Клубника со сливками

Слэш
G
Закончен
39
автор
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
- Отвратительно.

- Что? - Хёнджин поворачивается к парню, который стоял позади него и попивал яблочный сок с трубочкой, смешно морща свой нос.

- Отвратительно дерьмовый запах, который только могли придумать.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 2 Отзывы 9 В сборник Скачать
Настройки текста
Шла двенадцатая неделя учебы, всем студентам хочется одно — отдохнуть, ну и сдохнуть, кстати, тоже. Ведь скоро зимние экзамены, которые нужно сдавать, даже если так сильно не хочется. Но кому это важно? Есть ли только людям, которым нечем заняться, меняя итак уже до небес выёбистую систему обучения. Сынмина дико раздражает дистанционное обучение третьего семестра. Слишком много всего навалилось, слишком много домашки, от которой тошнит уже третий день подряд, потому что времени, чтобы элементарно перекусить нет. Если в марте жизнь была в шоколаде, тратить всего лишь два часа на пары и также час на домашнее задание, которое можно выполнить в самый последний момент. С утра до вечера, читать как до утра, сидеть в интернете, общаться с друзьями из других городов, строить планы на гребаное лето, которое все равно все проведут дома, из-за карантина. Ну не прекрасно ли? Даже проблем со сдачей экзаменов п о ч т и не было. А что сейчас? Одно сплошное разочарование. На вопросы своих новых друзей в интернете, есть ли у него кто-то, он отвечает, что ему никто нахер не сдался, когда его ебет учеба каждый день. Сынмин — маленький комочек мата во время стресса. Больше всего в жизни Сынмин ненавидит осень, из-за грязи и сезон дождей, под которые он постоянно попадает. Ненавидит декабрь, и вообще, всю зиму, потому что холодно, что пиздец, не охота вообще жить, хочется спрятаться под одеялом и не просыпаться до конца февраля. Еще эти экзамены, которые доводят итак слабый организм, будто издеваясь, добивая человека окончательно, чтобы уж наверняка хватило до конца мая. Он громко стонет, допивая свой уже остывший чай. Смотрит на время, пол девятого, а ощущение, будто уже давно третий час ночи пошел. Он устремляет свой взгляд на парня, сидящего перед ним, который изо всех сил пытается понять пропущенную тему по высшей математике, его даже немного жаль. Рыжеволосый закусывает свои губы, кажется, до крови, сжимает в руках карандаш, почти ломая его и отбрасывает подальше от себя, откидывая на спинку деревянного стула на кухне. Сынмин рукой ловит, падающий карандаш и крутит его пару секунд, ставя обратно рядом с потертым зеленого цвета блокнотом. — Вот скажи мне, Сынмин, что за пиздец, а не жизнь? — Джисон морщится, отпивая просроченный апельсиновый сок и встает со стола, чуть не сшибая с маленького столика блендер, который младший вытащил, чтобы приготовить булочки на завтрашний день, но на самом деле сейчас, сидя в маленькой кухне, делать ничего совсем не хочется. — Когда я говорил, что хочу постоянно сидеть дома и ничего не делать, я имел виду сидеть дома и ничего не делать, — трет переносицу вишневолосый, хмыкая. — Но я сижу за ноутом больше времени, чем за просмотром аниме или шоу, когда тратил время впустую. Тратить время впустую… Сынмин даже забыл какого это. Просыпаться к десяти, листать ленту в твиттере, отвечать на глупые твиты Джисона, который как всегда где-то портит жизнь окружающим вместе с Феликсом. Вставать с постели к двенадцати, заставить себя потянуться к верхней полке за хлопьями и под шум микроволновки, что греет вчерашние макароны, садиться за ноут, включая случайное аниме. Но сейчас у Сынмина подъем в полвосьмого, сонное и недовольное лицо, маты с утра пораньше, что выливалось из хрупкого тела, которое тряслось от холода. Нудный голос, заставляющий хотеть спать, замечания, из-за которых некоторые студенты громко вздыхают и демонстративно выключают камеру, чтобы успокоиться. Пары до трех, пару часов на уборку в доме, домашка, за которой он сидит еще до двенадцати ночи, а иногда вообще до утра, из-за дебильных рефератов и презентаций, которых даже проверят. Пиздец, а не жизнь. — Пожалуйста, помой сегодня за меня посуду, я умираю, — жалуется Джисон, скатываясь вниз по полу, спиной прижимаясь к холодному холодильнику. Сынмину было искренне жаль друга, который также ночами сидит не понимая, как решать некоторые задачи, ищет полночи способ решения и в конце забивает, занимаясь музыкой. Они живут вместе уже второй год, но именно эти четыре месяца выдались трудными для них. Бессонные ночи, перепады настроения, пассивная-агрессия, истерика на пустом месте, например, из-за пролитой воды на тетрадь с конспектами по философии. Это так тяжело на самом деле. И Сынмин понимающе улыбается, отправляет друга спать, но тот как упертый отказывается до последнего уходить, пока не решит последнюю задачу. — О боже, сделаешь потом, отоспись немного, выглядишь ужасно, — вздыхает младший, натягивая на руки резиновые перчатки желтого цвета. Морщится от неприятного запаха резины, откидывает голову назад, чтобы челка перестала падать на глаза. — Мы оба знаем, что потом я даже в туалет не встану, — Сынмин кивает и пропускает холодную воду, рукой опираясь на столешницу. Со стороны слышится недовольный скулеж Джисона, нервные постукивания по столу, Сынмин на это лишь улыбается и открывает новое средство для мытья посуды. С запахом клубники и сливок, наверное, необычно, думает про себя младший, выливая немного на губку. Он пару минут пытается услышать запах и тут же морщится, когда наконец запах доносится до его чувствительного к запахам носа. — Отвратительно, блять, что за дерьмо, — ругается парень, кидая губку в контейнер для еды, так и не домыв ее. Джисон пугается, поднимает свою голову и встречается с недовольным взглядом Сынмина. Тот подходит к окну, открывая его, становится у раковины, и вздыхая, продолжает намыливать посуду. — Пиздец, такое чувство, будто стою и курю электронные сигареты. — Ты знаешь, как они пахнут? — задумывается старший, подходя к младшему. Джисон получается недовольный цок, смеется от того, как смешно выглядит Сынмин, когда закатывает глаза. Джисон думает, что Сынмину надо меньше проводить время с Минхо, потому что когда-нибудь он столкнет младшего с лестницы. — У меня голова раскалывается, из-за этого запаха. Рыжеволосый тянется за головную проблему и скептически пробегает глазами по составу, и усмехается. — Клубника со сливками, даже звучит отвратительно. — Сам такой, — толкает локтем в бок и хихикает. — Как люди вообще эту хуйню курят, ужасно. — Курят же, — пожимает плечами старший, зевает и наливает себе в кружку немного воды, отпивая немного, и давится, слыша стук в дверь. Парни переглядываются и синхронно хмурят брови. — Ждёшь кого-то? — Сынмин отрицательно мотает головой. — А ты? — Доставщика пиццы, но на это у меня нет денег, так что нет. Думаю, что это просто соседи, давай просто проигнорируем, как обычно. Сынмин кивает и принимается за дело, в то время как Джисон в последний раз со вздохом смотрит на свой блокнот и закрывает, зарываясь рукой в отросшие волосы. И все равно, что кто-то стучит в дверь, стоя в одних тапочках, шмыгая носом, чтобы спросить, есть ли у них лишний электрочайник. Сынмину сейчас не до этого, он старается как можно быстрее помыть посуду и завалиться на свою кровать, и долго-долго пялится в никуда, чтобы прочувствовать спокойствие. Джисон же насильно натягивает на себя капюшон и ищет свои наушники, чтобы провалиться в сон и проснуться завтра утром, с новыми силами, чтобы вытерпеть все угрозы о вылете из университета от самой любимой психопатки. А Хёнджин реально ненавидит весь этот день, потому что его багаж ещё не у него, некоторые из коробок затерялись в дороге и у него толком теплых вещей нет, из-за чего ему остается мёрзнуть, пока те несчастные две коробки не окажутся у него в руках. В этой съемной квартире даже электронного чайника нет, а он голодный после учебы и долгой дороги. Хёнджин уже ненавидит место, в котором он живёт. *** «Ваш пароль слишком слабый» Вздох. — Ну, моя память тоже, поэтому, пожалуйста, позвольте мне использовать его… Сколько раз Джисон говорил ему записывать пароль от всяких аккаунтов плэй маркета, ютуб канала, системы универа и даже от таких как инстаграм и твиттер. Но Сынмин постоянно кивает головой, обещай начать записывать или же ворчит, уверяет, что в следующий раз он не забудет, что не будет следующего раза. — Разочарован, но не удивлен, — проходит мимо Джисон, плюхаясь на диван с попкорном в руках, роняя пару штучек на пол, из-за чего получает злой взгляд от младшего. Сынмин фыркает и демонстративно хлопает крышкой ноута, встаёт со своего места и накидывает на себя теплую серую толстовку. Берет в руки свой телефон с наушниками и пару минут ищет свои перчатки, но так и не найдя их, спешит к коридору. — Пойду проветрюсь, — кричит младший, предупреждая Хана, а в ответ слышит мычание и звук включенного телевизора. Вот уже пару месяцев Сынмин слушает, как его неугомонный сосед учится играть на флейте. Все бы ничего, но даже у такого как Сынмин есть слух, и слыша, как «любимый» сосед не попадает в ноту, хочется выть и биться головой об стену, чтобы уж наверняка, чтобы пробудить совесть у соседа. Самое хреновое это когда тебе в субботу надо просыпаться только ради одной пары, ответить на пару вопросов, которые отнимут у тебя восемь минут и целый час жизни с утра пораньше, с горки напополам доползти до кровати и погрузиться в сон. Но проснуться через полтора часа, из-за соседа, который снова практикуется в игре на флейте. У Сынмина гнездо на голове и недовольное лицо, которое готово пробить стекло. Он смотрит в потолок пару минут и листает ленту в инстаграме, с надеждой ища что-то интересное. И так каждые выходные. Сынмин не замечает как почти дошел до самого ближнего супермаркета. Он шмыгает носом, накидывает на себя капюшон, ругает себя за то, что забыл накинуть на себя куртку и вздрагивает, когда касается ледяной дверцы. Смотрит назад и только тогда замечает, что уже стемнело. Как же много вкусностей можно купить, самые любимые, но дорогие снеки, большой выбор энергетиков и лапши, также в супермаркете были микроволновки со столами и стульями, чтобы студенты могли быстро поесть и не умереть от голоду. Хёнджин сидел на корточках, внимательно читая упаковку из-под мыла. Не дай бог появится сыпь, ему еще камеру включать на парах, потому что кое-кто, не будем намекать на одного преподавателя Квон, которая говорит «Если так стесняетесь своего лица, наденьте на свои головы коробки». Хван мотает головой, пытается выбросить из головы ненавистный голос, который мучает его с утра пятницы. Всё ещё не верится даже, что настали выходные и у него появится время, чтобы немного отдохнуть после переезда. Честно признать надо, Хёнджин за эти пару месяцев так и не распаковал три коробки с книгами и тетрадями, там ещё что-то непонятное лежало, но он старается просто игнорировать те вещи, стоящие в самом углу гостиной. Он кидает несколько пачек с перчатками и губками, долго думает брать целлофановые пакеты, проверяет свой счет, чтобы не лохануться стоя прямо на кассе и не бесить окружающих своей нищебродностью. В глаза попадается яркая вывеска с акциями на средства для мытья посуды. Он с любопытством оглядывается вокруг, и как люди все еще не набежали и не вырвали вещь по акции прямо из рук? Удивительно. Хёнджин ставит свою корзинку, выбирает чисто по обложке, крутит в руках средство с запахом клубники со сливками и грейпфрутом. Кажется, неплохо, думает парень, как слышит недовольный вздох. — Отвратительно. — Что? — Хёнджин поворачивается к парню, который стоял позади него и пил яблочный сок с трубочкой, смешно морща свой нос. — Отвратительно дерьмовый запах, который только могли придумать. Хван хмурится и смотрит на две бутылки, не зная что делать дальше. Сынмина забавляет вся эта ситуация, поэтому он подходит поближе, парень слева от него двигается в сторону, и младший замечает, что ниже того парня во всем черном, сравнивают чужие руки со своими, отмечает про себя, что узнал о себе что-то новое. — Пиздец костлявый. — Я то? Сынмина это усмешка бесит, но с фактом не поспоришь, вздыхая, он тянет руку к самому дальнему тюбику, передает тому «дылде» и резко садится на корточки, ища глазами тюбик с запахом персика, но так и не найду, привстает, оглядывая парня с ног до головы. — Вместо той вонючей фигни, купи лучше тот, что я тебе дал, — улыбается как-то по-дружески Ким, вызывая ответную улыбку рядом с «новым» знакомым. — Значит любишь яблоко? — чешет уголки глаз Хван, затем поправляет свои волосы спадающие на глаза, опускает капюшон и протягивает свою руку. — Хван Хёнджин, я живу тут рядом. Сынмин смеется. — Неа, слишком сладко, но терпимо, если привыкнуть, то вообще будет казаться, что запах приятный, — хихикает младший и протягивает свою руку в ответ. — Ким Сынмин, аналогично тоже живу неподалеку. Хёнджину хочется ударить себя по лицу. А Сынмину это всё слишком нравится. *** Возвращаясь после утренней прогулки, наплевав на ненавистную пятницу, Хёнджин бессовестно прогулял три пары, которые уже доводили студента до нервного срыва. — Хэй, она же будет психовать, если тебя не будет, — слышится по ту сторону трубки обеспокоенный голос его одногруппника. — А когда она не психует? — отвечает Хёнджин серьезно, и сразу же заливается смехом вместе с другом. — Мне просто необходим отдых. Кажется, что история сожрала всё моё желание жить. — Мм, есть такое, — долго тянет Минхо, заваривая себе чай. Договорившись о том, что Ли всё от начала до конца расскажет Хвану, потому что очень даже интересно на что та женщина начнет придираться. Однажды, преподавателю Квон не понравился шрифт в презентации, из-за чего женщина истерила минут пятнадцать, раздражая всех студентов своим неприятным отвратительным голосом. Ещё самый глупый момент был, когда она придралась к руке на картинке. — Это что? — Это рука инвестора. — Неужели? А мне показалось, что это рука девушки. Ну, знаете, гейш? Вот и напоминает мне их руки. В этот момент Хёнджин хотел убиться на месте, чтобы не слушать нелепые вещи из уст взрослого человека. Иногда, взрослые люди говорят больше ненужных вещей, и забывают, о чем вообще шла речь, обрушивая весь свой негатив на мир. Когда Хёнджин открывает дверь от домофона, он роняет свои ключи, когда слышит чей-то пронзительный крик. Он поднимает ключи и неспешно поднимается по ступенькам, шуршит пакетом с рамёном и проходит мимо квартиры на третьем этаже. Хван знал, что там живут два студента, которые иногда очень остро на всё реагировали, и их визги, крики, возмущения можно было услышать аж с четвертого этажа. — Блять, Сынмин, ты меня заебал! Входная дверь резко открывается, выпуская рыжеволосого парня, который был весь в муке? — Прости меня, пожалуйста. В последний раз… — выбегает из квартиры вишневолосый в ярко-голубой пижаме. — О, Хёнджин! — Это ещё кто? — фыркает Джисон, на всякий случай еще раз завязывая мусорный пакет. — Я Хёнджин, знакомый Сынмина из супермаркета, — Хван протягивает свою руку, глупо улыбаясь, а Хан улыбается в ответ так же, с мусорным пакетом в руках и мукой в волосах. — Я Джисон, лучший друг этого чудика. Сынмин только дует губы, толкает неугомонного соседа, чтобы тот пошел выкидывать мусор. Он устало держится одной рукой за входную дверь и резко ёжится от холода. — Не хочешь зайти на завт… на чай? — Лишних вопросов задавать не буду, потому что я понял, что то, что произошло у вас было по твоей вине. Хёнджин смеется в кулак, заходит в уютную квартиру светлых тонов. Разувается, чуть не сшибая всё вокруг. Ему непривычно то, что квартира немного меньше, чем его самого, а многие вещи аккуратно разложены по коробочкам яркого цвета. Ему кажется это очень милым и домашним. В доме какая-то своя атмосфера, а ещё чувствуется приятный запах какого-то крема, из-за чего парень прикрывает глаза. — Ты чего там стоишь? Заходить не собираешься? — Хван вздрагивает чуть ли не роняя во второй раз свои ключи, прячет их наконец глубоко в карман куртки и идёт следом за «хозяином» квартиры. Кухня была такой же милой и уютной. Она была небольшой, как и сама квартира, но мягкие подушечки на стульчиках, смешная яркого цвета сахарница и такие же красочные кружки, придавали атмосферу в помещении. На сером холодильнике было несколько заметок о том, чтобы не забыть полить горшок с непонятным цветком, который Сынмин обещает Джисону узнать его название. Их общая фотография с первого курса также прикреплена с розовым магнитиком со словами «лучшие друзья». Хёнджину очень нравится, и почему-то он думает, что когда-нибудь хотел бы увидеть на том холодильнике свою фотографию. Ну или же их общую фотографию с Сынмином. Почему-то очень сильно хотелось быть частью его жизни. Может быть это из-за того, что он совсем недавно переехал и не имеет близких друзей, которые смогли бы провести с ним выходные, а тут он случайно встречает Сынмина. Оказывается так, что они живут в одном доме, но живут на разных этажах. А ещё у них очень много общего, они болеют за одну команду по волейболу «фукуродани», обмениваются такими словечками как: — О боже, Хёнджин, ты знал, что похож на Бокуто? — с удивлением произносит вишневолосый, а потом вовсе смеётся, чуть не умирая от смеха, потому что парень напротив волосы свои мочит, убирает назад совсем как тот самый капитан лучшей школьной команды. — Хэй, хэй, хэй, Акааши! Дай мне пас, — совсем гордо стоит Хван, получает удар в бок и закатанные глаза младшего, который чуть не свалился со стула. Джисон, смотря на эту картину лишь устало вздыхает и улыбается, когда видит, как двухметровая шпала извиняется и вытирает тряпкой пролитый на пол чай. Рыжеволосый смотрит на свои волосы на зеркале и думает, что он очень даже похож характером на Нишиною. *** — Это был ты?! Всё это время был ты?! — Блять, Хёнджин, я никогда в жизни не ненавидел человека как тебя, — возмущается Джисон перекатываясь в другой конец комнаты на кресле с колесиками. — Простите, что доставлял вам неудобства, — виновато улыбается Хван, потирая свою шею. — Ты не давал нам спать по выходным! А еще ты даже не попадал в ноты, — ноет вишневолосый, ударяясь лбом об стол, стараясь сдержаться и не пробить головой деревянную поверхность. — Эм, ну, так мне сыграть вам? — Нет! — Нет! Кричат одновременно Сынмин с Джисоном. Старший сначала пугается, потом обиженно убирает свою флейту на диван и садится рядом с Кимом, обвивая его талию своими руками. Младший лишь улыбается и гладит того по волосам, а рядом сидящий Джисон старается не выблевать ужин на пол, чтобы лишний раз не получить тряпкой от Сынмина. Все отвлекаются, когда слышат звонок в дверь. Сынмин подозрительно смотрит в сторону коридора, чувствует, как его бока сжимают и незаметно для всех хихикает. — Ты кого-то ждешь? Сынмин отрицательно качает головой, но вдруг Джисон подрывается с кресла и бежит к двери. Парни переглядываются и шепчутся, ожидая крики, младший уже на готове держал телефон, чтобы позвонить в полицию, а старший нашел серебристую блестящую биту, и он обязательно спросит откуда она у них. — Как думаешь он уже вырубил Джисона? — тихо шепчет в ухо младшего. — Мне кажется, что да… Мне уже звонить копам? — шепчет в ответ вишневолосый, и получает кивок, только собирается нажать на звонок, как в комнату кто-то резко заходит, из-за чего Сынмин начинает пищать, роняя свой телефон. Хёнджин до жути перепугавшись тоже чуть ли не вскрикнул, только хочет повернуться и замахнуться на грабителя, убийцу, или психопата, да кого угодно, лишь бы отомстить за друга и спасти своё маленькое чудо, что прижималось к нему и пряталось за спиной. От всего этого шума Минхо роняет несколько пакетов с банками огурцов, а Джисон наступает на осколки и матерится из-за промокших носков с черепашками ниндзя. Сынмин боязливо открывает свои глаза всё ещё прижимаясь к Хвану, а сам парень опускает биту. — Вы, блять, вместе ебанутые, — бесится Джисон, ставя пакеты на стол. — Нахер смотреть свои ужастики, детективы, расследования, если потом трясетесь и крыша едет?! — Минхо? — Придурошный? — Вы знаете друг друга? — удивляется Сынмин, всё ещё прижимаясь к Хвану, смотрит на него снизу вверх. — Получается, что так. Ээ, мы одногруппники, а ещё он все мозги сожрал о своем парнем. Видимо, это Джисон. — Что? Как? — Сынмину не нравится то, что узнает об этом самым последним. — Да, всем привет, — натянуто улыбается Ли, поднимая с пола пакеты. — Помочь не собираетесь? — Отлично, меня теперь игнорируют в этом доме. Джисон для привлечения внимания хлопает дверью, скрываясь на кухне, Минхо только усмехается и просит разложить всё на стол, а сам уходит за своим парнем. Сынмин, конечно, подозревал, что они встречаются, но верил, что сами парни ему об этом расскажут. Но сейчас он сидит расстроенный, злой, с нахмуренными бровями, трёт свою ладонь и тихо вздыхает. — Хэй, Сынмини, не расстраивайся. Хёнджин оставляет в покое жаренную курочку и садится рядом с младшим, закидывая свою ногу на него и утыкается носом в шею. Тот автоматически ловит ногу и щупает его бедра, всё ещё сверля взглядом экран телевизора. — Это вызов. — Мм? — Хёнджин поднимает свою голову, встречаясь с парнем взглядом. — Наш маленький секретик расскажем мы чуть позже. Хван вздыхает, опять нужно молчать, сдерживать прилив нежности, чтобы не зацеловать младшего у всех на виду. Он молча кивает, потому что спорить со своим парнем не хочется, да и знает, что скоро произойдет что-то интересное, если Сынмин сказал подождать. Просто страшно не только за свою и Сынминову задницу, но и за задницы Минхо с Джисоном. — Ты же в деле? — Сынмин улыбается, протягивая свою руку. — Конечно, — хмыкает Хёнджин, сжимая руку младшего в своей. — А теперь начнем с того, что сейчас я свяжусь с двумя своими хорошими приятелями, которые помогут мне в одном деле. Сынмина очень внимательно слушают, следят за каждыми действиями, с любопытством почти пялясь в чужой телефон.

seungmo: это война, ребят как и договаривались, завтра сожрите джисона. я позвоню, когда он будет собираться в супермаркет bangin: я с чанбином в деле, самое главное, чтобы чан не узнал это так прикольно, надо было назвать беседу «КЛУБНИКА СО СЛИВКАМИ» seolix: то есть нам надо новой коллекцией той дряни убить его брызгая тому в лицо? bangin: именно :) seungmo: ладно можно не в лицо bangin: : ( seungmo: давайте сразу в рот, он слишком тупой, чтобы заподозрить что-то

Хван молится богам, чтобы всё было не так ужасно, как он может себе представить. Его маленькое чудо только ярко улыбается и убирает телефон. Довольный. С Сынмином нельзя шутить, но больше всего нельзя скрывать от него что-то. — Хён, отвечаю, он строит план, чтобы убить меня, — собирает свои вещи в рюкзак Хан, готовясь ещё писать завещание. — Он не такой мстительный, да и милый же. Джисон только вздыхает, прощаясь со своей спокойной жизнью. А Минхо он ещё научит опасаться милых парней. Хёнджин думает, что он ни о чем не жалеет. Кроме того, что случайно купил одну бутылку с тем самым средством с запахом клубники со сливками. Он надеется, что ему не влетит за это. А Сынмин ждёт тот самый день Х, очищая память для интересных видео, что снимет завтра.
Примечания:
представляя весь хаос, который может произойти в той самой квартире, мне хочется написать что-то об их повседневной жизни ;-;
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты