Живой и мертвый

Смешанная
R
В процессе
3
Пэйринг и персонажи:
Размер:
36 страниц, 11 частей
Описание:
Прошло шесть лет. Негелиудзы дремлет в теле Томми, постепенно набирая силы и строя планы мести братьям. Тем не менее, жизнь героев идет своим чередом, но годы покоя не вечны, совсем скоро мятежный абарх-шах очнется ото сна и развяжет очередную кровопролитную войну, которая затронет всю Савартанию. Чем же закончиться эта история? Какой будет итог?
Примечания автора:
Комментарий №1: действие происходит в том же мире, что и в Негелиудзы https://ficbook.net/readfic/257698 и Свой в чужом мире https://ficbook.net/readfic/5166237

Самый темный час...

Хронология:
1. Свой в чужом мире https://ficbook.net/readfic/5166237
2. Негелиудзы https://ficbook.net/readfic/257698
3. Живой и мертвый

Хронология родилась довольно давно и в итоге стала запутанной, но перекраивать ее уже поздно :(
Можно читать по порядку, можно только 1 или только 2 и 3. Но не читая 2 нельзя понять, что происходит в 3. Одним словом, 1 можно рассматривать как самостоятельное произведение, тогда как 2 и 3 связаны героями.
Хотя 1 тоже рекомендованно к прочтению - раскрываются детали 2 и 3.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

10

Настройки текста
Начиная со школьных будней и заканчивая настоящим я не любил и не люблю семью Васт. Из многих они одни из самых худших и жестоких, хотя касарты в принципе не отличаются по своей природе милосердием. В их нутре заложена корысть и стремление к собственной выгоде, а правящая семья словно олицетворяет концентрацию всех этих чувств. Как же можно было влюбиться в одного из них? Впервые я увидел Иарота на одном из школьных собраний, тогда мне только-только исполнилось шестнадцать и шел первый год в Академии. Двери этого старинного учебного заведения приветливо распахнулись передо мной, словно приглашая отведать все те знания, что хранились на пыльных полках и в умах преподавателей. С детства я был очарован знаниями и всегда к ним тянулся, в отличие от своих братьев и сестры, меня совершенно не привлекали боевые искусства, но это отнюдь не значило, что придя в школу я не мог постоять за себя. Очень даже наоборот. К сожалению, на первом году обучения, да и на многих последующих тоже, из-за своего буйного нрава часто ввязывался в потасовки. Щемящее чувство справедливости, общая непохожесть на отпрысков благородных семейств сделали меня изгоем в доме собственного курса, а много позже и факультета в целом. Конечно, спустя время рассудительности в моих действиях прибавилось, но не стоит забывать, что я все же Кароне, а все Кароне излишне импульсивны. Да и аулоны в целом не отличаются спокойствием. Вскоре, устав от бесконечных драк и стычек с сокурсниками, я принял решение обуздывать свой нрав и в итоге прийти к тому, что нравилось мне больше всего – шевелить мозгами. А для этого надо было развивать свой интеллект, чем я и занялся безвылазно пропадая в библиотеке. Благо она была обширна, что в школе, что в поместье, куда возвращался на каникулы. Какой же громкий скандал устроил мой дед, когда на семейном собрании я сообщил о выбранной специальности – медицине. – Никогда, никогда Кароне не занимались чем-то подобным, – Гасион устремил на меня стремительно темнеющий взгляд. – Я запрещаю тебе изучать эту ничтожную науку. – Что же я должен выбрать? – Технику, безусловно, – непререкаемым тоном произнес дед, – или, в крайнем случае, стать математиком. Применение этих знаний обширно для участие в делах семьи. – Но если меня привлекает медицина, не лучше ли изучать ее? – Нет, – Гасион стукнул кулаком по столу. – Это делает тебя слугой других и не принесет никакой пользы. Издавна врачеватели после окончания Академии, в отличие от других специальностей, командировались в больницы и медицинские центры по всей Савартании. Как правильно, хоть и чрезмерно утрированно, высказался дед, я стал бы слугой общества и был бы обязан поехать туда, куда скажут. Но мне нравилось помогать, сама мысль о том, что мои навыки способны избавить кого-то от страданий, доставляла ни с чем не сравнимое удовлетворение. Словно я делал что-то значимое, действительно стоящее, а не просто сражался на железяках или строил разрушительные машины. Сейчас, когда Савартания находилась в относительном мире и континенты больше не спорили друг с другом за господство, медицина была важна, также как и ее развитие. Множество неизлечимых болезней ежедневно безжалостно убивали живых существ, не делая различий между касартами или аулонами, вообще между кем-либо. Разве нет смысла в том, чтобы стремиться исправить это? Я готов был стать слугой общества и ехать туда, куда скажут, даже если в итоге местом назначения оказался бы Махр. Врачеватели не принадлежат себе, это немного пугающая мысль, но где-то в глубине души я принимал ее со смирением и одновременно со свойственной всем Кароне горячностью. Медицина импонировала мне. – Я сделал свой выбор, дед, – произнес вставая и обводя взглядом молчащих членов семьи, – и не тебе меня переубеждать. – Сэм, – произнес отец строго, – побольше уважения. – Так ты тоже хочешь, чтобы я стал кем-то другим в угоду ему? – почувствовал закипающий внутри гнев, который заставил спящую силу поднять голову. – Слово... – Ты можешь стать, кем захочешь, – спокойно перебила мама. – Это полностью твой выбор, милый. Никто не будет принуждать. – Правда? – трудно было поверить, что этим все и кончится. – Конечно, – мать наклонилась вперед и коснулась моей ладони сжатой в кулак, – ни я, ни кто-либо другой не вправе тебя переубеждать. – Что ты говоришь? – вклинился в разговор Гасион. – Он член семьи и должен поступать согласно… – Он мой сын, – спокойно произнесла Джулия, – а значит никто не посмеет заставлять его. – Как ты… – начал было дед. – Я согласен с ней, – вмешался отец, он в спорах всегда вставал на сторону матери. – И так как глава семьи теперь я, то и окончательное решение за мной. – Поступай, как знаешь, – Гасион резко встал и вышел из комнаты, хлопнув дверью. – Ты действительно этого хочешь, Сэм? – глава семьи внимательно всмотрелся в меня. – Да, отец, – чуть кивнул. – Я чувствую, что это мое призвание. – Что ж, – Джеймс чуть хлопнул в ладоши, – тогда предлагаю отпраздновать твой выбор, это ведь праздник, правильно? – Спасибо, – улыбнулся. С того дня дед возвел меня в явных нелюбимчиков, впрочем как и до этого Элаю, так что это не особенно задевало. Соответствовать завышен стандартам Гасиона было слишком трудно, а главное вовсе не обязательно. Единственное, что меня волновало, это как бы Окане тоже, вслед за своим авторитетом в лице старшего представителя Кароне, не отвернулся от меня. К огромному облегчению, этого не произошло. Чтобы я делал без поддержки брата, невозможно и представить. С самого детства, хотя никогда об этом и не говорил, я восхищался Окане, он был моим кумиром, да так и остался, наверное. По крайней мере, вспоминая все, что случилось, могу с точностью сказать, что без него бы не справился. Возвращаясь к моей первой встрече с Иаротом, повторюсь, что мы увиделись на школьном собрании, проводимом раз в полугодие. На нем обязаны были присутствовать старосты курсов, в данном случае – нулевых, а я, так как сумел усмирить свой буйный нрав и добиться выдающихся результатов в учебе, был назначен на эту должность около месяца назад. – Господа, – произнесла пожилая женщина аулон – профессор Виндлне, – раз все собрались, то пожалуй начнем. Пятеро студентов, от каждого факультета, включая меня расселись небольшим кружком. И тут, когда профессор уже хотела начать обсуждение, дверь в комнату собраний открылась и внутрь вошли двое. Тут же послышались шепотки: – Это же Васт. – Тот самый? – Первенец. Заинтересованный, я оглянулся последним и действительно узнал в касарте Иарота Васт, хотя сложно было бы с кем-то его спутать – родовая татуировка на щеке не позволила бы. Рядом с ним стояла высокая девушка с копной рыжих волос и презрительным взглядом карих глаз. Войдя, они без слов сели за одну из последних парт и замерли там. – Что ж, – прокашлялась Виндлне, – теперь давайте начнем. Все вы, – она обвела нас взглядом, – представители нулевых курсов в Академии. Задачей старосты будет следить за проведением внеклассных занятий, успеваемостью на своем потоке, дисциплиной и многим другим. Кроме этого, нужно организовывать дополнительные курсы для ваших одноклассников, в этом году, как и ранее, решено было провести занятия по базовой магии. Сегодня сюда как раз пришли представители факультета высшей магии, – кивок в сторону необычной пары, – Иарот Васт и Ниото Дао’ли. Они любезно согласились проводить семинары для ваших потоков. Сейчас нам будет нужно составить расписание занятий и установить, какой критерий оценки стоит принять к их окончанию. Предложения? Пока остальные размышляли, я поднял руку. – Представьтесь и говорите, – кивнула мне профессор. – Сэмюель Кароне, факультет медицины, – и если фамилия не произвела фурора, то вот специальность – да. Обычно дети из правящих семей не обучались на врачевателей или, допустим, ветеринаров. Хоть для последних и не было такого строгого распределения, тем не менее, после окончания обучения и те, и другие должны были работать по специальности без особого права выбора. Само собой, такое положение дел не устраивало глав семейств. – Какие у вас предложения, Кароне? – Возможно будет лучше установить критерий оценки, как зачет/незачет? – Если все согласны, то так и решим, – оставшиеся старосты закивали. Я сел на место и быстро отметил в блокноте этот факт и дальнейшее обсуждение. Спустя несколько минут почувствовал устремленный в спину взгляд, обернувшись наткнулся на непроглядно черные глаза, почему-то от них волосы на затылке вставали дыбом. Само собой, раньше я видел касартов и даже общался с ними, не такой уж и редкостью были представители этой расы. Но почему-то именно от взгляда Васт я чувствовал снедающий душу страх и какое-то особое волнение. Может моя внутренняя магия уже тогда знала, что он мой сакаре? В любом случае, это был первый раз, когда я увидел наследника семьи Васт и запомнил его. Всю оставшуюся встречу Иарот бросал на меня долгие и тяжелые взгляды, что неимоверно нервировало и злило, но тем не менее, я не смел подойти и спросить прямо о его мотивах. Васт был наследником, первенцем, по статусу много выше меня, к тому же обучался на одном из самых достойных факультетов – высшей магии, а значит обладал как минимум незаурядными способностями. Так что, причины, по которым Иарот в тот вечер мерил меня взглядом, так и остались загадкой. После этого я не встречался с ним до “Подбитого крыла”. По крайней мере лично. Так уж получилось, что Васт не смог проводить занятия у нас и его место заняла Ниото, которая, к слову, была разочарована подобным поворотом дел так же сильно, как и все остальные. Однако, если мне и хотелось больше не встречаться с Иаротом, то у судьбы были другие взгляды на этот счет. Спустя почти полгода я проходил под окнами одного из тренировочных корпусов Академии, когда вдруг где-то сверху послышался звон разбитого стекла и тут же чей-то крик. Едва успев отскочить ближе к стене, поднял взгляд вверх и успел заметить, как прямо в кусты, буквально в двадцати шагах от меня, рухнул парень. Чертыхаясь и отряхиваясь, спустя пару секунд он поднялся. – Рик, эй, Рик! – послышался смеющийся голос сверху. – Ты там живой? – Да, блин, живой, – зло ответил парень, – но не благодаря тебе, идиот! – Тогда поднимайся обратно, мастер Васт ждет, – сквозь смех ответил ему голос. Услышав знакомую фамилию я уже просто не мог пройти мимо. Любопытство и какое-то непонятное притяжение тянуло меня вперед, чтобы узнать, увидеть, понять. Вздохнув, отлепился от стены и тенью последовал за удаляющимся парнем. Когда мы начали подниматься на самый верхний этаж корпуса, с ужасом осознал куда направляюсь – тренировочный зал учеников факультета высшей магии. Всем, кто не принадлежал к этому дому, было запрещено бывать здесь. Постаравшись унять участившиеся серцебиение, я поднялся на последний пролет и замер перед приоткрытой дверью в коридор. По сути, здесь стоял магический барьер, который должен был бы не пропустить посторонних внутрь, ну и заодно приложить магическим зарядом, чтоб не повадно было. Я проговорил это про себя несколько раз, но все равно стал протискиваться между створками, не желая упустить из вида того парня. Лишь когда почувствовал, как магия коснулась всех нервных окончаний, прошлась по коже и вдруг затихла, понял чего избежал. Барьер принял меня, решил что я свой. А это значит, что факультет высшей магии вполне мог бы стать и моим домом тоже. И все это благодаря дремавшей во мне силе. Чужеродной, опасной, неизмеримой. Отбросив эти мысли бесшумно двинулся дальше по коридору к единственной открытой двери. Остановившись в тени, присел и заглянул внутрь. Моим глаза предстала средних размеров комната, одну из стен которой полностью занимали книжные стеллажи, еще одна была увенчана множеством гербов, а третья – оружием. Так же тут имелось огромное – от пола до потолка – панорамное окно, рядом с которым стоял, видимо, лициит. Беззвучно шевеля губами, он водил ладонями над стеклом, рассыпавшимся у его ног, и, поднимая осколки в воздух, возвращал их на место. Повинуясь магии окно спустя буквально минут уже было целым, словно кто-то и не вылетел только что сквозь него. – Готово, мастер, – лициит развернулся и только тут я заметил одно кресло, что стояло чуть в тени у окна. Конечно, там вальяжно откинувшись на спинку расположился отпрыск благородной семьи Васт. Вдруг, откуда-то послышался новый звук и, чуть сменив дислокацию, увидел распластавшегося на полу паренька: светлые волосы разметались, лицо было в крови, а пальцы на левой руке точно переломаны. С ужасом я смотрел как невидимая сила прижимала его к мягкому ворсу ковра, заставляя стонать и хрипеть от боли. – Джонас, – Васт изящно поднялся с кресла, холодные черные глаза были устремлены на распростертого парня, – это ведь ты нарушил защитный барьер? По твоей вине Рик вылетел в окно? После этих слов я поспешил спрятаться за створку двери и запустить внутрь хомяка. Да-да, хомяка, этого маленького прожорливого грызуна. Дело в том, что несколько лет назад я научился делать подобных зверюшек при помощи магии. Они становились моими глазами и ушами там, куда я не мог пойти сам. Проще говоря, так можно было подслушать кого-либо. Надо ли говорить, что никаких угрызений совести я по этому поводу не испытывал? Ну почти никаких. Так вот, по сути, можно изготавливать разных зверей по собственному желанию. Это было написано в книге, по которой я изучал заклинание. Но почему-то у меня совершенно не удавалось создать никого кроме пухленького, с глазками бусинками хомяка. Сколько удовольствие это знание доставило Окане даже не стоит говорить. Он до сих пор продолжает подшучивать надо мной из-за этого. В общем, сотворив хомяка, я послал его внутрь комнаты и зверек, на тот момент все смотрели на разворачивающуюся сцену с провинившимся, безболезненно проскользнул внутрь и устроился ровно под креслом Васт. Дело в том, что хомячок излучал магию, а там, где сидел самый сильный маг в комнате его бы просто не заметили. Поэтому устроив зверька там, я приготовился наблюдать за развитием событий. Если честно, то мне была непонятна собственная заинтересованность в происходящем. Ну одаривал меня Васт мрачными взглядами на собрании, что с того? Мы редко пересекались вне школы, все-таки я был самым младшим ребенком, а на различные собрания или советы таких обычно не зовут. Вот и Васт видел лишь издалека, да и то всего пару раз. Так что же меня в нем манит? Пока я предавался своим мыслям, события в комнате все-также разворачивались не лучшим образом для прижатого к полу парня. – Да-а, – сквозь зубы, сдерживая очередной стон, ответил подросток. Даже сидя за дверью я ощутил как возросла сила внутри помещения, а спустя долю секунды услышал подтверждение этому – Джонас издал душераздирающий крик, которому вторил звук ломающихся костей. – Ты нарушил правило и заслужил наказание, – спокойно произнес касарт, приближаясь к парню и приседая на корточки, чтобы заглянуть в глаза. – Ты ведь знаешь, что ждет тех, кто ведет себя подобным образом? Джонас больше не мог говорить и лишь судорожно моргнул глазами. – Вышвырнуть его отсюда, – спокойно произнес Васт, распрямляясь и указывая на окно. Девушка-касарт и рослый парень-тиоран легко подняли Джонаса и без раздумий швырнули в окно. Сначала раздался, звук бьющегося стекла, потом крик и треск кустов, а после тишина. – Ну вот, я же только его собрал, – тихо проворчал парень-лициит, который восстанавливал окно. Вздохнув он вернулся на прежнее место и снова зашевелил губами, осколки шустро начали ему повиноваться. Васт тем временем опустился в кресло. – Ниото, – обратился он к девушке, что невозмутимо читала какую-то книгу, усевшись на полу в небольшом отдалении от Иарота. – Мастер? – лициитка тут же повернулась в сторону говорящего. – Сегодня ты примешь участие в спарринге с Алексом, – произнес касарт, голос которого ничего не выражал. Я, конечно, знал, что эта раса безэмоциональна по своей природе, но этот конкретный индивид был кем-то за гранью. Лишь однажды заметил проблеск эмоций на его лице – в нашу первую встречу на собрании. Тогда это было легкое удивление, которое впрочем тут же пропало. – Да, мастер, – девушка кивнула и, отложив книгу, легко поднялась с пола. Сделав несколько шагов вперед она оказалась в слабосветящемся кругу, по периметру которого было разложено несколько камней. Видимо, об этом и говорил Васт с тем парнем, Джонасом. Тут же место напротив Ниото занял низкорослый гиторд, по виду чуть старше меня или даже одного возраста. – Ну что, готов? – усмехнувшись спросила девушка, меря своего противника презрительным взглядом. – А то, – гиторд кивнул, чуть повел длинными руками, а потом начался спарринг. Нет, они не выкрикивали заклинаний, не делали множество беспорядочных пасов руками, да и светящиеся лучи не сверкали, это было нечто большее. Вокруг них клубилась сила, стягивалась почти в осязаемые узлы и бессильно билась в стенки купола, когда маг промахивался против оппонента. И если гиторд временами шевелил губами, видимо проговаривая текст очередного заклятия, то Ниото вообще не подавала признаков того, что колдует. Это был совсем другой уровень магии. И лишь легкая испарина на лбу лициитки показывала, сколько сил она вкладывала в то, чтобы раз за разом обрушивать на Алекса волны магии. Один раз гиторд достал Ниото и та, беспомощно взмахнув руками, повалилась на пол. Ее ноги словно срослись вместе и стоять на них не представлялось возможным. Вокруг раздалось несколько смешков, а тот парень, что восстанавливал окно, подал голос: – Никогда бы не подумал, что нашу великолепную Ниото можно достать заклинанием из учебника для нулевых курсов! – вслед за этой репликой послышался уже различимых смех остальных студентов. Сморщившись лициитка махнула рукой и прыжком поднялась. Она обладал кошачей грацией и уклонялась от оппонента с неким изяществом дикого животного. Тогда как гиторд, напротив, согласно своим расовым характеристиками, двигался топорно, чуть ли не напролом и избегать заклинаний успевал в самую последнюю секунду, порой выделывая чудеса акробатики. В какой-то момент Ниото неуловимым движением подалась вперед и, что странно, выставила вперед обе руки, ладонями вверх, словно хотела толкнуть противника в грудь. Гиторд, видимо, понял, что это за собой может повлечь и тут же бросился на пол, прямо под ноги бегущей девушке. Та, конечно, не успела затормозить и, подталкиваемая длинными руками Алекса перелетела через него, с легким хрипом упав позади. В комнате тут же воцарилось молчание. Для меня было абсолютно не понятно, что только что произошло, в отличие от студентов в комнате. Они видимо были в курсе. Мысленно послал сигнал хомячку чуть сменить ракурс и только спустя мгновение, когда все до единого присутствующие в комнате, кроме потерявшей сознание Ниото, повернулись в мою сторону, понял что натворил. Когда лициитка упала, Васт отключил купол и теперь на фоне слабых магических токов, ведь Иарот наверняка потратил много силы поддерживая барьер, мой хомячок был виден как на ладони. – Кто здесь? – властно произнес Васт, рывком поднимаясь с кресла. Я понял, что пора уносить ноги. Без разрешения пробравшись на закрытый этаж, я нарушил множество школьных правил, а учитывая то, с какой легкостью они выкинули парня из окна за малое прегрешение, ко мне точно не отнесутся с пониманием. К тому же, это все сплошь маги, а они не отличаются добродушием и вежливостью. Поэтому рывком поднялся на ноги, чтобы со всей возможной скоростью броситься бегом по коридору, и где-то спустя пару шагов меня настиг мощный поток магии, я едва успел пригнуться. Заклинание попало в стену, которая тут же покрылась толстой коркой льда. М-да, если бы это угодило мне в голову, то отпрыск прославленной семьи Кароне отправился бы к Богам. Прибавив скорости, прямо на ходу толкнул створки, ведущие на лестницу и, последнее, что расслышал перед бешеными скачками по ступеням, это властный голос Васт: – Пусть идет. В следующий раз… Что он собирался сделать со мной в следующий раз не дослушал и узнавать особо не хотел, как-то жизнь была дороже любопытства. Лишь отбежав на достаточное расстояние от тренировочного корпуса, смог остановиться и выдохнуть. Сердце билось бешено, стучало о ребра, в боку кололо, а горло жгло огнем. Да, бег явно не являлся моей сильной стороной. Даже не смотря на то, что погони не было, создавалось ощущение, будто маги могли появиться рядом в любой момент и расправиться со мной. Сомневаюсь, что дремавшая сила помогла бы. Пользоваться я ей не умел, а от оружия, которое не знаешь, как применить, толку мало. Таким было мое более близкое знакомство с Иаротом Васт. Позже я уже узнал и про работорговлю, изготовление опасного оружия, кровавые методы по истреблению неугодных и прочее, прочее. Каждый раз выясняя что-то новое, я благодарил всех Богов за то, что больше нигде не сталкивался с этим поистине опасным касартом. Несмотря ни на что, перед глазами очень ясно стоял холодный взгляд Васт, когда он не сомневаясь ни секунды приказал вышвырнуть парня через окно. Но, как говорится, у высших сил были другие планы и “Подбитое крыло” стало местом нашей следующей встречи. Я был болен, сломлен и слишком устал для всего. Даже для того, чтобы просто бороться с ядом, медленно расползающемся по телу. Конечно, не стоит удивляться, что именно тогда меня настигло откровение насчет Иаорта? Вот он, Кароне, твой избранный Богами, будущий супруг. Тот самый касарт, которого избегал столько времени и который был противен до зубовного скрежета. Помню, тогда случился единственный раз, когда я порадовался своей скорой смерти – хоть не придется искать точек соприкосновения с этим неприятным типом. Однако, мы все выжили, я выздоровел и, вернувшись на Центральную Землю, был вынужден что-то делать с этим открывшимся знанием. Ведь нахождение вдали от сакаре убивало, заставляя чувствовать себя все хуже и хуже. Мне жизненно было необходимо присутствие Иарота рядом. После мы много работали над нашими отношения, притирались друг к другу, старались найти точки соприкосновения и свести все конфликты к минимум. Тут нам очень помогал Томми, своей рассудительностью, мягкостью и искренностью. Он не давал завязаться драке и, словно лучший врачеватель душ, после ссор бегал от одного к другому, выслушивая и помогая успокоиться. Но все же порой мне было сложно смириться с тем, что первенец семьи Васт и сильнейший ее маг именно тот, кто будет со мной до самого конца, тот, с кем связали сами Боги. Ненависть и презрение на протяжении долгого времени вступали внутри в неравную схватку с чувствами к сакаре. Иногда, я проклинал невозможность сопротивления.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты