Шоколад со вкусом крови

Гет
NC-17
В процессе
47
автор
Размер:
204 страницы, 15 частей
Описание:
— Как думаешь, сколько убийств нужно совершить для того, чтобы доказать свою лживую любовь? — горячо прошептал на ухо блондин.
— Убийства — не показатель любви, — уверенно молвила брюнетка и отстранилась, глядя на него.
— А подарков? — продолжал он, насмешливо улыбаясь. — Какой этот шоколад со вкусом крови?..
Посвящение:
Всем самым лучшим круассанчикам-читателям. Спасибо за прочтение!
Примечания автора:
Маринетт работала в отделении полиции Парижа, где часто происходили необычные преступления. Три убийства, которые произошли за последние несколько лет, очень настораживали её. На телах всех жертв находились необычные оригами, а преступник так и не был найден...

Обложка фанфика: https://b.radikal.ru/b23/2012/cb/fca3cdad33d6.jpg
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 152 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава IX

Настройки текста
      Дыхание перехватило, а глаза забегали из стороны в сторону. В зрачках отражался зеленый свет светофора, Маринетт была в полной растерянности. До боли прикусила губу и ещё раз глянула на Кагами, которая лишь скривилась в недоумении. Сзади ехал Агрест, а за ним и Нино, перед глазами на секунду всё расплылось. Силуэты стали нечеткими, будто картина масляными красками на холсте — лишь лёгкие очертания и темные оттенки, никакой конкретности. Мари моргнула и мотнула головой, в голове возникли серьёзные мысли.       — А что это были за геоданные? Вы там были? — Дюпэн-Чен тяжело сглотнула и поправила волосы.       — Нет, на карте показывает винный завод, — Кагами пожала плечами и прикусила внутреннюю сторону щеки.       — Что она там забыла? — задумчиво прошептала собеседница, пальцами левой руки потерла переносицу, а правой повернула руль автомобиля.       — Не знаю, может, это как-то связано с теми звонками перед смертью? Она в последнее время была очень странной, — девушка опустила голову, провела кончиком языка по сухим губам и сжала пальцами ручку дверцы.       — К слову, видели ли Вы последних людей, кому она звонила? — голубоглазая тут же оживилась, в синих глазах загорелся огонёк надежды.       — Адриану Агресту, Лиле Росси и ещё одному человеку с неизвестным номером, — сразу же ответила Цуруги и сжала губы в тонкую полоску.       — Интересно, — задумчиво протянула она и достала телефон.       Параллельно искала номер Макса Канте и следила за дорогой. Приложила смартфон к уху, но вместо знакомого голоса слышала лишь долгие гудки. Звуки тянулись, как резина, и заставляли кровь закипать внутри. Утомляющее молчание напрягало, в висках пульсировала кровь, можно было почувствовать частые удары сердца.       — Да, Маринетт, — спустя минуту ожидания, наконец, взял трубку мужчина.       — Макс, ты уже в офисе? — резко начала девушка и притормозила на очередном светофоре.       — Почти, буду через несколько минут, — спокойно ответил он и коротко зевнул. — В офисе Хлои никого нет. Много работников уволились, все боятся, что убийца хочет убить и их. Как мне удалось узнать, в последнее время она вела себя очень спокойно и была крайне доброй к другим. Может она знала убийцу?       — Горничная Хлои, Кагами Цуруги, сохранила у себя телефон жертвы, на котором были последние звонки, информация и геоданные винного завода.       Мужчина закашлялся и очень удивился. Он подавился и пытался отдышаться где-то минуту, пока Маринетт заехала на территорию отделения.       — Макс, я жду тебя в офисе, нам нужно всё обсудить, — торопливо молвила она и остановила автомобиль.       — Да, я уже почти на месте, — закончил Канте и оборвал связь.       Маринетт переглянулась с Кагами и тут же отвела озадаченный взгляд. Внутри всё кипело от странной логики убийцы, последних действий Хлои и отсутствия любых зацепок. Казалось, каждая клеточка крови нагрелась до максимальной температуры, щёки залились красным, а глаза стали тёмными, совсем не похожими на синий оттенок. Зубы больно задевали кожу губ, всё сильнее и сильнее впивались, когда мысли охватывали разум. Всё же, это самая ужасная её привычка, от которой больше никогда не сможет избавиться. Все вышли на улицу и подошли ко входу в отделение. На светлой и румяной коже Адриана раны и царапины больше напоминали тусклый огонёк свечи в тёмном помещении — они были очень яркими и заметными, затмевали всё своим видом. Порванная одежда походила на старые лохмотья, но с его лица не сходила насмешка. В любой, совершенно, ситуации он усмехался или насмешливо улыбался. Одним только взглядом мог унизить человека или же наоборот — похвалить его. Выразительные зелёные глаза контрастировали на фоне серого неба, укрытого густыми тяжелыми тучами.       Прохладная погода приятно расслабляла тело, ведь порывы ветра охлаждали кровь, возвращали мысли на место, расставляли по полочкам. Облака напоминали милых кудрявых барашек, с большими кудряшками и бело-серой шерстью. Солнечные лучи только едва пробивались сквозь эту тёплую пелену, они совершенно не согревали. Ветви деревьев трескались, пошатывались, ломались под порывами ветра, звук больше напоминал вой, но это была особенная музыка — песня ветра. В воздухе витал приятный аромат скорой зимы, ведь последние осенние деньки пролетали один за другим, незаметно растворялись, как сахар в чашке горячего чая. Также нос приятно щекотала смесь ароматов парфюма компании: у Маринетт он более строгий, с тонким шлейфом цветов; от Агреста веяло мятой и травами; аромат Альи же напоминал о весне — цветы, да и причём, их шлейф за метр дурманил разум, хотелось вдыхать их постоянно; Нино же использовал классические духи, со строгим ароматом, который чем-то напоминал мохито — много льда, мята и еще несколько летних цветов для создания приятной атмосферы.       Первой в здание зашла Маринетт, за ней следом и другие. В этот момент из другого коридора вышла Джулека с толстой папкой в руках и быстро подошла к коллегам. Больше всего её взгляд был прикован к Адриану. Она взглядом изучала травмы и недоверчиво глянула на Мари.       — Не смотри на меня так, это не я его избила, — буркнула она и указала на свои травмы. — Это мы решили попробовал себя в ролях мистера и миссис Смит. Как видишь, у нас это получилось.       — Да что же вас всегда где-то да угораздит, — шикнула она и ещё раз посмотрела на безразличного Агреста.       Эксперт протянула свою руку к его лицу и провела кончиком указательного пальца по царапине на его щеке. Кровь уже давно не текла из ранок, но он чувствовал, как эти прикосновения, будто плавили кровь.       — Идите в кабинет, я сейчас возьму аптечку и продезинфицирую травмы, — быстро протараторила она и направилась обратно.       — Не нужно, шрамы же украшают мужчину, — усмехнулся Адриан и коротко взглянул на Мари. — А нет, мне нужна перекись водорода, царапины девушкам не к лицу.       Дюпэн-Чен скривилась и закатила глаза, поспешила к дежурному, чтобы забрать ключи. В её руках находились папки, которые они успели украсть из архива, и сумка. Дежурный без лишних слов вернул ключи, только посочувствовал девушке. Вскоре, в офис зашел Макс и недоуменно вскинул бровь. Он поприветствовал Нино, Алью, Кагами и двух «главных жертв» случившегося.       — Не знал бы я вас, подумал, что подрались, — усмехнулся Канте, но они лишь закрыли лицо одной рукой.       — Так они и подрались! — воскликнул Нино и в тот же момент получил звонкий подзатыльник от Альи.       — Не наговаривай на людей, — буркнула она и замахнулись ещё раз, но Лейф остановил её.       — Я и не наговариваю. Эти дети малые способны и не на такое! У них двоих очень вспыльчивые характеры, прямо как огонь и торнадо! А знаешь, что происходит, когда они сливаются? — он усмехнулся и немного помедлил. — Правильно, они создают мощное огненное кольцо, которое не оставляет шансов кому-либо на выживание.       — Нино, ты философией увлёкся? — насмешливо спросил Макс.       Кагами всё это время шла позади всех, скромно опустив голову. Ей было крайне необычно находиться в такого рода компании, это было совсем чуждо для неё. Она всегда думала, что следователи грубые и серьёзные, они не умеют шутить и веселиться. Всё время считала их бездушными людьми, пока не узнала их поближе. Не всегда, однако, конфета соответствует её обертке. Люди могут казаться грубыми и злыми, но на самом деле, в приятной компании они будут ещё теми весельчаками и дедами-юмористами, которые не стыдятся вульгарных шуток и начинают смеяться с любого, даже самого несмешного, анекдота.       — Да, я теперь философ, — одобрительно кивнул Лейф и засмеялся. — А ещё и профессиональная гадалка, строитель, следователь и балерина.       — О, с последним я полностью согласна! — воскликнула Алья и заметила, что они почти добрались до кабинета. — Помнишь, как ты когда-то так сильно напился, что оделся в костюм балерины, который у тебя неизвестно откуда взялся, и ты танцевал в нём какие-то фрагменты из балета?!       Год назад Маринетт, Алья и Нино в очередной раз праздновали победу и раскрытие преступления. Они веселились, играли в карты и пили много вина. Оно оказалось настолько крепким, что уже после четвёртого бокала голова шла кругом. Нино нашёл в шкафу костюм балерины, о существовании которого он даже не догадывался, и натянул его на себя. Включил мелодию, очень похожую на балет, и стал танцевать. Ноги заплетались, но он упорно старался держать равновесие. Девушки валялись на полу и задыхалась от смеха, а мужчина засмотрелся под ноги и упал. Громкий грохот тогда разошёлся по всей квартире, что казалось, все соседи услышали это. Будто слон с неба упал, хотя весил он намного меньше. Форма была именно такой, как нужна работнику полиции — подтянутый торс, сильные ноги и немного подкачанные мышцы рук. Женский хохот наполнил помещение с новой силой, вино из бокала разлилось по полу, а щёки девушек стали пунцовыми. Дыхание восстановить оказалось самой трудной задачей из всех, которые они решали.       Маринетт открыла кабинет, и вся команда зашла внутрь. Через несколько мгновений зашла и Джулека с небольшим серым чемоданчиком в руках. Первым делом она подошла к Адриану, но тот лишь любопытно вскинул бровь и мотнул головой.       — Нет, думаю, помощь нужна Маринетт. Я вполне обойдусь и без лекарств, но вот ей они нужны, — он сел на стул рядом со столом Мари, а Кагами подошла ко столу Нино, где по-прежнему лежал смартфон Хлои.       Куффен смутилась и одарила Дюпэн-Чен недовольным взглядом, но открыла чемоданчик и достала необходимые вещи. На столе следователя вмиг появились упаковка медицинской ваты и бутылек с перекисью водорода. Агрест хотел подняться со своего места и подойти к остальным, но эксперт остановила его и взглядом приказала оставаться на месте. С тихим булькающим звуком открыла пузырек и прислонила горлышко к вате. Кабинет наполнил неприятный запах спирта или что-то похожее на смесь лекарств. Маринетт в это время находилась рядом с Альей, Нино, Кагами и Максом и рассматривали телефон. Её взгляд встретился с недоуменным — Адриана. Он явно был удивлён упорству Джулеки, которая всеми силами пыталась удержать его и продезинфицировать царапины, хотя они и были мелкие и неглубокие.       — Только не кричи, если будет больно, — с усмешкой прошептала она и приложила неприятно пахнущий кусочек ваты к щеке.       Адриан лишь промолчал и прикусил нижнюю губу, чтобы не воскликнуть от неприятной боли. До ушей доносилось тихое шипение, а кожу резко обдало жаром. Казалось, это место обхватил огонь, а языки пламени ласкали его кожу, только приносили от этого боль. На лице эксперта возникла ухмылка, она с любопытством наблюдала за мужчиной, который скривился от щипающих кожу ощущений. Она наслаждалась столь непринужденной близостью, и с потрохами выдавала свои чувства к нему.       — Парень, ты ещё живой? — с коротким смешком спросил Нино и широко улыбнулся, выставляя свои зубы на показ. — Я бы уже давно умер.       — Нино, ты всегда и от всего умираешь, — добавила Алья и оторвалась от документов, которые ей дала Маринетт.       Кагами быстро и умело разблокировала телефон Хлои и продемонстрировала всё, что смогла там найти. Она вела себя очень скромно и сдержанно, что подозрения её причастности к делу Хлои исчезли сами собой.       — Кагами, можно я буду обращаться к Вам на «ты»? — вдруг спросила Дюпэн-Чен и подняла голову.       — Да, — девушка одобрительно кивнула и вручила ей телефон.       — Слышала ли ты когда-нибудь о такой девушке, как Жаклин де Кард, или Амели Жаккар? — поинтересовалась она и нажала кнопку «Контакты» на дисплее телефона погибшей.       — Э-эм, нет. Я вообще во Франции не так уж и долго живу, — она пожала плечами и вопросительно глянула на девушку. — Где-то последние пять лет. Я родом из Китая. Жила там до девятнадцати лет, но после — моя семья перебралась сюда.       — У меня тоже есть корни в Китае. Матушка была родом оттуда, — голос Мари стал тише, в нём мелькнула нота боли и тоски, что не осталось без внимания других. — Кхм, не суть. Эти убийства произошли три года назад.       — Нет, в любом случае эти имена я слышу впервые, — Цуруги снова задумчиво мотнула головой, она и вправду впервые слышала эти имена.       — Макс, не мог бы ты проверить этот номер телефона в базе данных? — девушка открыла незнакомый контакт и показала Канте.       — Сейчас проверю, — уверенно молвил он и подошёл к компьютеру Альи.       Он забрал смартфон и шепотом повторял цифры номера. Пальцы быстро забегали по клавиатуре, что больше напоминало приятную мелодию. Джулека расстегнула первые две пуговицы рубашки Адриана и тяжело сглотнула. Царапина находилась на правой ключице, а белая ткань немного пропиталась алой жидкостью. Она снова промокнула новый кусок ваты в лекарстве и подошла ещё ближе к телу мужчины. Он сильно напрягся, глаза бегали из стороны в сторону, а на щеках возник румянец. Маринетт в это время нашла геолокацию на телефоне и вместе с Кагами искали нужный адрес. Нино и Алья изучали документы, в которых хоть и была информация, но её было недостаточно для полноты картины.       — Это похоже на досье, — задумчиво молвила Сезер и закрыла папку с делом Амели Жаккар. — Здесь есть лишь часть информации, и мне кажется, нас снова обманули.       — Или просчитали ходы, — продолжил её мысль Макс. — Что, к слову, очень умно. Где-то там должна быть ещё информация, только не в этой папке. Они поступили очень мудро, смею заметить. Перестраховались на тот случай, когда кто-то решит украсть документы.       — Как когда-то говорил мой дедушка: «Хочешь что-то спрятать, положи это на видное место. А если вещей много, спрячь их по разным карманам, иначе в один прекрасный момент останешься ни с чем», — Нино поднял взгляд и почесал затылок. — Он говорил мне так, когда я впервые из Франции уехал в Англию на две недели.       — Твой предок очень умный, — согласился Канте и вмиг замолчал. — Это номер телефона парня Сабрины Ренкомпри — Даниэля.       — Отлично, снова ничего, — со всем холодом и злостью процедила Мари. — В день смерти они были за границей, только вот почему они продолжали общаться с Хлоей?       — Даже не знаю, Маринетт, — саркастически хмыкнул Адриан и встал со своего места. — Или ты всерьёз думаешь, что любовники прекращают своё общение даже после того, как их раскрыли?       — Я просто спросила, — огрызнулась она и со всем холодом заглянула в его глаза.       Тема измен обоим приносила боль и громкие отголоски прошлого, но человеческая жизнь устроена так, что без неприятностей и проблем было бы слишком легко и скучно. Мы обретаем счастье тогда, когда проходим свой личный терновый путь, проживаем смесь эмоций, продолжаем чувствовать. Финал же для каждого свой — кто-то станет терпеливым, будет бороться и идти до последнего своего вздоха, но в итоге окажется победителем, а кто-то упадёт и отдаст своё тело на растерзание острым шипам, но так и останется слабым, не способным почувствовать вкуса жизни, не обретёт счастье.       Джулека жестом попросила Маринетт занять место Адриана и обработать царапины, пока мужчина подошёл к Кагами и заглянул в телефон в её руках.       — Нам нужно проверить завод, — уверенным тоном произнес он.       — А мы и не знали, — буркнула собеседница и села на стул. — Сейчас разберёмся с информацией и отправимся туда.       — Мы нашли людей, с которыми были жертвы до смерти! — воскликнул Нино переглянулся с Агрестом. — Они все разные и связи между ними совсем нет.       Джулека взболтнула содержимое в флаконе с перекисью водорода и выбросила уже использованные кусочки ваты. Куффен начала новую процедуру и легонько провела мокрым кусочком ваты по царапине на шее. Мари и ухом не повела, мимолетная боль не пугала её, даже не чувствовалась.       — Так а кто был с ними в последние дни? — тут же ответила Дюпэн-Чен и поправила волосы.       — В деле Амели Жаккар указано, что у неё были романтические отношения с известным в Париже иллюзионистом и фокусником Жаком Гримо. У Жаклин де Кард не было никого, а вот у Каролины де Жардин были хорошие, возможно даже романтические отношения с архитектором Тео Барбо, — вместо Лейфа изрекла Алья и закрыла папки.       — Я его знаю, — подал голос Макс и продолжил: — Мы познакомились с ним в каком-то кафе, он был свидетелем убийства бармена лет пять назад.       — Слишком много смертей на его глазах, — задумчиво ответила брюнетка и закрыла глаза от ноющей боли, которая резко охватила всё тело.       Адриан достал листок и записал адрес винного завода, пока Кагами села на стул возле стола Нино. Макс скрестил руки на груди и сел на край стола Альи. В кабинете повисла гробовая тишина, только слышалось шипение Маринетт и сбитое дыхание Сезер, которая очень переживала за развитие дела.       — Нам нужно так много всего изучить и найти, но главный вопрос в том, сможем ли мы найти истину? — серьёзным тоном разрушила тишину Маринетт и застегнула обратно первые пуговицы рубашки.       — Учитывая твою упрямость — здесь даже сомневаться не нужно, — улыбнулся Макс.       — Мари, мы всё сможем, — поддержала Алья и подошла к ней.       — Да, мы этого убийцу из-под земли достанем! — Нино подошёл следом за Сезер и крепко обнял коллегу.       — Маринетт, несмотря на всю странность и запутанность ситуации мы сможем. Я уверен в этом, — Адриан присоединился к групповым обнимашкам, а следом подошла и скромная Кагами.       — Я могу помогать вам, если нужно. Мне и самой очень интересно узнать правду о человеке, который посмел убить столько людей, — девушка пожала плечами и улыбнулась, а Макс Канте без лишних слов подошёл и закончил круг крепких объятий.       — Наша команда будет самой сильной в истории полиции! — улыбнулся Нино.       Джулека стояла немного поодаль и с улыбкой наблюдала за всеми. На душе стало очень тепло, а кабинет заполнил смех друзей.       — Нам нужно ехать на место, — Мари тяжело вздохнула, но отстранилась и подошла к шкафу в другой части помещения.       Она открыла один из нижних ящиков и достала оттуда два комплекта чёрной формы. Один из них, мужской, протянула Агресту, а второй оставила себе.       — Боюсь, тебя в таком наряде даже голуби испугаются, — усмехнулась девушка и вручила ему одежду. — Сегодня побудешь следователем.       — С детства мечтал об этом, — его глаза загорелись искренним желанием, он с радостью принял комплект приятной на ощупь одежды.       Адриан с детства мечтал о работе детектива. Всегда смотрел фильмы о легендарном персонаже книг Артура Конан Дойла — Шерлоке Холмсе. Высокий статус его семьи и строгий отец перечили тому, чтобы мальчик связывал свою жизнь с довольно опасной профессией. Вместо этого, учили Адриана рисовать, так что большую часть детства он провёл не только изучая истории о детективах, убийствах и криминалистике, но и писал картины. Эмили Агрест, матушка мальчика, всегда и во всём поддерживала его, но активнее всего — рисование. Отец был против всего, особенно, когда через год после трагической гибели матери, Адриан решил открыть первую выставку.       — Уборная находится прямо по коридору и сразу налево, — усмехнулась девушка и направилась к выходу. — Джулека, даже не собирайся помогать ему, я вижу как загорелись твои глаза. Пусть сам заблудится, без чьей-либо помощи.       — Ты такая внимательная, — приятно удивилась Кагами и с улыбкой наблюдала за тем, как Адриан и Маринетт бросались колкими фразочками.       — Такие блестящие глаза даже слепой увидит, — хохотнул Нино, но Алья уже в сотый раз за день ударила его локтем в живот.       — Нино, не нарывайся, — добавил Макс и начал собираться.       — Я скоро вернусь, не уезжайте без меня, — за дверью в кабинет послышался женский голос, Адриан ещё оставался в кабинете, но тут же двинулся к выходу.       — Мы специально уедем, — засмеялся Нино, и Кагами также поспешила собирать вещи.       Ответа от Маринетт не послышалось, а Агрест кивнул коллегам и молча вышел в коридор, прижимая комплект одежды к груди.       — Ну, думаю, моя помощь вам не понадобится больше, — тихо молвила Цуруги и укуталась в своё красное пальто.       — Если узнаешь ещё что-то, то поделись с нами, пожалуйста. Но постарайся больше не задерживать информацию, как это случилось с телефоном, — спокойно ответила Алья и улыбнулась.       — Хорошо, я была очень рада вам помочь, — она коротко улыбнулась и двинулась к выходу. — До встречи.       Вскоре, в коридоре послышались её отдаляющиеся шаги и четверо людей переглянулись.       — По крайней мере, у нас есть зацепки, — улыбнулся Макс и поправил ворот рубашки.       — Главное, чтобы они принесли нам плоды, — отозвался Нино и пальцем изменил положение очков на переносице.       — Какая-то из них да и даст нам нужный крючок, чтобы мы смогли двигаться дальше, — продолжила Сезер.       Первой, спустя пять минут, вернулась Маринетт, Джулека ушла за несколько минут до её возвращения. Алья уже собрала необходимые вещи и ждала её и Адриана.       — Скорее бы это дело раскрыть, — устало протянула Сезер и склонилась на спинку своего стула.       За окном была только вторая половина дня, а казалось, что миновала уже целая вечность. Ещё было очень светло, но небо по-прежнему укрыто густыми тучами. Шёл мелкий снег, будто кто-то, неизвестный гигант, посыпал землю сахарной пудрой — так небрежно, но красиво.       — Мы сможем, милая, — тепло ответила Мари и отвернулась к окну.       Задумчиво глядела в даль, пыталась собрать все мысли в кучу. Это напоминало клубок толстых вязальных ниток, которые запутались, перемешались, потеряли всякую форму. Только это происходило в её голове. В один момент на неё свалилось столько информации, сколько один компьютер за день не перерабатывает. Целую неделю они не могли найти ни одной зацепки, как теперь их стало много, и все они совершенно разные. От сложности задачи ей хотелось кричать, прыгнуть со скалы вниз, забиться в угол комнаты и не думать. Но снаружи она оставалась спокойной и сдержанной.       Дверь открылась, а в кабинет зашёл Адриан. Он быстрым взглядом окинул комнату и неловко опустил голову.       — Подошла одежда? — бесстрастно спросила девушка. — Это комплект Лейфа.       — Да, спасибо, — улыбнулся он и поправил ремень штанов.       Она повернулась и резко остановилась. Перед ней постал совсем другой человек. Чёрная форма подчеркивала каждую деталь его тела, рубашка оказалась немного маловатой на руках, но это было не слишком заметно. Металлическая бляшка ремня блеснула, так же, как и его глаза. Прямые тёмные штаны сочетались с невысокими ботинками Адриана. Блондинистые волосы падали на лицо, а рот приоткрылся в немом вопросе.       — Что-то не так? — удивился он и тут же опустил взгляд.       — Нет, ты просто модель! — воскликнул Нино и подошёл ближе к другу. — Произведение искусства! Мари просто в шоке от увиденной красоты! Видишь, она аж смутилась.       — Нино, хватит приставать к человеку, — засмеялся Макс и негодующе мотнул головой.       — Так, все собрались? — резко поднялась со своего места Дюпэн-Чен и выдохнула, пытаясь выбросить нелепые мысли из головы.       Алья подошла к подруге и весело улыбнулась. Мужчины быстро взяли оружие, кроме Адриана и двинулись к выходу. Как только они вышли, Маринетт выдохнула и плотно закрыла глаза.       — Красивая форма, да?! — усмехнулась Сезер и подмигнула ей. — Идёт даже больше, чем Нино. Повезло, что у них размеры одежды одинаковые.       — Почти одинаковые, — с усмешкой ответила брюнетка и надела верхнюю одежду. — Так, оружие на месте.       — Пошли, а то они и вправду сейчас без нас уедут, — подруга поспешила к выходу.       — Надеюсь, хоть у Макса есть голова на плечах, — Мари тихо хихикнула и вышла следом за Альей.       — Кажется, он самый адекватный среди всех нас, — поддержала мулатка и пожала плечами.       Её темно-зеленая куртка сочеталась с глазами, больше выделяла их насыщенный цвет. На тле смуглой кожи, зелёные глаза походили на два изумруда. Свет неравномерно освещал коридор, было как-то темно и пусто. Девушки спрятали оружие в нагрудную кобуру спустились на первый этаж, где обычно находились камеры с мелкими преступниками. На третьем этаже были созданы особенные комнаты для особо опасных преступников, судьбу которых ещё не решил суд.       — Как думаешь, долго мы будем искать убийцу? — поинтересовалась Сезер.       — Не знаю, но если зацепок будет много, то быстро, — немедля ответила Дюпэн-Чен и вернула ключ дежурному. — Мы ещё вернёмся, — коротко бросила она мужчине.       — Хорошо, удачи, — ответил Ли Тьен Ким, который снова остался на месте дежурного.       Подруги улыбнулись и вышли на улицу, где уже их ждали мужчины.       — А мы уже хотели ехать без вас, — с наигранной грустью молвил Лейф и покрутил на пальце ключи своего авто.       — А что же вас остановило? — усмехнулась Мари, они с Альей заговорчески переглянулись.       — Мы просто вспомнили тебя когда злишься, и решили не рисковать собственной жизнью, — Нино засмеялся и направился к своей машине.       За ним пошли Макс и Адриан, а девушки пошли к машине Маринетт. Спустя короткое время два автомобиля тронулись с места, передовал Лейф. Днём было очень много людей, маленькие дети радовались снегопаду, ещё даже не подозревая о всех трудностях жизни, об убийствах и особо опасном убийце, который мог пройти мимо них и даже не подать виду, что его руки полностью испачканы кровью. В заведениях, магазинах и галереях всегда было много народу, эти места славились постоянным потоком туристов и местных.       — Надеюсь, ты куда подальше послала Куффена, — начала разговор Алья и посмотрела на подругу. — Он никогда мне не нравился.       — Представляешь, он вчера пришёл ко мне в квартиру и предложил начать всё заново, — возмущенно ответила Маринетт. — А потом ещё и Адриан, как снег на голову свалился. За ними так смешно со стороны наблюдать.       — Адриан не такой уже и плохой парень, — задумчиво ответила собеседница и облизнула губы. — Друг он хороший. Да и за вами наблюдать интересно — всегда интрига сопутствует — кто кого дальше пошлёт.       — Он просто не умеет играть по моим правилам и подчиняться, — усмехнулась девушка и переключила передачу.       — Достойный противник для тебя, — продолжила Сезер. — Но, видимо, Джулека уже по уши влюбилась в него.       — И что? Раз она так хочет, можем ли мы заставить её прекратить любить? Я уже пыталась уговорить её не связываться с Агрестом, но она сделала всё наоборот. Ну, пусть так и будет, — голубоглазая прикусила нижнюю губу и повернула руль.       — Вот как мы заговорили?! — подруга любопытно выгнула бровь, а в её глазах загорелись хитрые искорки.       — Что? — удивилась брюнетка и крепче сжала поверхность руля.       — Что?       Подруги громко засмеялись и продолжали ехать за мужчинами. В автомобиле Нино всё было немного интереснее. Они прекрасно подружились и теперь обсуждали никак не расследование, а любимую еду и фильмы.       — Да уж, Маринетт была бы очень грустной, если бы узнала, что ты не любишь белый шоколад, — усмехнулся Лейф и глянул на друга на соседнем сидении.       — А мне то что? Причём её предпочтения к моим? — таким же тоном ответил Адриан.       — Да так, ни к чему, — с долей сарказма изрек Макс и в зеркале заднего вида кивнул Нино. — А я ненавижу виноград.       — Аллергия? — поинтересовался Агрест, но собеседник отрицательно мотнул головой.       — Нет, это любимый фрукт моей бывшей девушки, которую я на дух не переношу, — мужчина засмеялся и пожал плечами. — Иногда достаточно человека, чтобы возненавидеть определенную еду.       — А я вот не люблю орехи, — продолжил диалог Лейф. — Гены распорядились так, что у меня на них сильная аллергия.       — Я расскажу об этом Маринетт, — засмеялся Адриан. — Это будет её оружием.       — Да она и так меня чуть не убила орехами, — весело ответил водитель. — Принесла на работу шоколадку с ними, поделилась со мной, потом вспомнила, что у меня аллергия и забрала обратно. А я остался ни с чём. Мой желудок тогда такую серенаду петь начал, что я думал умру.       В скором времени они остановились возле нужного забора. Девушки вышли из автомобиля и оглянулись, а мужчины сверяли правильность геоданных.       — Это должно быть через дорогу, — задумчиво молвил Адриан и поднял взгляд.       Через дорогу находилась лишь небольшая территория, огороженная невысоким забором из больших камней. Входом служила коричневая кованая калитка. Маринетт достала телефон Хлои и разблокировала его, как показывала Кагами. Нашла адрес и удивилась. Это был нужный адрес, но территория совсем не напоминала винный завод. Команда перешла дорогу и подошли к калитке. Она была не заперта. Во дворе было очень красиво: центральная прямая дорожка, выложенная красной плиткой, по две стороны — газон, правда, уже не столь яркий и зелёный, как летом. В пяти метрах от входа располагался небольшой деревянный двухэтажный домик, с классической треугольной крышей и милым маленьким дымоходом. Два окна находились по две стороны от двери, на ручке висела табличка с названием маленького магазинчика, в котором продаётся дорогое вино. Маринетт взялась за ручку дубовой дверцы и нервно сглотнула. Ей не было страшно, но странное чувство не уходило из груди.       — Мы с Альей пойдём внутрь, вы остаётесь снаружи, — серьёзным тоном произнесла Дюпэн-Чен и все одобрительно кивнули.       Девушки переглянулись и опасливо открыли дверь. В домике было очень уютно и светло. Несмотря на маленькие размеры, здесь поместилось много мебели, и даже прекрасные картины в золотых рамках. Напротив входа можно было сразу заметить ещё одну лакированную дверь, а рядом стойку кассира. Всё было сделано из светлого дерева, даже мебель. За столиком сидел старый мужчина в очках, который очень обрадовался новым покупателям. Рядом со стойкой располагался кожаный коричневый диван, а на стене висела картина с изображением синего винограда, переливающегося на свете солнца. Маринетт двинулась к мужчине и коротко улыбнулась. На столе стояла маленькая старая лампа, несколько блокнотов и газета с новостями.       — Добрый день, — поприветствовала она его и достала из сумки фотографию Хлои. — Не могли бы Вы нам помочь? Мы из полиции и ведём расследование убийства Хлои Буржуа. Мы узнали, что это было последнее место, где она была.       — Добрый день, — мужчина поднялся с места и девушка смогла рассмотреть его лучше.       Невысокий мужчина с немного лишним весом. Часть голова была лысой, на подбородке красовалась небольшая седая бородка. На лбу и щеках появились морщины, но серые проницательные глаза внимательно изучили каждого следователя. Тёплый свитер в клеточку придавал более милого вида дедушке.       — Ну, видел я её один раз здесь, — задумчиво ответил он. — Недели три назад приходила и купила бутылку белого вина. Я её хорошо запомнил — такая деловая, по телефону разговаривала, куда-то ехать собиралась.       — А не слышали Вы случайно куда? — подала голос Сезер и нахмурилась.       — Нет, я не углублялся в их разговор, не любопытный человек, — он пожал плечами и помотал голой в стороны. — Вино дорогое у меня купила, белое, выдержанное.       — Но она его не любила, — задумчиво ответила Маринетт. — Видели ли Вы что-то странное?       — Нет, ко мне частенько такие барышни заходят, и эскортницы, и бизнес-леди. Правда, редко кто такое дорогое вино покупает, — мужчина тяжело вздохнул и поправил очки на переносице. — К сожалению, это всё, что мне известно.       — Жаль, очень жаль, — протянула Алья и провела рукой по лицу, будто снимая усталость.       — А что с девушкой случилось? — поинтересовался мужчина.       — Да так, убили, — обыденным тоном ответила Мари и ушла к выходу. — Привычное дело.       — Париж всегда был кровавым городом, — негодующе ответил он и провёл языком по губам. — И твои руки тоже испачканы, la rose*.       Тело бросило в дрожь от этих слов, но Маринетт постаралась как можно скорее уйти. Алья взволновалась и двинулась следом, лишь бросив напоследок короткое «До свидания». Девушки выбежали из дома и облегченно выдохнули. Адриан, Нино и Макс встревожено смотрели на них и не понимали, что происходит.       — Что такое? — голос Агреста дрогнул, когда заметил, что на глаза Мари наворачиваются слезы.       — Хлоя была здесь незадолго до убийства, купила белое вино, которое и было в бокале, — шатенка положила руку на плечо подруги.       — Маринетт, ты чего? — спросил Макс и заглянул ей в глаза.       — Этот мужчина очень странный, — продолжила Сезер и повела подругу к калитке.       В тот момент Маринетт не чувствовала ничего, перед глазами была пелена. Такая белая и плотная. В ушах звенели крики людей и выстрелы. Последние крики. На её руках и вправду было много крови.       Перешли дорогу и остановились возле автомобилей. Маринетт сделала вид, что стало лучше, но всё только ухудшалось с каждой секундой. Все заняли прежние позиции, девушка крепко сжимала руль и пыталась унять боль и страх в груди. Совесть грызла её всю жизнь за эти поступки, но мы не в силах убежать от своего прошлого. Какими бы сильными и серьезными не казались, внутри всегда будет храниться секрет, о котором не узнает никто. Он будет бить и рвать грудную клетку, будет ломать рёбра от крика, сделает слабым, но никто не сможет от него убежать. От своей тени невозможно убежать.       Уже близился вечер, на небе появились первые звезды, а снегопад на тле света фонарей казался прекрасным вальсом на каком-нибудь балу. Эстетичные вывески и гирлянды украли прекрасный город и напоминали о скором приходе зимы, атмосферы Рождества и семейного тепла. Тёмное, почти чёрное небо, было усыпано звёздами, только тучи показывали всего немного из них.       Быстрым темпом вся команда добралась до офиса. Припарковавшись возле входа, все вышли на улицу. На ладонь Маринетт упала маленькая снежинка, которая в сию же секунду превратилась в капельку холодной воды. Красивые ровные узоры, похожие на паутинку, с острыми иголками на концах. Такая холодная и острая, но в тоже время милая и красивая. Она почувствовала на себе пристальный взор и подняла голову. Её глаза тут же встретились с Адрианом. Насыщенные глаза блестели и искрились волнением, хотя снаружи он по-прежнему оставался бесстрастным. Девушка поджала губы и резко отвернулась, пошла ко входу в офис.       В здании было очень тепло и светло, что далеко не можно было сказать об улице. Оказалось, у дежурного не было ключей от кабинета, что очень насторожило её. Но во время разговора Ким признался, что один человек просил не говорить о его присутствии.       Быстрым шагом двинулись на второй этаж, в кабинет, а в душе воцарилась паника и тревога. Дверь оказалась не заперта. Маринетт, о всей силы дернула ручку и сразу остановилась на пороге.       — О, Лука, я уже успел соскучиться, — насмешливо сказал Адриан и зашёл внутрь. — Я вижу ты тоже.       — Заткнись, — грубо ответил он и подошёл к Мари.       — Какого небесного тела ты здесь забыл?! — сразу начал защищать подругу Нино.       — Уйди отсюда, выход прямо перед твоим носом, — подхватила Алья и напряглась.       — Я просто пришёл оставить кофе для Маринетт, — хмыкнул Куффен и недоброжелательно глянул на друзей.       — Да? Тогда с вашего позволения я вылью его в умывальник, — Агрест открыл окно и вылил всё содержимое стаканчика на столе девушки на улицу. — Правда, это не совсем похоже на умывальник, но хоть кому-то в этой жизни ты точно помог — растениям.       Лука аж задрожал от злости, крепко стиснул зубы и развернулся к Адриану, который всё оставался спокойным, как удав. Макс и Нино чувствовали, что намечается что-то ужасное, поэтому взяли бывшего парня брюнетки под руки и силой вытолкали в коридор. Маринетт даже не поняла что произошло. Всё пробежало перед глазами, как двадцать пять быстрых кадров, один за другим меняясь. Она лишь мотнула головой и выгнула бровь. Алья обняла подругу за плечи и отвела на место, пока Адриан сел на край подоконника.       — Я хоть и не знаю, что у вас произошло, но чувствую, это что-то далеко не хорошее. Он тогда вечером вёл себя очень некрасиво по отношению к тебе, — мужчина выбросил стаканчик в урну рядом со столом Мари и широко улыбнулся.       Через несколько минут вернулись и Макс с Нино. Они выглядели очень напряженными, но довольными.       — Не нужно было столько делать, — тихо молвила брюнетка и опустила глаза. — Я и сама могла с ним справиться.       — Друзья для того и нужны, чтобы помогать в сложных ситуациях. Даже, если ты и сама можешь прекрасно набить ему смазливое личико, — усмехнулся Лейф и широко улыбнулся.       — Вы самые лучшие друзья, — прошептала она он жадно прикусила губу.       Никогда прежде она не говорила это. Боялась бросить слова на ветер и потом пожалеть об этом. Но теперь она была твёрдо уверена в своих словах.       Недолго длилась их сентиментальная пауза, ведь уже через двадцать минут все принялись за работу. Главной задачей было восстановить хронологию событий и найти совпадения между всеми убийствами. Они очень долго сидели возле доски и выдвигали теории, но ни одна из них не казалась правдивой. Работа длилась до двух часов ночи, пока вся команда не свалилась с ног от усталости. Макс занял место Нино и лег в не самую удобную позу для сна на столе. Алья и Маринетт сложили руки и уснули на столе Дюпэн-Чен, а Нино и Адриан — на стуле Альи. На доске висело много разных заметок, фотографий, наводящих вопросов, записанных на цветных листочках.       Маринетт скривилась во сне и сжала руку в кулак. Ей снился самый ужасный кошмар в её жизни.       " Она оказалась в неограниченном во времени и пространстве белом мире. Здесь не было выхода, всё вокруг окрасилось в один единственный белый цвет, который сильно давил на глаза.       На теле Маринетт была лишь длинная белая шифоновая сорочка, которая доходила до пола. На груди пришиты узоры и завитки, короткие волосы — распущены.       — Мари, — этот голос заставил её колыхнуться и тут же замереть.       За спиной стояли её родители и приветливо улыбались. Они совсем не изменились с момента их последней встречи. Как же давно это было. Сабина Чен — невысокая стройная женщина с короткими чёрными волосами и азиатской внешностью, а рядом — Томас Дюпэн — любимый отец, стоял так близко и протягивал руки Мари. Девушка подбежала к ним и почувствовала как слёзы захлестывают лицо, всё сильнее стекая по лицу вниз. У неё начиналась настоящая истерика. Как же хотелось прижаться к ним, вновь почувствовать тепло, поддержку, заботу, которой ей так не хватало.       — Мама! Папа! — всхлипывая, как маленький ребенок, прошептала она и бросилась к ним, но они только с радостью обняли её. — Мне вас так не хватает!       — Как же ты выросла, малышка, — прошептала Сабина и вытерла большими пальцами слёзы дочери. — Время так быстро идёт.       — Как же я хочу, чтобы вы были рядом, — прошептала Мари и крепче обняла родителей.       — В скором времени мы встретимся, — улыбнулся Томас и обнял дочь за плечи.       Эти слова, будто током ударили её. Тело бросило в неистовую дрожь, а губы пересохли и потрескались. Сзади родителей мелькнула высокая чёрная тень девушки, которая держала в руках красную розу, а из ниоткуда начали падать бордовые лепестки. Маринетт села на колени, но родители тут же испарились, словно никого и не было. Брюнетка почувствовала, что больше сверху падали не лепестки роз, а капала кровь. Глянула на свои руки и закричала от ужаса. В голосе эхом повторялся дикий смех и фраза мужчины.       — Скоро ты встретишься с родителями. Твои руки испачканы кровью, la rose… "
Примечания:
* - с франц. "Роза"

Надеюсь на вашу поддержку и отзывы! Спасибо за прочтение! Хорошей недели 💜
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты