Не Пойман - Не Вор

Джен
PG-13
В процессе
2
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 15 частей
Описание:
Бенедетто жил своей обычной жизнью – воровал, иногда выигрывал целые состояния в карты, дрался из-за этих самых состояний, и даже нашел девушку, которая смогла затронуть в его сердце определенные струны. Это все начинает рушиться после бала, на который он пришел с целью ограбить хозяев и на котором он встречает свою полную копию, только не с изуродованным шрамами лицо. И ладно бы просто встретил, эта копия начинает им интересоваться.
Примечания автора:
Время действия: 1903 год.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава вторая, в которой Бенедетто и Тибальт начинают свое дело

Настройки текста
      Утром Бенедетто проснулся последним и то, если бы не Меркуцио, то проспал бы еще дольше. Друг сидел на его кровати, не боясь упасть, и медленно перебирал его темные волосы, тем самым и разбудив. - Ох, извини… - хриплым голосом сказал он, а после отвернулся и закашлял в кулак. - Тебе определенно надо лечиться, - твердо произнес Бенедетто, придерживая его за грудь и спасая от падения вниз. -Температуришь еще со вчерашнего утра. - Это ты виноват, заставил меня вчера боятся, - хитро ответил Меркуцио, нагибаясь ближе к лицу друга.       Бенедетто фыркнул прямо в его щеку и спрыгнул с кровати, не забыв прихватить с собой одежду. Быстро одевшись, он подошел к вечно зашторенному окну и посмотрел на небо, слегка отогнув темную ткань. Луны не было видно, а вот горящее созвездие вполне. Куница. - Сегодня удача твоя, - сказал он спускающемуся по лестнице Меркуцио, подходя к клетке с шишиной и проверяя наличие у нее воды и еды. - В кои-то веки получу от старика меньше поручений.       Меркуцио улыбнулся другу, немного покачался на месте, будто желая подойти к Бенедетто и коснуться его, а потом неслышно вздохнул и вышел из комнаты, в то время как Лилиз направился на кухню.       Там сидел только Тибальт, медленно попивая горячую воду. Они встретились взглядами и старший, не говоря ничего, ушел с кухни. Он знал, что Бенедетто неуютно есть с кем-то еще в комнате, так что решил дать другу спокойно поесть в спокойствии.       Лилиз сел за стол, взяв себе кусочек пирога с сахаром. От него его всегда немного подташнивает, но как назло, альтернатив особо не было. Можно перекусить украденным вчера яблоком, но оно лишь усилит чувство голода, если его есть на голодный желудок… С трудом проглотив довольно сыпучую пищу, которая была похожа на песок по вкусу, он просто положил его на стол и стал медленно пить воду. - Не нравится — так и скажи, - слышит он недовольный голос Джиро.       Он стоял в дверях, недовольно надувшись и хмуря брови. В основном готовил он, так как просто любил это делать. Остальные тоже умели, но вот именно он этим делом горел. Поэтому, кухню считай добровольно отдали в его владение. - Ты сам знаешь, как я отношусь к этому куличику из песка, которую ты называешь… Я даже не знаю, как ты его зовешь.       Джиро фыркнул, а после отвернулся от Бенедетто, гордо задрав нос. Не обратив на обиду особого внимания, Лилиз запихнул в себя остатки еды и, стараясь не обращать внимания на загоревшийся в районе груди дискомфорт, как и раньше попытался проглотить ее. - Ты вчера не ужинал, сегодня давишься остатками еды, которые скоро выблюешь. Теперь я понимаю Меркуцио… - Нормально я ем. - Ага, как же. Вода — это не еда, Бен. - Джиро, я нормально ем. То, что ты этого не видишь, не значит, что этого нет. Оставь нравоучения Меркуцио. - Смотри, как бы Марсэтт не начал тебя ревновать.       С этмми словами Джиро скрылся с кухни, а Бенедетто недовольно фыркнул. Выпив немного воды, он невольно прокрутил в памяти полное имя Меркуцио: по фамилии друга называли редко, в то время как Лилиза часто. И что только двигало ими, когда они их придумывали? Когда их произносят другие, их фамили кажутся такими странными и дурацкими, но когда они повторяют их друг другу… От этого внутри что-то приятно трепещет, а их тихий шепот всегда вызывает волны мурашек по телу. Они всегда нагибались близко к другу в такие моменты, чтобы их не услышали другие. Была в этих действиях своя магия, непонятная, но манящая…       Выдохнув, Бенедетто встал со стула и, немного подумав, взял из одного из множества ящиков мешочек с травами. Хитро улыбнувшись, он насыпал немного в чашку, а после залил их все еще горящей водой. Вернувшись в комнату, он, как и ожидалось, обнаружил там Меркуцио. Он сидел за столом и разбирался со вчерашними записями старика, в то время как Тибальт наблюдал за ним со стоящей рядом кровати, слегка свешившись вниз. - На продажу вещей от Адама пока можно не расчитывать, нужно переждать некоторое время и может состарить их… - То есть сама ситуация, как он спер эту раму, тебя не волнует? - Да не особо. - В твоей голове только Бенедетто.       Под возмущенную речь, Лилиз вручил Меркуцио чашку. Тот даже ненадолго прекратил «нравоучать» Тибальта и поблагодарил его.       Уже не обращая внимания на спор ребят, Бенедетто достал из клетки недовольно засопевшую шишину и сел на кровать Меркуцио. Она немного потопталась в его ладонях, устраиваясь поудобнее, и продолжила спать. Демон же аккуратно гладил ее густую, немножко холодную серую шерсть, погрузившись в свои мысли. Вскоре шишина окончательно проснулась и стала заинтересованно ползать по нему. Один раз она даже забралась на его плечо и перебралась с него на шею, из-за чего ему пришлось нагнутся вперед, чтобы она не упала.       Меркуцио вновь закашлял, а после протяжно замычал и оперся ладонью о лоб, видимо стараясь уменьшить тем самым боль в голове. Бенедетто снял с себя шишну и, положив ее назад в клетку, аккуратно взял уже несопротивляющегося друга за плечи и уложил его на кровать. Взяв свое одеяло, он накрыл им друга и сел рядом. - Что ты мне налил? - Лекарство. Поспи немного и станет легче. Тебе правда надо отдохнуть: иначе не выздоровешь. - Мудак, - только и ответил Меркуцио, после чего отвернулся от него и получше закутался в одеяло. - Маленькая ссора в маленькой семье, - тихо прошептал Тибальт, улыбаясь, показывая зубы.       Бенедетто шикнул на него. Немного посидев у друга, вглядываясь в его лицо, он убедился, что тот заснул, и только тогда ушел в другую комнату, поманив рукой Тибальта. Тот с шумом спрыгнул на пол и пошел за ним. - Теперь я понимаю, почему тебя ловят. Ты мишка во всех смыслах. - Вот уж поверь, при желании я и тебя в скрытности обойду. - У тебя вообще есть план действия? Что должно произойти там? Мне нужна вся информация, иначе я забью на свои прошлые слова и убегу в закат.       Тибальт нахмурился, а после усмехнулся и пригрозил младшему пальцем. Прокрутив в руках неизвестно откуда взявшуюся палочку, он все же поднял взгляд вверх, вспоминая все необходимое. - План действия есть, но я скажу его непосредственно по пути в наш пункт назначения. Что должно произойти? Да обычный бал, на котором празднуют что-то связанное с сыном губернатора. Выкрасть мы должны документы о новых законах, которые он еще не ввел, но уже рассмотрел и вот-вот отправит куда надо. Ты же не хочешь каждые несколько дней бегать ради твоей подружки за стену, а в противном случае это действительно станет противозаконным. - Так ты в команде, которая повернута на мне и Меркуцио, или в той, что вчера образовалась? - Я ни в какой. Я просто вижу истину, которую вы все не хотите замечать.       Бенедетто задумчиво склонил голову и хотел было спросить, что тот имел ввиду, но в наступившей тишине раздался тихий звон колокольчика. Ривису что-то нужно. Вздохнув, Лилиз направился вниз, понимая, что Тибальт не пойдет туда даже если он использует на нем свой морок. У него был какой-то конфликт со стариком еще с тех времен как тот стал непосредственно стариком.       Вор с улыбкой вспомнил тот момент, когда Ривис вновь стал стареть. Это было лет сто назад и тогда все сильно испугались этого — тогда у их считай отца появился кровный внук и это означало, что он уже может прощатся с жизнью. Но потом все просто… Остановилось. Все на подсознательном уровне поняли, что всю родню старика просто убили. Впрочем, это их не особо растроило, как и самого Ривиса, ведь они просто не знали его родни, а старик просто не виделся с ними настолько давно, что просто перестал чувствовать к дочери хоть что-то. - «Это круговорот жизней, мелкий, и мы не в силах его остановить», - пронеслись в мыслях Бенедетто сказаные тогда Ривисом слова, которые он все еще помнил настолько хорошо, что мог повторить интонацию, с которой они прозвучали. - Что такое? - Помоги вскрыть замок и будешь свободен, - сосреготоченно ответил Ривис, в очередной раз ломая отмычку.       Бенедетто вздохнул и подошел к старику. Забрав из его рук отмычку, он стал сосреготоченно подбирать положение, в котором она должна находится. Временами слышались тихие щелчки и он искренне не понимал, почему до него его не могли открыть. И, как на зло, именно после этой мысли отмычка сломалась. Рыкнув, он с горем попалам вытащил ее кончик из замка и взял новую. - Сколько еще попыток? - на будущее спросил он, вертя железку в пальцах. - Считая с этой, две. - Черт!       Теперь аккуратности в его действиях было не занимать, а таким сосреготоченным, как сейчас, он никогда не был. Внутри него зародилась цель открыть этот замок именно сейчас и именно этими отмычками. Да, старику и так нужно будет покупать новые, но открыть его сейчас стало делом принципа. Он даже сжал зубы как можно сильнее, хоть это и не помогало процессу. Опять сломал отмычку…       Вскоре замок наконец-то громко щелкнул и внутри Бенедетто возрадовался своей маленькой победе. Собрав в кучку все части отмычек, он положил их в специальную коробку: Ривис всегда собирал их и уносил знакомому работнику по металлу. Никто не знал зачем, но у каждого была своя версия. Бенедетто и Меркуцио думали, что он просто получает за них деньги, сохраняя оборот металла, так как кузнец был довольно крупным и не мог делать такие мелкие вещицы, как отмычки. У других версии не сильно отличались. Ну, кроме Адама, у него всегда все сводилось в непонятные намеки и везде он видел любовь. Даже когда Франц вручил какой-то девушке яблоко, он смог увидеть любовный подтекст. Хотя она просто была худющая, голодная и холодная, а их другу просто стало ее жалко… - Что у вас с Меркуцио происходит? - спросил Ривис, открывая крышку сундука. - Даже я заметил, хотя практически все время сижу тут. - Да, это не так важно, как ты думаешь. - Важно, еще как важно, - глаза Ривиса будто затянуло туманом, они помутнели от воспоминаний, которые в один миг пробежали перед ними. - Для других вы считай опора, и если рухнете вы, то рухнут и они. А оттуда я уже не смогу вам помочь. - Не рой себе могилу раньше времени, старик. Еще столько же проживешь! - Бенедетто усмехнулся, а после тоже погрустнел. - Может мы и опора для остальных сейчас, но после твоего ухода все обязанности лягут на плечи одного из нас. И надеюсь, это буду не я… - Почему же? - Если я буду тут главным, я сломаюсь под весом ответсвенности уже через час после взятия этого груза. Так что из старших остается только Меркуцио, причем он сам того не замечая, уже теснит тебя с места.       Ривис улыбнулся, будто Бенедетто повторил его собственные мысли. Лилиз выпрямился, осознавая, что сам сказал что-то, над чем ему нужно подумать. Но почему-то сейчас у него были только мысли о смерти старика. - Не пугай меня, - твердо сказал он, щуря глаза, хотя этого не было видно из-за маски. - Я не пугаю. Просто хочу, чтобы вы все-таки помирились. - Мы и не ссорились. Просто он слишком лезет со своей заботой. - Ну, и ты не отстаешь. Обманом напоил его огне-травами, - Ривис усмехнулся, ехидно посмотрев на воспитанника. - Ему просто нужно пропотеть и ему станет хотя бы чуточку лучше. Как минимум, температура понизится. - Вот видишь, ты тоже лезешь к нему со своей заботой. Вы оба похожи, хоть и отрицаете это. - Мы не похожи.       Бенедетто фыркнул, отворачиваясь от старика. Нет, ну правда, они ничуть не похожи! Он был свободным от чужих мнений, беззаботным демоном, а Меркуцио… Меркуцио был идеальным. Он ведь все делал для других, не забывая и о себе подумать, всегда знал, что и кому надо, был готов придти остальным на помощь… Да, иногда он выходил за свои рамки, как сейчас, но в основном он был идеальным кандидатом на должность не то что лидера их гильдии, а на должность самого губернатора, может даже выше.       Сейчас он не думал о том, откуда Ривис знает об этой ситуации, свидетелями которой были только Меркуцио и Тибальт. Хотя, может это Джиро, уходя, заметил происходящую картину и не пожалел слов, чтобы кратко рассказать об этом старику. Язык за зубами с ним он не держит, так что Ривис о большинстве поднаготных узнавал от него, причем иногда юноша даже не замечал, что рассказал ему что-то секретное. А отдувались потом все остальные…       Улыбнувшись своим мыслям, Бенедетто прокрутил в пальцах отмычку и отложил ее в сторону. Заглянув в сундук, он увидел кучу свертков ткани, самой различной, некоторые из которых можно было продать весьма дорого, но были и те, которые, несмотря на свою престижность, могли пойти только на тряпки или перевязки для особо удачливых. А причина проста: на них были крупно изображены гербы семей, такие не продашь. И если у некоторых можно просто отрезать маленькую часть с гербом, то у этих можно даже не пытаться. Продавать такие — значит давать Страже весомый повод придти по твою душу. - И как они его забрали? - с интересом протянул Бенедетто, разглядывая серебрянный блеск серебрянных нитей на синем фоне. - Порой приезжие забывают о сохранности своих вещей и вручают их первому попавшемуся «носчику». Они либо просят отнести в гостиницу, к которой они, по их мнению, приставленны, либо походить за ними по городу. С первым способом все просто, как орех, а со вторым нужно помучаться. Они ходят за ними пару кварталов и, когда внимание хозяев переходит с них на красоты города, просто аккуратно «отстают» от них, а после скрываются в одном из переулков. И фиг что нерадивые хозяева докажут нашей Страже, - объясняя это, Ривис раскрывал свертки тканей, а после клал их на стол. Он искал в них что-то, хотя правильнее будет сказать, проверял наличие в них других вещей.       Порой в ткань заворачивали ценные вещи и они проверяли каждый украденеый сверток или даже рулон. Потому что делать купцам такие подарки никто не хотел. Один раз такое случилось — в маленьком кусочке было простое, но дорогое серебряное колечко — так они потом специально заворачивали в ткань камни, чтобы купцу, которому они их несли, не было повадно. Ну, и потому что встречал он их с таким лицом, что даже самому миролюбивому человеку захотелось бы его ударить. Наживу, видете ли, он в них тогда углядел. Ага, как же! - Ты уже минуты две мнешь эту ткань между пальцами. Опять вспомнил прошлые дела? - Ривис выдернул Бенедетто из размышлений, подойдя к сундуку и взяв еще ткани. Ну, и вновь начав с ним разговор, конечно же.       Бенедетто вздрогнул, вспомнив о том, что он все же существует в этом мире и может двигаться. Он будто отмер после погружения в свои мысли с головой. Такое иногда бывает во времена спокойствия… - Да, ничего особенного. Ты меня знаешь. - Даже слишком хорошо, чтобы понять, о чем именно, - усмехнулся Ривис, взмахивая полотном ткани в руках. - Тот прокол с купцом. Я же прав? - Да, ты прав. Ребята похоже наткнулись на одного из них, ибо кто еще имеет столько ткани, что отводит под нее целый сундук? - Ну, может это везли для какой-то демонессе на приданное. Решили сделать одежду и все необходимое из них непосредственно тут. - Ах, как жаль, - с предыханием произнес Бенедетто, театрально приложив руку ко лбу, задрав голову. - Теперь кто-то не сможет сделать себе камзол. Или платье.       Старик фыркнул и, развернув последний сверток, взмахнул рукой, тем самым разрешая ему уйти. Хоть их условие было на одном лишь вскрытии замка, Бенедетто сам начал помогать ему, задумавшись о своем. Вор вздохнул и, положив ткань, которую держал в руках, на стол, вышел из комнаты.       Тибальта нигде не обнаружилось: ни на кухне, ни в коридоре, где они разминулись, ни в общей комнате. В ней только весело бегала в клетке шишина, выбразывая из поддона опилки на стол, и спал Меркуцио, тихо вздыхая через открытый рот. Хмыкнув, Бенедетто встал на третью ступеньку лестницы их кровати и заметил на свокй части маленькую записку от Тибальта.       «Мне надо кое-что подготовить. Вернусь вечером и выходим. До моего прихода никуда не уходи.»       Бенедетто облегченно выдохнул и, спустившись, сел рядом с Меркуцио. Он стал аккуратно перебирать его рыжеватые волосы, осматривая его обеспокоенным взглядом. Несмотря на его переживания, друг выглядел расслабленным и уже не таким болезненным. Может из-за усилившегося жара, а может из-за отступления болезни, щеки Меркуцио вновь приобрели свой прежний розоватый оттенок. Хотя, скорее из-за первого, ведь травы все еще должны действовать.       Поправив одеяло на Меркуцио, подтянув его ближе к плечам, Бенедетто лег рядом и принялся ждать. Это единственное, что он сейчас должен делать, а уж как заполнить это время он должен решать сам. Так что он будет просто лежать тут и следить за покоем друга… ***       Тибальт вернулся довольно неожиданно.Он просто ворвался в комнату, приостановив разговор Бенедетто и Меркуцио. - Пойдем, мне надо дать тебе кое-что, потом выдвигаемся, - сказал он, взяв Лилиза за запястье. - Куда вы идете? - твердо спросил Меркуцио, вставая с кровати. - Тебя это не касается, Марсэтт. - Раз это касается Бенедетто, то касается и меня, - прошипел Меркуцио, а после посмотрел на друга. - А ты! Ты же знаешь, что его дела практически никогда не заканчиваются хорошо, так почему? - Мне интересно, да и помочь ему хочу. Тем более я дал слово, так что извини, - непринужденно произнес Бенедетто и скрылся за дверью, не смотря на расстроенное лицо друга.       На небольшой осадок в сердце он не обратил внимания, взяв из рук Тибальта одежду. Она была обычной для балов, но для них всех это было чем-то необычным: они не носили одежду с кучей деталей, которые утяжеляют и порой мешают движениям, отдавая предпочтение прилегающей, но несковывающей одежде. Исключением был сам Тибальт, который носил такую одежду ради работы настолько часто, что уже принаровился и даже в таких костюмах мог убежать хоть на другой конец Нижнего Мира. - В то время как я ворую из кабинета губернатора необходимые бумаги, - начал Тибальт, пока они переодевались, - ты должен вынести из комнаты его сына довольно смешные для нас вещи: фарфоровую статуетку ввиде крылатого демона и книгу «Семнадцать ночей». - Зачем твоим заказчикам фигурка существа из мифов и сборник детских сказок? - Говорят, что это тоже тайники губернатора, хотят проверить теорию. Ну, а если это неправда, то продадут. Мне как-то все равно на эти вещи… Платят они все равно выше крыши.       В отличие от обычных ограблений, на балах-маскарадах можно было легко уйти незамеченным и сохранить свою личность в тайне даже если тебя заметили за кражей. Причины заключались в самом феномене маскарада: все носили разноцветные маски, выпивали, из-за чего лицо могли не заметить, если неудачливый вор вдруг его раскроет, а самое главное, что каждый гость наносил на рога специальное вещество, которое делает их серыми, скрывая не только их истинный цвет, но и узор на них. Так что найти их по рогам тоже не смогут. Выполнив все меры предосторожности, они выпрыгнули в окно на стоящие рядом ящики и спустились вниз. Не стоит, чтобы их видел старик или тот же Меркуцио: испортят им все, попытавшись остановить их, а задерживатся сейчас не стоит. - Итак, план прост донельзя, - начал Тибальт, когда они окунулись в толпу. - Проникаем внутрь мы под видом гостей, причем ты все время молчи — пусть считают немым — после чего выжидаем немного, пока все расслабятся и выпьют. Это произойдет только через пару кадрилей, когда прием закончится, но потом мы сможем незаметно проникнуть в часть с жилыми комнатами. Все слуги будут либо у себя дома, либо прислуживать гостям, нас не заметят. Потом мы разделяемся, я иду в кабинет, ты в комнату сына. - Неплохо, в твоей манере. План на случай обнаружения? - спросил Бенедетто, поправив маску на лице. Без привычного ему клюва было неуютно, но он мог потерпеть эту излишнюю открытость маски. - Ты должен выйти раньше меня. Недалеко от поместья уже распологаются жилые дома среднего сословия, так что твоя задача зайти в указанный мной закоулок и избавиться от лишней одежды, дать движениям свободу. В противном случае, я кину тебе сумку с бумагами и тебе нужно будет бежать как можно быстрее. Все понял? - Да, капитан.       Вилла-Плаццо располагалось прямо у восточной стены, ее сад прилегал к ней, так что бежать он планировал к западной стене, если в этом будет нужда. Во-первых, это самое большое расстояние, которое можно пробежать и не тыкнуть носом в другую стену, а во-вторых больше возможностей затерятся среди закоулков домов. У южной было много открытых площадей, а ближе к северной расстояние между домами стремительно увеличивалось из-за канала реки, которая текла прямо через город. Так что выбор очевиден даже ребенку. Хотя, его направление может поменять любая ситуация, так что возможность побежать по другому направлению вполне возможна и ее не стоит оттвергать… - Ты вновь в своих мыслях, - внезапно ответил Тибальт, подтягивая его за рукав ближе к себе и тем самым спасая его от столковения с прилавком. - Как ты вообще работаешь? - Ты удивишься, но я задумываюсь только когда все в проядке и я, очевидно, в безопасности или не выполняю работу. В общем, когда я расслаблен, я выпадаю из реальности. - Порой ты и убегая от стражи можешь погрузиться в себя и тебя просто несут ноги. Или в эти моменты ты в безопасности? - Ну да. Что может быть безопаснее стражников?       Тибальт хмыкнул и они продолжили свой путь в тишине. Ну, как в тишине, вокруг еще гудели прохожие, но для них двоих это было тишиной. Все же они не раговаривали друг с другом, так что это с натяжкой можно назвать тишиной. Им с самого детства приходилось учиться слышать любые скрипы в самом сильном шуме, ведь именно этот услышанный ими скрип мог стоить им не то что жизни, а свободы и денег. Выкупить их легко, но выравнять потом бюджет… О, это было трудно, так что теперь у них были отдельные деньги специально под выкупы. Порой приходилось брать из них некотурую сумму просто чтобы не умереть с голоду, но в основном она была неприкосновенной до очередной поимки кого-либо из гильдии. Даже Бенедетто порой выкупали, так он себе места не находил, стараясь найти способ вернуть эти деньги и, по его мнению, засплужить прощения. Хотя в этом его никто не винил. Но в последние лет сто он не попадался, что хорошо… Для него, естественно.       Вскоре толпа стала редеть и на горизонте показались крыши различных вилл и поместий, в основном нежилых. А еще через некоторое время они увидели и их пункт назначения.       Вилла-Плаццо сияла различными огнями: синими, обычными оранжевыми и даже порой алыми. Они отражались в недавно вставленных витражах с изображением различных картин, в одной из которых Бенедетто смог разглядеть убиение демоном ангела. Хотя, расстояние было большим и он просто смог догадатся об этом по цветовой гамме. Гости были так богато одеты, что он просто прикусил язык от желания залесть к кому-то в карман. Вот только сейчас этого делать нельзя. И как Тибальт каждый раз так сдерживается?       Окунувшись в эту пеструю толпу они буквально слились с ними, в то время как раньше были чуть ли не белыми воронами в обычном обществе. Тогда они опасно выделялись, а сейчас как обычно слились с обществом, в котором они находились. Для Тибальта это было обычной практикой, а Бенедетто немного нервничал, хоть он и был одним из лучших воров в их гильдии. Самым же лучшим как обычно был Меркуцио. Он всегда был лучшим… Во всем… - Не беспокойся ты так, - буркнул ему на ухо Тибальт, взяв под локтем. - Все в порядке, тебя все примут.       Бенедетто возмущенно посмотрел на старшего, все же он взял его под руку совем не как друга. Тот лишь подмигнул, тем самым прося подыграть ему. Знал ведь, что он ничего ему пока что не скажет, выполняя просьбу притвориться немым. Вот только сейчас видимо придется играть не только эту роль…       Некоторые дамы начали весело шептаться, поглядывая на них. Видимо, приняли их за других демонов, а Тибальт просто решил подпортить им репутацию. Вот ведь… Подлец! Поняв это, Бенедетто засмеялся внутри и даже прижался ближе к другу, пробежался пальцами по его плечу. - Я так понимаю, ты решил подпортить чью то репутацию? - прошептал он так, чтобы услышал только Тибальт, несмотря на огромное количество народу вокруг. Со стороны это выглядело так, будто он просто обратил внимание «партнера» на себя. - Конечно, милый, - громче сказал друг, тем более так нежно, что даже у Бенедетто внутри что-то затрепетало. А еще ему почему-то захотелось к Мирисин… - «Я просто давно не получал любви, вот и все!» - подумал он, неосознанно сжимая пальцы еще крепче.       Все пока что находились на улице, не заходя внутрь поместья, так что ребята тоже медленно бродили вокруг, вглядываясь в окружающее их общество и обстановку. Как Бенедетто и ожидал, на первом витраже действительно был изображен демон, убивающий ангела острым копьем. На втором, с другой строрны, был изображен чернокрылый ангел, получающий в дар от Богов нечто, на витраже изображенное как шар. Это мог быть как и лунный свет, так и завуалированное изображение их мира. Из-за обилия света, который отражался и в стеклах, было сложно разглядеть, есть ли в этом шаре фигура, напоминающая снежинку, или нет. - Глава получает Нижний Мир во власть, Микаэль Сирта убивает проникшего в наш мир архангела, - задумчиво протянул Тибальт, смотря по направлению взгляда друга. - Исторические моменты, запечатленные в витраже… Неплохое у губернатора самомнение. - В этом есть что-то плохое? - одним лишь взглядом спросил Бенедетто. - Такие витражи ставят в Замке Главы, а он в Главном городе, и в том главном здании города, в районе которого это произошло. И если первый витраж стоит только в Главном городе, второй должен стоять в Северном. Новый губернатор же решил повторить их. Наверное, показывает насколько он смел, раз перечит даже культурному обществу, хотя об этом я утверждать не могу.       Бенедетто засомневался. Он помнил, что был закон, в котором говорилось что-то о витражах, но сейчас он не помнил его. Такие законы он не учил, хотя Ривис настаивал на том, чтобы они знали весь Кодекс. В то время как Меркуцио выучил его от корки до корки, чтобы в случае поимки выйти сухим или предъявить за несаблюдения какого-либо закона вообще любому человеку, Бенедетто пропустил часть про культуру. Все же он понимал, что кража картин — не его будущая специализация, так что просто выучил его лишь для того, чтобы рассказать его старику и забыть как страшный сон.       Со временем взволнованность Бенедетто вернулась, усилившись. Он ни разу не был на светских мероприятиях, так что факт нахождения их на улице уже в районе часа его немного пугал. Тибальт тоже занервничал, сжав его руку и бегая глазами по пространству: он везде выискивал стражу, думая, не ловушка ли это. Все же попадаться ему не хотелось, как и подрывать статистику друга по количеству лет без поимок. В этом у него было рекордное количество — сто пять лет. Даже идеальный Меркуцио не смог достигнуть этого результата и попался на краже на девяносто восьмом году его жизни-без-поимок. А об остальных и говорить не стоит, никто не продерживался дольше десяти лет.       Развеивая их страхи, один из слуг все же пригласил гостей в дом. Все подошли ко входу, ждя своей очереди. Они должны были назвать свои имена, чтобы их пустили. Бенедетто и Тибальт были теми немногими, кто остался в стороне и просто ждал конца очереди, чтобы зайти без особых проблем. - Знаешь, в чем ирония? Мы с тобой пришли на час позже назначенного времени, есть обычай опаздывать на приемы, в то время как приход вовремя считается дурным тоном. Милые гортензии, не правда ли?       Тибальт резко перевел тему из-за проходящего мимо дворянина. Он мог бы посчитать странным, что такой же дворянин, как и он, рассказывает об этом другому, так что пришлось резко перескочить с одной темы на другую, совершенно непринужденную и глупую для воров, но обыденную для членов Высшего сословия.       Тибальт оглянулся, пытаясь найти кого-то в толпе. - Тех, чьими именами мы должны будем представиться, пока нет, но нам лучше поспешить внутрь. И не волнуйся, они — наши же заказчики, скандал не устроят. - Теперь я понимаю, почему ты попадаешь в ловушки так часто, - прошептал Бенедетто, притянув его к себе, обнимая так, чтобы остальные не заметили, что он открывает рот. - Ага. И еще забавно, что слухи начнут расползатся только после того, как мы получим деньги.       Бенедетто фыркнул, улыбнувшись одним уголком губ. Он никогда не мог понять Тибальта, а эта ситуация и вовсе выходила за рамки его понимания. Подрывать авторитет своих же заказчиков — это так низко и так… По Тибальтовски. Если бы это сделал кто-то другой, то Лилиз не поверил бы, но вполне бы допустил возможность совершение данного поступка им. Все же он был странным демоном, временами таким жутким настолько, что пугались все. Впрочем, их всех это устраивало.       Когда они заходили внутрь, Бенедетто краем взгляда увидел еще несколько приехавших во двор карет. Решив не заострять на этом внимания, он пошел вперед, ведомый Тибальтом. Тот пару раз пробирался в заброшенное Вилла-Плаццо, так что чувствовал себя здесь довольно свободно и безопасно. Он выглядел так, будто всегда находился в этом обществе, будто вырос тут и заходил в этот дом каждый день. Лилиз тоже особо не вертел головой, чтобы не выбиватся из равнодушной массы гостей, которая не обращала на обстановку поместья особого внимания, лишь временами подмечая ее красоты. В основном это были дамы в возрасте, в то время как мужчины и более молодые особы на это внимания не обращали. Молодые демоны были увлечены противоположным полом и обществом своих знакомых, так что на обстановку внимания не обращали, в то время как мужья этих самых дам обсуждали заслуги губернатора и есть ли у него шанс получить еще большее звание, и если все-таки он есть, то когда это самое повышение произойдет.       Вскоре вынесли алкаголь, показался и сам хозяин дома. Его встретили с теплотой, как и его сына и жену, лица которых они не смогли увидеть, да и не особо хотели. Им это ничего особенного не даст, так что они просто продолжили играть свои роли, ожидая минуты, когда они смогут сбросить с себя эти маски. Ну, фигурально, потому что в реальности открывать свое лицо они не собирались ровно до того момента, пока не смогут достичь безопасного места.       Вскоре заиграла музыка и Тибальт в шутку пригласил Бенедетто на танец. Танцевать не умели оба, но это не помешало младшему ответить согласием, вызвав улыбку не только у себя, но и у старшего.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты