Ещё одна чаша вина

Слэш
PG-13
Завершён
248
Размер:
33 страницы, 5 частей
Описание:
Пьяный Цзян Чэн наутро оказывается в покоях главы ордена Лань и не может вспомнить, что же произошло прошлой ночью.
Посвящение:
Дорогой пидружке, которая и подсказала мне идею для этого фанфика^_^.
Примечания автора:
Вдохновение:
https://vk.com/wall-186339769_11334
https://vk.com/wall-186339769_10925
https://vk.com/wall-177806795_9042
https://vk.com/wall-177806795_9907
https://vk.com/wall-186339769_10665
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
248 Нравится 17 Отзывы 89 В сборник Скачать

5. "Ещё одну чашу вина..."

Настройки текста
Примечания:
Приветствую, дорогие читатели, на связи бета! Эта работа была для меня прекрасным опытом, благодаря которому я смогла увидеть ваши приятные комментарии, а так же, помогая великолепному автору, смогла хоть немного, но помочь ей в своей самореализации. Пожалуйста, стеньте автора, она заслужила.
─ Я даже спрашивать боюсь, в чём заключался следующий этап этого плана, ─ сказал обеспокоенно Лань Чжань, возвращаясь под руку с супругом к своим покоям.       Он внимательно выслушал всю историю от начала и до конца. Ладно Вэй Ин, от него он мог ожидать подобного, но чтобы инициатором на этот раз оказался никто иной, как глава ордена Лань, его старший благоразумный брат Сичэнь, Ванцзи был потрясён.  ─ На самом деле, ничего особенного. Главной задачей было заманить его в Облачные глубины, а дальше… ─ А дальше ты предложил его споить? ─ закончил за мужа Лань Чжань. ─ Не совсем, ─ замялся Вэй Ин.

***

"В Облачных глубинах запрещен алкоголь".

      Так гласило одно из основных правил ордена Гусу Лань. Алкоголь на территорию Облачных глубин невозможно было пронести, трудно достать и легко потерять. Однако, когда ты алкоголик с многолетним стажем, ум твой необычайно остр, по венам вместо крови течёт "Улыбка императора", а в мыслях лишь одно желание: "Нажраться", то тебе никакие запреты не ведомы.       Вэй Ин действовал по отработанной схеме: стена, дерево, камень и прямая тропинка до города, где его уже ждал дилер. В юности он проделывал это бесчисленное множество раз, теперь ему в его нынешнем положении мешал разве что недостаток магических сил. Всё-таки, пересечь такое расстояние верхом на Суй Бяне гораздо практичнее, чем пешком, да и стену перелазить удобнее. Но поскольку Вэй Усянь не большой поклонник учений самосовершенствования, приходилось расплачиваться за это и совершать локальный "побег из Шоушенка" своими силами.        Вэй Ин осторожно перелез через стену по ветвям одного дерева, перелез на другое и по его стволу спустился на камень, с которого съехал прямо на тропу до города. Пропуск для пересечения барьера всегда был при нём. Но этот путь он никак не мог проделать на своих двух и уложиться точно вовремя. До рассвета ему уже нужно было вернуться с Яблочко обратно, нагрузив ослика мешками с запрещённым в Облачных глубинах веществом. Чтобы провести это незаметно, нужно было очень постараться. Была даже мысль использовать для перемещения мешочек цанькунь, но пусть "Улыбка императора" и под запретом, она далеко не демон, гуль или другая нечисть, чтобы прятать её там.       Яблочко беззаботно щипал травку на небольшой полянке у подножия. Завидев Вэй Усяня, осёл состроил недовольную гримасу и отправился прочь. ─ Яблочко, подожди! ─ окликнул Вэй Ин.       Ослик отказывался повиноваться, словно предчувствуя, что хозяин втянет его в очередную авантюру. ─ Яблочко!        Вэй Ин безуспешно пытался его поймать. Не желая тратить время, он достал из рукава яблоко и приманил ослика. Тот, разумеется, купился и сам не понял, как его оседлали и стремглав помчались в сторону ночного города.       Всё кругом было тихо. Не горели даже уличные огни, город погрузился в сон. Вэй Ин и Яблочко ехали по ночным улицам в поисках того самого поворота, за которым скрывался диллер. Они проезжали мимо очередного закоулка, как вдруг внезапно чья-то рука схватила Яблочко за поводья, чем напугала не только животное, но и наездника. Вэй Ин еле удержался на осле, когда тот от испуга чуть не встал на дыбы.       Держась за поводья, из тени вышел старик, которого Вэй Усянь сразу же узнал и успокоился. Затем успокоил Яблочко, дав тому поесть. ─ Дядюшка, вы хоть предупреждали. Так ведь и заикой можно стать.       Удивительно, что от ослиного ржания и крика никто из горожан не проснулся. ─ Прости, А-Сянь, не мог же я не разыграть тебя, ─ дедуля похихикал, отводя осла за поводья в подворотню, где в полутьме можно было разглядеть бочки.        Бочки с вином. ─ Вино свежее? ─ спрашивал Вэй Ин, подходя к каждой и обнюхивая их. ─ Обижаешь, ─ ответил хозяин, ─ самое свежее во всем Гусу. Свежее оно только, когда еще рисом на полях растёт! ─ Ладно, ладно, убедил! Давай мне кувшинов десять, а там посмотрим.       Всё было сделано достаточно быстро. Аккуратно уложив глиняные кувшины с надписью "чернила" и расплатившись со стариком, Вэй Ин направился обратно в Облачные глубины. Не так легко и бесшумно, в конце концов десять кувшинов "чернил" были не самым лёгким грузом, но главное ─ быстро. Вэй Усянь пообещал Яблочку целый таз яблок, как вернуться домой.       Так началась подготовка ко второй части хитроумного плана.

***

Неделю назад. ─ Ты предлагаешь его споить?! ─ воскликнул Лань Хуань, услышав об этом в первый раз. ─ Поправка, не "споить", а "напоить". Просто напоить, по-дружески, по-братски. Зато сколько полезного вы от него услышите, Цзэу-цзюнь! ─ Вэй Ин, это подло, ─ отпирался Лань Сичэнь. ─ Подло ─ это посреди ночи впускать в комнату свору собак. А это не подло. Это так, подшутить.       Лань Сичэнь сжал плечо шурина. ─ Вэй Усянь, если ты руководствуешься лишь порывом мести, то не нужно мне помогать. Такими методами уж точно.       Лань Сичэнь был не из тех, кто воспользуется положением другого и сотворит с ним, что ему заблагорассудится. Это больше в стиле Вэй Ина, однако тот успокоил: ─ Цзэу-цзюнь, это ведь мой шиди, я бы в жизни не сделал ему что-то во вред.       Это была чистая правда. Лань Хуань ослабил хватку на плече Вэй Ина, но всё ещё не отпускал его, желая услышать подробности прямо здесь и сейчас.       Второй этап плана "голубой лотос" заключается в следующем: Цзян Чэн приезжает с ответным визитом помочь Лань Сичэню. Далее в один из дней Лань Хуань предлагает Цзян Чэну посетить вместе с ним холодный источник. Тем временем Вэй Ин тайно проносит алкоголь в Облачные глубины и подсовывает им обоим. И т. к. Цзян Чэн вообще пить не умеет, его накрывает, и Лань Хуань волен спрашивать у него всё, что душе угодно, Ваньинь не сможет ему солгать. Также не запрещалось и чего поинтересней проделать с пьяным в дрова Цзян Чэном, но Сичэнь сам сразу отказался от этой идеи, ибо: ─ Его честь я сберегу до свадьбы.       Вэй Ин аж поперхнулся чаем, когда это услышал. ─ А вы и правда целеустремлённый, Цзэу-цзюнь.

***

      Алкоголь был успешно доставлен до покоев Лань Хуаня и спрятан под половицы. Сичэнь подсмотрел эту идею у брата.        Не прошло и двух минут, как Цзян Чэн вместе с Лань Сичэнем уже осушили первый кувшин. Вернее, осушил его только Цзян Чэн. Лань Хуань не выпил ни капли. Опыт показал, что братьям Лань лучше вообще не пить. Если один пьяный Лань Чжань чего стоит, то страшно представить на что способен его брат со схожей патологией и неумением пить. Вэй Усянь наказал Сичэню не пить, тот и не думал спорить.        Цзян Ваньинь даже не успел понять, в какой момент стал пьянеть. Естественно, что в открытую предложить ему алкоголь было бы странно, и он сразу же бы что-то заподозрил, поэтому Вэй Ин пошёл на хитрость. После холодного источника в покои главы ордена должны были принесли ужин на двоих. Уличив момент, Вэй Усянь пробрался на кухню и выкупал все закуски в "Улыбке императора". Запах скрыл пахучими травами. Как ни странно, но это сработало, и вот уже шёл второй кувшин вина, а Цзян Чэн всё хмелел и хмелел.        Вэй Ин оставил всё на Лань Хуаня, надеясь, что тот справится и сам. ─ Глава ордена Цзян, быть может с вас уже хватит? ─ Сичэнь попытался забрать у Цзян Чэна чарку с вином, но тот воспротивился и отсел. ─ Нет! Мне ещё нормально! ─ протестовал он. "Да уж, по вам видно", ─ подумал Лань Хуань с улыбкой глядя на хмельного Ваньиня.       Цзян Чэн с грустью посмотрел в опустевшую чашу, после чего протянул её Сичэню. ─ Ещё.       Лань Хуань подлил ему ещё, но Ваньинь не сразу выпил её. Он как будто был готов провалиться в сон, но держался из последних сил. Цзян Чэн застыл в одной позе, держа перед собой чашу с вином. Взгляд его сделался пустым и безразличным, он словно ушёл в свои думы. ─ Глава ордена Цзян? ─ обратился к нему Сичэнь, когда молчание между ними затянулось.        Ему показалось, что Цзян Чэн на какое-то время перестал дышать, настолько неподвижно и тихо он сидел.       Лань Хуань машинально подался вперёд, чтобы убрать выбившиеся пряди с волос мужчины, которые падали ему на лицо. Ваньинь проигнорировал этот внезапный жест, от которого смутился сам Лань Сичэнь.  ─ Простите, ─ извинился тот и уже было хотел убрать руку, но тут за запястье его схватил Цзян Чэн.       Это было резко, но хватка не была сильной, словно, Ваньинь хотел удержать его, но при этом не причинив боли, поэтому взялся за чужое запястье аккуратно и нежно.  ─ Что? ─ удивился Сичэнь.       Цзян Чэн минуту смотрел на белоснежную руку в своей ладони и всё-таки приложился к тыльной стороне губами. Трудно говорить о шоке и трепете, которые испытал Лань Сичэнь в тот момент, когда Ваньинь таки решился на столь неожиданный порыв. Прикосновения мягких губ заставили пульс ускориться, сердце забиться, а в голове не было ничего, лишь белый шум. Лань Хуань замешкался, не зная, как реагировать на это. Цзян Чэн ведь был пьян, он не понимал, что делал, но с другой стороны человек под действием алкоголя выворачивает наружу все свои тайные желания и истинные чувства. И если таков настоящий Цзян Чэн, то что же теперь делать Сичэню? ─ Г-глава, ─ голос его дрожал.       Он вновь хотел обратиться к Ваньиню официально, но тот вдруг остановил его. ─ Не надо так.  ─ Как? ─ Лань Хуань уже не знал куда себя деть.        Глава ордена Цзян всё никак не отпускал руку первого нефрита ордена Лань, от чего последнему вообще не оставляли шансов на побег.  ─ Называй по-другому. ─ К-как? ─ голос всё ещё дрожал. ─ Так же, как ты бы обращался к своему брату или другу, или…       Последнее он не стал договаривать, лишь вновь испил из чаши, осушив её. Руку Лань Сичэня пришлось отпустить. Тот облегчённо вздохнул, хоть это и не причиняло никакого дискомфорта. Просто было непривычно и слишком обжигало. Как тот поцелуй. ─ До чего же ты красивый, ─ проговорил Цзян Чэн. ─ Я?! ─ воскликнул раскрасневшийся Сичэнь.       Нужно было успокоиться. Одному из них сейчас точно нужно иметь хладнокровие и самообладание, иначе неизвестно чем закончится этот вечер, если они оба пойдут на поводу своих эмоций и совершат ошибку. Или не ошибку, но явно то, из-за чего после Сичэнь не сможет смотреть Ваньиню в глаза без стыда. ─ Ты просто себя не видел…       Что происходит в покоях первого нефрита? Кто-то бы назвал это непотребством и издевательством над главой великого ордена, но в этот момент Сичэнь, как самый благочестивый и заботливый муж даже не думал о чём-то грязном и непристойном. Затея Вэй Усяня изначально была обречена на провал. Лань Хуань бы никогда не воспользовался случаем и не сделал что-то против воли Цзян Чэна, или когда тот находился в состоянии полного непонимания происходящего.        Но никто не говорил, что Цзян Чэн будет вечным паинькой.       Сичэнь даже не успел ничего понять  когда Цзян Чэн уже подполз к нему, словно маленький щенок, требующий ласки и навалившись всем телом, повалил того на пол. Ровно секунду с Лань Хуаня не сводили пристального взгляда серые глаза, в которых вспыхнул маленький огонёк, и в один момент Лань Сичэнь почувствовал, как влажный язык касается его подбородка и добирается до губ. Цзян Чэн аккуратно хватается за нижнюю губу потрясённого мужчины, не прикусывает, лишь обводит её своим языком, после чего накрывает его губы своими.       Это длится недолго, ибо сбитый с толку Лань Хуань отказывается открывать рот, из-за чего Цзян Чэн теряет интерес, видимо, подумав, что ему так отказали. Он отстранился от главы ордена и сел на прежнее место, состроив виноватый вид.        Ваньинь надул губы и вновь приложился к чаше с вином.       Белое ханьфу чужого ордена предательски сползло с плеч, открывая взору старые шрамы на широкой груди. Они успели затянуться, но порезы, где когда-то рассекалась кожа были видны отчётливо. Жуткое напоминание о прошлом любимого человека заставило Лань Сичэня на время забыть о том, что происходило между ними секунду назад.        Для кого-то эти шрамы были напоминанием о жестокости клана Вэнь, что все, так или иначе, пострадали от их действий, но для Лань Сичэня эти шрамы также были и напоминанием о том, за что именно он полюбил Цзян Ваньиня.  ─ Страшное зрелище, да? ─ спросил Цзян Чэн.       Его лицо раскраснелось и было непонятно, то ли это от количества выпитого алкоголя, то ли от неловкости и стыда за совершённый проступок по отношению к Лань Хуаню. ─ Вовсе нет, ─ ответил Сичэнь и сел чуть ближе к нему.       Цзян Чэн отвел взгляд и натянул белоснежное ханьфу, прикрывая шрамы. ─ Я говорю правду! ─ выпалил Лань Хуань. ─ Не стоит, ─ отнекивался Ваньинь, завязывая пояс ханьфу. ─ Я прекрасно знаю, что это за шрамы. Напоминание о моей трусости, которое невозможно стереть. ─ Нет! ─ Сичэнь подался вперёд и ударил по столу. ─ Это не трусость! Ты был в плену, ты пережил столько…       Он только начал свою тираду и тут же был вынужден закончить, когда голова Цзян Чэна легла на его плечо. Слова застряли в горле комом. ─ Гла… Цзян Чэн, ─ поправил себя Сичэнь. ─ Все мы пережили многое, ─ сказал Цзян Чэн.       Лань Хуаню показалось, что тот принюхался к его запаху.       По голосу было похоже, что Ваньиня клонит в сон. Он всё больше стал утыкаться в плечо Сичэня. Цзян Чэн уснул практически на руках у Лань Хуаня. ─ Клянусь, рядом со мной ты больше не познаешь боли...

***

─ Так, я кое-что не понимаю, ─ остановил рассказ Вэй Ина Лань Чжань. ─ И что же? ─ поинтересовался тот. ─ То есть ты споил Цзян Чэна дважды?       Вэй Ин неловко улыбнулся и нервно хихикнул. ─ Я не специально, честно.  ─ Это тоже часть плана? ─ предположил Ванцзи. ─ Нет. Это абсолютно случайно вышло.

***

─ Вэй-сюн, давай ещё! Это была только разминка!       Встреча старых друзей в Пристани лотоса прошла не совсем по плану. Вместо пары чаш вина, Не Хуайсан, Цзян Чэн и Вэй Усянь опрокинули пару кувшинов. И даже не смотря на это, Вэй Ин всё ещё оставался единственным трезвенником в этой комнате, который всеми силами отодвигал от друзей новые кувшины с "Улыбкой императора". ─ Не Хуайсан, по-моему тебе уже хватит, ─ приговаривал Вэй Ин и пытался уложить того спать. ─ Нет! Давай ещё! Я смогу перепить тебя! ─ Не Хуайсан вновь вскочил на ноги и тут же упал лицом в пол.       Ноги уже не держали. С одной стороны хотелось посмеяться над этой картиной, но с другой, даже Вэй Ин знал, что это "мероприятие" добром не кончится. Эти двое напились в слюни и так и норовили выйти в таком состоянии за пределы своих покоев. Этого ни в коем случае нельзя было допустить, потому что не надо бояться пьяного заклинателя, когда он один, надо бояться заклинателя, когда их два.        Двое пьяных, сильнейших глав великих орденов ─ звучит, как начало хорошей шутки, вот только в реальности было не до шуток. Бог знает, что могли натворить Хуайсан и Ваньинь, если оставить их без присмотра. В обычной ситуации пару лет назад, Вэй Ин бы также надрался и присоединился к веселью, но со временем чувство ответственности таки взяло верх.       Так сперва Вэй Усянь всеми силами удерживал своих друзей в Пристани лотоса, затем Цзян Чэн достал цзыдянь, и в Юньмэне люди впервые услышали так много непристойных слов за один вечер. Пьяный глава ордена Цзян, гоняющийся за Вэй Ином ─ это ещё цветочки, ягодки ждали их, когда Не Хуайсана посетила светлая идея ─ отправиться посреди ночи в орден Цзинь "с дружеским визитом". Вэй Ин уже предчувствовал, как им в три часа ночи будет рад Цзинь Лин, но в одиночку он бы ни за что не справился с ними двумя.       События в ордене Цзинь уже давно известны, а вот о продолжении банкета Вэй Ин поклялся умолчать.

***

─ Цзэу-цзюнь! Прошу, откройте дверь! Это срочно! ─ надрывался Вэй Ин у дверей покоев первого нефрита.       Картина, вставшая перед Лань Сичэнем, как только тот открыл дверь, была до ужаса комична или пугающе забавна, в любом случае, Сичэнь явно пребывал в лёгком шоке, когда в три часа ночи на его пороге стоял Вэй Усянь, а на плечах у него висело два мёртвых тела.       Трупы оказались отключившимися Не Хуайсаном и Цзян Чэном. В глазах Сичэня читалось много вопросов, на которые Вэй Ин мог ответить, но слишком устал и просто попросил укрыть их двоих до утра у себя. Глава ордена не смог отказать, и как только они решили, что опасность миновала, как Не Хуайсан поднялся и в пьяном бреду начал о чём-то бормотать и озираться по сторонам. При этом его явно не хило так пошатывало. Цзян Чэн же спал, как младенец. ─ Я где?! ─ спросил Не Хуайсан, пытаясь открыть глаза. ─ Спокойнее, Не Хуайсан, мы сейчас в Гусу, всё хорошо, ─ Вэй Ин осторожно подкрадывался к нему с одеялом. Сичэнь на всякий случай взял верёвку. ─ В Гусу? ─ переспросил Не Хуайсан, не чувствуя, как его окружают. ─ Отлишно, здесь есть вино! ─ словно учуяв запах, он направился к окну.       Сичэнь с Вэй Усянем кинулись к нему, но было уже поздно. Не найдя позади достойной опоры, Не Хуайсан выпал из окна и скрылся в ветвях. Вэй Ин уж было подумал, что придётся устраивать панихиду прям здесь и сейчас, а Лань Хуань с трудом представлял, как он будет писать о произошедшем инциденте доклад, параллельно поминая товарища, но тут с улицы до них донеслось: ─ Всё нормально! Я цел!       Оба выдохнули с облегчением.

***

─ Как-то так, ─ закончил Вэй Ин.       Супруги уже устроились в своих покоях на кровати. Вэй Ин занял своё место на коленях Лань Чжаня.       Лань Чжань внимательно слушал его с равнодушным выражением лица.  ─ Потом я спустился и увидел, что он застрял на дереве, и мы решили, что до утра с ним ничего не случится, так и оставили.        Вэй Ину показалось, что уголки губ Лань Чжаня слегка приподнялись. Он игриво улыбнулся и поцеловал мужа. ─ Но теперь всё хорошо. Совсем скоро и на улице твоего брата будет праздник. ─ Но ты рад за Цзян Чэна, ─ сказал Лань Чжань и приобнял Вэй Ина за талию, притянув к себе. ─ Конечно же! ─ заулыбался Вэй Усянь. ─ Я рад, что он тоже наконец-то обретет своё счастье. Он заслужил.       Лань Чжань в этом сомневался, но не стал высказываться на этот счет, коль уж это событие так радовало Вэй Ина. Он лишь притянул к себе любимого и поцеловал.

***

      Пройдёт совсем немного времени, и Сичэнь действительно поведёт Цзян Чэна под венец. Как ни странно, но алкоголь действительно открыл им обоим на многое глаза. Чтобы осознать свои чувства, Цзян Ваньиню пришлось дважды напиться и единожды чуть не умереть, свалившись с осла Вэй Ина. Но оно того стоило.        Алкоголь и правда способен развязать нам язык, заставить испытать ранее невиданные ощущения и открыть истинные чувства. Но далеко не алкоголь связывает нас с любимым человеком. Всегда есть что-то большее, и алкоголь в эти делах, как Вэй Ин, лишь помогает, наблюдает со стороны и радуется, когда понимает, что план удался.
Примечания:
Ну вот и всё, товарищи. Надеюсь, вам было так же весело, как и мне во время прочтения этого фф, который писался чисто по фану и по просьбе моей хорошей подруги (заюш, целую твои идеи❤). Работа вышла небольшая, но очень светлая и смешная (я надеюсь). Спасибо всем, кто читал, спасибо всем, кто прочтёт в будущем и посмеётся вместе с нами, не пейте много, всем удачи и пока!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты