хотел его ограбить, ему не повезло, самая ценная вещь, которую нёс Минги, была буханка хлеба, — но у него отвисла челюсть, когда он увидел сообщение, появившееся на экране. <[Тарантоллегра] запрашивает аудиочат.> Минги схватил гарнитуру. Он никогда раньше не использовал её, играя в Starfell. Он никого не знал в игре. Черт, он даже не знал этого готического чувака со странным именем. Но он хотел поговорить, а Минги даже не думал отказываться. <Вы приняли запрос.> — Эй, ты здесь новенький? Это был парень. Молодой, догадался Минги, но не ребенок. Он говорил по-корейски, но большинство игроков Starfell были корейцами, так что в этом не было ничего необычного. Что было необычно, так это то, что он разговаривал с совершенно незнакомым человеком. — Ага, — сказал Минги. А потом, поскольку он ничего не мог с собой поделать добавил, — Ты мог бы просто отправить сообщение в чат. — Я не собираюсь тратить своё время и силы моих пальцев на набор текста, — сказал незнакомец со смехом. Он приятно смеялся. У него просто была хорошая манера общения, теплая и дружелюбная. Минги попытался запомнить его имя, дошел до первых двух слогов и сдался. — Ты новичок в игре? — спросил парень, которого Минги назвал Тараном. — Не так уж я и новичок, — сказал Минги. — Я просто нуб. Еще один смех, но за ним не было ничего плохого. — Сначала такие, — сказал Таран. — Ты один? Где твоя команда? — Её нет, — сказал Минги. — Я соло. — А? Тогда почему ты выбрал этот класс? — Что не так с этим классом? — спросил Минги. Он выбрал своего персонажа, как и всегда, прокручивая все варианты, пока не нашел самый красивый. Он никогда не беспокоился о статистике или преимуществах. Он всегда становился достаточно хорошим игроком, чтобы выполнять квесты и побеждать других игроков, с чего бы он ни начинал. — Ты ангел, — сказал Таран. Минги покосилась на экран. -Э… спасибо? -Нет, твой класс, — смеясь, сказал Таран. — Ангелы — командные игроки. Они не очень эффективны соло. В основном они усиливают силы своих товарищей по команде. — Что? Это отстой, — сказал Минги.- Почему они сделали такой тупой класс таким красивым? — Не говори мне, что ты выбрал свой класс по внешнему виду, — фыркнул Таран. — Конечно, я так сделал! — Идиот, — сказал Таран, но зла в его словах не было. — Ну, а кто ты? — немного угрюмо спросила Минги. — Я вампир, — сказал Таран. Минги подавился воздухом. Неужели этот парень признался совершенно незнакомому человеку в том, что он вампир? Шутки в сторону? — Официальное название — ночное существо, — сказал Таран. — Но проще вампир. — О, — сказала Минги, наконец поняв это. — Это — класс. Точно. — Их способности намного сильнее в ночное время, — продолжил Таран, он вызвал у Минги сердечный приступ, а затем вернул его обратно за последние две минуты. — У меня не так много времени, чтобы играть в течение дня, так что это идеально для меня. И они действительно хороши как в боевых навыках, так и в колдовстве. — Круто, — сказал Минги. Таран звучит как профессионал. — Да, но днем они совершенно бесполезны, — сказал Таран. — Почти так же плохи, как твой ангел. Похоже на настоящих вампиров. — Ты давно играешь? — спросил Минги. — Не так уж и давно, — сказал Таран. — Откуда ты тогда знаешь обо всех классах и прочем? — спросил Минги. Гарнитура чуть не соскользнула, и он поймал ее тыльной стороной ладони. — Я читал о них, — ответил Таран. — Это все на странице знаний. Ты этого не читал? — Э… нет. Минги немного смутился. Таран казался намного круче и умнее его. — О, я подумал, что это действительно здорово, — сказал Таран. — Я люблю эти фантастические игры. Хотя это круто, я могу рассказать тебе об ангелах и о том, что они делают. Пойдем и найдем кое-что, что повысило бы твой уровень. И поэтому они некоторое время играли вместе. Таран научил Минги некоторым трюкам, показал скрытые локации, где легче было набирать очки. К концу пары часов Минги почувствовал себя в игре более уверенно, чем когда-либо прежде, и у него было намного больше золота и опыта, чем когда он начинал. — Хорошо, мне пора спать, — сказал Таран, подавляя зевок. — Удачи, чувак. — Спасибо, — сказала Минги. — Ты действительно помог мне. — Эй, это не проблема, — сказал Таран, и это действительно так, как будто он действительно имел это в виду. — Увидимся. А потом Таран отключился, и Минги какое-то время играл сам. В следующий раз Минги увидел Тарана пару ночей спустя, около 2 часов ночи. Как и раньше, Таран без колебаний попросил голосового чата. — Уже поздно, чувак, почему ты не спишь? — спросил он. — Ты даже не поздоровался, — смеясь, сказал Минги. — Привет, — сказал Таран с ухмылкой в голосе. — Почему ты не спишь? Потому что Минги был вампиром и не спал по ночам. — Нет причин, — сказал он, стараясь казаться небрежным. — Как насчет тебя? — Не мог заснуть, — сказал Таран. -Эй, хочешь сразиться с демоном? Твои святые силы сильны против них. — Конечно, — сказал Минги. Ему было все равно. Он хотел провести какое-то время с Тараном. Пока Таран просматривал свой инвентарь в поисках необходимых вещей, Минги задал вопрос, о котором он думал с тех пор, как они встретились. — Что с твоим именем? — спросил он. — Оно очень странное. — О, это заклинание Гарри Поттера, — сказал Таран. На его талии появился сверкающий белый меч, резко контрастирующий с черным плащом. — Ты ведь знаешь Гарри Поттера? — Ага, — сказала Минги. — Тот англичанин в круглых очках. Экпекто патрона. Таран засмеялся. — Это экспекто патронум, — сказал он. — Верно, — без смущения сказала Минги. То, как говорил Таран, сделало его более комфортным. — Мне он нравится, — сказал Таран. — Я смотрел все фильмы миллиард раз, и я даже прочитал все книги». — О, ты книги читал? Ты действительно умный. — Это просто Гарри Поттер, — сказал Таран. — Все читали Гарри Поттера. — Нет, — сказала Минги, нажимая кнопку «p». — Что? Ты никогда не читал книги? — спросил Таран. — Нет, — улыбнувшись, ответил Минги. Таран очень удивился. — Но ведь ты смотрел фильмы? — Э… один? Я думаю? Таран вздохнул, и Минги рассмеялась. — Нет, — возмутился он. Минги только рассмеялся в ответ. Шок Тарана был забавным. — Который из? — потребовал Таран. — Философский камень? Узник Азкабана? — Я не знаю его название, — сказал Минги, наконец успокоившись, чтобы заговорить. — Там был этот жуткий тощий маленький чувак с висячими ушами… — Добби? — Конечно, — сказал Минги. Он понятие не имел. — В конце была огромная змея. Страшная и большая. — Тайная комната, — со знанием дела сказал Таран. — Хороший фильм. — Я действительно не помню, — признался Минги. — Я смотрел его много лет назад. — Да, он довольно старый, — сказал Таран. Он вздохнул. — Я до сих пор не могу поверить, что ты никогда не смотрел фильмы… В конце концов, они не пошли бороться с демоном. Они стояли на месте и говорили о книгах и фильмах, которые нравились Минги, и обо всём, что могли только придумать. Близился восход солнца, и Минги пришлось уйти. — Увидимся позже позже? — сказал он, стараясь не звучать слишком обнадеживающе. — Определённо, — сказал Таран. Он казался решительным. Минги ухмыльнулся экрану и отключился. Это стало ночным занятием. Минги присоединялся к серверу Starf, и ждал, пока не появится Таран. Минги многое узнал о Таране. Он узнал, что тот работал неполный рабочий день в розничном магазине, что он учился в университете, изучая маркетинг. Он также узнал, что тот был танцором. — Это так круто, — сказал он с восхищением. — Я все еще учусь, — сказал Таран смущенно, но всё же, выглядел очень довольным. — Было бы здорово однажды увидеть, как ты танцуешь, — искренне сказала Минги. — Может быть, когда-нибудь, — сказал Таран и засмеялся, но это отличалось от его обычного громкого и громкого смеха. Он был слаще и тише. Таран тоже спрашивал Минги о нём, но Минги пришлось быть более осторожным с ответами. Он жил со своими братьями в их семейном доме. Его родители оба умерли. У него не было работы. — Хорошо, я должен спросить, — сказал Таран ночью, когда они стояли в темном лесу. — Сколько тебе лет? Мысли Минги метались в поисках хорошего ответа. Должен ли он быть подростком? Это было бы слишком молодо для него? Что, если он скажет слишком большое число, а Таран сочтет его старым и грубым? — Двадцать один, — наконец сказал он. Он зажмурился и надеялся, что все в порядке. — Круто, мне тоже, — сказал Таран, облегченно выдохнув. — Я буду честен, я немного испугался, что ты, можешь быть, учеником средней школы. Но с безумно низким голосом. Минги рассмеялся. — Это правда, — сказал он, сделав свой голос настолько низким, насколько мог. — Мне четырнадцать лет. Таран смеялся, и Минги кое-что понял. Он понял, что ему действительно нравится смешить Тарана. — Чувак, даже не шути об этом, — сказал Таран, пытаясь сдержать смех. — Если бы тебе действительно было бы четырнадцать, у меня правда случился бы сердечный приступ. И это произошло из-за того, что FixOnSong оказался учеником средней школы. — Минги, — не задумываясь, произнёс Минги. -Хм? — Мм, меня зовут Минги, — сказал Минги, и ему внезапно стало неловко. — Сон Минги. — Я Юнхо, — сказал Таран. Он звучал совершенно нормально. — Чон Юнхо. Юнхо. — Красивое имя, — выпалил Минги и тут же бросился лицом на кровать. Почему он сказал такую глупость… — Спасибо, — сказал Таран — нет, не Таран, Юнхо. Он немного посмеялся. — Твое… твое тоже. Создатель Минги дал ему имя. Она настаивала, что так звали его еще до того, как он обратился, но он не помнил своей прежней жизни и никогда полностью не доверял ей, поэтому он не мог быть уверен. Раньше ему было все равно — он был самим собой, какое бы имя у него ни было, — но теперь он решил, что ему действительно нравится его имя. — Спасибо, — пробормотал он. Остальное время они провели вместе, разговаривая о танцах и музыке, а также о танцевальных классах Юнхо (он в основном занимался уличными танцами, что, по мнению Минги, было круто, и он сказал об этом Юнхо, заставив того рассмеяться так мило, так как он смеялся очень редко). Когда было около 2:30 ночи, Юнхо нужно было ложиться спать. — Эй, можно мне твоё какао? — спросил Юнхо перед тем, как выйти из игры. Он звучал так непринужденно, так расслабленно, но Минги почувствовал, как волнение закипело у него в животе. Он разговаривал в социальных сетях, чтобы просто общаться с людьми. Но это был не просто случайный друг. Это был Юнхо, и он хотел какао Минги. — Конечно, — сказала Минги, пытаясь казаться таким же расслабленным, как Юнхо. Когда Минги проснулся следующей ночью, он увидел три сообщения от одного GoldenPup, полное имя Чон Юнхо. GoldenPup: Пожалуйста спаси!!! сколько еще продлится этот урок Прекратите мои страдания Хочу блинчик. Это нормально в 14:00, пожалуйста, скажите «да» Омгггг посмотри на эту собачку, которую я сегодня гладил!!!!!! [IMG_458] Ее зовут Лили, и она самая лучшая девочка Минги перечитал сообщения, чувство вины скрутило его живот. Последний был отправлен около четырех часов дня. Минги проснулся только в шесть тридцать. И это было не в первый раз. Юнхо переписывался в случайном порядке в течение дня, и Минги никогда не мог ответить в нужное время. Он попытался, он действительно сделал это, вытащив себя из смертельного сна, который уносил всех вампиров в течение дня, но звук никогда не был достаточно громким, чтобы разбудить его, и самое близкое, что он до сих пор мог, — это ответ через час после получения сообщения Юнхо. Юнхо всегда говорил, что это нормально, но это было нехорошо, только не для Минги. Он перевел взгляд со своего телефона на Уёна, растянувшегося на кушетке напротив и яростно переписывался с широкой улыбкой на лице. Сан. Уён так ухмылялся, только когда писал Сану. — Эй, У, — крикнул Минги. — Хм? — Уён не сводил глаз с телефона. — Сан иногда пишет тебе в течение дня, верно? — спросил Минги. — Как ты отвечаешь? - Уён даже хуже переносил дневное время, чем Минги. — Я не знаю, — сказал Уён. — Я просто отвечаю всем кто мне пишет одновременно, когда просыпаюсь. — Но это нормально только потому, что Сан знает, что ты вампир, — простонал Минги. С Юнхо это не сработало бы. Уён пожал плечами и вернулся к текстовым сообщениям. Он явно был занят. Ёсан, который молча слушал их разговор, был заинтересован, — Что случилось, Минги? — спросил он. — Не говори мне, что тебе тоже нужен какой-нибудь человек, чтобы укусить. — Ни за что, — возмутился Минги. Юнхо не был тем, кого тот укусил бы. — Я нашёл друга в сети, и я хочу отвечать на его фотографии собачек. — Тогда ответь, когда проснёшься, — сказал Ёсан. Минги застонал и соскользнул со своего дивана. Почему полезные члены его семьи отсутствовали? — Тебе нужно оправдание, почему ты не отвечаешь в течение дня? — спросил Ёсан. Минги посмотрела на него и кивнул. — Ты болен, — сказал Ёсан. — Хроническая неизлечимая болезнь. Это заставляет тебя все время спать. Ты сказал ему, что работаешь или что-то в этом роде? Минги покачал головой. — Тогда отлично, — сказал Ёсан. -Ты не работаешь, потому что не можешь. — Но я сказал ему, что учусь, — сказал Минги. Предполагалось, что он будет специализироваться на зоологии. — Онлайн-курсы — Это не сработает, — хотел сказать Минги, но остановился. Почему не сработает? — Ёсан, — наконец сказал он. — Ты гений. Ёсан улыбнулся. — Рад, что смог помочь.- Он ткнул Уёна в плечо, и Уён безмолвно соскользнул вниз, пока его спина не оказалась на груди Ёсана, и устроился там, всё время занятый своим телефоном. Позже той ночью, когда они разговаривали по телефону, Минги попробовал рассказать историю Ёсана. — Черт, я понятия не имел, — сказал Юнхо. — Это очень плохо? Он казался таким встревоженным. — Всё в порядке, — сказал Минги, чувствуя себя виноватой ещё больше. — Это просто испортило мой цикл сна. И я … я действительно не могу выходить из дома. — Он ненавидел это говорить, но должен был. Он никогда не мог встретиться с Юнхо лично, и он не хотел, чтобы тот думал, что это потому, что он не хотел. — Как ты себя чувствуешь? — спросил Юнхо. — Прекрасно, — сказала Минги. — Просто… Я в основном не сплю по ночам. Сожалею. — Не извиняйся, — сказал Юнхо. — Тебе не нужно ни о чём сожалеть. Я понимаю. — Он сделал паузу. — Мой отец умер от болезни лёгких. Минги хотел ударить себя. Он уткнулся лицом в подушку и закричал. Почему он сказал это? Зачем? Ёсан и его глупая идея … — Мне очень жаль, — наконец смог сказать Минги. — Это… это было очень давно, — сказал Юнхо. — Я был всего лишь ребенком. Но я помню, что ближе к смерти он всё время так уставал, что не мог отвозить меня на танцевальную практику или помогать мне с домашним заданием, и … тебе не нужно извиняться, Минги. Минги сглотнула. — Как…? — Он не был уверен, о чем спрашивал. — Он работал на резиновой фабрике, — сказал Юнхо, несмотря ни на что. — Это было не совсем безопасно. Мой отец всегда винил себя за то, что согласился на эту работу, но я понимал даже тогда. Мы жили в крошечном городе за пределами Сеула, и у нас было не так много других работ, а моя мама уже умерла за несколько лет до этого. Это не его вина. — Твой отец, должно быть, сильно любил тебя, — пробормотал Минги. Печально и мягко сказал Юнхо. — Да… — Я… я не помню своих родителей, — сказал Минги, не понимая, почему он это сказал. — Единственная моя семья — это мои братья. Думаю, мои родители любили меня. — Он сказал себе, что это было так, но он этого не знал. Создатель сказала ему, что он был сиротой, но она ничего не знала о его родителях. И теперь Минги тоже. — Я уверен, что они любили тебя, — сказал Юнхо, и в его голосе была уверенность. — Если бы они были здесь, они бы любили тебя больше всего на свете. — Даже такой, какой я сейчас? — прошептал Минги, больше про себя. Неправильный. Испорченный. Постоянная жажда. — Да, — яростно сказал Юнхо. — Не… не думай так. Это не твоя вина. Вот только Минги не знал, так ли это. Он мог выбрать вампиризм. Он мог выбрать то, что заставило его солгать Юнхо, никогда не позволять ему встречаться с ним. Это означало, что если Минги когда-нибудь встретится с Юнхо, он попытается его убить. Токарная обработка была сложным и трудным процессом. Создатель Минги не имела для этого достаточно опыта. Минги закончил тем, что все воспоминания о его человеческой жизни исчезли, из-за чего он не мог даже находиться рядом с людьми, не жаждав их крови. Он не мог сказать, что ему было трудно приспособиться к его жизни, потому что это была единственная жизнь, которую он когда-либо знал. — Эй, — пробормотал Минги. — Я действительно рад, что мы знаем друг друга. Тишина. — Я тоже, — мягко сказал Юнхо. Однажды ночью, после тонны обвинений, Минги сел смотреть первый фильм о Гарри Поттере, Юнхо все время был на связи. — Ты полюбишь его, — пообещал Юнхо в начале фильма. Потребовалось немного повозиться, чтобы одновременно запустить их фильмы, но, наконец, он был готов. — Мне лучше, — сказал Минги. — Если я этого не сделаю, ты будешь должен мне. — Хорошо, хорошо, — сказал Юнхо. — Давай, он начинается. Это был неплохой фильм. По правде говоря, Минги не обращал на него особого внимания. Юнхо был так взволнован, когда велел Минги подготовиться к тому, что, по его мнению, было лучшим, или комментировал вещи, которые ему нравились, и Минги подумал, что это лучше, чем сам фильм. — Ну, — выжидающе сказал Юнхо, когда подошли финальные титры. — Ты не сказал мне, что в нём был большой паук, — простонал Минги. — Я бы не смотрел его, если бы знал, что в нем будет здоровенный паук. Ему приходилось закрывать глаза все время, пока он был на экране. — Да, именно поэтому я не сказал тебе, — смеясь, сказал Юнхо. — Но фильм было хорошим, правда? Он был хорошим, но Минги не собиралась так легко говорить это Юнхо. — Я смотрел лучше, — сказал он. Юнхо вскрикнул. — Ты смотрел лучше? Ты — Минги засмеялся и лег, чтобы слушать лекцию Юнхо столько, сколько он хотел. Первое, что сделал Минги, проснувшись после заката, проверил свой телефон. У него были сообщения от Юнхо. Он пролистал с ленивой улыбкой на лице. Юнхо жаловался на то, что рано вставал для занятий, говорил о новом магазине мороженого, который открылся рядом с его кампусом, о презентации, которую он должен был провести после обеда, и … Минги уронил телефон. Он с резким треском ударился об пол. Он взвизгнул, запаниковал и встал на колени, чтобы поднять его. На экране появилась новая трещина, по всей поверхности, но в остальном все было нормально. Это означало, что у Минги появилась вторая возможность взглянуть на картинку на экране. Под тестом было «!!! ^^» и ещё было изображение парня, молодого, с темными волосами и в строгой рубашке. Он был милым. Он был более чем симпатичным. Он был великолепен, с большими блестящими глазами и улыбкой, которая приподнимала его круглые безупречные великолепен. Это был Юнхо. Минги уткнулся лицом в матрас и закричал. На фото профиля какао Юнхо был симпатичный щенок золотистого ретривера на скамейке. У него, вероятно, были другие фотографии в сети, но Минги никогда не удосужился их посмотреть. Юнхо был Юнхо, как бы он ни выглядел. Когда он пришел в норму, Минги взял телефон. Он должен был ответить. Юнхо прислал ему селфи, он должен был что-то сказать. Что-то нормальное. «Ты хорошо выглядишь», он начал, а потом стер все это. « То что ты мне написал мило», и стер это еще быстрее. В суматохе он напечатал, «ты самый красивый человек, которого я когда-либо видел, и я не могу поверить, что не знал как ты выглядишь до сих пор», а затем удалил это так же быстро. Минги писал и переписывал очень долго. В конце концов, он оставил «надеюсь, что всё прошло хорошо! Ты выглядишь круто» и нажал отправить, прежде чем он смог передумать. Он получил ответ меньше чем через минуту. GoldenPup: Спасибо ^^ Минги застонал и в изнеможении лег на пол. Но пытки не закончились. Юнхо регулярно отправлял селфи, и каждый раз, когда Минги получал селфи, его сердце колотилось в груди. Юнхо присылал фотографии собак, которых он встречал на улице, интересных объявлений в торговом центре, где он работал, своего обеда, если у него было что-то новое. И он присылал свои фотографии. Улыбается в камеру, показывает на интересные вещи, чешет собак за ухом. Если бы Минги ещё не был мертв, он был уверен, что к этому моменту у него был бы сердечный приступ. С помощью селфи, которые он получал (сохранял, и перемещал в свою секретную папку, чтобы просмотреть в любое время), Минги становился немного нервным. Юнхо никогда не просил в ответ сделать ему фото, но все, о чем думал Минги, — это отправить ему тоже. Это только казалось справедливым. Но он знал, как выглядит Юнхо, он мог представить Юнхо во время их телефонных звонков, и он хотел, чтобы Юнхо тоже мог это делать. Так что он думал, что это не справедливо. Вот только Минги не мог фотографировать себя. Вампиры не появляются прямо на фотографиях, ни цифровых, ни пленочных. Это была самая большая борьба в жизни Сонхва. Минги и раньше пробовал делать селфи, и все они были пугающими. Его глаза всегда выглядели демоническими. Но он хотел отправить Юнхо своё фото, и он собирался это сделать. Итак, он пошёл к единственному человеку, на которого вы всегда могли положиться. — Что случилось? — спросил Чонхо, останавливая просмотр видео. — Мне нужна твоя помощь кое с чем, — сказал Минги. — Ты ведь умеешь редактировать фотографии? — Ага, — сказал Чонхо. Он выглядел озадаченным. — А что? — Мне нужно, чтобы ты сделал так, чтобы я выглядел нормально на селфи, — сказала Минги. — Ты можешь это сделать? — Конечно, иногда я делаю это для Сонхва-хёна, — сказал Чонхо, пожимая плечами. Но я хочу знать, зачем тебе это. — Я просто хочу запечатлеть себя на фото и, чтобы оно было красивым, а не как все, — сказала Минги, стараясь выглядеть непринуждённо. Чонхо фыркнул. — Хорошее фото? Тебя? Я редактирую фотографии, а не творю чудеса. — Ты ужасен, ты собираешься это сделать или нет? — потребовал Минги. — Расслабься, я сделаю это, — сказал Чонхо, улыбаясь. — Дай мне фото и приходи завтра. Хорошая фотография. Чонхо действительно помог Минги. На снимке он выглядел совершенно обычным человеком, с красивыми темно-карими глазами. Чонхо даже отредактировал ещё немного, оставив Минги варианты на будущее. Фаворитом Минги была первая фотография, которую он дал Чонхо, с распущенными волосами, корая выглядела лучше всех, она была чем-то между резким и милым. Минги просмотрел её в тысячный раз в поисках изъянов. Чон отредактировал ее, но совсем немного, чтобы Минги все еще была похожа на самого себя. Одно из немногих преимуществ вампира означало, что у него всегда была чистая кожа, но он все еще нервничал. Он ничего не мог с собой поделать. Он отправил её Юнхо. Он не думал, что Юнхо будет осуждать его лицо, смеяться над ним или что-то в этом роде, но Юнхо был таким красивым, а Минги был просто Минги. Он был нормальным. Но он не был Юнхо. В ту ночь, как обычно, Юнхо написал. Он устал от уроков и работы, где какой-то грубый засранец кричал ему в лицо пятнадцать минут. Минги громко проворчал и ответил. «Что ты сделал?» GoldenPup: Что я мог сделать??? Я дал ему: ] в лицо «Я бы выбросил его в окно» GoldenPup: Ты что, меня бы уволил, хах «Но всё же??? Всё равно я думаю, так было бы лучше» GoldenPup: Рлщраид, ты худший Минги улыбнулась экрану телефона. Он представил, как Юнхо делает то же самое. GoldenPup: Я так устал А вслед за текстом он сделал селфи. Он был в своей комнате, его лицо было наполовину скрыто подушкой, темные волосы торчали во все стороны. Минги смотрел, пытаясь держать себя под контролем. Каждое селфи, присланное Юнхо, было испытанием, и Минги чуть не провалил каждое из них. Теперь он не мог ответить чем-то глупым или отвратительным. «Ты не выглядишь таким усталым» Это было нормально, правда? Это было намного лучше, чем «ты выглядишь как самый великолепный человек на земле», что и хотел написать Минги. GoldenPup: Спасибо? Я чувствую себя полумертвым «Я на 100% мертв и чувствую себя прекрасно», — написал Минги, прежде чем вспомнил, что Юнхо не знает о его вампиризме и стёр это. Вместо этого он отправил это «еще полуживой» GoldenPup: Хм, наверное. Так как прошел твой день? Это было оно. Это был момент. Минги отправил «довольно хорошо», и прежде чем он смог убедить себя в обратном, он отправил с ним селку. Затем он бросил телефон на кровать и лег плашмя, накрыв лицо подушкой. Его телефон зазвонил. Минги крикнул в подушку. Зачем? Почему Юнхо звонил ему, почему — Он должен был взять звонок. Он знал, что сделает это. Он сглотнул и, сковав все кишки, ответил на звонок и поднес его к уху. — Минги, — крикнул Юнхо. — Ты не говорил мне, что ты милый. Минги пробормотал что-то неразборчивое. — Милый? — Какого черта, чувак, — сказал Юнхо. — Я думал… я не знаю, я подумал, что ты выглядишь болезненно или что-то вроде того, типа… типа… Что? — Э…- Минги не знал, что сказать. Он не знал, сможет ли он хоть что-нибудь сказать. Юнхо назвал его милым. — Ты скупился на меня, — сказал Юнхо и засмеялся. — Ну так что? В самом деле? Ты так выглядишь, и это первое фото, которое ты мне прислал! — О, боже мой, заткнись, — сказал Минги, пытаясь не обращать внимание на счастливый маленький поворот его сердца в его груди. — Как будто я когда-нибудь перестану говорить об этом. Минги уткнулся лицом в подушку, желая, чтобы он не задохнулся. — Думаю, мне не следовало говорить это, но я был серьезно удивлен, — сказал Юнхо, и в его голосе была очевидная улыбка. — Я думал, что ты уродливый. Мне очень жаль, но я действительно так думал. Я подумал, хм, наверное, поэтому у него нет своих фотографий ни в одном из профилей, он, вероятно, похож на Волдеморта … — Юнхо! — … Ты выглядишь так, ну, ты милый, — продолжил Юнхо, не теряя ни секунды. — Я имею в виду, это правда так. — Заткнись, — сказал Минги. Невозможно было описать ощущение в его животе, словно миллион фейерверков один за другим. — Как будто ты не супер-красавчик. Юнхо взвизгнул. Он буквально завизжал. — Стой, — сказал он. — Ты … ты просто так это говоришь. — Ни за что, — сказал Минги. — Я не просто так говорю вещи. На линии воцарилась тишина, достаточная для Минги, чтобы взять свои чувства под контроль. Он лежал неподвижно, ожидая ответа. — В самом деле? — тихо спросил Юнхо. — Ты действительно это имеешь ввиду? Он почти нервничал, что было странно, потому что Юнхо никогда не нервничал, и он никогда не заставлял нервничать Минги. Но Минги нервничал. Это был не просто его разговор с другом, которого он нашел в сети. Это кажется другим, и Минги действительно, очень не хотел все испортить. — Ага, — честно сказал он. — Я действительно серьёзно это говорю. И опять тишина. — Хорошо, — сказал Юнхо. — Потому что я тоже это имею ввиду. И он засмеялся, тихо и мило. Минги моргнул, глядя в потолок. А затем широко улыбнулся. — Итак, — сказал Юнхо с улыбкой в голосе. «Чем еще ты занимался сегодня, кроме убийственного селфи? — Э-э, спал, — сказал Минги, все еще улыбаясь, когда он перекатился на живот и потянулся. — Ох, я завидую, — сказал Юнхо. — Я тоже хочу спать. — Сейчас? — Что? Нет, не сейчас. Знаешь, эта девушка пришла сегодня, сразу после того, как ушел кричащий чувак. -Девушка с фиолетовыми волосами? Что она сделала на этот раз? — Ничего. — Я не верю тебе. Скажи мне. — Ну ладно…
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты