Прикосновение

Слэш
R
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Мини, написано 23 страницы, 5 частей
Описание:
Каждая новая глава – это отдельная история про любовь двух мужчин в разных исторических эпохах и вселенных.
Посвящение:
Посвящаю Никите и Диме!
Примечания автора:
Кто-то из внешнего фикбука подумает, что это какой-то треш...
Здесь есть: Монстр Хай, славяне, китайцы, церковь... викторианская эпоха...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

5. Неистовый

Настройки текста
Примечания:
Фанфик уже по другому пейрингу.
Примечания:
Дэвида и вправду называют «лорд», как и Оскара, но в английском варианте Оскара называют «honourable mister Grisol», так как он виконт (то бишь, наследник графа). Просто «уважаемый господин» звучит не так, как надо, поэтому я изменила обращение. Ну и Беннетт называет Оскара «сэр», потому что так проще и короче.
В те времена мужчины достаточно редко обращались друг к другу по имени, так делали только очень близкие (очень! Ибо зачастую даже лучшие друзья обращались друг к другу по фамилиям)
К тому же, ещё одно примечание: фф действительно вышел коротким и, казалось бы, бессмысленным, изначально там был другой сюжет, но по некоторым обстоятельствам второй эпизод пришлось отменить.
Кроме того, рекомендую к прослушиванию тему Мины и Дракулы из Дракулы Брэма Стокера
От зеркального паркета отразился огонек одинокой свечи; послышалось звонкое эхо торопливых шагов.  — Граф не приехал? — все повторял аловолосый мужчина, постоянно озираясь, но угрюмый дворецкий со свечой в руке каждый раз качал головой, следуя за виконтном. — Ожидание длится будто бы вечно. Он должен был прибыть ещё вчера, так он писал в последнем письме. Оскар вдруг остановился, обернулся и отчаянно всплеснул руками.  — Подготовьте мне лошадь, будьте добры. Нет сил моих больше ждать. Вдруг что-то недоброе случилось?  — Но, сэр,  — возразил дворецкий, — быть может, граф по пути заехал погостить к приятелям. Уверен, что с ним все хорошо. К тому же, сейчас уже глубокий вечер, да и льет как из ведра уже третий день, ехать все же не стоит… Мужчина тяжело вздохнул и устало прикрыл глаза. Он хотел было сказать о своих намерениях отправиться в путь наутро, как вдруг с нижнего этажа послышался радостный звон и движение оживших слуг.  — Хозяин прибыл! Оскар тут же сорвался с места и побежал так быстро, как только мог. В поместье только-только вошёл лорд Дафф, с его вымокшего насквозь пальто все ещё капала дождевая вода, он снял шляпу и поприветствовал окруживших его слуг, забирающих из его рук чемоданы и сумки.  — Дэвид! — Гризоль перепрыгнул через несколько ступеней и подбежал к графу, тот сразу ожил, заулыбался и поспешил обнять виконта.  — Оскар, — проговорил он, — я так рад тебя видеть. Виконт поглядел на затихших слуг и попросил поскорее подать ужин, мол, чего же вы стоите, граф вернулся уставшим и голодным.  — Дэвид, — когда смущённые чрезмерными чувствами двоих слуги разошлись, Оскар поцеловал Даффа в алеющие ланиты, — я почти начал ревновать тебя к самой королеве. Дэвид рассмеялся и обнял Гризоля крепче, прижимая к себе.  — Быстрее раздевайся, ты весь вымок. Простынешь.  — Подожди же ты, я месяц тебя не видел, — Дэвид быстро оцеловал лицо Оскара и вдруг поднял его на руки, кружась.  — Теперь моя одежда вся мокрая, — с усмешкой заметил Гризоль, цепляясь за шею графа.  — Тогда и тебе придется раздеться. Оба ненадолго затихли и вдруг рассмеялись, соприкасаясь носами. Замолчав, они, все ещё сохраняя близость, посмотрели друг другу в глаза. Месяц невыносимой разлуки ясно отражался во взгляде каждого, и взгляды их были гораздо красноречивее простых слов. Дыхание друг друга становилось все ближе, влажные волосы Дэвида щекотали щеки виконта.  — Ужин подан, — неожиданно обьявившийся на горизонте дворецкий заставил Оскара быстро стать на ноги и выпрямиться, неловко кашляя, а Дэвида живо заложить руки за спину и замереть с задумчивым видом. После ужина лорды уселись у камина: Дэвид — в массивное клетчатое кресло, Оскар — рядом, на ковре, ложа голову на его колени. Огонь тихо потрескивал, в поместье было тихо-тихо. Все слуги уснули.  — Королева опасается войны, — объяснил Дафф, — поэтому так часто созывает пэров. После смерти короля Альберта она сама не своя, сам понимаешь. В ответ Гризоль кивнул:  — Они так любили друг друга, все так восхищались их невероятными чувствами. Так страшно терять близких… Не знаю, что бы я делал, если бы потерял тебя. Будь осторожен, ладно?  — Ты тоже будь осторожен. Господь да поможет нам.

***

Спустя несколько месяцев граф Дафф снова вынужден был отъехать в Лондон. На этот раз поездка не должна была занять и двух недель. Виконт принялся ждать, да сложа руки не сидел — распорядился об уборке помещений, перепроверил жалованья слугам, съездил в родительский дом и там тоже занялся хозяйскими, агрономическими делами. После вернулся обратно в поместье возлюбленного и стал покорно ожидать его возвращения. День был совсем уж плох: непогода, сильный осенний ливень, повсюду грязь, да и у виконта что-то с самого утра не задалось. Нехорошее предчувствие овладевало его душой; столовые приборы падали из рук, все постоянно шло не так, да и, впрочем, он был сам не свой. Душа была неспокойна, и виконту вновь стало не по себе от мысли, что с Дэвидом могло произойти что-то нехорошее. Вестей не было несколько дней, ни добрых, ни плохих, мужчина был взволнован, но продолжал покорно ожидать приезда. В этот самый день, уже под вечер, он, сидя в кресле у камина, услышал, как медленно подошёл дворецкий. Оскар обернулся; голова Беннетта была печально опущена, но он все ещё сохранял привычную элегантность, присущую его профессии.  — Что-то случилось? — спросил Гризоль, недоверчиво хмурясь.  — Сэр, пришли вести, — произнес дворецкий, и эти слова заставили лорда с недобрым предчувствием вздрогнуть.  — Насчёт Дэвида?  — Да, сэр. Он не вернётся.  — В ближайший месяц? — осторожно спросил Оскар.  — Вообще не вернётся.  — Ну как же так… — виконт не хотел верить тому, что было очевидно, поэтому продолжал делать бредовые предположения. — Неужели он переехал в Лондон? Оставил… оставил Блудгардэн?..  — Нет, сэр. Он погиб, — хладнокровно ответил дворецкий и протянул ему письмо, опечатанное воском и королевским символом.  — Откуда вести?! — с заметной дрожью возмутился Гризоль, выхватил письмо и на эмоциях приказал слуге выметаться из гостиной. Он присел у камина, поднес бумагу к свету огня и прочитал короткое известие о том, что лорд Дафф, достопочтенный граф из Блудгардэна, был застрелен недоброжелателями королевы в Лондоне. В знак протеста они демонстративно сожгли его тело. Поэтому похороны, из горьких сожалений устраиваемые королевой, будут проходить с закрытым гробом. Не веря своим глазам, Оскар перечитывал повергающие в ужас строки раз за разом, а, отойдя от шока, с гневом бросил письмо в огонь.  — Бред! Полный бред! Беннетт! — дворецкий, ожидавший снаружи, появился в дверном проёме. — Кто передал тебе это письмо?!  — Посланец от королевы Виктории, сэр. Гризоль схватился за голову и приник к каменной кладке камина.  — Полный бред. Она лжёт…  — Королева? — приподнял бровь Беннетт. Оскар быстро закивал и указал на догорающее в языках пламени письмо. После понял, насколько глупо звучат его доводы о том, что королева Виктория лжёт, и, сходя с ума, быстро поднялся, схватил револьвер, висящий на стене, и, взведя курок, направил дуло на собственный висок.  — Сэр! — воскликнул дворецкий, но было уже поздно. Бездыханное тело упало наземь, а струя крови побежала белоснежный ковер.

***

Храм, где сейчас отпевали молебен священники, был омрачен трауром. Но нет, не по графу; тот был жив и, получив известие о кончине возлюбленного, помчался в Блудгардэн так быстро, как только мог. У них с королевой Викторией в силу неких обстоятельств возник престранный уговор: Дафф уезжает из Британии и живёт далеко под другим именем, а здесь слывёт весть о его трагической смерти. Позже, спустя месяц, когда все поутихнет, ему было бы дозволено забрать с собой и виконта Гризоля, поэтому уже сейчас он, прежде чем уехать, написал ему письмо о том, через что же обоим предстоит пройти. Об этом маленьком нарушении уговора между ним и королевой должны были знать лишь они. Но как же? Он не получил письма? Нет, — твердо был уверен граф, — он жив и ждёт его, как и обычно. Но мертвенно-бледное тело, лежащее у алтаря, заставило Дэвида задрожать, покрыться холодным потом. Уста, некогда сквозь улыбку говорившие ему слова любви, очи, некогда с такими чувствами глядевшие на него… Теперь все это было мертво. Дэвид кинулся к гробу и, ухватившись за деревянную крышку, уложенной на домовину чуть стороной, опрокинул ее наземь. Священнослужители кинулись к графу, принимаясь его успокаивать, мол, виконт в лучшем мире и ему там хорошо (они опускали тот факт, что лорд самоубийца). Но Дэвид был не в силах слушать эти бредовые попытки унять его гнев и бушующую в груди печаль; он беспокойно сидел рядом с гробом, то и дело хватался за голову, еле сдерживаясь от полного боли крика. За тем прошло несколько мгновений, прежде чем он вскочил со стула, оттолкнул близстоящих людей и опрокинул алтарь перед иконами.  — Лорд Дафф! — один из священников перепугался, но убегать не стал, взял с маленького столика чашу и кусочек хлеба. — Пусть душа ваша будет спокойна, господь да поможет справиться с этой бедой! Плоть и кровь господня, — он протянул вино с хлебом графу дрожащими руками. Тот выхватил их и бросил на землю, чаша разбилась, и вино побежало кровавыми струями по полу к его ступням.  — Я проклинаю, проклинаю Бога! Я презираю его! — закричал он, священнослужители несколько раз перекрестились и стали хватать буйствующего графа за руки и оттаскивать от гроба, звать слуг. Дэвид вновь вырвался и подорвался к гробу, сам уже и не ведая, что творит, но его вновь схватили и оттащили от трупа. Вскоре прослыла ещё одна поражающая слух весть: в священном храме по официальным сводкам погибший от рук недоброжелателей королевы граф перестрелял всех, кто ненароком оказался под рукой, и исчез так же загадочно, как и появился. Такова история созданного богом монстра. Он проклял господа и опрокинул кровь сына его, отрекся от всего святого, за то и был наказан высшими силами: стал тем, кого принимает лишь тьма да лунный свет и кто не сможет за вечную свою жизнь, данную также, чтобы он не мог воссоединиться с возлюбленным на том свете, утолить постоянную жажду. По сей день этот обреченный на вечные муки монстр в гнетущем одиночестве бредёт по миру в поисках того, кто примет его, кто упокоит душу его на пару мгновений и увянет вновь в веках. Но суждено ли?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты