четыре субботы.

Слэш
NC-17
Завершён
116
Пэйринг и персонажи:
Размер:
25 страниц, 4 части
Описание:
Донхёк влюбляется всего за четыре субботы.
Примечания автора:
А работа-то не претендует на глубокий смысл. Лёгкая снг атмосфера (простите, живу здесь и пишу про это же)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
116 Нравится 8 Отзывы 22 В сборник Скачать

суббота первая.

Настройки текста
      Донхёк движется в слепой темноте и, чувствуя, как ноги ломит в коленях, начинает идти все медленнее. Не стоило ложиться так поздно, зная, что в эту субботу у него есть дела. Ну ничего, несколько отверток и сон снимает как рукой, осталось только дойти до назначенного места. Если бы он взял такси, то добрался гораздо быстрее, хоть и с явным минусом в кармане, который значительно ухудшит положение всех дел. Мать много карманных не дает, поэтому приходится жить в замедленном режиме, откладывая каждый грош на возможную редкую вылазку куда-нибудь подальше от дома. Было бы неловко, если кто-то из знакомых увидел его, бегающего от столба к столбу в попытках не рухнуть на выпавший на прошедшей неделе снег.       Вдали виднеется полысевший лес, темная крыша и неестественно ярко-оранжевая лампа, освещающая выходящую из-за границ участка пустую будку. Что же, с прошлого раза ничего не изменилось. Это даже хорошо, потому что обстановка вполне знакомая, так что он даже сможет не упасть в крутой овраг снова или не подскользнется на обледеневших за ночь ступенках, потому что выучил простой урок — не бери резиновую обувь, доверяйся лишь своей, которая и по размеру подходит, и уже изучена охладевшими стопами. Он почти дошел до знакомого участка.       — О, мы думали, что ты уже не приедешь, — Джено закидывает руку парню на левое плечо и настойчиво давит вниз, отвлекаясь на соседний разговор, чтобы влезть в неподходящий момент в середину какого-то спора. Хёк шатается, скользя пятками по мокрому снегу, но вовремя берет ситуацию в свои руки и избегает очередного падения.       Он еще какое-то время стоит у огня, кивает другу и заходит в дом. У порога уже в беспорядке валяются несколько пар чужой обуви, рядом на темной луже, растекающейся от чьих-то кроссовок, валяется открытая сумка, а из светлого шкафа торчит вешалка с рукавом прижатой дверцей куртки. Парень скидывает куртку, прячет её в темную комнату рядом, куда никто обычно не заходит и расположенное выше обычно окно которой выходит прямо на улицу, и проходит в душную комнату. В глаза бросаются уже знакомые лица одноклассников, пару друзей из другой школы и несколько еще незнакомых — парень и девушка. Те сидят в противоположных углах комнаты, почти не общаются, и Хёк думает, что они между собой не так уж и знакомы.       — О, Хёк, — Черён подпрыгивает с места, улыбаясь расслабленно и бездумно, шатается на месте и еле как держит прозрачный стакан у себя в руке. Парень сразу понимает, что в апельсиновом соке у неё есть что-то помимо химозного подобия.       — Ты так и не подождала меня, — Хёк взаимно улыбается и придерживает девушку, когда та почти падает на стул, стоящий немного поодаль неё. Он поправляет её рубашку, убирает прилипшие к горящим щекам волосы и сажает на стул рядом с ним.       — Прости, — она виновато клонит голову к нему на плечо и падает в состояние, когда мысли двигаются медленно, а слова вылетают очень быстро. В основном это какие-то не связанные друг с другом звуки, бессмысленные восклицания вслух или совершенно не относящиеся к ситуации монологи. Донхёк привык. Все произошло как обычно.       Донхёк знает, как происходит обычно. Они приезжают, сидят минут десять и открывают все, что привезли с собой. Никакого терпения, как и у Донхёка, который берет в руку стакан, чуть ранее побывавший у Черён, немного принюхивается к нему и выпивает, почти не чувствуя горечи в горле.       Уже через час он не чувствует кончика языка, рук и нижнего белья. Про последнее он не уверен, но задница очень сильно затекла, пока он дремал на пластмассовом стуле, появившемся около него черт знает когда и с помощью кого. Парень оглядывает темную комнату, чувствует, как по перепонкам бьет неразборчивая музыка, и оглядывает стол. Давящая на желудок тошнота уже нисколько не позволяет выпить больше, поэтому он с отвращением закрывает глаза и открывает только тогда, когда оказывается на узком диване с незнакомыми ему людьми. Те явно не просто разговаривают друг с другом, близко находясь лицами друг к другу, потому что Хёк мог поклясться — он видел чей-то язык.       Хёк не особо желает беспокоить чужое личное пространство, поэтому хочет уйти на улицу к остальным. Может, там его хотя бы немного отпустит и желание всплакнуть в овраге наконец-то выйдет из его головы. Парень встает на ноги, но его планам мешает внезапная поломка опорно-двигательного аппарата, иначе никак не объяснить то, что он свалился на пол почти на ровном месте, а еще оставил после себя такой оглушающий звук удара с землей, что его, наверно, было слышно даже снаружи. Но, с другой стороны, у всех есть более интересные занятия, так что грациозный трюк в исполнении Донхёка никому не интересен.       — Эй, всё хорошо? — парень, сидящий на диване, отвлекается и присаживается на колени рядом с валяющимся почти без сознания Донхёком. Тот, в свою очередь, переворачивается на спину и пьяно улыбается, прикрывая веки. Всё, что он хочет сейчас сделать — поспать. Ну, может еще и протрезветь, но совсем немножко, чтобы можно было стоять на ногах. — Давай я тебе помогу.       Донхёк ничего толком не может ответить — кончик языка до сих пор в том же состоянии, и все слова, которые слетят с его губ, будут походить на речь человека, нуждающегося в услугах логопеда. Он без возражений поддается чужой помощи, чувствует, как руки придерживают его тело, чтобы на лестице он точно не свалился, а потом единственное воспоминание — мягкая кровать и ярко-оранжевая лампа из приоткрытого окна.       Уже через какое-то время он приходит в себя — помогает Минхён, который, оказывается, весь вечер почти не пил и бегал за такими неспособными проследить за собой людьми, как Донхёк. Он принес ему три стакана с водой, пластмассовое красное ведро, помог умыться и вручил мятный леденец, выпрыгнувший из кармана джинс. Считайте, прямо ангел хранитель какой-то.       — Не скучно бегать весь вечер за дурочками? — Хёк иронично хмыкает, естественно указывая на себя, и переворачивается на живот. — Наверно, я тебе немного помешал?       — Она лизнула меня за щеку, — тот с наигранным ужасом расскрыл глаза и посмотрел на напряженные ладони. — Так что ты что-то вроде спасательного круга.       — Смешно, — Донхёк фыркает и одним боком ложится на кровать, рассматривая чужие руки. — Хочу, чтобы ты выпил.       — Ни за что, — Минхён лег точно так же, и теперь Хек смотрел не на его руки, а на спокойное, не испачканное алкоголем лицо.       — Не будь занудой. Алкоголь отлично сближает.       Наверно, это было хорошим аргументом, потому что уже через пару минут Донхёк достал закрытую стеклянную бутылку, звенящую от соприкосновения с тонким кольцом на указательном пальце. Быть может, Донхёк умел убеждать, чтобы за секунду человек тут же согласился на его предложение. Быть может, Минхён просто хотел с ним сблизиться. Но этого никто, наверно, так и не узнает, потому что все, что произошло в сегодняшнуюю субботу, остается в том же дне, не выходя за временные рамки. Негласное правило, которому следуют все, кто участвует в подобных перфомансах.       Сначала была разбавленная соком водка, потом просто водка, а потом Минхён стал каким-то слишком смелым. Дошло до того, что тот пытался спуститься вниз, но не получилось — лестница слишком крутая, а у того закружилась голова, как только он на нее посмотрел. Донхёк же на все это смотрел с улыбкой, а чтобы тот больше не пытался выйти на улицу, где уйма народа, лег сверху. Ни на что большее его недостаточно отрезвевшего ума не хватило.       Донхёк пожалел, что позволил парню выпить, но только немного. Все-таки с ним было весело и он единственный, кто в этот вечер его не оставил одного. У Минхёна красивые глаза — такие тёмные-тёмные, а разрез глаз хитрый, открыто улыбающийся. Донхёк позавидовал — у него глаза менее выделяющиеся, зато Минхён, видимо, заинтересовался другой частью его лица, поскольку пальцы его скользнули то ли нарочно, то ли совершенно случайно на пухловатую нижнюю губу, которую, признается Хёк, недавно тоже не чувствовал. Парень этот жест проигнорировал, отвлекся на звук нового уведомления, а после предложил Минхёну проветриться.       Они так особо и не побывали на улице, потому за Минхёном почти невозможно бегать. Какой-то слишком шустрый, кажущийся трезвым, но таковым не являющийся парень все время пропадал с глаз, упирался на чьи-то плечи, обнимал незнакомых людей. Поведение как у Донхёка, от этого тот и смеётся, хватает парня за руку и ведёт обратно в дом. Там безопаснее, почти никого нет и тепло. Главный минус лишь раскидавшиеся по разным углам люди так, что вместе ни ляжешь, ни сядешь. Это проблема, потому что Минхён перешёл в фазу дикого желания поспать, а пока они ходили к остальным, кровати давно заняли, и диваны, и даже пластмассовый стул. Непорядок.       — А эта песня мне нравится, — говорит размазанно, почти не понятно. Донхёк много раз кивает, помогает тому раздеться и, пока убирает верхнюю одежду, видит, что парень падает в ту самую комнату, куда никто почти не заходит. Отлично, значит, Хёк просто возьмёт пару стульев и посидит там.       Проходит час, два, три. Минхён в это время все спит, периодически издавая мученические звуки, которые Хёк знал в лицо. Он сам, когда впервые перебрал, не мог даже спать из-за вертолетов и ужасного чувства тошноты. Все веселье проходит именно в тот момент, когда начинаешь трезветь и вспоминать события вечера. К счастью или к сожалению, Донхёк помнит всё. И падение на ровном месте, и красивые глаза, и мятный леденец, и Черён. Да что он только не помнит.       Проходит ещё какое-то время. Донхёк уверен, что в комнате, где они спрятались, ужасный перегар. Все постепенно расходятся, ложатся спать, кто-то ищет пропавших, но Донхёк не спешит быть найденным. Ему здесь с Минхёном спокойнее, чем вот там, за окном, в которое он смотрит. Незнакомцы иногда лучше друзей — не спрашивают ни о чем, не знают какие-то моменты и все равно дружелюбно делят один постеленный на пол матрас. Минхён покорно молчит, потому что не видит всех красок и эмоций на чужом лице. Донхёк с отвращением смотрит в зеркало, умывается и пытается привести в чувства нового друга.       — Минхён, — он трясёт того за плечо, потом поднимает лицо ладонью, потому что тот наклоняет её в неестественном направлении. — Пойдём.       Донхёк решает взять ответственность за приведение парня в порядок на себя. Зуб за зуб, так сказать. А Минхён слова против не говорит. Потому что вообще ничего не говорит, бездумно моргает глазами и смотрит на расплывающегося в глазах Донхёка.       — Хочу домой, — Донхёк поднимает голову на пришедшего в себя парня и вскидывает бровь. Вообще-то он тоже хочет домой, поэтому готов заказать за свои деньги такси или даже поймать какую-нибудь попутку, хоть их он терпеть не может. — Сколько сейчас?       — Около пяти утра.       Донхёк собирает свои вещи по дому, поворачивает спящих людей, терпеливо ждёт Минхёна, допивающего сделанный в спешке кофе, и, застегивая молнию на куртке, выходит из душного помещения. Убегают, как какие-то воры. Минхён по дороге улыбается себе под нос, а Донхёк нервно смотрит по сторонам. На трезвую голову становится немного неловко.       — Каждый раз жалею, — Минхён свою мысль не договаривает, останавливается на одном месте и смотрит Хёку в спину.       Донхёк понимает, ему самому после таких вечеров тошно. Необдуманные поступки, взгляды и прикосновения, которые никогда на трезвую голову он бы не стал делать. Всё это ужасно давит, но желания все равно меньше не становится.       Они едут в автобусе, почти не смотрят друг на друга. Ну или просто Донхёк не замечает того, как Минхён кидает на него пустые взгляды. Его мысли заняты немного другими — снова преследующими страхами, бьющими по челюсти с силой утренней совестной улыбки. Что же, это было интересно. Минхён выходит на остановке раньше его дома, а Хёк так и продолжает сверлить окно с уже знакомыми серыми пейзажами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты