Иллюзия Свободы

Слэш
NC-21
В процессе
174
Размер:
347 страниц, 36 частей
Описание:
Яндере Танжиро AU!
Зеницу пытается жить свою обычную и, если честно, весьма печальную жизнь, но в один день начинает замечать странности в поведении своего лучшего друга Танжиро. Пытаясь помочь ему, блондин делает все возможное, что приводит к очень плохим последствиям...
Примечания автора:
Приветствую! Это моя первая попытка в фанфик и я сильно надеюсь, что количество крови, которое прольётся из ваших прекрасных глаз, будет не слишком обильным. Буду надеяться, что эта писанина хоть кому-то зайдёт, ибо вкладываю в неё всю душу.
Прошу не сильно судить за знаки припинания и больше смотреть на конструкцию текста, если есть по этому поводу советы, то с удовольствием выслушаю! Лишь попрошу быть адекватными в своих рассуждениях и советах, а не просто закидывать меня грязью, я это и сама могу с собой сделать, заранее спасибо🙇‍♀️🙇‍♀️
Приятного прочтения!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
174 Нравится 284 Отзывы 47 В сборник Скачать

15 глава "Идеальная Девушка"

Настройки текста
Оставшийся день был до странного обычным. Настолько, что Зеницу это даже напрягало. Всё знакомые ему хулиганы, которые обычно не упускали возможности подшутить над ним, пнув каблуком в спину или выхватив его блокнот с записями, попутно раскидав документы по всей школе, мирно проходили мимо блондина, будто они его и не знали. Не то чтобы Зеницу это не нравилось, его это радовало, но взгляды некоторых правонарушителей его пугали. Они смотрели на него не с ненавистью или отвращением, а со…страхом. Ну, у каждого свои тараканы в голове. Если с хулиганами что-то произошло, из-за чего они начали боятся Агацуму, то парень был не против. Лишь бы его не трогали. Спокойствие предоставило Зеницу прекрасный шанс повторить его свежий конспект по химии, который тот усердно составял уже несколько дней. Звук шуршащих, исписанных страниц заполнял ушные каналы блондина, мешаясь с громкими диалогами проходящих мимо девушек. Черт, девушки, конечно, прекрасные и пахнут приятно, но больно уж они иногда громкие. Постоянно болтают о глупых вещах, о которых дежурный совершенно ничего не понимал, особенно ужасно было в моменты, когда они начинали обсуждать свои менструальные циклы и то у кого из их кучи есть тампоны, тогда хотелось закрыть уши и сбежать куда подальше. Но, несмотря на всё это, наблюдать за их прекрасными длинными ножками, что туго обтягивали чёрные чулки или колготки, было одним удовольствием. Ах, ноги некоторых девушек были просто произведением искусства! Мягкие и упругие...Иногда от них просто нельзя было оторвать взгляд, за что парня пару раз называли мерзким извращенцем… (забавно, что Танжиро думал о ногах Зеницу точно так же…) Блондин почесал за ушной раковиной своей «любимой» розовой ручкой, пытаясь хоть как-то отвлечься от навязчивых мыслей. Если честно, он был просто взбешен. Почему всё продолжало быть таким ОБЫЧНЫМ?! Он буквально недавно осознал, что любит своего лучшего друга. Лучшего друга, который ещё и является парнем! После всех лет полной уверенности в том, что он любит женщин и никогда не прикоснется к мужчине в сексуальном плане! У НЕГО ВЕСЬ МИР С НОГ НА ГОЛОВУ ПЕРЕВЕРНУЛСЯ В КОНЦЕ-ТО КОНЦОВ!!! Но почему, почему всё остальное совершенно не изменилось? Гх, всему миру было наплевать на то, что мозг подростка вывернулся наизнанку и эта привычная обыденность до жути раздражала… Люди, люди, люди… Идут, бегут, болтают… — Здравствуй, Зеницу-кун. Зеницу подскочил на месте. Непонятно откуда подле него образовалась аккуратная женская фигурка, что прижалась своей хрупкой, обтянутой сиреневой тканью свитера, спиной к холодной стене этажа. Её длинные, смоляные волосы расползлись подле неё прекрасной волной, а глубокие, сиреневые глаза смотрели на голубое небо и пушистые облака, что словно барашки перепрыгивали через оконные рамы. Зеницу пару раз хлопнул своими густыми, светлыми ресницами: — К-канао-чан? П-привет… «О БОЖЕ, КРАСАВИЦА КАНАО-ЧАН ГОВОРИТ СО МНОЙ! ОНА ПОЧТИ НИКОГДА НИ С КЕМ ИЗ НАШЕЙ ГРУППЫ НЕ РАЗГОВАРИВАЕТ, ВСЕГДА МОЛЧИТ, А ТУТ ПОЗДОРОВАЛАСЬ!!! ГОСПОДИ, ЧТО ДЕЛАТЬ, ЧТО ДЕЛАТЬ…» — Я бы хотела с тобой кое-что обсудить. Ты не против пройтись со мной? –девушка выговаривала эти слова тихо и спокойно, продолжая мило улыбаться, своей прекрасной, обычной улыбкой, которой одаряла всех и вся. — КОНЕЧНО, БЕЗ ПРОБЛЕМ, КАНАО-ЧАН! Т-то есть…н-нет, не против…–Зеницу смутил его черезчур сильный энтузиазм в начале фразы, из-за чего закончил тихим, почти не слышным «извини», пока смуглые щеки покрывались алым румянцем, а медовые радужки смотрели куда угодно, лишь бы не в глаза девушки. — Прекрасно. Юная Цуюри отпрянула от стены и в спокойном темпе пошла по коридору, развивая свою пышную юбку и обнажая подтянутые бедра с каждым аккуратным шагом. Зеницу последовал за девушкой, пытаясь не отставать и держаться подле её плеча, хотелось подольше насладиться прекрасными чертами её лица, но парень слишком стеснялся глазеть на подругу, тем более, когда та стояла так рядом и могла заметить его странные действия. Спустя пару минут ходьбы по коридорам, пара оказалась около клубных комнат, в месте, в котором в такое время обычно никого нет, кроме лидеров и учителей, работающих с документами. Внезапно, Канао остановилась около комнаты цветочного клуба, указывая ладонью на вход, тем самым приглашая блондина внутрь. «Ах, вот оно что…» — Канао-чан, ты бы сразу сказала, что хочешь, чтобы я помог тебе что-то перенести. С чем тебе помочь? С горшками, или- — Тебе не нужно мне ни с чем помогать, Зеницу-кун. Пожалуйста, проходи, –девушка не сдвинулась с места, продолжая держать руку на весу и мило улыбаться. — О-оу… Ну ладно… Агацума замешкался из-за допущенной ошибки, потому быстро вошёл в клубную комнату, густо краснея и что-то лепеча про себя, после чего туда зашла и девушка, попутно закрыв за собой дверь. Зеницу никогда не бывал здесь, ведь чаще сюда звали красивых парней вроде Иноске, Танжиро, или Геньи, чтобы те помогали «слабым и бедным» девочкам с тяжёлыми горшками и мешками с удобрениями. Единственное, что он мог рассказать про этот клуб, так это то, что видел в документации, которую его заставлял заполнять Томиока-сан. Это место действительно выглядело прекрасно. Несмотря на то, что самая важная часть цветочного клуба, а именно сады и парники, находилась на крыше, в самой клубной комнате цветов тоже было в достатке. Различные виды алоэ и другие кустарниковые растения были расставлены по шкафам и партам, а их коричневые горшки кто-то бережно обвязал ленточками и шнурками разного цвета, пометив на некоторых дату полива и названия. Повсюду валялись пакеты с семенами и удобрениями, но учитывая, что тут работали девушки, все было до жути аккуратно: — Чаю? –мило спросила девушка, направляясь к тумбочке с пластмассовым, белым чайником, и, нажав на кнопку снизу, заполнила комнату шипящим звуком. — А? Угу… Не откажусь, –ответил Зеницу, рассматривая розовый кустик, что стоял на самой дальней парте. Он действительно сильно устал, а во время обеда и не поел вовсе. Так что чашечка горячего чая не будет лишней. Парень присел на ближайшую парту, на которой не было цветов, положив руки на колени и уставившись на хрупкую спинку девушки, что аккуратно рассыпала сахар по чашкам. За Канао-чан было действительно интересно наблюдать. Её движения были элегантными и расчетливыми, казалось, если пересыпать сахар из каждой чашки на весы, то они будут весить абсолютно одинаково! Буквально через несколько секунд, кнопка на чайнике громко щёлкнула, прекратив надоедливое шипение, а пар густыми клубами заполнил пространство вверху бытового прибора. Девушка заполнила две белые фарфоровые чашки и, взявшись за золотые рукоятки, поднесла их к блондину, после чего аккуратно поставила на парту. Не произнеся и слова, юная Цуюри пододвинула к парте Зеницу стул и села параллельно парню, все смотря куда-то в неизвестность: — С-спасибо, Канао-чан! –слегка улыбнулся дежурный, всматриваясь в ароматную, темно-коричневую жидкость перед собой. Вообще, парню было слегка не по себе. По сердцебиению Цуюри совершенно не было понятно, какие эмоции она испытывает, поэтому Зеницу совершенно не понимал с какой стороны к ней подойти и о чем она вообще думает. Учитывая, что у неё совершенно не было причин позвать его сюда, парню было вдвойне неуютно… Зеницу поднял глаза. Канао-чан смотрела на блондина не отрывая взгляд, держа на весу чашку с чаем. Дежурный испуганно отвёл свои медовые радужки в угол, туда, где стоял молодой, ещё не полностью проросший кустик лимона. «Почему она так на меня смотрит…? Канао-чан всегда была очень прямолинейной, если бы она от меня что-то хотела, то явно бы не приглашала на чай, а сказала бы прямо в коридоре… И сердцебиение у нее совсем не изменилось… Что же она от меня хочет…?» Зеницу решил разрушить эту оглушающую, раздражающую тишину, поэтому аккуратно взялся за блестящую, золотую ручку, балансируя донышко средним и указательным пальцами левой руки. После двух глоточков, глотку парня заполнила сладкая, горячая жидкость. «Так вкусно… Интересно, Канао-чан сама его сделала? Насколько я знаю, девчонки говорили, что она очень талантлива в плане растений… Готовит, сама заготавливает чаи, хочет заниматься фармацевтикой… Ещё и умница-красавица… Просто идеальная девушка…» Зеницу снова поднял взгляд. Всё ещё смотрит. — О-очень вкусно Канао-чан… Я никогда такого не пробовал… — Ты любишь Танжиро, Зеницу-кун? Зеницу сильно поперхнулся, после чего громко закашлялся, пытаясь прикрыть рот свободной рукой. — *кашель* КХ-КХ, Я Ч-ЧТО? Мне кажется я тебя не расслышал, ты можешь пов- — Ты любишь Танжиро. Верно, Зеницу-кун? У Зеницу что-то переклинило в мозгу. В голове повторялась лишь бесконечная, повторяющаяся мантра из тихого «нет». Ему стало стыдно. До ужаса стыдно. Признаться себе в том, что ему нравится Танжиро было тяжело. Просто до ужаса тяжело. Но, когда тебе об этом говорил другой человек, то сразу становилось от себя отвратительно. Хотелось сказать:«да я? влюблен в своего друга? да ещё и в парня? вы что, с ума сошли? это же так мерзко!» Хотелось свернуться в комочек и убежать куда-то. Господи, вот за что ему всё это? Он что, мало страдал? И самое главное, откуда Канао-чан об этом узнала?: — Что ты такое говоришь… С чего ты вообще- — Не утруждайся отвечать, Зеницу-кун. Я знаю. Знаю, потому смотришь ты на него также, как смотрю и я. Дежурный удивленно выпучил глаза. Он всё понял. Наверное, ещё не всё осознал. Но понял. Парень аккуратно поставил чашку на стол, вытерев рукавом свитера остатки слюны, что остались там после кашля: — А что…что ты от меня хочешь…? –пролепетал парниша, прикрывая дрожащие губы мягким, жёлтым рукавом. Девушка прикрыла глаза и аккуратно отсербнула горячую, дымящуюся жидкость, после чего поставила чашку на стол и широко улыбнулась. — Ничего. Зеницу думал, что его сердце вот-вот остановится. Слишком уж быстро оно билось. Что ему нужно было сказать? Да и что он мог на это ответить, чёрт возьми?! Стоило ли ему уйти? Или же стоило остаться? В комнате стало до ужаса жарко, а ранее успокаивающий запах ромашки начал раздражать. Мозги плавились, а мысли перестали иметь смысл. Черт, что вообще тут происходит? *смех* Уши блондина заполнил чистый и тихий женский смех. Канао-чан прикрыла свои розовые, блестящие губы своей аккуратной ручкой и тихо смеялась, всё ещё держа свои прекрасные сиреневые радужки прикрытыми. Её чёрный, густой хвостик, сполз с фиолетовой ткани свитера, что облегала её плечо, на секунду блеснув розовой заколкой в виде бабочки: — Извини, если это звучало бесцеремонно, но я не хотела ходить вокруг да около, поэтому начала с сути, — девушка встала со стула и задвинула его в ту парту, с которой позаимствовала, после чего посмотрела Зеницу прямо в его испуганные глаза и, не переставая улыбаться, произнесла.– Я его ни за что не отдам. Зеницу почувствовал как у него пересохло в горле. Особенно в момент, когда девушка подошла поближе. — Я просто хочу, чтобы ты знал, вот и всё. Мы ведь в конце концов друзья… Поэтому знай, если ты захочешь, чтобы вы стали, чем-то большим, чем друзьями, то я буду рядом… Чтобы не позволить этому случиться… Извини, Зеницу…–девушка тепло потрепала парня по плечу, после чего подарила ему самую тёплую улыбку, которую Зеницу когда-либо видел, только вот блондину стало как-то холодно и мерзко, а не тепло… После этого Канао направилась к выходу, но на проходе остановилась и добавила: — Если захочешь ещё раз попробовать моего чая, то заходи сюда после уроков. Угощу)) И удалилась. Сразу стало так тихо. До отвратительного тихо. До отвратительного мерзко. *всхлип*всхлип* Зеницу положил горячую от мыслей голову на холодное дерево парты, после чего обнял свои золотистые локоны дрожащими руками. *кап* Прозрачные солёные капли упали на лаковое покрытие, отдаваясь в ушных проходах и увеличивая желание закрыть эти долбаные ушные раковины. «Господи» «Господи» «Господи» — Да за что же мне всё это…
Примечания:
[Спасибо за прочтение и надеюсь вам понравилось!]
Канао би лайк:сорян, братан, этот 🍆 уже занят🗿
(всё, окику на меня забила, пойду плакац и бухац)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты