Прикосновение

Слэш
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Мини, написано 23 страницы, 5 частей
Описание:
Каждая новая глава – это отдельная история про любовь двух мужчин в разных исторических эпохах и вселенных.
Посвящение:
Посвящаю Никите и Диме!
Примечания автора:
Кто-то из внешнего фикбука подумает, что это какой-то треш...
Здесь есть: Монстр Хай, славяне, китайцы, церковь... викторианская эпоха...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

1. Monster high school

Настройки текста
Примечания:
//В силу некоторых обстоятельств немного изменено поведение персонажей и присутствует лёгкий ООС//
//Upd: ООС не лёгкий... //
/Upd2: Да кстати это просто концентрация моих влажных фантазий, можете не воспринимать это всерьез. Представьте, что это написала 11-летняя яойщица без стажа//
//А да, держите в голове, что Дарену 17-18 лет, он ещё не такой шкаф, а ещё здесь у него не настолько раздолбанная психика. Ну и плюс взаимодействие между даниками отличается из-за установки ученик-учитель и прочих обстоятельств//
— Поднажми на учебу, — вздохнул Николас, со скукой листая классный журнал. — Я знаю, что ты все свободное время проводишь в спортивном зале, но баскетбол может и подождать.  — Да, мистер Бейли, — кивнул Дарен, дёрнув одним ушком, — я понял.  — Точно понял? Директриса мне уже все уши прожужжала, что спортсмены поклали на учебу один большой… большой… — Николас, кажется, замечтался и выпал из реальности. Такова уж природа инкубов — и против природы не попрешь. Директриса, пусть и уважает мистера Бейли за чрезвычайно поражающие знания в его области, все же считает, что он потенциально опасен для учеников… Поэтому в отдельном правиле школы монстров установила: к мистеру Бейли не прикасаться, в особенности избегать хвоста! Ведь хвост, как известно, одно из самых чувствительных мест на теле инкуба. Вначале своей работы в качестве учителя зельеварения и составления заклинаний Николас даже посмеялся с такого предвзятого отношения к нему, одному из лучших выпускников педагогического монстр-университета. Только вот вскоре ему стало не до шуток — он и вправду понял, что еле держит себя в руках. Повсюду стройные красавицы, подкачанные юноши, ну как тут устоять и не задержать на них томные взгляды чуть подольше? И все бы ничего, Ник даже, пусть и позволял себе слишком уж внимательно рассматривать учеников, твердо решил, что фаворитов у него точно не будет. Как вдруг — какая неудача! — одному высокому и чрезвычайно привлекательному оборотню-баскетболисту по имени Дарен, наконец, сняли с ноги гипс и разрешили идти в школу. Так у бедного учителя, страдающего в окружении красавчиков и красавиц, появился фаворит. Он, конечно, витал в облаках на его уроках, забывал что-то записывать, потому что задумчиво пялился в одну точку (а вот в какую точку, догадаться можете сами). Применять магию совсем не хотелось, особенно на своих учениках, поэтому уже который месяц Николасу приходится довольствоваться грязными людскими снами. Знал бы он, что даже без применения коварной магии инкуба, он является оборотню в «весенних» снах.  — Мистер Бейли, — уже в который раз звал Дарен, пока тот пребывал в мечтаниях о большом и сочном… кхм, обеде.  — А? Да? На чем мы.? Учеба… Да, учеба. Ты должен получить не менее шестидесяти пяти баллов по зельеварению, остальные предметы меня мало волнуют, иначе останешься на практику на каникулах в моем кабинете. Тебе ведь этого не хочется? Вообще-то, хочется. Посудите сами — целая неделя работы рядом с мистером Бейли. Он потянется за учебниками на высокой полке, а Дарен подойдёт сзади и поможет их достать… Или что-то в этом духе.  — Правда, я уезжаю на монстр-конференцию в Бу-Йорк на каникулах, — как бы невзначай вспомнил Бейли, видя, что Дарен задумался, — поэтому заменять меня будет мисс Линдси. Скверная, ворчливая троллиха с кучей премерзких бородавок по всему лицу… Не лучшая перспектива.  — Шестьдесят пять баллов, говорите? Но я… У меня ведь в прошлый раз было только тридцать, а до контрольной работы всего две недели. Мне ни за что не успеть подготовиться, — одно ушко печально опустилось, да и сам Дарен заметно поник.  — После занятий я все ещё тут, заходи после баскетбола, — отозвался Николас, захлопывая классный журнал. — Всё-таки, это моя работа. Но и на уроках не зевай, ибо ты на каждом занятии витаешь в облаках. По чьей же вине он постоянно витает в облаках? На том они и договорились. Бейли, конечно, уже сотню раз успел пожалеть о своем предложении, но отказываться от своих обязанностей, увы, было нельзя. Итак, как и обусловились, Дарен сразу же после баскетбола примчался в кабинет зельеварения, где и находился скучающий учитель, проверяющий тонны тетрадей. Пока хвост не соприкасался ни с чем живым и способным заниматься сексуальными утехами, он был действительно отличной вещью. Например, как сейчас, мистер Бейли хвостом зацепился за балку где-то под потолком и повис с тетрадью в руках, словно летучая мышь, покачиваясь и иногда зевая.  — Мистер Бейли, — негромко позвал Дарен, и хвост учителя предательски вздрогнул от звучания знакомого голоса, инкуб вмиг потерял контроль и свалился вниз. К счастью — или же превеликому сожалению — он оказался в надёжной хватке сильных рук оборотня. Ну и позор! Сколько ему лет, а он ещё никогда не терял контроль при виде кого-либо! А тут даже не вид — один только голос заставил его просто-напросто навзничь рухнуть вниз.  — На землю. Быстро, — отрывисто приказал Николас, ведь даже сквозь одежду он ясно чувствовал прикосновения их тел. А вот хвост явно был против разрыва контакта, он уже с заметным интересом обвился вокруг ноги Дарена. Тот затормозил, как-то зачарованно глядя на растерянного учителя, и не сразу догадался, что же хочет от него мистер Бейли. А, как догадался, продолжил делать вид, что все ещё тупит. Вот она, типичная смекалка оборотня. С тихим вздохом Николас вывернулся из его рук, недовольно оторвал шаловливый хвост, намеревающийся добраться до причинного места Дарена.  — Зачем ты нарушаешь правила школы? Неясно написано, что ко мне нельзя прикасаться? — еле добравшись до стола, учитель смог найти опору в виде столешницы и облегчённо выдохнул. Ноги его совсем не держали. Ну и позор! Он нарочно отвернулся так, чтобы последствий его прикосновений не было видно.  — Но я ведь словил Вас, иначе бы Вы упали, — невинно хлопая глазами, произнес баскетболист.  — Уж лучше бы я разбил себе лицо, — недовольно пробормотал Бейли, обмахиваясь кистью руки. — Теперь… Сгинь с моих глаз, черт. Я серьезно, давай, выметайся. Урок оказался сорван. И, как бы не желал Дарен помочь учителю справиться со всеми, так сказать, жизненными невзгодами, статус их отношений пока не позволял даже допустить лишнее прикосновение, поэтому он послушно покинул кабинет. Зато сколько теперь свежих сюжетов для фантазий появилось! Следующее дополнительное занятие прошло более сносно — мистер Бейли предусмотрительно уже сидел за столом, все ещё проверяя тучи тетрадей. Что же сделать, когда ты учитель теоретического предмета? Так проходил урок за уроком, а мистер Бейли, казалось, был все дальше и дальше. Однажды Дарен проскользнул в кабинет, уселся за парту на первом ряду и, положив подбородок на скрещенные предплечья, негромко позвал:  — Мистер Бейли.  — А? — тот резко поднял голову, явно перепуганный от такой неожиданности. — Вы, юноша, что-то рановато сегодня.  — Зал закрыли сегодня, то ли сетка порвалась, то ли кольцо кто сломал, то ли пол пробили… — объяснил Вуд. На самом деле, как вы поняли, никакой зал не закрывали.  — Отлично, — вновь опуская взгляд на тетрадь с контрольной работой, пробормотал учитель, — возьми книгу у меня на столе, это задачи по зельеварению за прошлый класс. В параграфе о морфозельях реши первые пять заданий. Дарен от этого занятия ожидал чуть больше взаимодействий, как, например, в первый раз, но надежды его, увы, не оправдались. Он всячески пытался обратить на себя внимание, звал учителя, говоря, что не понимает какой-то темы, тот, даже не смотря на него, вполне лаконично ее объяснял и продолжал дальше проверять тетради.  — Мистер Бейли, — позвал оборотень.  — М?  — Мистер Бейли, — не унимался он.  — Что?  — Мистер Бейли, ну же.  — Да что же? — тотчас Бейли недовольно нахмурился и поднял взгляд на Дарена.  — О, Вы посмотрели на меня, — оборотень мягко улыбнулся, склонив голову, и Николас очень глубоко вздохнул, думая, как бы ему не сорваться. Это ведь совершенно непозволительные желания по отношению к ученику, а, поймай его на таком, разве будет после этого хоть толика доверия к инкубам? К ним и так слишком уж предвзято относятся. Так медленно тянулось время, и Дарен даже задремал на целой стопке тренажеров по зельеварению. Когда совсем стемнело, Бейли решил, что ученика стоит разбудить, как вдруг в голову его прокралась ужасная афера. А что, если, скажем, в качестве небольшой мести… да, именно мести, пробраться в его сон? Николас в раздумьях замер, стоя у парты, и неуверенно протянул руку к светлой головушке оборотня, прикрывая глаза. …и в оцепенении стал слушать звуки, издаваемыми порождениями разума ученика. Они находились за дверью, поэтому Ник не видел, что же там происходит и кто же там шалит, но голос Дарена он узнавал ясно. Это, извините, что за стыд и срам? Что за влажные фантазии, полные бесстыдства? Он был чрезвычайно сильно разочарован — неужели у этого юноши есть объект воздыхания? Бейли с интересом прошел сквозь дверь и обнаружил, что теперь ему придется справиться с очередной волной шока.  — Но я ведь словил Вас, иначе бы Вы упали, — произнес Дарен из сна, но тоном совершенно другим, не тем, что был в тот вечер.  — Уходи, — произнес его собеседник, но, судя по последующим звуками, оборотень решил, так сказать, протянуть руку помощи. Ладно уж, влажные фантазии посреди занятия зельеварением, с кем не бывает; только вот с участием учителя! Не то, чтобы Николас был против. Наоборот, это даже упрощало его задачу. Изначально он просто хотел немного пошалить, подшутить над Дареном, но сейчас удержаться просто не мог. Это буквально зеленый свет! Собираясь уже приступить к действиям по получению энергии, Бейли вдруг почувствовал, что в кабинет кто-то собирается войти. Он тут же распахнул глаза, живо отпрянув от ученика, и с загнанным в угол видом уставился на дверь. И — всего лишь уборщик!..  — О, мистер Бейли, доброго вечера! А вы, как всегда, допоздна все работаете и работаете, — рассмеялся пожилой мужчина, оставляя швабру у двери, — даже учеников задерживаете.  — Я… не собирался его задерживать, — растерянно произнес учитель. — Он задремал, вот и не хотелось его будить… А сейчас подумал, что дома его всё-таки ждут. Да что ж такое-то! Такую помеху свершению его гениального плана Николас расценил как явный знак судьбы: всё-таки не стоит совершать такие непристойные действия в сторону ученика. Знал бы тот ученик, чего лишился… На следующий вечер, когда секция баскетбола уже закончилась, оборотень так быстро, как только мог, сгонял в душ, переоделся, чтобы выглядеть максимально презентабельно. Только вот он что-то забыл в душе и вернулся, а, не успев даже зайти обратно, стал свидетелем грязных разговорчиков. В раздевалке, как обычно, тусовалось несколько баскетболистов. Один наглый вампир, возомнивший о себе невесть что, спокойно разглагольствовал с товарищами на самые щекотливые темы. Похоже, они обсуждали мистера Бейли.  — Как они вообще допустили инкуба к работе профессором в такой престижной школе, как Монстр Хай? Ладно, инкуб, так он ещё и извращенец. Вы вообще видели, как он ёрзает и нервничает, когда мы заходим в аудиторию? Я, конечно, все эти месяцы молчал, но в последнее время он слишком уж дерганый. Бейли, кстати, на этих громадных баскетболистов особо не засматривается, он низкий — по сравнению с ними, совсем букашка. Так что, когда толпа баскетболистов заходит в класс, он смотрит только на Дарена.  — Да! Так отчаянно строит сдержанный, порядочный вид, все участки тела так целомудренно закрывает, что, знаете… — говорящий циклоп отвёл взгляд.  — И ты тоже? — ухмыльнулся вампир, понимая, о чём идёт речь. — Это все в их крови, грязные инкубы, они созданы для этого. Против природы не попрешь. У меня, кстати, вот какая идейка в голову пришла, чтобы он свои желания утолил и на девчонок так грязно не заглядывался. Вы же слышали про хвосты инкубов? Все заговорщицки переглянулись.  — Если их схватить за хвост или просто погладить, то можно делать все, что захочешь. Молодые инкубы беспомощны в этом случае, хвосты — их слабое место. Дарен застыл у выхода из душа в оцепенении, лицо его то краснело от гнева, то бледнело от ужаса, пока он слушал их разговор. Когда же вампир стал рассказывать о чудесных свойствах такой части тела инкуба, как хвост, оборотень не выдержал, покинул свое укрытие и, вложив в удар лишь небольшую часть силы, вмазал наглому монстру так, что он отлетел в кафельную стену.  — Ты, блядь клыкастая, я ударю тебя гораздо сильнее, если ты даже мысль свою повернуть в сторону мистера Бейли посмеешь. Вампиру явно на этот удар было по барабану, так как он быстро оправился, отряхнулся и был готов к новым отвратительным словечкам.  — Поглядите, а у нас тут юный воздыхатель мистера Бейли! Похоже, он всё-таки запудрил бедному мальчику мозги своими чарами. И как? Дальше влажных снов зашло? Небось, трахаетесь каждый вечер, то-то же ты после баскетбола мчишься в кабинет зельеваре- И вновь удар, только вот сейчас Дарен уже не останавливался. Другие ребята из баскетбольной секции заступались то за вампира, то за оборотня, поэтому началось такое жестокое месилово, что по итогу ничего понятно не было. Спустя какое-то время Дарен, растолкавший всех по той причине, что уже на десять минут опаздывает на дополнительное занятие, поспешил в кабинет зельеварения.  — Нет, ну вы поглядите, — заявил чересчур уж болтливый вампир, — он же помешан на нем.  — А тебе все завидно? — вдруг спросил циклоп, и все замолчали. Мистер Бейли увидел покалеченного Дарена и вскочил с места.  — Ты! Где тебя так угораздило?!  — С лестницы свалился, ничего такого, — махнул рукой Дарен, садясь за парту. — Какие задания?  — Какие задания? Сходить к медсестре! Пойдем, пойдем, — забывшись, Николас потянул ученика за руку и вдруг застыл, уставившись на него.  — Я не пойду, все в порядке.  — Вот как? Ты что, хочешь, чтобы тебе я, что ли, раны обрабатывал? Да, он не подумал. Как день ясно, что ответ положительный. Дарен тут же взглянул на него.  — А можно?  — Нельзя.  — Тогда ладно, буду делать задания.  — Ты черт, Дарен, тебе кто-нибудь об этом говорил? — вздохнул Бейли и хвостом из-под учительского стола достал аптечку. А что вы хотели? Класс зельеварения — тут не то, что аптечка, тут персональный госпиталь с новейшим оборудованием нужен. Рядом с сидящим за партой учеником, Николас присел на столешницу и, осторожно взяв Дарена за подбородок, начал обрабатывать ссадины на его лице. Когда все процедуры были завершены, конечно, не без тяжёлого дыхания и напряжённой атмосферы, Ник сполз с парты и стал складывать все медикаменты в аптечку.  — Мистер Бейли, вы ничего не забыли?  — Нет, что бы я мог забыть? — тот растерянно осмотрел парту. Дарен указал на свой лоб и приподнял брови в ожидании.  — Ты что, хочешь, чтобы я.? Несносный ученик кивнул, и Николасу ничего не оставалось, кроме как вновь забраться на парту и поцеловать Дарена в лоб. * * * Сегодня впервые мистер Бейли не был в завалах тетрадей и скрыть неловкий взгляд ему было негде, кроме как в монстрбуке. Дарен легко справился со всеми заданиями и уставился на учителя, пытающегося сделать вид, что он занят чрезвычайно напряжённой работой. Вообще-то, он пасьянс раскладывает. Оборотень поднялся с места и подошёл к столу мистера Бейли вплотную, словно грозовая туча, нависнув над бедным учителем, вжимающим голову в плечи. Дарен зачем-то захлопнул его монстрбук и уставился так, будто он его сейчас либо разорвет на части, либо разложит прямо на этом столе. Нетрудно было понять, какой вариант верный.  — Я почти выиграл, Дарен, пасьянс на четыре масти…  — Я уже давно сделал все задания, а Вы меня уже две недели избегаете, только и обратили на меня внимание, когда я по… покатился с лестницы. Мистер Бейли, я что-то не так сделал?  — Все в порядке… Я не избегаю, — наконец, Николас осмелился поднять на него взгляд. — Ты молодец, стараешься. Шестьдесят пять баллов точно наберёшь.  — Мистер Бейли, — тот вдруг понизил голос, напрягся, а взгляд его изменился.  — Дарен. Что бы ты ни задумал сейчас, лучше бы тебе остановиться. Ученик промолчал, настойчиво приближая лицо свое к лицу учителя. Он намеревался сделать то, о чем они оба помышляли уже несколько месяцев.  — Дарен, послушай, — попытался остановить его учитель, но тот явно не собирался слегка притормозить. И только их губы соприкоснулись, как вдруг Николас тут же отскочил.  — Совет педагогов! — и в один миг исчез, будто его и в помине здесь не было.

* * *

Контрольная работа, проводимая и проверяемая директрисой лично, была завершена, и, по счастливым обстоятельствами, Дарен получил не просто шестьдесят пять баллов, он поднажал и смог заработать все семьдесят девять, а потому, со штанами, полными гордости, решил найти своего дорогого учителя. Только вот того нигде не было. Ни в кабинете, ни в учительской, ни в столовой. Похоже, он уже давно ушел домой… Острый слух Дарена смог уловить разговор, будто бы в честь завершения полугодия радостная директриса решила устроить зимний бал в катакомбах, да такой, чтобы все ученики и учителя даже из других школ собрались и танцевали до обморока. Точно! Вот там-то он и найдет мистера Бейли. * * * Дарен аккуратно затянул галстук, поправляя манжеты рукавов и воротник пиджака. Все должно было быть идеальным, да так, чтобы глаз радовался. Естественно, плевать ему было на любой другой глаз, если это не глаз мистера Бейли. Оборотень осмотрел себя в зеркале, поправил сплетённые в низкий хвост волосы и удовлетворенно кивнул.  — Ну как? — обернулся он к сводному брату, Крэйгу.  — Я ещё полчаса назад сказал, что все отлично, но теперь-то уж точно лучше некуда, — вздохнул вампир. — Ты всё-таки подружку завел или ради директрисы так наряжаешься? Дарен загадочно промолчал, и Крэйгу оставалось только ждать бала, чтобы узнать, что же скрывается за этим таинственным молчанием. Так, он отправился на само мероприятие, в катакомбы, где уже по традиции проходили школьные праздничные вечера. Убранство зала поражало своим великолепием, под высокими потолками горели золотые канделябры, а в маленьких закутках для того, чтобы передохнуть от танцевальной суеты, освещением служили подвешенные лампады. Искусственные цветы, расставленные по всему залу, добавляли атмосферы. Музыка играла пока тихо, приглушённо, некоторые пританцовывали, чтобы разнообразить ожидание начала праздника. Мистера Бейли нигде не было, поэтому Дарен уселся за стол с угощениями и стал без особого интереса осматривать зал. Вон тот наглый вампир клеится к какой-то девушке из профильного класса по трансфигурации, но до него дела оборотню особо не было. Какой-то призрак расспрашивает о событиях в школе монстров за последнее время… Среди чужих и малознакомых лиц он искал родное. Но вот уж начался бал, а мистер Бейли все не появлялся. Дарена стали приглашать девушки на белый танец, решив попытать удачу, но удача, видимо, от них отвернулась, так как ни одной из девушек не было суждено разделить с Дареном ни единый танец. И вот, спустя целых полчаса, казалось бы, бесконечного ожидания, наконец, появился он. Оборотень уставился на стройную широкоплечую фигуру вдали, осторожно обходящую стороной всех монстров, лишь бы не допустить прикосновений. К выбору костюма на Зимний бал учитель, кажется, подошёл ответственно. Белый пиджак, выгодно очерчивающий все его формы, был надет поверх угольной рубашки, ворот которой был целомудренно запахнут и обвязан сапфировой атласной лентой. Деталь в виде аксельбанта с эмблемой школы дополняла немногословный образ. Дарен без посторонних мыслей тут же вскочил и помчался навстречу. Девушки, до этого пытавшиеся пригласить его на танец, были ошеломлены такой прыткостью и энтузиазмом. Неужели он всё-таки ждал свою спутницу?  — Мистер Бейли! — воскликнул оборотень, вмиг оказавшийся на другом конце зала. То-то же — быстроногий баскетболист. Николас, похоже, был морально не готов к этой встрече, он быстро озирнулся — нет ли тут каких других мистеров Бейли?  — О, Дарен… Доброго вечера. Я слышал, ты хорошо сдал контрольную, молодец, — и, кажется, он хотел поскорее скрыться и избежать дальнейших разговоров.  — Мистер Бейли, вы куда-то спешите? — Дарен схватил его за руку, и Николас пораженно уставился на него, не в силах сдвинуться с места.  — Нет.  — Тогда почему снова убегаете? Бейли нечего было ответить; он развел руками в стороны и вздохнул. Вдруг вновь началась музыка — и пары по всему залу закружились в танце. Чтобы помочь избежать мистеру Бейли нежелательных столкновений, Дарен слегка пригнулся, уложил его руку на свое плечо, а свою — на талию учителя. И они присоединились к остальным.  — Ты что.?  — Мистер Бейли, так почему же Вы убегаете? Я сделал что-то плохое?  — На самом деле, да, — честно ответил Николас, напряжённый от прикосновений. — Твои действия… не то, что бы совсем ужасны, они просто-напросто непозволительны, Дарен, ведь я твой учитель. Вокруг тебя полным полно замечательных девушек и даже юношей, а такой старый хрыч как я здесь лишь для того, чтобы научить вас зельеварению.  — Вы правы, вокруг полно замечательных монстров; и всё-таки мне нужен только старый хрыч. Они говорили полушепотом, чтобы никто не услышал и не обратил на них лишнего внимания. Но, вообще-то, уже половина школы уставилась на беседующую нежным шепотом пару из вальсирующих учителя зельеварения и баскетболиста. Особенно смотрел на них тот самый самодовольный вампир, он себе места не находил, с высоко поднятым носом рассказывая всем вокруг сидящим, что он был прав.  — Все, перестань.  — Мистер Бейли, пожалуйста, давайте поговорим. Иначе Вы снова убежите, как и в прошлый раз.  — По-твоему попытка нагло меня поцеловать — разговор?  — Но Вы сами хотели этого.  — Послушай, наши желания и то, что находится рамках дозволенного, это разные вещи. Если ты ещё раз сделаешь что-то странное, я позабочусь о том, чтобы тебя перевели в класс мисс Линдси.  — Но… Я не понимаю, в чем Ваша проблема. В тот раз, мы могли бы сделать это… Никто ведь не узнает, — взмолил Дарен.  — Я вижу, что наш разговор не принес никаких плодов. Все, отпусти меня, — Николас оттолкнул его руку и уже хотел было живо ускользнуть, как вдруг Дарен, не зная, за что схватиться, чтобы его задержать, взялся за хвост. Все, наблюдающие за конфликтом, в один момент прикрыли рты руками, зная, что последствия будут непоправимы. Вы вполне можете себе представить, что, если одни только прикосновения вызывают у Николаса определенную реакцию его организма, то такое вот событие явно не останется бесследным. Явно… Послышался приглушённый громкой музыкой стон. Возможно, кто-то мог бы и не заметить этого, но все, кто наблюдал за оборотнем и инкубом, поняли, что произошло.  — Идио-от, — голосом, полным испанского стыда, произнес кто-то, закрывая лицо.  — Да ещё и посреди зала… — вздохнули в ответ.  — Мистер Бейли… — Дарен широко раскрыл глаза, извиняясь перед учителем, стыдливо прикрывающим рот руками. //Дальше начинается что-то дико странное// «Ненавижу то, что я инкуб», — только и успел подумать Николас в тот самый момент, когда оборотень ухватился за его хвост. Все было бы отлично, но инкубы без должного опыта — существа беспомощные. Требуется множество тренировок, чтобы спокойно выстоять после принудительной трансформации. Что за бред? — спросите вы. Какая, к чертовой матери, трансформация? А вот и главная фишка инкубов: помимо посещения снов девушек и парней и наведения там влаги, они делают это и в реальности, таким образом, кстати, поглощая энергии в два-три раза больше. Бейли старался к таким методам не прибегать, зато с какой охотой он гулял по чужим снам! На прошлом месте работы он частенько закрадывался в светлые головушки коллег, особенно тех, что его раздражали больше всех, и долго смеялся, когда те пытались объяснить, почему же они опоздали. Так вот, мать-природа и решила, что собачки делают «гав-гав», оборотни воют на луну, вампиры кушают кровь, а инкубы во время принудительной трансформации будут полураздетыми и чрезвычайно возбуждёнными. Так что, помимо обстоятельств в виде неприятных звуков, бедный мистер Бейли теперь ещё и в латексном костюмчике. //Мистер Бейли — новинка! Теперь и в латексном костюмчике//  — Ты… Со мной, — еле проговорил учитель, жестами пытаясь объяснить, что ситуация самая неприятная из всех, которая только могла случиться здесь и сейчас, и что нужно куда-нибудь отлучиться, и упал оборотню прямо в руки, отчаянно цепляясь за его плечи и рубашку. Все уставились на них в ожидании следующих действий Дарена. Наблюдатели разделились на два лагеря: одни утверждали, что происходящее просто отвратительно, вторые искренне желали бурного продолжения сегодняшнего вечера. Некоторые говорили, что мистера Бейли нужно уволить, другие — что Дарена стоит отстранить от занятий на месяц-два за нарушение правил, да и он, к тому же, поставил педагога в неловкое положение, и что мистер Бейли — жертва обстоятельств. Дарен живо озирнулся и прижал к себе учителя, будто пытаясь защитить.  — Мистер Бейли, пойдёмте, — негромко сказал он, накинул на учителя свой пиджак, и повел еле волочащего ноги Николаса к выходу из зала. Все проводили их нечитаемыми взглядами и, только те покинули помещение, принялись бурно обсуждать произошедшее. Директриса была возмущена только тем, что ученик нарушил правила. С горем пополам непутёвая парочка смогла добраться до туалета, дальше чисто физически бедный учитель дойти не смог бы. И, только дверь за ними с грохотом захлопнулась, Бейли тут же ожил, усадил Дарена на местечко между раковин, прислонил его к зеркалу и протянул к нему руку.  — Спи.  — Вы хотите сделать это во сне? — возмутился Дарен и закатал рукава, намереваясь взять на себя инициативу.  — Нет, черт возьми, в туалете.  — А что плохого в туалете?  — А что хорошего? Тебе, конечно, туда-сюда — и жизнь прекрасна, а я холодный кафель как-то не приветствую.  — А я Вас подержу, — спокойно ответил Дарен, поднял учителя на руки и усадил его вместо себя, попутно расстегивая его странную инкубовскую одежду. Ника долго уговаривать не надо было, он быстро со всем смирился и стал сквозь порывистое дыхание оцеловывать шею и ключицы ученика. Правда, попе было холодно.  — Быстрее подними меня, — недовольно пробормотал Бейли и скинул с себя всю оставшуюся одежду. — Быстрее… Холодно. * * *  — Кто писал домашку по зельеварению? — спросил кто-то из класса, и ему нервно рассмеялись в ответ.  — Ты что, не писал? Мисс Линдси тебя точно сдаст на опыты!  — Да уж! С тех пор, как мистер Бейли уволился, у нее стало вдвое больше работы, поэтому она ещё свирепее, чем раньше.  — Точно! Жаль, что Мистер Бейли уволился, но ведь все мы знаем, что он просто хотел не ставить начальство в неловкое положение своими отношениями с Дареном. Все начали тихо хихикать, только вот Дарен их не слушал: он с лёгкой улыбкой на лице печатал сообщение — нет, уже не учителю — возлюбленному.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты