Чернее черного

Слэш
R
Завершён
135
Размер:
44 страницы, 6 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
135 Нравится 34 Отзывы 22 В сборник Скачать

1

Настройки текста
От яркого прожектора, казалось, кожа плавится. Хотя это, конечно, не кожа, а слой тональника. Хидан прямо чувствует, что по щеке что-то стекает, то ли подводка потекла, то ли еще какая-то косметическая хренотень. Он не двигается – научен уже. Звучит команда остановить съемку, к нему бежит Дейдара. Заметил, значит. - Эти блядские прожектора портят всю работу, - нервно бубнит он, пока убирает разводы на скуле и наносит тоналку заново. Очень хочется с ним согласиться, но Хидану нельзя ни на сантиметр сдвинуться, иначе похерит кадр. Это в целом весело было бы (запороть пару часов работы ради шутки), но съемочный день и так уже слишком затянулся. От света прожектора плавится не только косметика, он уже сам плавится, настолько жарко. Белки глаз уже покраснели от яркости, но режиссеру это только на руку. Кадр должен быть максимально мученический, вокруг Хидана творится настоящая вакханалия, а он должен сидеть неподвижно, заняв крайне изящную позу. Словно статуя, которая скоро, похоже, начнет рыдать кровавыми слезами, как падший серафим. За кровавые слезы, правда, не доплачивают. На голых плечах у него тяжелая меховая мантия, как у средневекового короля, черная, с белыми перьями, торчащими тут и там. Кожаные штаны уже, казалось, расплавились и приклеились к ногам. Седые от рождения волосы стянуты назад невиданными слоями лака, и покрыты искусственным инеем. По груди стекает капелька пота с шеи, и Дейдара спешно ее стирает – Хидан же должен выглядеть замерзшим уставшим принцем, а не вспотевшим от жары. - Дейдара, пошел вон из кадра! – рявкает режиссер, нетерпеливо привставая с кресла, - Час остался! Давайте доснимем, блядь, эту срань и разойдемся наконец. Опять хочется согласиться. Дейдара медленно оборачивается, показывает режиссеру средний палец и отваливает прочь, скидывая сумку с гримом куда-то рядом с остальным барахлом. Все определенно на взводе, никто не любит, когда процесс выбивается из сроков. Но съемки рекламы какой-то дорогой нишевой парфюмерии – это каждый раз самый настоящий цирк. Сюрреалистичные образы, невероятный китч, куча компьютерной графики и очень краткие сроки. И все же вся команда получит весьма немало денег, а уж актеры и подавно, так что стоит и помучиться. Хидан чувствует, как подрагивает кадык. Горло начинает сводить нервной судорогой, потому что и шею сводит, сил нет. Он сидит на горе чего-то мягкого, имитирующего снег, и должен выглядеть замерзшим. Бледный, с тяжелыми белыми ресницами, приклеенными поверх своих, а на лице в целом только глаза хоть какое-то яркое пятно. Страдальческий взгляд куда-то вдаль. И так уже часа три. Вряд ли он смог бы подобрать другое слово, кроме как – заебало. Он смотрит как раз в сторону режиссера, видит, что у того на лице, кажется, наконец появляется одобрение. Кадр ему нравится, а значит, скоро это все закончится. Это крайний проект за полгода, Хидан клянется самому себе запереться дома и забыть об этой всей дичи хотя бы на неделю. - Снято! – громогласно восклицает режиссер и подхватывается со стула. Команда реквизиторов, костюмеров и операторов выдыхает и начинает аплодировать. Хидан падает на спину в эту непонятную кучу чего-то мягкого и понимает, что едва ли сможет подняться сам. Как же хорошо просто закрыть глаза. Никто не спешит разбирать декорации, актеры массовки позади просто падают на пол – они-то все три часа танцевали. Но неизвестно, кому тяжелее дались эти съемки. - Вставай, надо смыть твое лицо, - голос Дейдары доносится откуда-то сверху, как спасительный хор ангелов, ей-богу. Хидан машет ему в ответ рукой, демонстрируя полнейшее бессилие, Дейдара понимает его без слов. Тянет за руку вверх, помогая подняться, и тащит за собой в гримерку. - Еще бы часок, и Хошигаки бы озверел, - насмешливо бормочет Дейдара, пока снимает белые ресницы с век, - Он был готов сожрать ту танцовщицу, которая споткнулась на третьем дубле. - Я бы и сам ее сожрал, у меня все затекло, особенно задница, - выдыхает Хидан и дергается, когда Дейдара слишком резко срывает один из пучков ресниц, - Нахер эти духи, не реклама, а бред сумасшедшего. - Мне бы твои проблемы, - вздыхает Дейдара. Они вместе выходят из студии, тихо переговариваясь доходят до бара на первом этаже. Тут уже все собрались, в первых рядах, конечно, режиссер – Кисаме настрадался, и похоже уже успел выпить стакан-другой чего-то расслабляющего. Наверняка он проклинал себя за эту рекламу, но предложенные деньги затуманили ему разум. В любом случае, это очень значимая работа, серьезный громкий проект, только на пользу ему пойдет. Но пока страдаешь в процессе, успеваешь сотню раз пообещать себе, что «больше никогда». А потом все сначала. - Не зови меня больше на такую херню, - укоризненно говорит Хидан, останавливаясь от Кисаме по правую руку, - Я еле сюда дошел, мне будто палку в жопу вставили. - Ха! – красноречиво восклицает Хошигаки, снимая с головы шляпу, - Тебе не привыкать! - Очень смешно, - бубнит седой, в наглую забирает у Кисаме стакан и залпом выпивает содержимое, тут же морщась – водка, - Все, меня нет. Хидан цепляется за предплечье Дейдары и тянет его к выходу. По идее, тут наверняка намечается небольшая вечеринка, знаменующая окончание съемок, но сейчас оставаться на ней нет никакого желания. Тело ощущало себя лет на восемьдесят, мышцы ныли, глаза болели. Когда ему сказали, предлагая работу, что нужно просто сидеть и выглядеть красиво, он согласился не глядя. Кто же знал, что не получится снять это одним кадром с первого раза. Уже в дверях их обгоняет оператор, собирая на ходу волосы в высокий хвост и застегивая теплую дубленку. Он оборачивается и идет дальше. Но вдруг резко останавливается и оборачивается снова, выглядя недоумевающим. - Как ты поедешь, ты же еле ходишь? – спрашивает он, обращаясь к Хидану. - Никак не поеду, Шикамару, я без машины. Такси наше все, - смиренно отвечает Хидан, поморщившись, когда Дейдара слишком резво потянул его к остановке. - Могу тебя подвезти… - предлагает Нара, но осекается, заметив недовольный взгляд Дейдары, - Вас обоих. - Вот это расклад, м! - Дейдара довольно лыбится и сворачивает к парковке, начинает шагать быстрее, чем вызывает недовольное бормотание седого. На улице холодно, и чертовы кожаные брюки моментально дубеют, идти становится еще тяжелее. Дейдара пыхтит, как ломовая лошадь, тащит на себе Хидана с одной стороны, с другой – сумку с косметикой, тяжелую и объемную. Перспектива доехать до дома в теплой машине, да еще и бесплатно, его несказанно радует, так что он тратит последние силы на то, чтобы до этой машины скорее добраться. Он закидывает Хидана на переднее, а сам, вместе с сумкой, с трудом заталкивается на заднее. Его модный объемный пуховик растекается на все сиденье, но ему это кажется до ужаса удобным. - Какой же идиотский у тебя пуховик, не все, что модно – круто, Дейдара, - говорит Хидан, поучительно поднимая палец, - Ты – жертва маркетинга. - Да да, отвали. Шикамару докуривает сигарету и усаживается за руль, виновато поглядывая на Хидана. Он знает, что тот ненавидит сигаретный дым, и Хидан ожидаемо морщит нос, отворачиваясь к окну. Автомобиль приятно урчит, сиденья греются, дворники шуршат по стеклу, сбрасывая в стороны подтаявший снег. Нытье в ногах уже начинает раздражать, но Хидан держится – еще немножко, и он знатно отмокнет в горячей ванне, насыпет целую тонну каких-нибудь пахучих солей и изрядно расслабится. Чуть-чуть потерпеть осталось. Каждый раз после таких тяжелых и нервных проектов на него накатывает опустошение. Не потому что скучно или грустно – лишь обычная резкая смена обстановки. Каждый раз он печально и многозначительно вздыхает на пути домой, а Дейдара мгновенно улавливает это настроение и закатывает глаза. - Ну сейчас начнется… - сам себе говорит Дейдара и скрещивает на груди руки, окончательно становясь похож на надутого пингвина из-за своего вездесущего пуховика. - Почему со мной никто не хочет встречаться, - сокрушенно говорит Хидан, витая где-то в своих мыслях. В его голосе столько трагедии, что Дейдара едва сдерживает смех. Шикамару резко оборачивается на него на миг, и шмыгает носом. - Ну я бы… - К тебе вопросов нет, - так же отстраненно говорит Хидан и Дейдара все-таки не выдерживает. Начинает смеяться в рукав своего пуховика, крепко зажмурившись. Нара фыркает, проклиная себя, что опять, похоже, что-то не так понял. Эти двое вообще вечно на своей волне. - Хидан, за тобой народу бегает побольше, чем за Сакурой, а она, между прочим, настоящая актриса, а не модель! – хихикая, говорит Дейдара, - Выбирай, блин, любого. Или любую, м. - Не хочу, - протяжно отзывается Хидан, - Это все ненастоящее. - Где ты видел настоящее? В твоей сфере вообще ничего настоящего нет, ресницы – и те накладные. Живи в свое удовольствие, философ хренов. - Да что б ты понимал, - наигранно обидчиво отвечает Хидан, но улыбается. Конечно, Дейдара прав. Вся жизнь – сплошная обложка журнала, а все, кто кричит о каких-то чувствах – сами себя дурят. Всем что-то от кого-то нужно, давно уж ему не попадались бескорыстные люди. Хотя вот, правда, Шикамару довольно бескорыстный. Ничего в принципе парень-то. Талантливый, умный и хитрый. Но кто знает, что у него в голове. Взгляд Хидана слишком долго задержался на Шикамару, пока он об этом думал. Тот чувствует, косится в ответ. Приходится вымученно улыбнуться и отвернуться, чтобы не смущать бедолагу за зря.

--

- Домой собираешься? Кисаме оборачивается через плечо, заслышав голос Итачи. Честно говоря, он бы лучше тут нажрался в дрова, после таких-то съемок, но лучше не нарываться. Он не спеша отставляет стакан в сторону и встает с барного стула. Слегка штормит - пока сидел, не замечал. Обходит коллег, кто поблизости, прощается и направляется к дверям, у которых его ждет Учиха. Тот выглядит слишком уж недовольным для такой обыденной ситуации. - Ты че дуешься? – спрашивает Хошигаки, закидывая себя на переднее сидение машины. Автомобиль Итачи слишком тесный, спортивная тойота точно не рассчитана на таких здоровяков, как Кисаме. - Не нравится, что получилось. Сняли какое-то говно, - возмущенно отвечает Итачи и срывает с салонного зеркала выдохшийся ароматизатор, - Не понимаю, кому это вообще зайдет. Шиза какая-то. - Ты сам эту шизу написал, - удивляется Кисаме. - Ну вот наверно стоило сначала протрезветь, а потом придумывать сценарий. Как ты вообще это у меня принял, - Итачи так искренне удивлен самому себе, что взмахивает руками, - Я понимаю, это тренд, но какая же ахинея! - Тебе какая разница, деньги получил и свободен, успокойся уже. Столько бабла за три дня съемок – плохо что ли? - Это не главное, Киса. Это же должно быть творчеством! - Это давно не творчество, а маркетинг. Учиха, иди пиши сценарии к театральным постановкам за три копейки, хватит меня злить. Надоело сладко жить – занимайся «творчеством». Итачи бросает обиженный взгляд на Кисаме, но вздыхает, принимая поражение. Ну не поспоришь ведь. - Видел, сколько у черного входа было фанатов? Все приперлись на Хидана глазеть, не могли даже мысли допустить, что он из главного выхода смотается, - Итачи усмехается и меняет тон на более спокойный, смиряясь с несправедливостью бытия, - Просто море цветов принесли! - Еще один дурачок, - хмыкает Кисаме, - Он одним взглядом может кого угодно к себе в постель затащить, а ходит ноет, как он одинок. Ты, блять, творчества ищешь, он – любви настоящей, фантастические… Хм. Длинные пальцы больно сжимаются на крупной коленке, Кисаме затыкается. Что-то его спьяну понесло. Просто он уже давно не питает никаких иллюзий, творчества в его работе не осталось, любви… ну можно надеяться, что Итачи с ним живет не из-за денег, да. Хотя если и так – он не обидится. Чего обижаться-то, это же вполне ожидаемо, реальность во всей красе. - Только ему не высказывай свои мудрые мысли. - А то что, повесится от горя? - Скорее тебя повесит у тебя же дома. На люстре. - Звучит неплохо, - начиная смеяться, соглашается Хошигаки. Волна негодования, мельком вскипевшая в опьяненной голове, успешно погасла. Стресс закончился, можно успокоиться и отдаться мерным спокойным дням дома, пока не возникнет очередной проект. Он даже может позволить себе отказаться от него, устроив себе и Итачи небольшой отпуск, но они оба уже успели стать больными на голову трудоголиками. Им скучно без работы. Скучно до омерзительной тоски.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты