'(не)маленькая шалость.'

Слэш
NC-17
В процессе
196
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 27 частей
Описание:
чимин позволил юнги в детстве из интереса укусить его, но он и понятия не имел, к чему это может привести.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
196 Нравится 177 Отзывы 50 В сборник Скачать

глава тринадцатая.

Настройки текста
      Посидев с альфой за ужином, Чимин отправил его спать, намереваясь еще поучить. Он поцеловал Хосока, когда тот лег в кровать и включил на обогревателе более высокий режим, отправляясь обратно за стол. Билеты для завтрашнего зачета в голову не лезли совсем, поэтому спустя минут тридцать попыток, омега заглянул в холодильник, оценивая содержимое.       Завтра ему надо поговорить с Юнги — хватит оттягивать момент. Вспомнив утреннего альфу со столовским салатом, Чимин достал продукты, решив что-то приготовить. Юнги же живет в общаге, у него явно не часто водится нормальная еда, и нет, омеге не хочется проявлять заботу: просто маленькое «прости за мою истерику». Он наговорил наверно чуть больше, чем следовало, из-за вспышки эмоций. В конце концов…       Они оба запутались.

***

      Столовая была почти пустая, когда Тэхен и Чимин завалились в нее утром, ища конкретного человека. Омеги разглядели Юнги за дальним столиком со стаканом какого-то сока и булкой, отрешенно смотрящего в окно и говорящего по телефону. Пепельный похлопал друга по плечо, желая удачи и покинул его, а Чимин встал столбом, понимая, что он ничего не понимает. С одной стороны, уверенностью он вроде запасался всю ночь. Ну, а с другой… Омега медленно двинулся к Юнги, а тот хмуро вертел в руках стакан с нетронутым напитком, и он сейчас так напоминал своего отца, что младший забылся. — Я все сказал. Заставляй его. Иначе я приеду, и вам обоим не поздоровится, — альфа цокнул языком, осматриваясь, и остановил удивленный взгляд за замершем рядом Чимине. Вдохнув, Юнги забил себе все легкие приятным запахом и поднял одну бровь, — Я надеюсь, — он продолжил разговор, неотрывно смотря на ждущего парня. С первого взгляда, он спокойный и вполне здоровый, но все же альфа вблизи выглядел болезненным и уставшим, а запах яблока отчетливо отдавал испугом и напряженностью, — Хорошо, я потом позвоню… да, давай… — отложив мобильник, альфа недолго смотрел на него, набираясь смелости (дыша коньяком), — Доброе утро… — Ага… — Чимин неловко потоптался на месте, — Мы… можем поговорить? — Да, садись. — Не тут, — омега заглянул в темные глаза Юнги, сглатывая, — Про нас и так очень много чего говорят. — Я еще не позавтракал. — Я накормлю, идём… — Чимин поплелся из столовой, не оглядываясь, потому что знал, что альфа точно идёт за ним. Он вызвал лифт, которым мало кто пользовался в универе, потому что на верхние этажи здания редко требовалось подниматься. Омега поправил рюкзак на плечах и дождался, пока старший зайдет. — Куда мы, если не секрет? — Юнги старался увести взгляд, но в лифте немного вещей, к которым можно его приковать. Сдался в итоге, устремил его на Чимина, изучая вблизи такое знакомое лицо. Он только сейчас заметил ранки на ключицах поверх своей метки и прикусил щеку с обратной стороны. Не больно. Разве что где-то внутри уже в какой раз что-то трещит по швам. — На крышу. Ты не прошел посвящения, — младший не мог не заметить, поэтому поднял воротник кофты выше, чтобы скрыть это. Он натянуто улыбнулся. — Что? — Посвящение. Новых в универе пугают тем, что скинут с крыши. — Не особо пугает…       Омега нахмурился, отсчитывая секунды, когда между ними снова будет расстояние, ибо в лифте тесно, а взгляд Юнги ложится на него, как тяжелое одеяло, и давит, давит, давит. Он вышел первым, когда двери открылись, сразу снимая рюкзак и аккуратно ставя его на пол. Альфа осмотрелся, также подходя к краю крыши. Ветер усилился перед снегопадом, с силой ударяя в лицо и оголяя лоб. Глаза у обоих противно защипало от этого, но Юнги остался на месте, а Чимин сплавал за едой, протягивая ее альфе двумя руками. — Спасибо, — старший улыбнулся, заглядывая в контейнер, — Хосок знает что ты тут? — Да, — Чимин присел на корточки, посмотрев вниз, — Знает… — Ты звонил родителям? — альфа также присел рядом, закидывая в рот морковную палочку, — Узнал? — Угу… и как… как давно ты знал, что мы истинные? — омега спросил тихо и робко, поджимая губы. Даже на улице он настолько ярко чувствует минов запах, и как бы ему не хотелось сказать, что от этого противно… не противно. В легкие яблоко пробралось мягко и утешающе что ли, как аккуратно, что ноги вот-вот подкосятся, — В смысле… почему я узнаю об этом последним? — Ну, как бы я не хотел ответить тебе на этот вопрос, все же просто спрошу почему же ты сам не догадался? — Юнги беззлобно усмехнулся, посмотрев на небо, — Разве это хоть немного скрывалось? — Я… я не знаю. Просто… не понимаю.       Альфа перевел взгляд на загнанного в тупик Чимина, тая от всего происходящего. Он чувствует сейчас так много всего. Каждая эмоция, каждая проскакивающая мысль одновременно и неуловима, и — вот! — бродит, не прячется: приглядись и поймешь. Только сил на это нет, да и желания, если честно, тоже. Юнги может лишь замереть на месте и не моргать — обязательно! — вдруг мираж, и прямо сейчас ветер сдует омегу, как и разум парня. Он в шаге от пропасти в прямом и переносном смысле: несколько шагов вперед и всем легче ровно на одну проблему, несколько таких разговоров с истинным без единой возможности просто обнять и Юнги рехнется. Сломается недорогая игрушка.       Чинить никто не станет. — Я тогда сказал… ну, слишком много… — Чимин повернул голову к старшему, — Это было на эмоциях и я… — Я не глупый, Чимин-а. Я сам виноват, знаю. — Почему? Почему ты не… не рассказал? — О чем? — О Минхо. Ты думал, я не смогу тебя понять? Думал, не смогу поддержать? Помочь? Юнги, я не понимаю этого. Я сколько надумал, вплоть до того, что я чем-то… обидел? Я места себе не находил. — Хе-е-ей, — альфа отложил контейнер, подходя ближе. Дрожащими руками, он рискнул осторожно прикоснуться, положив ладони на холодные щеки младшего и подняв его взгляд на себя, — Прости меня… я знаю, что этого мало. Ты ни в чем не виноват, я сам у тебя дурак.       Юнги знал это выражение лица. Таким зашуганным омега всегда был перед слезами. Альфа поджал губы, все еще не убирая рук с приятной наощупь кожи, и мягко отгладил большим пальцем щеку, молясь чтобы сейчас Чимин не заревел (от оттолкнул). Он рожден улыбаться и купаться в любви, никак не плакать, и это Юнги осознал еще в том чертовом домике, успокаивая маленький комочек, прижавшийся к нему и скулящий от боли. Медленно окольцовывая его, альфа вдохнул запах и блаженно прикрыл глаза, а Чимин, пугливо вздрогнув, позволил себя обнять и спустя пару секунд прижался сам чуть сильнее, хватаясь за чужую куртку. Всхлипнув, он спрятал лицо в изгибе шеи Юнги, пуская наружу слезы и альфа обхватил младшего сильнее, крепче, ничего не говоря больше. Он слышит тихий скулеж, ощущает подрагивания, вновь себя мысленно убивает за это. Не так он хотел в детстве. Он хотел рядом с ним быть, защищать, не позволять плакать, а что в итоге? — Прости меня, — прошептал альфа рядом с ухом Чимина, виском припадая ко лбу парня, — Прости… — Столько времени, Юнги… Ты ни разу мне… Столько… — Тише, тише, — старший положил руку на макушку и потрепал волосы, после нежно массируя кожу, — Я так сожалею, правда… Прости, Чимин-а… — Почему не позвонил? Ты молчал, не отвечал. Почему? — промямлил омега, немного отстраняясь и поднимая взгляд на Юнги. Тот как-то иронически улыбнулся, мотая головой. — А что бы это изменило? — без страха заглянув в глаза омеги, он осторожно убрал его челку, еле касаясь пальцем. — Я… Я не знаю. Я был бы рядом, тебе бы не пришлось… — Был бы рядом? — альфа поднял одну бровь, не снимая с лица улыбки, — Как бы ты был рядом? — Мы бы… Созванивались? Молги бы… — Нет, ты меня не понял, — старший засунул руки в карманы, отходя. Так как Чимин все это время держался за его куртку, из пальцев слишком резко выскочила ткань, чуть царапая кожу. Альфа этого не хотел и не заметил даже, отворачиваясь, пока младший вытер проступающие капли крови о черную ткань кофты и вздохнул, хмурясь, — Как бы ты был рядом? — Я мог бы приезжать… — Как кто? — уточнил Юнги, поворачиваясь обратно. Взгляд быстро опустился к пострадавшему пальцу, который Чимин пытался спрятать в краю толстовки. Альфа подошел, взяв руку и осмотрев маленькую царапину, — Прости… — Ничего. Я… Я не понял… В смысле как кто? — Кем бы ты мне приходился? — Юнги наклонил голову в бок, чуть сильнее сжимая опущенную младшим руку. Тепло, уютно, романтично (если не брать в расчет тему заговора). — Мы же друзья, Юнги, я бы помог те… — Не помог бы, — помрачневший альфа снова отступил. Все же зря, он успел забыть об этом за несколько секунд объятий, — Мы никогда не были друзьями. Ты этого не понял, даже когда узнал, что мы истинные? Господи, Чимин, ты же не глупый. — П… Почему ты так со мной говоришь?! Это ты ме… — омега запнулся, когда до него дошел смысл одной из фраз, — Не были… Значит… — парень нахмурился, делая шаг назад. От такого стеклянного взгляда омеги у Юнги пробежались мурашки, — Хах, тогда… Видимо этот разговор бессмыслен, — под ребром у Чимина что-то больно кололо, а в мыслях всплывали картинки из прошлого. Что же это тогда было? Не дружили? Приятно. Так «приятно» ему не было почти никогда, — И да. Все снова приходит к старому. Не подходи ко мне. — Мы никогда не были друзьями, потому что я любил тебя до безумия с того самого момента, когда ты лежал на диване перед первой течкой, а комната стремительно наполнялась твоим запахом. С тех самых пор, когда я приехал домой и ты обнял меня при встрече, крепко и при этом осуждая, что меня так долго не было рядом. С тех пор, когда ты за ужином сказал, что тебе меня не хватало, — послышалось сзади уходящего омеги, и тот остановился, переставая даже дышать, — Мне тоже тебя не хватало. Тогда, сейчас, всегда. Кем бы ты был мне, а? — голос альфы немного сел, но он не отводил взгляда, — Что, мы бы снова играли в гребаных друзей? Думаешь, мне было легко видеть такое отношение ко мне?! Думаешь, я не сходил с ума при каждом твоем чертовом «мы же друзья»?! Мы с тобой так долго были рядом, я знаю тебя вдоль и поперек, мы истинные, черт возьми, связаны меткой, ты такой… Это жестоко, Чимин-а. Видел тебя и понимал, что ты меня не подпустишь. Кого угодно, даже того идиота Сехуна с класса страше, кого угодно, но не меня. Как иронично. Даже сейчас. Даже сейчас ты с кем угодно, а я… Я, Чимин? Я не держусь за природу, не настолько идиот, но по всем законам ты мой. Я люблю тебя, но опять же ты даже не рассматриваешь все то… Что между нами происходит, происходило, это неважно для тебя. — Юнги, ты… — Нет, еще раз. Кем бы ты мне приходился? Чем бы ты мне помог? Как бы поддержал? Я эгоист, да. Я глупый, трусливый, не предусмотрел то, как тебе было плохо, отпустил тебя, отдал другому, но ты… Я люблю тебя. Я любил тебя. Никого, никогда больше. Но ты не видел этого, даже не думал об этом, пока я смотрел на тебя, такого… Дружелюбного с другими… Сжимал зубы и пытался не сорваться на мимо проходящего левого человека. Я мог бы сорваться даже на тебя. Я бы причинил еще больше боли, будь мы на расстоянии и снова ебанными друзьями, — старший направился к омеге, и тот отшатнулся, пребывая в огромном шоке. Он ведь и подумать не мог. Смотрел на свою обиду, как на плавающий кусок льда в воде, не видел скалу, скрытую в толще темного океана. Как начать дышать? Юнги остановился в тот же момент, тяжело вздыхая и опуская голову, — Хорошо. Я понял. Не подходить. Значит и правда бессмысленно. Я уеду завтра же, больше не стану… Беспокоить. — Сказать такое и просто уйти? Ты серьезно? — А что мне делать?! Я запутался не меньше твоего, мне тоже больно, черт побери, — Юнги нахмурился, поджимая губы и отворачиваясь, — Когда все покатилось по такой пизде? Когда, Чи… Чимин? — сзади альфу сильно обхватили руками, прижимаясь, как в последний раз. Омега тяжело дышал, будто после пробежки, не давал не отстраниться, ни повернуться. — Я должен был… заметить… прости… — проговорил младший в чужую спину, утопая и задыхаясь в яблоке, — Я просто… я не знал и… — Ты провоняешь мной, не надо так делать. — Уже, и знаешь… как-то плевать… — Хосок не будет доволен, — Юнги надеялся на еще одно «плевать», но Чимин, немного подумав, отстранился, поднимая сумку и закидывая на плечо. Альфа закинул голову назад, сжимая челюсти: нельзя сорваться. Нельзя, Мин Юнги, не сделай еще больше ошибок, — Мне уехать? Скажи, и я исчезну. — Юнги, — Чимин замолчал, всматриваясь в спину парня. Одна часть кричит «уезжай», другая просит остаться, и честное слово: омега не понимает для чего. Послушав тишину с полминуты, альфа обернулся. Младший мотнул головой, поддерживая зрительный контакт, — Дай мне немного времени… подожди… — Двенадцать лет ждал, — грустно усмехнулся Юнги. У омеги на губах заиграла робкая улыбка. — В Азкабане? — Почти. — Подождешь еще немного? — Подожду, — альфа кивнул, не имея ни малейшего понятия, чего именно ему ждать, — Если ты изредка будешь позволять мне тебя обнимать. — Тогда ты должен пообещать больше не повторять тех ночей и не делать мне так неприятно, — младший рискнул об этом попросить, и тут не пахнет никаким романтическим контекстом, Юнги понял, что ощущал тогда Чимин. — Как жаль, что я не могу попросить тебя о том же, — все тише и тише с каждой фразой. Ветер заглушает слова, но они все же слышат чуть ли не дыхание друг друга. Вряд ли это связано с тем, что они прислушиваются к еле слышному шепоту. — Можешь, — одними губами сказал омега, исчез с поля зрения.       Альфе понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Они сделали это. Они поговорили. Он признался, и не то чтобы это упростило ситуацию. Легче, конечно, стало. — Обещаю, Чимин-а…       Омега не пошел на учебу. Он вернулся в комнату с полным осознанием того, что прогуляет зачет, но это нисколько не пугало. За столом сидел Хосок и смотрел на влетевшего Чимина с недоумением, медленно жуя салат. Ничего ему не сказав, омега ушел в комнату и юркнул под одеяло, проматывая разговор еще раз и пытаясь понять, для чего же он попросил остаться. Ему бы не стало легче, если бы он уехал. Ему также не стало легче от того, что он останется. — Как все прошло? — Хосок прилег рядом и хотел обнять, но в нос ударил стойкий запах другого альфы. Парень просто разложился рядом на спине, прислушиваясь к омеге. — Лучше, чем думал, — тихо сказал Чимин. В комнате сумрачно и серо из-за закрытых штор, и это так напоминало их с Хосоком отношения сейчас, что захотелось плакать. Не так все. Не так как надо. Все через какое-то место, — Прости меня… если… — Если ты начинаешь прощальную речь, то можешь не утруждаться в извинениях, — альфа сел, хмуро посмотрев на стену впереди, — Надо уйти — уходи, но не делай мне еще больнее. — Х-хен? — омега повернулся и встретился со спиной, — Ты что?.. что такое говоришь? — А ты как думаешь, что я должен сейчас чувствовать? — голос низкий и запах ни больше, ни меньше — агрессивный. На секунду младшему показалось, что от него пахнет кем-то чужим, но он не обратил внимания, подбираясь ближе, — Боже, я так устал, — он не дал себя обнять, уходя, — Помойся. Разит, будто вы переспали.       Звук захлопнутой двери прозвучал в унисон треску где-то в груди.
Примечания:
эээ... я... был занят учебой... эм.... долгами... да....
ПРОСТИТЕ
я на этот раз надолго пропал, но мне было никак не заставить себя писать, я очень уставал.
спасибо за 92+
я этого не заслуживаю...
я надеюсь, что теперь не стану так задерживаться....
люблю....
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты