Чужак, или Много тайн, больших и малых

Джен
PG-13
Завершён
468
автор
L2norm бета
ksenia-gavrilova гамма
Размер:
128 страниц, 17 частей
Описание:
Про интриги, тайны и политику. Много разговоров, мало экшна, Поттер опять в роли майского дерева.
Примечания автора:
Серия "Двое с одной Войны"
собрана тут https://ficbook.net/collections/13557053
Тексты выстроены в хронологии и логически продолжают друг друга. Серия будет пополняться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
468 Нравится 319 Отзывы 132 В сборник Скачать

Суета у финиша. Часть 2

Настройки текста
      Вырулив от министра, первым делом Гарри попытался связаться с Томасом, но его камин не отвечал. Тогда, припомнив всё, что узнал о парочке пироманьяков за время жизни с ними в одной спальне, он просто аппарировал на ту же самую опушку. И угадал. В земле имелись еще несколько воронок и десяток выгоревших пятен, Дин и Симус вдохновенно орали друг на друга над распотрошенным чемоданчиком. Привлечь их внимание удалось далеко не сразу.       Гарри дословно пересказал им вводную от министра и осторожно поинтересовался успехами. — Вот, — Дин ткнул пальцем в самую большую воронку. И кровожадно переспросил: — Значит, можно, чтобы немножко опалило? — Не насмерть! — строго напомнил Гарри. — Ага. И тушить, говоришь, будут. Ну, маги — народ без фантазии... — парни совершенно синхронно переглянулись и хором же сказали: — Карбид! — Ща! — сказал Симус и аппарировал с места. — Всё, чел, через пару часов приходи, должно заработать! — Дин так и лучился нездоровым энтузиазмом. — Я в вас верю, — в тон откликнулся Гарри и снова покинул опушку, надеясь через те самые пару часов найти приятелей живыми, а Запретный Лес — не слишком убавившим в размере.       Следующим пунктом марафонского забега Гарри Поттера было посещение самой умной ведьмы поколения с целью получения заслуженной трепки. Ну и передачи ей пожеланий министра заодно. Однако найти Гермиону оказалось непростой задачей. Начал Гарри с комнат Мнишека, но застал его уже в одиночестве: «мэм Грейнджер-Уизли ушла за какими-то документами». В секретариате ее видели совсем недавно, и кое-кто из делопроизводителей еще немножко заикался, но самой Гермионы уже не было. На этом Гарри сдался и отправил ей патронуса. Вскоре он был обфыркан призрачной выдрой и получил команду идти в министерский архив.       Первое, что сделала Гермиона при виде старого друга — подхватила увесистую папку и совсем не символически приложила ею прямо по знаменитому шраму. — Виноват, — кротко признал Гарри, потирая лоб. — Не то слово! — Гермиона притормозила на минутку, чтобы наложить звукопоглощающий купол, а потом уже продолжила на полной громкости: — Меня вызывает мадам Спенсер лично, двадцать минут мне объясняет, как некрасиво пользоваться своим статусом и обращаться через ее голову прямо к министру, намекает, что такой «великой героине» явно тесно в ДМП, чуть ли не в лицо мне бросает завизированное Кингсли назначение! А я стою и глазами хлопаю, как первокурсница перед профессором Снейпом! И СОВЕРШЕННО! НИЧЕГО! НЕ ПОНИМАЮ!!! А это, оказывается, мой друг Гарри Джеймс Поттер мне устроил! Теперь мадам Спенсер уверена, что это я так карьеру строю — на шумном деле, в которое влезла, пользуясь старыми знакомствами! Как я работать дальше буду, ты подумал?       Она снова ухватилась за папку, но окинула взглядом покаянно съежившегося и совсем не пытающегося защищаться Гарри, и решила, что от сотрясения мозга он всё равно не поумнеет. — Ладно. Рассказывай, что ты от меня хотел, когда всё это затеял? — Герми, прости еще раз. Я правда хотел только, чтобы у Мнишека был представитель — компетентный, разбирающийся в британском праве, и при этом, ну, знаешь, — Гарри заискивающе улыбнулся, — порядочный и ответственный, как-то так. Потому что из Мнишека много кто и много чего может захотеть вытрясти, особенно под веритасерумом. А он мне показался совершеннейшим ребенком во многих вопросах... — Ну, с последним могу согласиться только с большо-о-ой натяжкой, — Гермиона спустила пар и теперь уже разговаривала без агрессии.       Гарри неуверенно пожал плечами: — Возможно, он только со мной так? — Возможно. Что он, заговаривая о тебе, несколько дуреет — я заметила, — Гермиона фыркнула. — Вот впервые со времен Колина Криви вижу настоящего чистопородного фаната Гарри Поттера! — Тебе смешно. А он не от меня фанатеет, а от «теней смерти»... — Гарри невольно вздрогнул, вспомнив вчерашнее «прикосновение». — Он мне рассказал уже. Он это всерьез? — Видимо, да. Он в лицо меня от Флинта не отличает, а сегодня убедительно показал, что визуально не отличает физические повреждения от проклятий скрытого действия, представляешь? Малфой думает, он сможет так же видеть состояние больных, к которым неприменима магическая диагностика. — Это же просто потрясающе, Гарри! — глаза профессиональной отличницы зажглись нездоровым блеском. — Вот и я о чем. Мнишек — он странный, но полезный, и его показания против Долохова очень нужны. Министру нужны, понимаешь? А если он начнет опять бредить, его могут объявить психом или под шумок обвинить в чем-нибудь непростительном. И я бы отдельно не хотел, чтобы он всем рассказывал о «тенях смерти» вокруг меня. Нужен человек, который не даст ему наговорить лишнего, проконтролирует законность всего дознания, проверит список вопросов под сыворотку правды. Я сразу о тебе подумал, извини. — Хватит уже извиняться, это не помогает, — отмахнулась Гермиона. — Ох, Гарри, ты опять пытаешься всех спасти, вот что я вижу! Мнишек твой, насколько я успела с ним пообщаться — хоть и недалекий, но довольно вёрткий, хитрый и совершенно беспринципный тип. Как-то же он втерся в свиту к этому Пагубову, разнюхал всё, что хотел, и нашел способ удрать? А ты о нем — как о наивном ребенке! — Ну, да... — Гарри вздохнул. — И ты думаешь, он просто прикидывается «фанатом»?       Гермиона задумчиво покачала туфелькой. — Нет, это вряд ли. Очень уж убедительно... Мне показалось, он сам был не рад, когда понял, что наболтал мне в порыве страсти, когда речь зашла о тебе. — Вот! — Гарри ухватился за эту мысль. — Присутствовать на его опросе я буду наверняка — я же тот следователь, который вывел его на сотрудничество. И если от моего присутствия он впадет в детство и наболтает себе во вред, это будет, знаешь, как привязавшуюся к тебе бродячую собаку привести на живодерню, просто пользуясь тем, что она за тобой идет и хвостом вертит. Она, может, дурная и кусачая псина, но...       Гарри резко замер. Любые мысли о псах всегда приводили к Сириусу, и теперь он наконец поймал ту из них, которая проскальзывала краем сознания еще вчера, но не смогла зацепиться, унесенная бурным потоком событий. — Он видит всё, связанное со смертью! — Гарри ухватил подругу за руку. — Надо показать ему Арку! — Гарри, успокойся, пожалуйста! — Гермиона посмотрела на него с нескрываемым сочувствием и аккуратно приобняла свободной рукой. — Успокойся и не напридумывай себе всякого. Я думаю, можно будет показать Мнишеку Арку Смерти, но тебе стоит сразу подготовиться к тому, что чуда не произойдет. — Я понимаю! — Гарри с усилием разжал пальцы, высвобождая ее ладонь. Почему-то его покоробил контраст между ее увещевающим «чуда не произойдет» и совершенно мимоходом оброненным Нарциссой: «не буду говорить „невозможно“, ибо магия отрицает само это понятие». Не время и не место сейчас сравнивать мировоззрение чистокровных и маглорожденных. Он с усилием повторил: — Я понимаю. Но кто, если не он, сможет разобраться? Я не придумываю чудес, я просто хочу знать, что именно случилось с Сириусом. Не мечтаю о его воскрешении, но только представь, если он не погиб, а просто застрял там... Пожалуйста, Герми, Мнишек должен избежать любых обвинений, иначе в Отдел Тайн его просто не допустят! — Слушай, я не адвокат... — Ты лучше любого адвоката! — Всё, я тебя поняла! — девушка решительно отстранилась и передвинула свой стул поближе к разбираемым бумагам. — Собственно, сейчас я ищу прецеденты, посмотрю, на что можно рассчитывать. Все-таки Мнишек работал на Долохова и Пагубова. — Это ошибка юности, которую он исправляет! Снейпа им напомни, если будут возникать, вот уж прецедент, лучшего не надо! — «Снейпа им напомни», — повторила Гермиона. — Ты рассуждаешь, как Малфой, и сейчас это не комплимент.       Гарри осекся и покраснел. За попытку манипулировать именем профессора Снейпа стало по-настоящему стыдно, хотя Малфой бы не постеснялся... — Но вообще, ты прав, — смягчилась подруга, оценив его реакцию. — Обещаю, Гарри, я сделаю, что смогу. Всё, иди, не отвлекай меня. — Спасибо, Герми! — Гарри быстро чмокнул ее в щеку, увернулся от тычка кулачком в бок и покинул архив.       Вот теперь дела были вроде бы переделаны, и можно было плотно поинтересоваться, как успехи у Драко и что вообще происходит. С этой целью решительно настроенный Гарри вышел из камина Малфой-мэнора... и тут же узнал от домовика, что Драко еще не появлялся со вчерашнего вечера, хозяин Люциус очень занят и просил его не беспокоить, а вот старшая хозяйка принимает гостью в сиреневой гостиной и будет рада, если мистер Поттер, сэр, присоединится к их чаепитию. Отказываться Гарри не стал. И в общем-то, не удивился, выяснив, что гостьей Нарциссы была все та же Луна Скамандер. После полагающегося обмена любезностями Леди Малфой попыталась вовлечь Гарри в легкую беседу, однако Луна ее опередила: — Леди Нарцисса была так любезна, что отвела меня в подвал. Но Люциус к нам не присоединился, к сожалению.       Гарри порадовался, что не успел отхлебнуть чай. — Это всё мозгошмыги, — «поняла» его замешательство Луна. — Я унесла отсюда целую стаю, знаешь? Они были очень кусачие. Сегодня я выпустила их там же, где взяла.       Она прервалась, чтобы отпить чай. Нарцисса тоже коснулась губами чашки, но поскольку фарфоровая улыбка намертво застыла на ее лице, жест получился неубедительным. — Если бы Люциус тоже принес своих мозгошмыгов, они бы, наверное, захотели остаться там вместе с моими, — мечтательно, будто фантазируя о свадьбе любимых друзей, продолжила Луна. — Но он слишком привязался к ним и не хочет отпускать. Леди Нарцисса, вы снова делаете это.       Нарцисса нервно дернулась, как будто выпадая из дрёмы, и фарфоровая маска истаяла на ее лице, сменившись по-настоящему теплой улыбкой. — Вы правы, милая. Кажется, мне еще надо потренироваться. — В чем? — спросил Гарри. — Не звать обратно отпущенных мозгошмыгов, — предельно серьезно ответила Нарцисса. — Это глупо, — подтвердила ее слова Луна. — Отпускать надо навсегда. Иначе это просто не имеет смысла.       Гарри переводил взгляд с одной женщины на другую и старался ни о чем не думать. Что бы ни творилось между ними — это магия того порядка, которую он даже не надеется освоить. Из созерцательного транса его выдернуло обращение Нарциссы. — Скажите, Гарри, только честно: вы обедали?       Он вздрогнул и очень живо представил ту половинку сандвича, которая так и осталась скучать на столе в гостиной коттеджа. Она была прекрасна и желанна, эта половинка, хотя наверняка уже засохла. Нарцисса, как всегда, правильно трактовала его заминку. — Я очень прошу вас об одолжении: составьте компанию Люциусу! Я не смогла выманить его из кабинета, но если ему отказывает здравый смысл и манеры по отношению к собственной жене, то, возможно, по отношению к Герою Британии он будет более любезен. Мы с миссис Скамандер ограничились легкими закусками, а мужчинам необходим нормальный обед, вы согласны? — С удовольствием, — промямлил Гарри, понимая, что его неумолимо затягивает во внутрисемейные интриги старших Малфоев. Но обед был достаточно серьезной взяткой, чтобы смириться. — Отлично! — Нарцисса щелчком пальцев вызвала эльфа. — Обед в малой столовой через пятнадцать минут! Сообщи хозяину, что у нас обедает мистер Поттер и если Люциус не появится, то гость будет сидеть за столом в одиночестве.       После этого дамы вернулись к обсуждению последней экспедиции Скамандеров, а Гарри просто тихонько сидел в кресле и пытался понять, что это было. Семейные противоречия Малфоев ни в коем случае не выносятся на публику, если только это изначально не часть какого-то плана. И потом: два часа назад Нарцисса участвовала в ритуале — тайно от мужа и сына. Она же понимает, что Гарри не стóит сейчас встречаться с Люциусом просто потому, что старший Малфой по его лицу запросто может прочитать больше, чем хотелось бы? Или это и есть ее план?       За этими размышлениями он не заметил, как прошла четверть часа, и очнулся, только когда эльф доложил, что блюда готовы к подаче, а хозяин Люциус уже спускается в столовую. — Вы извините меня за пренебрежение долгом хозяйки дома? — мило улыбнулась Нарцисса. — Вы ведь знаете, где малая столовая? — Пока, Гарри! — помахала из своего кресла Луна. — Мне было приятно с тобой встретиться. И передай лорду Люциусу, что ему не идёт бояться. Он сейчас очень похорошел, но всё равно страх ему не идет. Это ничего, что я считаю вашего мужа красивым? — обернулась она к Нарциссе, и Гарри предпочел ретироваться. Иногда Луна была слишком концентрированной.       Однако первое, что он сообщил Люциусу, едва вспомнив предварительно поздороваться — это авторитетное мнение Луны, дословно. В общем-то, Гарри немного рассчитывал смутить сиятельного Лорда, не без этого, хотя и не очень верил в успех.       Люциус ответил сдержанной ироничной улыбкой: — Право, мистер Поттер, вы достаточно оригинальны сами по себе, чтобы копировать чужие причуды. Боюсь, естественно повторить слова молодой миссис Скамандер способна только она сама, а в вашем исполнении это выглядело несколько наигранно. Но я благодарю вас за труд передать мне ее сообщение. — А вы правда не захотели пойти с ней... в подвал? — слово далось с трудом, будто нарочитая грубость. — Правда. И хочу отметить, что вы выбрали не самую изысканную тему для застольной беседы. — Почему? — Боюсь, что не могу точно ответить, почему вы захотели поговорить о столь неаппетитных вещах. Полагаю, просто не задумались об их истинной природе? — давненько Гарри не ловили на подобных неточностях, все-таки постоянная компания Драко приучает к дисциплине речи. — Почему вы не захотели пойти с ней? — зато сам же Люциус отменно натренировал его не сбиваться с мысли. — Не счел это ни интересным, ни приятным, ни нужным, — Малфой продолжал улыбаться, и если за его ироничной безмятежностью и таился подмеченный Луной страх, то Гарри увидеть его было не суждено. — И раз уж мы все равно отмели приличия и разговариваем за едой о серьезных вещах, то давайте лучше обсудим более актуальные вопросы. Я слышал, вы обеспечили лояльность Мнишека? — Вы, я так понимаю, вообще в курсе событий куда больше, чем я, — Гарри делано вздохнул, сдаваясь. — Да, Мнишек согласился дать показания под веритасерумом. Но представлять его интересы будет Гермиона Грейнджер-Уизли, так что сесть ему на голову вряд ли кто сможет. И еще я видел Кингсли в компании консулов России и Франции. Вот и всё, что я знаю. — Не прибедняйтесь, мистер Поттер. Как минимум вы знаете, что русские официально выдвинули обвинение против Долохова, а это ключевой момент нашей истории. Без него остальное было бы попросту противозаконно. — Так что планируется? — Завтра в полдень молодой Пьюси явится в Атриум и отдаст Долохову «похищенное». Ему в таком случае официально обещана амнистия... вы читали сегодняшний «Пророк»? Нет? Ознакомьтесь на досуге, всегда полезно знать официальную версию. Так вот, Долохов получит свой сундук, но исчезнуть с ним никак не сможет, потому что русские санкционировали его задержание, а Британия готова в рабочем порядке рассмотреть их запрос об экстрадиции. Пока это всё, что известно достоверно. Уже прибыли уполномоченные из МКВ, и от их позиции, а также от позиции официальной Франции, а также от эффективности усилий адвокатов Долохова — которые еще не прибыли, но уже вызваны — зависит, как именно будут развиваться события и на какие уступки придется пойти министру, а соответственно, и всем его сторонникам. Одно могу сказать достоверно: мистер Шеклболт категорически намерен уничтожить записи о крестражах до того, как они будут прочитаны еще кем-либо, — на этих словах Люциус бросил на Гарри короткий острый взгляд. — Ваша задумка с магловским способом уничтожения пока еще не работает, я верно понимаю? Что ж, время еще есть. В удачном случае сам Долохов и будет обвинен в том, что уничтожил улики, испугавшись пристального внимания международных сил правопорядка. Ведь всем известно, что он предпочитает вести дела с маглами, а значит, магловский способ уничтожения архива ему доступнее, чем кому-либо другому. — Круто! — уважительно присвистнул Гарри. И тут же подумал, что Дину и Симусу надо еще раз намекнуть о секретности, несмотря на все клятвы. Если хоть краешком всплывет, чем они занимались эти два дня — хана репутации всей Магической Британии! — Да, вашим знакомым следует быть крайне осторожными, — прочитал его мысли Люциус. — А теперь, когда мы обсудили самое основное, может быть, мы все-таки поедим, как приличные люди?       И прежде чем Гарри успел ответить, Малфой хлопнул в ладоши и на столе появилось первое горячее блюдо. Позволять трудам домовиков пропадать даром Гарри никак не мог — ему скоро опять с Гермионой встречаться. Так что пришлось со всей ответственностью приступить к трапезе.       Дальнейшая беседа была уже вполне светской, хоть и крутилась вокруг актуальных тем. Люциус как раз заканчивал иронизировать по поводу «магического коммунизма», который несколько десятков лет на полном серьезе строили в России, когда в столовой появился Драко. Царственно проследовал к свободному стулу, осыпался на него и провозгласил: — Меня как будто нет еще десять минут! И мятный чай!       Мятный чай появился перед ним практически мгновенно, а Люциус с интересом осмотрел замершего в позе умирающего лебедя сына и невозмутимо прокомментировал: — Чтобы тебя не трогали, ты пришел в одно из крайне немногих помещений этого дома, где есть люди, я правильно тебя понял?       Драко в ответ окатил отца укоризненным взглядом. — Я пришел к Поттеру, потому что он отлично умеет восхищаться жертвами, на которые я иду ради общего блага. Что ты его заманил к себе именно в это время — не моя вина. — Его заманила твоя леди мать. Меня, кстати, тоже, так что претензия не принимается, — Люциус явно наслаждался сценой не меньше сына. — Итак, я делаю вывод, что твоя миссия завершилась полным успехом? — В той мере, в какой это можно оценить сейчас, — Драко бросил изображать крайнюю степень утомления и приманил к себе блюдо с фруктовыми корзиночками. — Париж согласился выделить дополнительного наблюдателя из виз-жандармерии, должен прибыть к вечеру. Делакуры подняли все свои знакомства, и общество напряженно следит за ситуацией. Братья Монтегю полностью осознали свои перспективы, прошение Грэхэма уже у меня. Мадам Марине обещала присутствовать. Я свою часть выполнил, теперь остается надеяться, что здесь все будет готово? — это явно был вопрос, обращенный к Гарри. — Вроде пока все получается, но вообще я не очень в курсе, это к Шеклболту вопрос. — К нему я отправлюсь в ближайшем будущем. Лишь немного покоя и тепла отчего дома перед новой битвой... — Драко снова трагически обмяк на стуле. — Опасаюсь нарушить твои планы неуместным здравомыслием и потому оставляю гостя на твое попечение. — Люциус поднялся из-за стола. — Доброго дня, молодые люди. — Он что, обиделся? — шепотом спросил Гарри, когда за Малфоем-старшим закрылась дверь.       У Драко глаза сделались чуть ли не квадратные: — Кто? Нет, вернее как? Как к тебе в голову приходят такие безумные идеи, просто расскажи? — Ну, разве он не должен требовать с тебя более подробного отчета? — Он логично решил, что взрослые дяди и тёти, чье мнение достойно его внимания, сами ему обо всем напишут, в подробностях, с прологом и эпилогом. И, чисто из вежливости выслушав сжатый рапорт от меня, убежал принимать сов. — То есть это ты обиделся? — Поттер, тебя сегодня по голове не били? — Нет, только поджигали, — честно ответил Гарри. Потом вспомнил Гермиону и поправился: — Хотя нет, и били тоже, — и на этом постарался заткнуться. Он уже заподозрил, что Луна заразила его специфическим стилем мышления, но контролировать это пока не мог. — Голову поджигали? — вяло удивился Малфой, обмякая на стуле в третий раз. — Мозг мало того, что отбитый, так еще и совсем спекся, понимаю. Короче, давай возвращайся в реальный мир и сейчас пойдем общаться с министром. Ему-то нужен отчет именно от меня. — Ты чай-то свой допивай, — Гарри мстительно отозвал пирожные поближе к себе, но Драко, даром что изображал безвольную тряпочку, в очередной раз продемонстрировал, что ловцы бывшими не бывают, и успел схватить несколько штук. И как ни в чем не бывало согласился: — Непременно. Вот допью, и как раз пойдем. — Ну расскажи пока, что там с личной жизнью Паркинсон? — Давно ли тебя интересует чужая личная жизнь? — Так разве Паркинсон — чужая? — Хмм, — Драко насмешливо глянул из-под ресниц. — Я передам Пэнс. Она будет... а Мордред ее знает, смущена и взволнована уж точно. А обрадуется или испугается, это я даже не берусь предсказать. — Думаешь, она сама не в курсе? Как мне внушения делать, чтоб тебя не обижал — так прямо как родная выступает. — Так мне-то она не... ладно, я понял. Ты усыновил всех моих близких и дальних оптом. — Само собой. Так что с ее личной жизнью? — Как только я организую Грэхэму официальный возврат родового поместья, начнем готовиться к свадьбе. Будущая la belle-mère официально признала свою неправоту и благословила обоих сыновей на полную самостоятельность в деле создания семьи. Иначе они хором грозились отныне и впредь обходиться вообще без её благословения в чем бы то ни было. — Это хорошо, — Гарри правда был рад за Пэнс. Ну и спокойнее, когда она занимается своей личной жизнью, а не строго следит за благополучием Драко. Не то чтобы она часто встревала, но иногда так смотрела... В общем, Гарри был рад за Пэнс, но не слишком лояльную свекровь считал как раз правомерным воздаянием — пускай сама походит под такими вот взглядами. — Так, чай я допил, сплетни, не имеющие отношения к делу, пересказал, пора работать! — объявил Драко, и Гарри послушно двинулся за ним к камину.       Сразу их министр не принял, но всего через несколько минут из его кабинета пробкой выскочил взмыленный Глава Отдела международного сотрудничества, а Кингсли прямо в открытую дверь проорал, что Поттер и Малфой могут входить. Мисс Аманда от такого нарушения порядка поджала губы и окатила Гарри волной порицания: очевидно же, из-за кого это всё.       А едва они расположились за столом, и Драко приступил к докладу о своем посещении французского Министерства, как перед Гарри прямо из столешницы выскочил патронус-лис. — Поттер, ну где ты там? У нас та-акой огневиски — стол насквозь прожигает! — О, — вежливо изумился Малфой. — Это Финниган. Видимо, они придумали, как сжечь архив. То есть окончательно придумали. — Отлично. Я так понимаю, тебя ждут? — тонко намекнул Кингсли. — Можно, да? Тогда я ушел! — Нет, стой! — вклинился Драко. — Извините, Кингсли, но я не верю в благоразумие грифферов. Не пыхти, Поттер. Я сейчас клятву набросаю, нормальную, а не как Долохов — Пьюси.       Возражать ни Кингсли, ни Гарри не стали.       А через десяток минут мерзкий попиратель протокола Поттер в очередной раз расстроил мисс Аманду, аппарировав прямо от ее стола.       На уже знакомой опушке отчетливо прибавилось выжженного пространства, от некоторых впадин несло нестерпимым жаром. Дин и Симус только что не пританцовывали от нетерпения и источали глубочайшее удовлетворение. — Ну, Гарри, это было непросто! Но мы же гении! Только один вопрос: закладывать это дело в целевой ящик кто будет? — Я, — скромно ответил Гарри, и оба пироманьяка дружно окатили его практически осязаемой волной скепсиса. — Вообще-то, там понимать надо. Соображать, что, куда и как, — тонко намекнул Дин. — Значит, вы меня сейчас научите. Без вариантов, парни, к коробу вас никто не подпустит. — Ладно. Запоминай. Давай ему хоть банки подпишем, что ли? — последнее адресовалось уже Финнигану. — Угу. Ща, в колбы отсыплю так, чтобы не пол-Лондона срыло, если что.       Удивительно, но даже главные разрушители курса почему-то считали Гарри опасным раздолбаем. Это вызывало смешанные чувства: то ли обидно, то ли даже есть чем гордиться.       Тем временем Дин отточенным движением, выдававшим большую практику, трансфигурировал очередной ящик и подозвал Гарри ближе. — Ну, запоминай.       В процедуре были задействованы три порошка разных оттенков серо-бурого, и много чем-то пропитанных и высушенных рваных газет. Эти компоненты надо было в некоем порядке сыпать и укладывать под, между и на подлежащие сожжению папки. Потом в дело пошли все те же выключатели — на этот раз в количестве трех штук с трубками одного вида и двух — другого. — А потом вот тут крутишь, и вот тут шпунёк вылезает. У всех выключателей они должны быть выше бортика, чтобы их крышка загнула. Когда закроешь крышку — обратно ее уже никак. Если вдруг передумаешь — вырезай заднюю стенку чем-то, что не дает искры и температуру.       Дин опустил крышку и довольно потер ладони. — Ну что, в принципе можешь даже руками открывать — сразу не ошпарит. И главное — ты давай туши, не стесняйся!       Парочку качественных аврорских щитов Гарри на себя все-таки навесил. Но крышку откинул руками: надо же проверить, на что он подписывает Долохова. При открытии что-то хлопнуло и уже знакомо зафырчало, через секунду — полыхнуло средней степени горячим пламенем. — Агуаменти! — выкрикнул Гарри, и вот тут началось самое интересное — от воды огонь заплясал только веселее. — Заморозить попробуй! — весело посоветовал Дин из-за спины.       Еще несколько агуаменти только ухудшили ситуацию, пламя превратилось в настоящий огненный фонтан. Заморозка заставила его немного побледнеть, но и только, потом огонь разгорелся с прежней яростью. И с каждой секундой нарастал жар, от которого Гарри постепенно отступал к веселящимся однокурсникам. — Круто? — радостно спросил Симус. — Охренительно! — кивнул Гарри. — И оно теперь будет гореть опять до дырки в земле? — Ну-у, в принципе если прямо очень мощно заморозить, то можно слегка уменьшить разрушения, — видно было, что такой задачи парни перед собой не ставили и сейчас откровенно недовольны вопросом. Гарри же сделал себе пометку уточнить, что будет располагаться под местом потенциального вскрытия сундука. Чтобы этот огненный ком никому на голову не упал. — Офигенно, парни! — повторил он. — Так, что я забираю? — Э, не, — пресек его Дин. — Чини снова, ща будешь сдавать экзамен по саперному делу.       А Симус подсунул в руки коряво написанный, но максимально подробный план, что из какой склянки и в какой последовательности сыпать. Сами склянки и выключатели уже тоже были аккуратно пронумерованы. Так что с задачей Гарри справился без проблем и снова полюбовался на неугасимый фонтан огня. — Сойдет, — одобрил его старания Финниган и вручил уже аккуратно уложенный чемоданчик. — С меня причитается, спасибо, парни! — Гарри пожал руки обоим. — Сочтемся! Ты знаешь что? Я понимаю, секретность, но если как-нить расскажешь, где наше добро рвануло, мы с Финни порадуемся. Интересно же! — Знаешь, при таком размахе, думаю, вам об этом «Пророк» напишет. Но серьезно: если хоть одно рыло узнает, что это ваших — и моих — рук дело, это будет провал на уровне Министерства Магии, сам Кинг может слететь с поста. Так что извините, сейчас я с вас еще одну клятву возьму, чтобы ни легилимент, ни зелье какое, ну, вы понимаете... Невыразимцы сочиняли! — Гарри почти не врал, их же с Малфоем уже, считай, пристроили в Отдел Тайн? Ну и вот! — Значит, это для Долохова, да? — Дин кровожадно оскалился. — Я вам ничего не говорил! — Ой, какой ты суровый стал. Давай сюда уже клятву. Хорошо хоть память стирать не предлагаешь. Потому что мы хотим это помнить, правда, Финни?       Симус активно закивал, подтверждая его правоту.        Клятву зачитали по очереди, пофыркав над замороченностью текста. На прощанье чуть ли не хором попросили хорошенько рассмотреть грядущее огненное шоу и сохранить для них воспоминания. Потом Гарри собственноручно вусмерть заморозил те следы их экспериментов, которые еще не успели остыть сами, и только после этого аппарировал обратно в министерство.       Кингсли и Драко все еще заседали в кабинете первого, так что проникнуть к ним оказалось легко. — Готово! — объявил Гарри, торжествующе потрясая чемоданчиком. — Насколько надежно? — тут же уточнил Шеклболт. А Драко потянул носом и определил: — Испытывали? Господин министр, а давайте воспоминания посмотрим?       Господин министр молча призвал думосбор. — Однако, — констатировал он позже, когда воспоминания уже были просмотрены и прокомментированы Гарри. — Магловские технологии действительно вызывают оторопь. — На это и будем рассчитывать, — подхватил Малфой. — Наверняка есть способ потушить эту штуку быстро, но, надеюсь, наш адресат, как и все вероятные зрители, просто растеряются на время, достаточное, чтобы пергаменты были уничтожены. Фонтан огня в ответ на агуаменти — отличный способ смутить кого угодно. — Пожалуй. Думаю, в целом имеющийся план достаточно надежен, — Гарри показалось, что при этом Кинг как-то особенно выразительно взглянул на Драко, но тот никак не отреагировал, и Гарри решил, что всё-таки показалось. — И вы оба на сегодня можете быть свободны. — Архив забираем? — Драко деловито кивнул на упорно прикидывающийся пустым угол. — Да уж, пожалуйста. Сегодня я надеюсь переночевать дома, — это министр произнес почти мечтательно. — Редуцио. Поттер, забирай и пошли. Доброй ночи, Кингсли. Поттер, нам в мэнор.       Гарри послушно подобрал уменьшенный короб и вслед за Драко кинул горсть летучего пороха в камин.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты