Разочарование

Джен
Перевод
G
В процессе
43
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
планируется Макси, написана 101 страница, 13 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 53 Отзывы 10 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
Глава 1 «10 причин, почему сэр Реджинальд Харгривз — лучший изобретатель нашего времени»       Диего закатывает глаза, закрывая уведомление от новостей и со стуком отбрасывает телефон на ковёр. Он вздыхает, закрывая глаза рукой. Солнце светит через окно над его кроватью, борясь с холодом от вентилятора. Он сосредотачивается на звуке кружащихся ножей меж пальцев. Его сознание вновь погружается в сон. Но стук в дверь выводит его из состояния дрёмы. Он ворчит, поднимаясь с кровати. Рука тянется к стулу, на котором висят пара штанов, и натягивает их. В дверь снова стучат, в этот раз громче и настойчивее. — Можешь прекратить, чёрт возьми? — Он рычит себе под нос, натягивая оранжевую рубашку, которую нашел на полу. Быстро ища мобильник, Диего, обшаривая взглядом ковёр, приходится опуститься на колени и ползти под кровать, чтобы наконец взять его. Он кладёт устройство в карман и выходит из комнаты. В дверь снова стучат, уже больше чем настойчиво — агрессивно. Чертыхаясь, он подбегает к двери отпирая и сразу же вскрикивает. Перед глазами встали тёмные круги, словно его чем-то ударили. Рубашка падает ему на руки, и он моргает, глядя над человека перед собой. Девушка держит в руках коробку, выглядя по особенному взбешенной. — О, привет. Я вроде как думал, что ты полицейский, — хихикает Диего, проводя рукой по спутанным волосам. — «О, привет»? И это всё? — Спрашивает девушка, сердито швыряя в него очередную рубашку. — Какого чёрта, Лиза? — Диего брызжет слюной, когда рубашки падают на пол — Почему ты швыряешься в меня вещами? Ему удаётся поймать следующую, прежде чем она попадет ему в лицо. — Это твои вещи, ублюдок! Ты бы знал, если бы мог ответить на грёбанный звонок, что у меня дерьмовая неделя. Но нет, ты не можешь выделить пять секунд свободного времени, чтобы написать мне, что ты хотя бы жив. Тебе явно наплевать на наши отношения, на меня, так что с меня хватит, — говорит Лиза с невеселым смешком. — Подожди, подожди, — начинает Диего, поднимая руки, — я не понимаю. Она роняет коробку из рук. Что-то ценное внутри коробки разбивается в вдребезги. — Пошел ты, придурок. Лиза отмахивается от него и топает прочь. Диего высовывает голову из-за двери, проверяя, нет ли там слушателей. Убедившись, что вокруг никого нет, он пожимает плечами и затаскивает коробку в квартиру. Он закрывает и запирает за собой дверь. — Черт, все пошло не так, как планировалось, — бормочет он себе под нос, зевая и направляясь на кухню.       В раковине валяется куча грязной посуды, на прилавке старые коробки из-под еды. Он не обращает на беспорядок внимание, а отодвигает тарелки в сторону, чтобы хлебнуть водопроводной жидкости. Расслабляясь, он выключает воду и вытирает рот тыльной стороной ладони. Почесывая щетину, тянется к блоку ножей высовывая один из больших. Диего крутит его со свистом и ухмыляется над звуком, который он издает в воздухе. Направляясь к выходу из кухни, он скользит в носках по полу гостиной. Останавливаясь перед дверью ванной, чтобы дотянуться до ключа, подвешенного над дверью. Он отпирает дверь и толкает её. Он улыбается своему гостю, который разместился на кафеле у ванной со скованными руками. — Итак, мы готовы к разговору прямо сейчас? Или ты планируешь продолжать в том же духе, как вчера вечером? — Спрашивает Диего, беззаботно крутя нож в воздухе. — Я-я ничего не знаю, пожалуйста, у меня жена и двое детей, — мужчина всхлипывает, крокодильи слёзы встревают в уголках глаз. — Это смешно. Ты говорил тоже самое вчера, — рычит Диего, опускаясь на корточки перед пленным. — Ты один из лучших учёных Харгривза, я знаю, что ты имел дело с экспериментом над обезьяной. — Обезьянами, — поправил его мужчина, но тут же пожалел, глядя в глаза Диего. Он отпрянул назад, когда Диего наклонился к нему. — Я больше не играю в игры, — Рычит Диего поднимая нож. — Подожди, подожди! — Генри заикается, вытягивая руки перед собой. Диего выгибает бровь, размахивая ножом, жестом приказывая мужчине продолжать говорить. — Я-я знаю кое-что. Секретная лаборатория. Не все знают о ней. Никто не знает, где она находится, но…— Генри замолкает, его взгляд мотается по ванной между напряженными глазами Диего. — Но что? — Спрашивает Диего, поднося нож в плотную к горлу мужчине. — Н-но это, — Генри судорожно сглатывает, — Это вся информация. — Вот это мне и нужно, Генри, — хихикает Диего, похлопывая мужчину по плечу. — Я сниму с тебя наручники, и ты ведешь координаты в телефон. Любое лишнее движение, и у детей не будет папы. Понятно? Генри неуверенно кивает и вздыхает с облегчением, когда Диего опускает нож позади себя на пол. Он достает из кармана ключ и расстегивает наручники, бросая их на пол. Генри потирает красные запястья и настороженно наблюдает, как Диего достает из кармана телефон. Ему протягивают устройство, и мужчина быстро находит координаты, переводя взгляд с экрана на Диего столько раз, что ему захотелось его прирезать. — Собираешься кому-то проболтаться? — Спрашивает Диего, забирая телефон обратно. — Н-нет, они убьют меня за то, что я рассказал тебе. — И я убью тебя за то, что ты рассказал им, — добавляет Диего с хищной улыбкой. — Просто помни об этом, когда благополучно вернешься к своей семье, хорошо? Диего нацепляет на лицо фальшивую улыбку, и схватив мужчину за рубашку, тащит его к входной двери. — Приятно иметь с вами дело, — подмигивает он, прежде чем выпихнуть гостя из квартиры. Он захлопывает дверь и запирает её на ключ. Он насвистывает, возвращаясь в ванную, раздеваясь по пути, перекидывая рубашку через плечо, сбрасывая носки и выпрыгивая из штанов. Он ступает на холодный кафель и смотрит на себя в зеркало. Волосы у него длинные, лохматые, а вдоль подбородка над губой растет щетина. Он не из тех, кто признает, что выглядит дерьмово, но выглядит он дерьмово. Ему было всё равно, если бы он выглядит дерьмово потому, что только сейчас он получил свой законный небольшой перерыв. Он сбрасывает трусы и заходит в ванную. Сердце учащенно бьется, когда холодная вода хлещет из крана. Кожа покрывается мурашками, а зубы стучат, когда он тянется за шампунем. Рука проходит по волосам, кончики пальцев приятно массируют кожу головы, а глаза приятно закрываются. После всех этих лет, всех отношений, которым он позволил пройти мимо него, он, возможно, наконец-то понял ошибки. «Тебе явно наплевать на эти отношения» «История с твоим отцом, ты просто одержим ей! Тебе нужна помощь!» «Как твой босс, вынужден сказать, что тебе следует обратиться за помощью, Диего» «Мне очень жаль, но мы решили поставить кого-то другого на офицерскую должность» «Да пошел ты! Диего, ты думаешь, что ты намного лучше нас. Только посмотри на себя, выдумываешь эту чушь про папу. За что?» «Ты — один из моих величайших неудачников, слишком поглощенный собственной важностью, чтобы когда-то совершить что-то действительно великое» Глаза Диего распахиваются, рука сжимает грудь. Он протягивает руку, чтобы выключить воду, его дыхание становится глубоким, частым и прерывистым. Его лицо всё-ещё намылено, глаза горят от попадания в слизистую оболочку дерьмового мыла. Он отодвигает штору и хватает полотенце. Утыкаясь лицом, Диего делает глубокий вдох подавляя рыдания. Тело содрала мелкая дрожь. Лицо не выражает никакие эмоции. — Они ошиблись — Бормочет себе под нос Диего выходя из ванной. — И я чёрт, возьми, собираюсь это доказать. ***       Диего стоит в гостиной, изучая разбросанные по стенам улики. Там есть красная нить, соединяющая некоторые части вместе, и в середине всего этого написано имя: Реджинальд Харгривз. Его отец всегда был странным. Он усыновил шестерых детей и все же, казалось, ненавидел их. Он всегда жаловался, что они недостаточно умны, недостаточно сильны, что у них слишком слабая воля. Иногда вещи, на которые он жаловался, были странными, сбивающими с толку. Было ощущение, что они — подопытные кролики. Он так интересовался их поведением, человеческим поведением, что они с братьями и сестрами однажды пошутили, что их отец, вероятно, вообще не был человеком. Он будет смотреть, как они едят, как играют. Даже когда они попадали в беду, он словно пробовал разные наказания, чтобы посмотреть, как они отреагируют. Диего всегда ненавидел своего отца. Его жёсткая холодность. Его полное безразличие к детям, которых он решил усыновить. Он был ужасным отцом, чаще всего подвергая их опасности. Но он всегда был богатым и опасным человеком. Он владеет одной из ведущих мировых технологических компаний Реджинальд Техник. Поэтому Диего и его братья и сестры сделали единственное, что они могли. Они подождали, пока им не исполнится восемнадцать, а затем оставили дом. Их пути разошлись, а ненависть к отцу переросла в ненависть друг к другу. Диего, он всегда чувствовал, что может предложить нечто большее. Как будто был какой-то способ загладить все зло, которое его отец распространил по миру. Он не был идиотом, он знал о теневых сделках, происходящих за закрытыми дверями, знал, в какой технологической войне, вероятно, участвовал его отец. Вскоре после того, как Диего покинул дом, он вернулся к жизни, которая определенно заставила бы его мать перевернуться в своей могиле. Он слишком часто наблюдал, как полиция терпит неудачу, как они игнорируют крики о помощи, когда они были детьми. Он подал заявление, надеясь, что сможет исправить систему изнутри, но ему отказали. Бдительность была его единственным вариантом. Если вы не можете рассчитывать на полицию, то на кого же вы можете рассчитывать? Он провел много лет, убирая мелкие преступления, останавливая кражи со взломом, топя насильников и педофилов в их собственной крови. Стандартная вещь. Но на стороне он также изучал компанию своего отца. Последние несколько лет он не был разговорчив, совсем тихий. Он с самого раннего возраста усвоил, что тихий Реджинальд Харгривз — это опасный Реджинальд Харгривз. Он знает, что близок к разгадке этого гигантского дела, которому посвятил четырнадцать лет своей жизни.       Диего моргает, отворачиваясь от этого нагромождения улик, понимая, что всё-ещё невероятно устал. Прошлой ночью он допрашивал этого ублюдка допоздна, а перед этим у него была долгая смена на работе, когда он убирался после выступления двух крутых боксеров в спортзале Эла. К черту людей и их неспособность убирать за собой, думает он, спихивая с дивана пустую бутылку из-под воды. Он плюхается на него. Он планирует дождаться ночи, чтобы исследовать секретную лабораторию, он не настолько глуп, чтобы пытаться что-то сделать днем. Это означает, что у него есть часы, чтобы потратить их впустую, особенно с тех пор, как Эл дал ему выходной, отпустив за несколько часов до конца работы, поэтому он прижимается к дивану, намереваясь серьезно вздремнуть. ***       Диего просыпается от мелодии будильника. Его сердце бешено колотится в груди дыхание резкое. Уже много лет ему снится один и тот же кошмар. Секунду он стоит на полу. В следующий раз он падает в темную дыру, глядя на кричащего мальчика. Он тянется к нему, но опускается ниже. Лицо его отца внезапно появляется рядом с ребёнком, пугающая улыбка с зубами натягивает его лицо. Диего всегда напрягается во сне, но как только он понимает, что вот-вот ударится, он просыпается с замиранием сердца. Он избавляется от неприятного ощущения, держа телефон перед лицом, чтобы проверить время. «22:02» Местоположение, которое Генри поместил в свой телефон, находится примерно в четырёх часах езды, а это значит, что Диего нужно двинуться, если он хочет вернуться до восхода солнца. Он заставляет себя встать, натягивает ботинки, хватает монстра, свой любимый нож и выходит. ***       Он приближается, минут тридцать, и начинает нервничать. И списывает это на энергетический напиток, но втайне знает, что на самом деле просто нервничает. У него были подобные зацепки и раньше, моменты, когда он думал, что он так близок к разгадке всего, что нужно только начать заново. Но что-то в этом времени кажется другим, кажется реальным. Он пытается сосредоточиться на музыке, а не на тревоге, поселившейся в животе. Надеясь, что в лаборатории не будет системы безопасности.  — Или камеры, — добавляет вслух. Он стонет, сжимая пальцы вокруг руля, когда понимает, что не совсем обдумал это так, как он думал. Но, может быть, ему повезет. Может быть, его отец тупее, чем кажется, и почему-то держал свою самую секретную лабораторию без охраны в два часа ночи. Он закатывает глаза на собственный идиотизм. Ему повезло, что у него в машине есть запасные ножи, может, он сможет уничтожить камеры издалека. У него безупречная меткость.        Координаты ведут к середине леса, что совсем не страшно. Он припарковывает машину на обочине дороги. Судя по его телефону, он находится примерно в двух милях от города, что для него означает тридцать минут ходьбы. Что хорошо, но через лес в темноте? Он намеревается пройти двадцать минут быстрой ходьбы. Он вытаскивает другие ножи из бардачка, вставляя по одному в каждый из ножен. Другой он засовывает за пояс штанов. Диего вздыхает, когда выходит из машины на холодный воздух. Вокруг тишина, за исключением щебетания жучков. Он предпочитает не запирать машину из-за страха привлечь к себе внимание. Он не уверен, больше ли его беспокоит человек, который его найдет, или медведь. При этой мысли он ускоряет темп. В отличие от фильмов ужасов, он проявил смекалку и заранее загрузил карту, чтобы не заблудиться, что было бы ужасно. После двух миль очень-очень быстрой прогулки по лесу он наткнулся на поле с зданием посреди него. Его окружает высокая трава и подъездная дорожка… что, как он теперь понимает, могло быть лучшим вариантом, чем пройти две мили пешком, но в любом случае осторожность важнее. Он ныряет в высокую темную траву. Ночь молчит, на него сверкают звезды. Он вытаскивает нож из-за пояса, крепко сжимая его в кулаке, свернувшись, как змея, готовая нанести удар. Прохладный ветерок ласкает его волосы завитками. Вот оно, думает он. Здание, которое он наконец обнаружил через четырнадцать лет. Он бы никогда не нашел это место без Генри. По мере приближения он чувствует, как тревога пузырится в груди. Он все еще не знает, чем занимается его отец, просто знает, что это что-то невероятно запрещенное. Какой-то эксперимент. Он не знает, что сделает, если наткнется на груду трупов. Он делает глубокий вдох и осматривает здание снаружи. На удивление нет камер, что подозрительнее, чем облегчение. Его глаза ищут вокруг, что освещено только лунным светом. На подъездной дорожке нет ни машин, ни света, ни камер. Он дрожит, когда он выходит из травы к окну. Здание обманчиво маленькое. Изнутри, насколько он может видеть, выглядит клинически, как чистый офис. Он мычит, ходит по зданию, ничего странного. Никаких очевидных ловушек.       Похоже, что в последнее время здесь даже никого не было, никаких следов. Может быть, Генри солгал и отправил его в давно заброшенное здание, принадлежащее его отцу. Он полагает, что пора выяснить. Вертя ножом в руке и ударив прикладом об окно, он съеживается от шума разбитого окна. Оглядываясь назад в темноту. Диего поворачивается назад, используя нож, чтобы очистить окно от зазубренных краев стекла, подтягивается и входит в здание. Приземляется на пол, внимательно осматривая комнату. Она… нормально выглядит. Выглядит как обычное бизнес-здание. Если бы это было обычное бизнес-здание, его не спрятали бы в глуши. Его разум напоминает ему. Он подходит к столу в углу комнаты. Верх чистый, нетронутый. Он открывает ящики. Ничего. Как будто здесь никого и не было. Он ходит по комнате в поисках чего-то, чего-нибудь не на своем месте. Он собирается сдаться и возвращается к окну, когда половица под ним скрипит. Обычно он не задавал вопросов о половице, но он вспоминает, как в детстве наткнулся на своего отца, который тянул половицу в своем кабинете и открывал сейф. Его били за любопытство, но теперь на его лице растет ухмылка. Он делает шаг вправо, наклоняется и ножом вытаскивает доски. Паркетная доска прикреплена ко многим другим на полу. Когда он дергает, то подтягивает ещё около десяти вместе с собой. Он стучит об пол, когда они падают назад. Открыта защелка.  — Так предсказуемо, — теребит, хватаясь рукой за металл. Он тянет, мышцы сокращаются, когда тяжёлая дверь уступает место. Открывается лестница, и яркий свет освещает его путь. Он снова оглядывается, прежде чем протянуть нож перед собой и спуститься. Добравшись до конца лестницы, осматривается. Подвал расширяется намного дальше, чем этаж над ним. Он вошёл в широкую открытую комнату. В комнате несколько смотровых столов, повсюду подносы с инструментами. Вдоль стены шкафы, ряды и ряды пузырьков в чем-то похожем на стеклянный холодильник. Он присвистывает, осматривая комнату. На противоположном конце есть дверь. Он смотрит на лестницу, прежде чем направиться к двери. Металлическая дверь открывается, показывая коридор. По обе стороны от него еще ряды металлических дверей, те, что он видит, открыты. Заглядывает внутрь первого, на двери написано «Эксперимент № 1». Похоже на камеру, клетку. И задается вопросом, держал ли Реджинальд здесь своих шимпанзе. Он сглатывает, когда его взгляд цепляется за цепи на полу. Его отец поистине злой человек. Он выходит из комнаты, продолжая идти по коридору. Проходит «Эксперимент № 2» справа от него, «Эксперимент № 9» слева. Проходит мимо открытых дверей, его ботинки эхом отражаются от пола. Последняя дверь справа закрыта. Он подходит к ней и читает «Эксперимент №5». Он сглатывает и протягивает, сжимает руку вокруг холодного металла. Дверь не открывается, она заперта. — Дерьмо, — шепчет он себе, глядя на холл, откуда пришел. Диего снова переключает внимание на свою проблему, подносит нож к стыку между дверью и быстро начинает подпирать. Он вытаскивает набор для взлома замков, который всегда носит при себе. Становясь на колени перед дверью и быстро открывает её при звуке, который он так любит слышать, сует свой комплект обратно в карман куртки. И тут напрягается, готовя нож к удару, открывает дверь. Свет в комнате мигает, и он катится назад, задыхаясь от вида перед ним. В конце комнаты сидит ребёнок, вытянув руки на цепях, привязанных к потолку. Его голова свисает, волосы закрывают половину лица, а вокруг рта кляп. Он выглядит хуже мертвеца.  — Чёрт возьми, — Диего ругается, рука закрывает его рот. Он знал, что его отец был замешан в чем-то неладном, но это? Он ругается себе под нос, медленно приближаясь к ребенку. С тяжелым вздохом облегчения он замечает, как грудь мальчика поднимается и опускается. На самом деле, по тому, как его руки дрожат, Диего думает, что он должен быть полностью в сознании. Он протягивает руку и снимает тряпку со рта мальчика.  — Все будет хорошо, — обещает он, глядя на скованные руки мальчика. Они странные, не похожи ни на что, что он когда-либо видел. Манжеты выглядят почти как металлические перчатки. Он тянется к одному из них. Мальчик яростно вертится, хватаясь за руку Диего и прикусывая зубы. Диего с ворчанием отрывает ему руку. На его руке следы зубов и выступающие капли крови. — Бля, надеюсь, у тебя не радиоактивная слюна, — бормочет себе под нос, на мгновение сжимая его руку. — Я пытаюсь тебе помочь, — он говорит, снова протягивая руку мальчику. — Может, твоя помощь мне не нужна, — ребёнок рычит, пытаясь убрать руку, но безуспешно. Диего приподнимает бровь. —Хорошо, — говорит он, разводя руками и оборачивается собираясь уходить. На самом деле, Диего просто притворяется, надеясь, что ребёнок решит, что ему действительно нужна помощь. Крик позади него заставляет его сердце сжиматься. Он разворачивается, лицо мальчика теперь выражает ужас. — Пожалуйста, не оставляй меня, — он умоляет, позабыв о страхе. — Я не собираюсь оставлять тебя, — обещает Диего, отступая и тянется к руке мальчика. Ребёнок не двигается, просто смотрит на Диего пронзительными глазами. Ему нужно мгновение, чтобы понять, как работают наручники, но как только он это делает, то быстро справляется с первым. Мальчик шипит, когда его первая рука опускается на бок. Диего предлагает ребёнку свою руку в качестве опоры, чтобы его вес не слишком сильно давил на другую руку. Ребёнок осторожно соглашается, маленькая рука обвивается на руке Диего. Он снимает второй наручник, и мальчик падает на землю, почти вырывая руку Диего. Он наклоняется рядом с парнем, решая дать ему минутку, несмотря на голос, кричащий в его голове, выбраться к черту. Внезапно, как будто Вселенная прочитала его мысли, начинает звучать тревога. — Вот дерьмо, — он бормочет, таща мальчика за собой, пока тот стоит. — Мы-мы должны идти, — говорит, обнимая ребенка, когда он выходит из комнаты. Они идут по коридору, мигают красные огни вместе с оглушающим сигналом тревоги. — П-подожди. Мне нужна секунда, — ребёнок шепчет, маленькая рука на рубашке Диего сжимается, останавливая их. Он выскальзывает из рук Диего и начинает растирать его запястья. — Мы должны идти, малыш! — Шепчет Диего, отворачиваясь от мальчика, чтобы взглянуть на дверь. — Здесь пока никого нет, но скоро будут, — он поворачивается. Мальчика больше нет. — Малыш? — Диего заглядывая в две открытые комнаты рядом с ним. Он зовет таинственного ребёнка более настойчиво, снова идя по коридору, чтобы заглянуть в каждую комнату. Все они пусты. — Чёрт, дерьмо, дерьмо, — он ругается, хватая рукой за волосы. Он еще раз проверяет комнаты. Может, мальчик как-то обошел его и находится вне зала? Он быстро уходит, войдя в главную комнату, которая также пуста. Блядь. Он поднимается по лестнице, на верхнем этаже тоже нет детей. — Малыш! — Снова кричит Диего, закрывая вход в подвал. Нет ответа. Его дыхание переходит в панику, когда он в последний раз оглядывает маленькую комнату, надеясь, что ребёнок выскочит. Когда он этого не делает, Диего нерешительно вылезает из окна и падает на землю. Он тут же скатывается в высокую траву. На подъездной дорожке появились автомобильные огни. Блять. Он пытается осмотреться, пытается посмотреть сквозь траву, чтобы увидеть, сможет ли он где-нибудь найти ребёнка. Его голос шепчет, когда он зовет мальчика, но ничего. И что слышно, то как двери машины открываются. Он делает единственное, что может, несмотря на болезненное чувство, которое оно оставляет, и бежит.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты