Не Пойман - Не Вор

Джен
PG-13
В процессе
2
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 15 частей
Описание:
Бенедетто жил своей обычной жизнью – воровал, иногда выигрывал целые состояния в карты, дрался из-за этих самых состояний, и даже нашел девушку, которая смогла затронуть в его сердце определенные струны. Это все начинает рушиться после бала, на который он пришел с целью ограбить хозяев и на котором он встречает свою полную копию, только не с изуродованным шрамами лицо. И ладно бы просто встретил, эта копия начинает им интересоваться.
Примечания автора:
Время действия: 1903 год.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава первая, в которой жизнь идет привычным чередом

Настройки текста
      Дверь в комнату открываеться слишком быстро и демонесса еле-еле успевает закрыть окно, зная, как гостья не любит открытые окна. Тут же в ее комнату врывается сестра, начавшая сразу же рыться в ее шкатулке с украшениями. - Послушай, а где твои золотые шпильки? Ко мне вот-вот прибудет возлюбленный, хочу быть перед ним во всей красе. - Они должны быть на самом верху, посмотри внимательнее, - мечтательно произносит первая, пребывая в мечтах о только что ушедшем от нее ухажере. - Лис, их тут нет, как и колье с черным камнем, твоего любимого. - Как нет?       В это время Бенедетто уже растворился среди толпы таких же как и он жителей города и свернул в один очень узкий, практически незаметный переулок. Он был темным и в нем пахло рвотой и прочими телесными жидкостями, но его не очень то волновал запах; плащ же был слишком коротким, чтобы испачкаться в нем, а ботнки быстро очистит дорожная пыль. Куда сильнее он был сосреготочен на местности, в которой было легко запутаться и потеряться, чего очень не хотелось. Если потеряется, придется лезть на крышу, а лезть на крышу — возможность привлечь к себе нежелательное сейчас внимание.       Но его тело, видимо, помнит дорогу лучше, чем разум, ибо он все-таки вышел к нужной лавочке, спрятанной от чужих глаз в лабиринте закоулков и поворотов. Тут их даже стража не найдет, если все же решит начать работать. - Хэй, Ривис, - зовет он, стоит ему только открыть дверь.       Он проходит в знакомую еще с детства лавочку, залитую светом свечей и опирается на стойку, ждя хозяина дома. Из другой комнаты доносится тяжелый вздох и через несколько минут к нему все же выходит Ривис — уже старый демон среднего сословия. Он вопрошающе смотрит на юношу и садится на свой вечно скрипящий стульчик.       Лилиз тоже ничего не сказал, лишь по привычке почесал серый клюв своей маски, что скрывала его лицо, и потянулся к сумке, чтобы отдать ее. - Вот все, что удалось добыть сегодня, - говорит он, когда старик открывает ее. - Я так понимаю, ты смог завоевать сердце какой-то дворянки. - Дворянки, не дворянки, но рога у нее к голове плотно прижимаются. - Значит дворянка.       В то время, пока старик оценивающим взглядом осматривал полученные вещи, Бенедетто задумчиво наблюдал за потолком и в некотором роде радовался своей участи.       Когда он родился и до сих пор существует нечто вроде моды или обычая «выбрасывать» старшего близнеца, родившегося в семье демонов высшего сословия. Проще говоря, иметь двух одновременно рожденных детей было не в почете и от них избавлялись всеми возможными способами: кто-то убивал, кто-то подкидывал в семьи, которые точно скроют происхождение ребенка, а кто-то, перед этим изуродовав лицо и еще сразу после рождения изменив ход течения маны и тем самым цвет и форму рогов, просто оставлял где-то на улице. Последнее относилось и к Лилизу и если бы не Ривис, он бы умер еще там, на рынке, где его оставили умирать. Ривис впринципе воспитал и его, и его друзей и «сослуживцев», которые тоже были ворами, и похоже тем самым случайно создал целую гильдию. - Думаю, за три сотни продать смогу, - задумчиво произносит старик, рассматривая шпильки, что в свете свечей блестели приятным рыжим цветом. - А остальное? - спрашивает Бенедетто, чувствуя, как трепещет сердце от возможности получить целую кучу монет. - Это чернокаменное колье придется разобрать, сам понимаешь, но мелкие камни обойдутся немного-немало в полторы тысячи каждый. А этот большой, - сказал он, проводя большим пальцем по граням черного камня в середине, - вполне пройдет за четыре.       В сердце юноши зажегся пожар. Такой большой добычи у них не было так давно, что сейчас это казалось неведомым сном! Боги, да они ведь смогут благодаря этому и выплатить все долги старика, и не умереть с голоду, и остаться с крышой над головой!       В это время Ривис с хрипом вытащил из одного ящика своей стойки длинную книгу и начал учет всех вещей, что принес Лилиз: двадцать золотых шпилек, одно колье с мелкими синими и одним большим черным камнем, два кошеля с монетами, общей суммой в семьсот золотых, каким-то неизвестным способом забранный канделябр на две свечи, судя по виду из меди… - Отряд недалеко отсюда! - закричал ворвавшийся и резко закрывший дверь Джиро — один из членов их гильдии. - Что они тут забыли? - с гневом спросил Бенедетто, быстро беря сумку и пряча в нее не только товар, но и протянутую Ривисом учетную книгу. - Я знаю лишь то, что они вдруг захотели работать! - ответил ему друг, тоже скрывая следы наличия здесь воров. - А мне кажется, что кто-то просто привел к нам хвост, а, Джиро? - Не ссорьтесь! - Ривис с силой ударил по столешнице, прекращая ссору. - Лучше бегите отсюда, пока не стало поздно!       Парни ринулись к заднему выходу, причем Бенедетто чуть не врезался в стол. Выбежав и закрыв за собой дверь, они выдохнули, пару секунд перевели дыхание и побежали дальше — лучше не быть здесь.       Спокойно себя они почувствовали только поднявшись на крыши и пробежав так несколько улиц. После Бенедетто глубоко вдохнул и пошел обычным шагом. - Эй, Бенедетто, - позвал его Джиро, тыкая локтем в бок. - В небе сейчас горит Ворон — удача на твоей стороне.       Лилиз недовольно оттолкнул парня от себя и посмотрел на небо. Действительно, на небе сейчас ярче всех горело созвездие Ворона, под которым он родился. Многие считали, что в эти дни, когда горят их созвездия, им сопутствует удача и у них все будет получатся. Так что некоторые все свои неудачи скидывали на небо и такие люди часто подбешивали Бенедетто. - Да, жаль, что твоя Крыса загорится только через месяц, - протягивает он, смотря на созвездие Джиро. - Может, хоть в этот день не приведешь к нам никого и справишься с роботой. - Нормально я работаю!       Бенедетто фыркнул и, взмахнув рукой, пошел в другую от парня сторону. Тот понял настроение друга и не пошел за ним, лишь проводив взглядом. Через пару кварталов демон все же спустился с крыш, черепица на которых все время шаталась, на землю и вышел из закоулка, куда он попал, на основную улицу.       Это оказалась довольно просторная рыночная площадь, на которую он в детстве бегал вместе с Меркуцио и они крали фрукты для остальных, а так же некоторые продукты, на которые Ривису не хватало денег. Бенедетто вздохнул и улыбнулся своим воспоминаниям, которые захлеснули его с головой. Он даже помнил расположение нескольких прилавков, за которыми стояли уже тогда пристарелые демоны и иногда просто давали им несколько плодов из доброты к детям. Хотя, это может их худенький и жалкий внешний вид вызывал в стариках желание их пожалеть и хоть как-то помочь…       Направившись вдоль рынка, он рассматривал различные стойки с продуктами и товарами. Все шумели, перекрикивались и торговались так громко, что было слышно на всю площадь. Были и индивиды, которые во время этого процесса не замечали ничего вокруг себя, благодоря чему он смог забрать с одной из стоек синее яблоко. Они ему нравились намного больше серых: мякоть у них была мягче и сочнее, а так же они были не такими кислыми и вязкими, как серые, от которых порой и вправду сводило челюсти. И, как назло, синие были намного дороже. Но сегодня он может позволить себе такую роскошь.       Из всей этой массы криков еле-еле выделялся глашотай, старающийся донести до демонов новости. Бедняга, может и голос сорвать… - Кража в семье Факирит! Личность вора не установлена, несмотря на его контакт с одной из наследниц! - кричал он своим хриплым голосом.       Бенедетто посмотрел на него немного, а после вздохнул и направился дальше. Его взгляд внезапно зацепился за довольно маленькую демонессу, которая упрашивала Стражников с видом, будто она вот-вот расплачется. Она так отчаянно цеплялась за них, не давая уйти, что он невольно заинтересовался и решил подойти к ней. - Я прошу вас, это необходимо! - умоляла она своим немного хриплым голосом. Действительно, она сейчас заплачет. - Ничем не можем помочь, - говорит один из стражников, довольно усмехнувшись.       Вырвав руку из ее ослабевших пальцев, он ушел, растворившись в толпе, как и его напарник. Бенедетто вздохнул и подошел к ней ближе. - Мисс, с вами все хорошо? - спросил он тихим голосом, нагибаясь вбок.       Девушка развернулась к нему и прерывисто вздохнула, стараясь сдержать уже выступившие на глаза слезы. - Я… У меня закончились травы для работы, а стражники не дают мне выйти в лес за ними. Если я не сделаю этого до вечера, я потеряю ее и окунусь в долги…       Слезы все же побежали по ее розовым щекам. В этот момент в груди Бенедетто что-то защемило и он внезапно почувствовал дикую необходимость успокоить ее. Он захотел защитить ее, поддержать и помочь ей, хотя такие чувства он раньше испытывал только к членам его гильдии, и то не ко всем. В миг оказавшись рядом с ней, он согнул ноги в коленях, чтобы быть с ней примерно на одном уровне, и аккуратно взял ее руки в свои. - Позвольте вам помочь. Я их достану, только покажите мне, как они выглядят, и я их достану. - Вы так говорите, будто уверены в этом. Из города сейчас практически никого не выпускают, вы знаете. - Ну, разгулялись мишки, что поделать. Но я достану, обещаю.       Демонесса недовольно фырнула, но по ее плохо сдерживаемой улыбке было видно, что она вовсе не обижена на него. - Давайте я провожу вас домой и вы покажите мне ту траву, которая вам нужна. Если у вас еще есть хоть немного.       Она кивнула и, взяв в руки свою корзинку, которая все это время стояла на земле, сделала жест рукой, показывая ему направление, куда они пойдут.       Это было довольно странно для Бенедетто. Настолько странно, что хотелось продолжать идти по этому пути, чтобы узнать итог, то, к чему эта тропинка странностей приведет. Может, финал будет не очень приятным, даже ужасным, но он готов пройти этот путь. Такого желания пожертвовать не только своим временем, но и собственную свободу поставить на кон ради дамы, которую он видит впервые — это просто верх его безумности. Сам ведь раньше говорил, что никогда не пожертвует собой ради кого-то не из гильдии. А сейчас что? Идет рядом с девушкой, имени которой он все еще не знает, но все же чувствует с ней некое родство, спокойствие, желание помочь… - А какого вы роста? - спрашивает он, смотря на нее. - Метр шестьдесят семь, - быстро отвечает она, поднимая голову. - Но это не я такая уж маленькая, это вы неприлично высокий. Я очень даже средняя. - Высокий рост как раз начинается с двух метров, есть много персон гораздо выше меня. Так что это вы низкая, хотя у нас разница всего в тридцать три сантиметра.       Девушка фыркнула, показывая свое возмущение, и продолжила смотреть вперед. Иногда он все еще слышал ее возмущенный бубнеж, который было практически невозможно разобрать. Впрочем, во всем этом гомоне толпы можно и не пытаться это сделать. - Кстати, мы так друг другу и не представились, - задумчиво поротянула она, перекладывая корзинку с одной руки на другую. - Бенедетто Лилиз, - ответил он прежде, чем успел подумать об этом.       Внутри все похолодело от осознания того, что он сказал новой знакомой свое имя. Такого он никогда раньше не делал и всегда говорил новым знакомым поддельные, порой выдуманные в тот же момент. Хотя, она не выглядела особо опасной для него или гильдии, наоборот, она была низкой, немного пухленькой, а в ее глазах теплилась настолько огромная доброта и доверчивость к миру — которая проглядывалась через синеву радужки даже во время ее грусти — что он понимал, назови сейчас он ненастоящее имя, то разрушил бы ее доверие в будущем, когда назвал бы настоящее.       Да, ему хотелось продолжать с ней контакт, впервые пойдя против своих же принципов. Впрочем, почему бы и нет, не так ли? - Мирисин Виретт.       Ее имя отпечаталось в разуме, повторившись несколько раз. Бенедетто хмыкнул и продолжил идти за ней, погрущившись в размышления о том, что он вообще делает. Это ведь вообще не в его стиле…       Мирисин подошла к одному из двухэтажных домиков, и открыла входную дверь ключом, попросив его побыть тут. Бенедетто усмехнулся ее доверчивости: а что, если бы он был вором и просто обокрал бы ее сейчас или позже, узнав все необходимое? Нет, формально он и есть вор и о краже ее имущества он и не думал, но если бы все повернулось не так, как было сейчас?       Его размышления прервала Мирисин, быстро вернувшись к нему и протягивая маленький пучок из пары стебельков с листочками на них. - Это все то немногое, что у меня осталось. Утром делала одну партию, в работе не замечаю важного… Заметила, что дурман закончился только когда принялась подготавливать все для вечерней, которую должна отдать завтра, - говорила она, пока Бенедетто задумчиво прокручивал в пальцах один из них. - Ближе всего к городу они растут у Западной стены. - А дальше?       Мирисин удивленно хмыкнула. Она была удивленна этим вопросом, ведь обычно те травницы или врачи, которые решались ей помочь, предпочитали делать все побыстрее. - Дальше всех у Северной… Скажите, вы же не хотите сделать что-то противозаконное? - Нет, что вы. Но, скажите, у вас разве нет разрешения на выход? Или такого с роду нет? - Такого никогда не было, - сказала она, тихо смеясь. - Сейчас вы и сами знаете, почему не выпускают — медведи в лесах стали подходить ближе к городам.       Бенедетто довольно хмыкнул и, поклонившись и пообещав, что выполнит все в течении трех часов, направился в сторону Северной стены.       Если так грубо нарушать закон может Стража, не выпуская даже врачей и травниц, у которых в лесу считай добрая половина работы, то и он может. ***       Он смог найти необходимую траву без особых затруднений и сейчас приспокойно собирал ее, но все же вслушивался в окружающую обстановку. Мало ли, какое-то животное появится или Стража вдруг нагрянет с патрулем. Первое, кстати, более вероятно, ибо стражники последние лет двести особо не напрягаются. Хотя, может так было всегда, кто знает. Не он точно.       Вздохнув, он положил последний пучок в мешочек, который взял по пути сюда с какого-то прилавка. Хорошо, что он тогда еще не был наполнен мукой, которую хозяин магазинчика в них пересыпал. Было бы жалко такой «дорогой» товар. Размяв плечи парой круговых движений, он положил мешок в сумку и хотел было уйти, как услышал голоса. Быстро юркнув на дерево с пышной растительностью, он скрылся от возможных свидетелей.       Два стражника спокойно ходили по лесу с расслабленным видом, будто и не было тут никаких медведей. - Когда уже введут этот налог, надоело сдерживать этих врачей, - промычал один из них, широко зевая. - Думаю, скоро. Новый губернатор довольно хорош, да?       Они остановились, а потом и вовсе устроили тут привал, устроившись на больших корнях дерева, которые выступали из земли.       Беззвучно ругнувшись, Бенедетто стал думать, что ему делать. Нужно вернутся к Мирисин максимум через пол часа, а для этого ему уже нужно бежать во все ноги, если судить по далекому звону колокола на главной площади. Деревья, может, и сокроют его от взглядов этих двух, но вот шорох выдаст его с головой. Черт…       Внезапно рядом с ним сел ворон. Он преспокойно сел чуть ли не на его ботинок, совсем не думая о соседе. Задумчиво склонив голову, Бенедетто погрузился в раздумья. Можно использовать заклятье морока, которое он использовал неоднократно, но как? Внезапно у него возник план, который мог легко провалиться, но все же мог и пройти. - Прости, символ моей удачи, но по другому я не могу, - прошептал он, схватив его и буквально выкинув его с дерева.       К его собственному удивлению, птица подлетела к одному из них и села на него. Тот буквально остолбенел и, побледнев, начал смотреть прямо на ворона, который в это время преспокойно сидел на его колене и крутил головой, рассматривая его. - Да ладно тебе, сколько тебе говорить, что птицы не страшные, - протянул второй, опираясь щекой о руку. - Еще как страшные, ты просто их вблизи не видел, - пролепетал первый, от страха не замечая ничего вокруг.       Воспользовавшись этим, Бенедетто аккуратно, подстроившись под очередной поток ветра, который вызвал громкий шелест листьев, спрыгнул с дерева. Можно было попробовать аккуратно уйти отсюда, но ему хотелось развлечься и хоть так отомстить за свой будущий бег по крышам. И ведь без передышки побежит. Он протянул руку к стражнику, который во весь голос смеялся над застывшем другом и освободил уже прилившую к кончикам пальцев ману. Она сроботала отлично и стражник, гонимый мороком, начал завязывать драку. Ворон быстро улетел и уже через минуту они сцепились друг с другом.       Злобно усмехнувшись, Бенедетто уже в открытую побежал к городу. Все равно в порыве драки его не обнаружат. Быстро добежав до стены, он подпрыгнул и зацепился за выступающие на ней камни. В городе было легче из-за крыш, которые помогли ему пройти чуть ли не половину пути, а тут нужно лезть целый путь. Вскоре он забрался на нее и спрыгнув на крышу рядом стоящего дома, при это чуть не вывернув ногу, он побежал к нужному дому.       Этот в какой-то степени размеренный бег по домам, переход по натянутым между улицами канатам, которые были скреплены в одну широкую веревку, бросание ехидных комментариев с сторогу тех, кто называл его забавным акробатом или идиотом, успокоили кипящую кровь вора и к дому новой знакомой он явился совершенно спокойным и готовым к общению. Он был возбужден разве что бегом, который он так любил, а про инцидент в лесу он и думать забыл.       Мирисин удивленно посмотрела на него, окинув взглядом с ног до головы. Сначала он не понял причину этому взгляду, а потом до него все же дошло: он зашел через открытое окно, что он всегда делал, когда приходил в гильдию таким путем. Он немного стушевался и почесал клюв своей маски, не зная, как оправдатся. - У вас довольно странные привычки, но терпимые. Правда, теперь открывать окно я буду только в случаях, если буду дома, - ответила она, смеясь.       Бенедетто тоже засмеялся и протянул ей мешочек. Она открыла его, проверяя, та ли в нем трава и трава ли вообще, а после довольно улыбнулась и, не сумев сдержать радости, крепко обняла его за грудь. - Ох, спасибо, спасибо вам! - воскликнула она, крепко сжимая его тело. - Я не знаю, что бы я без вас делала! Все же я правильно поступила, доверевшись вашему слову. - Твоему. Твоему слову. Я чувствую себя неуютно, когда ко мне обращаются на вы, - ответил он, обняв в ответ. - Можете не считать меня за дурочку. Я вижу, что ваши рога крепко прилегают к вашим вискам. Хотя, я не сразу заметила это через капюшон, только когда вы залезали и он слегка слетел увидела… - Я, можно сказать, Изганный из Высшего, так что я, как и вы, из среднего. - Ох, мне очень жаль. - Да ничего особенного. Я и сроду в Высшем обществе не был, жалеть не о чем.       Мирисин задумчиво сжала губы и притронулась к своим темно-синим рожкам. Они немного отходили от головы, как и у всех средних. Бенедетто всегда было интересно засунуть в это пустое место руку, но в детсве ему этого не разрешали другие, а сейчас он понимал всю глупость этого действия. - Еще раз спасибо! - счастливо улыбаясь, произнесла она, прижимая мешочек к груди. - Теперь я могу закончить Цириллис… - Что-то мне подсказывает, что вы готовите его не в лечебных целях. - Ну, да, - ответила она, слегка покраснев. - Я специализируюсь на любовных зельях, все же вы знаете, что по закону это у нас разрешено. - Надеюсь, его вы на мне не используете, - усмехнулся Бенедетто, складывая руки на груди. - Нет, что вы! Я, как зельевар, знаю все побочные эффекты каждого из них. И, тем более, любовь, которая вызвана искусственно, и любовью то назвать нельзя. Ты будешь мучаться от терзающих тебя мук от того, что ты его использовал, а твой любовник от притворных чувств к тебе… - При чем я сразу же выйду из города, как почувствую к вам что-то.       Мирисин звонко засмеялась, прислонив одну руку у своей груди, а после посмотрела на него своими голубыми глазами. В них так и сверкали звездочки счастья, от которых желудок Бенедетто приятно свело. Захотелось видеть ее счастливой снова и снова, причем прилагать для этого все свои усилия… Такое было давно-давно в детстве, когда ему и Меркуцио было лет по двадцать. Тогда они закидали обидчиков камнями и видеть сияющее радостью лицо друга было так же приятно, как и сейчас.       Бенедетто сглотнул и потоптался на месте. Отряхнув плотно прилегающие к ногам штаны, он вздохнул, собираясь продолжить так неловко прекратившейся диалог, но ему самому не дали сказать и слова. - Я… Извини, мне нужно работать, да и тебе наверное пора… Ты и так потратил на меня кучу своего времени, а ты создаешь впечатление человека, которому личное время невероятно дорого…- тихо произносила Мирисин, теребя в руках края мешочка с травами. - Поверь, потратить время на тебя было самым лучшим решением в моей жизни. - Ну, тогда приходи еще. Мое окно всегда открыто для тебя.       Бенедетто коротко рассмеялся и выскочил в окно, побежав в сторону столь родной подворотни. Стоит запомнить расположение дома и побегать сюда еще несколько раз, чтобы потом прибегать без особых проблем. Можно еще и короткие пути поискать… Он всегда делал так, когда находил новое место, в которое ему хотелось возвращаться: он прибегал просто так и сразу же возвращался к гильдии, так несколько раз за «подход».       Приближаясь к дому, он стал замечать знакомые лица в толпе. Было у них всех свое особенное умение, которое позволяло им видеть своих даже в самой непроходимой толпе. В этот раз он увидел только троих: Алед и Симир — два названных брата — несли старику несколько маленьких сундуков на вскрытие, а Тибальт разговаривал с незнакомым Бенедетто человеком. По его грозному, источающему холод выражению лица было понятно — он договаривается о своем очередном деле. Любил он быть наемным работником до жути, из-за чего выкупать его у Стражи приходилось довольно часто. Это либо отличить настоящее дело от ловушек он не умел, либо заказчики и правда были такими скрытными, что обманывали его как ребенка.       Они встретились глазами и Бенедетто пригрозил ему пальцами. Сейчас тратить на него деньги особо не хотелось, учитывая, что часть денег они должны как раз из-за него. Тибальт нахмурился и отвернулся к своему собеседнику, спросив о чем-то. Вздохнув, Лилиз прошел по крышам подальше от чужих глаз и все-таки спустился на землю, после чего уже привычно начал петлять по нему, иногда специально поворачивая нетуда. Да, надо вернуть Ривису его вещи, но там сейчас наверняка собрались все и Меркуцио в том числе. Почему-то именно сейчас видеть лучшего друга, считай брата, не хотелось. Наверняка будет бубнить себе что-то под нос по поводу его пропажи на четыре часа и ругаться из-за этого, как чья-то мама.       Вскоре он все же пришел к лавочке, он зашел в здание. Как на зло, Меркуцио сидел прямо рядом с Ривисом и недовольно нахмурился, когда Бенедетто, не обращая на него внимания, подошел к стойке старика. - Держи, - Лилиз протянул Ривису его книгу и стал выкладывать из сумки вещи. Сейчас отдавать ему он не собирался, мало ли унюхает то, что сейчас нельзя. - Дурманом пахнет, - как на зло произнес старик, поднеся книгу к носу и внюхиваясь в ее листы. -Что ты делал все то время, пока был не тут? - Тебя это не касается, - с нажимом произнес Бенедетто, громко поставив канделябр на стол.       Старик вздыхает и принимается раскладывать вещи по своим местам. Выложив все, Лилиз закрывает сумку и направляется в коридор, собираясь идти в их общую комнату. Он буквально чувствовал гнев идущего за ним Меркуцио, как друг прожигает горящим им взглядом дыру в его затылке. Когда они уже подходили к комнате, он схватил Бенедетто за запястье, прося остановиться. - Где ты был? - выделяя каждое слово, будто ставя после них точки, спросил Меркуцио. - Тебе это так важно? - Бенедетто, что это вообще значит?! Я беспокоюсь за тебя, а ты пропадаешь где-то целыми днями, иногда неделями не возвращаешься к нам, а по возвращению говоришь, что это не наше дело. Что такое с тобой происходит?! - Просто ты опекаешь меня, как шишина своего шишиненка.       Бенедетто вырвал свою руку из его хватки и быстро скрылся от друга за дверью. Практически все члены гильдии уже были тут и раговаривали на разные темы и занимались прочими делами, что было ему только на руку: Меркуцио не станет говорить с ним об этом в обществе других.       Пройдя к столу, на котором стояла клетка со спящей там шишиной — существом, что похоже на смесь земных хомяка и шиншилы — он сел за него и начал наблюдать за животным, которое иногда вздрагивало во сне или шевелила своим черным носиком и усиками. - Ребята, мясо готово, - счастливо проговорил ворвавшийся в комнату Джиро, отряхивая испачканные в муке руки. - Но не заходите пока, я занял стол под приготовление… - Да всем все равно, под что ты его там занял, все равно потом поймем, - протянул Алед, перебирая карты, которые он держал веером.       Джиро фыркнул и, гордо подняв голову, ушел назад на кухню. Несколько ребят все же ушли на кухню, но быстро вернулись с едой и продолжили свои дела.       От скуки Бенедетто хотел присоединиться к играющим Аледу и Францу, но в комнату зашел Меркуцио и, пройдя к нему, оперся на его плечи. Он тяжело вздохнул и слегка приобнял Лилиза за грудь, хотя это больше похоже на попытку задушить его. - Прости, - прошептал тот, нагнувшись прямо к лицу друга, чтобы никто другой не услышал их разговор. - Может, я и правда перегибаю палку с этой заботой, но пойми, ты — мой самый близкий друг и я боюсь тебя потерять. - Я тоже тебя стою, - так же тихо прошептал Бенедетто и легонько щелкнул друга по кончику носа.       Тот фыркнул и быстро выпрямился, чтобы не получить еще раз. Бенедетто усмехнулся и буквально развалился на стуле, смотря на друга снизу вверх. Даже в темных кругах маски было видно, как его грязно-зеленые глаза блестят от юношеской радости и беспечности. - Эй, ребят, вы не представляете, что я сегодня видел! -закричал внезапно зашедший в комнату Адам. - Наша ворона сегодня бегала за стену ради барышни!       Бенедетто выпрямился и отвернулся от Меркуцио, который посмотрел на него удивленным и одновременно с этим возмущенным взглядом. Было видно, что от нахлынувших на него эмоций он не может подобрать и слова, хотя очень старается. Пару раз он даже открывал рот, чтобы сказать что-то, но практически сразу закрывал. В итоге он просто отвернулся, а его возмущенное фырканье просто потерялось в поднявшемся гомоне. - Да ладно, лицо в шрамах, так ты у нас не из этих? - ехидно протянул Алед, театрально опираясь подбородком о нижнюю часть ладони и заинтересованно смотря на Бенедетто. - Извини, что не удовлетворил твои ожидания. Да и ты все равно не в моем вкусе, - тем же тоном ответил Лилиз, вставая со стула и отряхивая плащ, который он так и не снял.       Не обращая внимания на возмущения демона, он вышел из комнаты. Нужно было еще громко хлопнуть дверью для завершения картины, но сейчас этого не хотелось.        Бесшумно пройдя на крышу, он глубоко вдохнул прохладный воздух и сел на такую же холодную черепицу. Чувствовался запах дыма, который шел с противоположного конца крыши из трубы, а так же запах, похожий на мокрую землю. Такой всегда стоял перед начинающимся дождем и тучи, которые заволокли небо, были тому подтверждением. Сложив руки на согнутых коленях, он наблюдал за ними, как иногда через них проглядывалась луна или горящая ярким огнем звезда.       Сзади слегка застрещала черепица и рядом с ним сел Тибальт. Он тяжело вздохул и вытянув одну ногу вперед. - В конец достали, да? - спросил он, смотря на Бенедетто своими черными как смоль глазами. Он и сам, в прочем, был большим черным пятном, если не считать бледную кожу. - Ага, - коротко ответил он, не отрываясь от вида неба.       Тибальт тоже стал наблюдать за тучами, иногда щелкая пальцами. Ему всегда нужно было что-то делать руками, даже когда он засыпал, он до последнего перебирал кончиками пальцев край одеяла или подушки, либо просто тыкал в матрас. Бенедетто видел это, так как тоже спал на верхнем этаже их кроватей. - Вы с Меркуцио все так же цапаетесь? - А вы с Меркуцио все так же не можете понять, что друг к другу чувствуете? - Да что вы заладили? Мы друзья.       Тибальт довольно угукнул, и оперся ладонями о крышу, слегка испачкав их в грязи. - Слушай, не хочешь помочь мне завтра с делом? - В чем оно заключается? - Ты же понимаешь, что если я сейчас выдам тебе информацию, то ты соглашаешься на дело? - щурясь, спросил Тибальт и, получив положительный ответ, продолжил. - Вилла-Плаццо, которая уже лет двести двадцать стоит пустая, обзавелась новыми хозяинами. Новый губернатор заселился в нее вместе со своей семьей. Судя по слухам, она ему и принадлежала, но не суть важно. Завтра он дает бал-маскарад и во время его мы должны вынести из его дома несколько документов и кое-какие вещички, что принадлежат его сыну. Как ты понимаешь, они находятся в двух совершенно разных местах, так что мне нужен напарник. - Уверен, что не ловушка? Нам не хватит денег на выкуп сейчас, старик не продаст полученные мной вещи так быстро. - Да, да, да, слышал я о твоем джек-поте. Гербом клянусь, что не ловушка. В противном случае сможешь побить меня, я этого заслужу.       Бенедетто довольно и шумно фыркнул и посмотрел на остальные темные крыши. - Ну, информацию ты мне выдал, так что и сам знаешь, каков мой ответ. Завтра скажешь, когда выходим. Обещаю, что не буду выходить из дома, -сказал он, поднимаясь и подходя к люку на крыше. - Меркуцио будет так доволен, - ехидно протянул Тибальт, когда Лилиз уже спускался вниз.       Тот улыбнулся и даже не стал отвечать ему тем же, а просто продолжил спускатся. Вернувшись в комнату, он заметил, что все свечи уже потушены, а некоторые ребята уже во всю храпят. - И сколько меня не было? - спросил он, подойдя к своей кровати, на нижнем этаже которой лежал Меркуцио и вертел в руках один из деревянных шариков, которым иногда играла приходящая к ним кошка. - Примерно час. Чем ты там занимался? - Ничем особенным, мам, - ответил Бенедетто и поднялся на свою кровать, перед этим сняв ботинки и плащ.       Уже наверху он снял с себя маску, проведя ладонью по лицу. На нем не было и живого места, все оно было покрыто шрамами от ножей. Ривис каким-то неведомым способом сумел сделать так, чтобы они были не такими ужасными и практически не выступали, но Бенедетто это особо не помогало. В детстве ему хотелось сделать тоже самое с тем, кто сделал это с ним, а сейчас ему было все равно. В маске довольно удобно, если подумать…       Освободившись от обтягивающей одежды, которую он все равно не замечал, он лег и запустил руку в свои темные волосы, начав смотреть в потолок и погрузившись в свои размышления.       В окно мелко забил дождь, уже через несколько секунд превратившись в настоящий ливень. Через минуту в комнату зашел Тибальт и, посмотрев на него, Бенедетто закрыл глаза, притворившись спящим. Правда, вскоре он и правда заснул, погрузившись в приятное забвение.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты