В этих глазах я вижу лишь похоть.

Слэш
NC-17
Закончен
71
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
- Знаешь, что я вижу в твоих глазах? - осторожно взяв в рот мочку уха и проведя по ней языком. По телу второго пробежала легкая дрожь. - В этих глазах я вижу лишь похоть. Твою собственную похоть и желание её выплеснуть.
Примечания автора:
4 месяца не было nc17, думаю вы довольны и оцените эту работу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 3 Отзывы 18 В сборник Скачать

Горькая?

Настройки текста
      Приглушённый свет и тонкий запах нескольких ароматических свечей полностью заполнили комнату в которой находились парни.       Что это за запах? Слишком тонкий, слишком приятный, слишком дурманящий разум и тела.        Бакуго сейчас все казалось совершенно другим, будто бы все время замедлилось и можно было до мельчайших подробностей рассмотреть и запомнить этот момент таким, какой он есть сейчас.        Можно было запомнить столь четкие и необычные глаза.       Да, цвет глаз Тодороки редкостный, но их выражение, совсем иное чем всегда.        На слегка загорелой коже было видно выходящие капли пота и жар исходящий из тела гетерохрома.        Податливый.       Слегка тёплый, но в то же время мокрый язык блондина прошелся вдоль всего ожога на лице. Подобно послушной собаке алоглазый принялся в прямом смысле вылизывать лицо партнёра, но медленно и уверено переходя на поцелуи по всему лицу.       В лоб, в слегка пухлые щеки, аккуратный нос и пушистые ресницы прикрытых глаз.       Осторожно взяв за руку младшего Тодороки, юноша переплёл их пальцы и крепче прижимаясь впился в губы, на что последовал слегка удивлённый вздох.        Губы были уж слишком мягкие, приятные на ощущение.        Скользя сначала языком по ним, Кацуки стал более напористый и пошли сильные укусы. Укусы и оттягивание обеих губ, от чего те более напухли и налились кровью.        Сжимая за руку блондина, гетерохром лишь тихо постанывал поддаваясь парню.        Пытаясь проскользнуть собственным языком во внутрь чужой полости, попытка оборвалась сильным укусом.        В отличие от губ, Бакуго не хотел и ошибся в этом, хотя он соврет если скажет, что ему это не понравилось. Выступающий и густой румянец на щеках Шото, провоцировал парня еще сильнее.        В отличье от Тодороки, Бакуго почти никогда не закрывал глаза во время поцелуев. Он наблюдал, внимательно наблюдал за малейшей реакцией на лице своего любимого.        Краснеющее медленно лицо подтолкнуло его на ещё одну мысль.       Прекратив искусывать губы оппонента, он стал их уже сминать собственными, на что продолжали слышаться приглушенные стоны.        Немного неуверенно, но Тодороки стал отвечать на поцелуй. Принимая "игру языков" от Бакуго в голове мелькнула одна крайне интересная мысль.        Сжав свободной рукой плечо блондина,  Шото перехватил чужой язык своими губами начиная его сначала медленно, но потом все быстрее посасывая.        Парень приоткрыл свои разноцветные глаза и столкнулся с затуманенным взглядом алых огней напротив.        Ухмыляясь тихо у себя в уме, Тодороки прикусил кончик чужого языка зубами и резко перевернул парня под себя и меняя обеих позициями.        Отстранившись немного от губ любимого, гетерохром уже ухмыльнулся краем губ и сверкая глазами.       Потянув рукой и осторожно ложа её на обожжённую щеку, Кацуки прошептал.       - Что это ты задумал, а? Разве хорошие мальчики должны самовольничать? - парень стал гладить его по щеке, убирая за ухо выпавшую разноцветную прядь.       Тодороки продолжал улыбаться и сел уже на торс, стал ерзать не отрывая свой взгляд от Бакуго.  Он был как всегда холодным и сдержанным. Так и хотелось, что-то сотворить ему на зло, чтобы этот взгляд пропал. Разбился на множество осколков.       Облизав собственную верхнюю губу, Кацуки впал на какую-то долю минуты в свои укутанные похотью фантазии.        Как же хотелось поскорее выдавить с этого половинчатого громкий и звонкий стон. Такой, чтобы и сам Бакуго упал в шок от столь слащавого стона. Чтобы Бакуго всматривался в это лицо и слышал задыхающееся стоны с криками и мольбами ещё.        Ах… даже тут и в такой ситуации эго парня давало знать о себе. Он должен быть лучшим для всех, для самого себя и в первую очередь для Своего двумордого.       Вновь заглянув в глаза, блондина немного дернуло. Вот такого он уже не ожидал. Приподнявшись к уху Шото, последовал тихий и хриплый голос.       - Знаешь, что я вижу в твоих глазах? - осторожно взяв в рот мочку уха и проведя по ней языком. По телу второго пробежала легкая дрожь. - В этих глазах я вижу лишь похоть. Твою собственную похоть и желание её выплеснуть. - последовал смешок и быстрый укус за ухо.        С тонких уст Шото вновь послышался стон, а щеки покрылись еще более густым румянцем.       Выпрямив спину и удобнее сев на таз блондина, Тодороки стал медленно расстегивать собственную белую рубашку.        Для глаз и фантазии Бакуго открылся еще более обширный взор.       Бледная, практически просвечивающаяся рубашка, расстёгнутая до конца, но не снята. Под ней слегка загоревшая кожа и выпирающие тонкие ключицы. В то время как тонкая ткань еле-еле прикрывает бледно-розовые уже выпятившиеся соски и линию ровного, но так сразу и бросающегося в глаза мышц пресса.        Переложив обе свои руки на выпирающиеся соски, Бакуго стал сначала слегка массировать, но потом довольно-таки сильно щипать и оттягивать чувствительную кожу.       Из-за чего комнату стали наполнять всё слаще и слаще стоны и тихие вскрики Тодороки, что несомненно нравилось парню снизу.        Подняв привычную черную футболку с черепом, гетерохром наклонился и стал сначала проводя языком, а позже переходя на поцелуи с багряно-красными засосами вдоль создавая дорожку с них.  Тихо постанывая и с ухмылкой последовал вопрос с уст обожженного.       - Хочу... Кха... Хочу тебя, точнее, хочу ощутить внутри себя. - смачивая слюной сосок и прикусывая его губой Тодороки продолжил, - хочу сесть и прочувствовать каждую твою венку внутри своего тела. - наигранно и пошло простонав заявил гетерохром, на что получил уже густую румяну на лице Бакуго.       Довольно улыбнувшись, разноглазый приподнялся и одним рывком стянул с парня привычные спортивные штаны и наклонился к боксерам выдыхая горячий воздух уже и на так возбужденную плоть.       - Папочка хочет чтобы я взял его себе в рот? Или же наоборот себе во внутрь? - медленно поднимая взгляд вверх на лицо Бакуго и слегка касаясь губами полового органа через ткань. - Ну, как хочешь? Давай, я жду и повинуюсь твоим словам с приказам. - слащаво и в издевательском тоне сказал Тодороки, на лице которого уже царила ехидная ухмылка. Сильнее сжав губы и проведя носом вдоль, парень цокнул громко языком. Ведь на вопросы не последовало ответов.       Блондин закинув голову назад и прикрыв рот рукой, чтобы воздержаться от собственных стонов.        Быть главным и доминировать почти во всех сферах ему нравилось, но когда появлялся вот такой, развратный и с полной похотью в глазах Шото, ему наблюдать за ним таким нравилось ещё больше.        Спустив чужие синие боксеры, гетерохром медленно наклонился и стал посасывать головку члена. Изредка проводя языком по уретре и смачивая слюной промежность, Тодороки брал все глубже и лаская умело языком всё большее количество плоти.       Переложив обе руки на разноцветную макушку, Бакуго сжал за волосы и резко надавил. От чего собственный член проскользил на всю длину быстро в рот Шото.  Из-за неожиданности парень глухо начал кашлять, а в уголках глаз появились слёзы.  Но нельзя было, хоть как-то отстранится или отступить.        Зажмурив глаза и шире открывая рот, юноша продолжил ласкать плоть внутри себя. Набирая лишь темп губами и сжимая стенками рта член своего любимого человека.        Осторожно надавливая языком на выпирающею вену и слегка скользя вдоль зубами, но не кусая, он знает что нужно сейчас быть предельнее осторожным, чтобы не переборщить с силой.        Сжимающие руки лишь сильнее впивались пальцами в разноцветные пасма, все так же не давая возможности нормально вдохнуть воздуха полной грудью. Слёзы уже были не только в уголку глаз, но полным ходом стекали по щекам, внутри всё сжималось и подходил рвотный рефлекс, но юношу это не останавливало.       Наоборот, гетерохромный продолжал вбирать свою ротовую полость его и так же набирая темп не останавливался.       Кацуки трудно дышал и уже, как в своих фантазиях задыхался от стонов. Но уже не Тодороки, а он сам. С уголка рта вытекала тонкая струйка прозрачной слюны.  Комнату с мягким запахом фиолетовых свечей заполняли громкие стоны вперемешку с редкими ругательствами.        По телу Бакуго бегала дрожь и волнение, внизу живота сильно тянуло и близилась разрядка.  Закусив собственную нижнюю губу до крови, парень излился в рот гетерохрома с громким протяжным стоном, убирая руки с чужой головы.        Расширив глаза, Тодороки отполз и с легкостью проглотил всё семя, которое оказалось в его рте и на краях губ.        - Знаешь, она довольно-таки горькая... - слизывая остатки спермы со своих губ с отдышкой заявил Тодороки, пронзая холодным и в какой-то мере сердитым взглядом Бакуго.       На что получил лишь кривую ухмылку со смехом. - Ах, но не я же взялся к такой работе. Сам виноват, мой хороший. - проведя рукой осторожно по его щеке сказал Кацуки.        Поднявшись и слегка кашляя, разноглазый вновь оседлал таз блондина.        - Сам виноват? Папочка не пожалеет о своих словах? - смеясь спросил Шото.       Как же его бесила эта кличка Кацуки, а самое забавное, что он, каким-то чудом согласился его так называть. Но только чисто ради того, чтобы позлить или же вывести на более яркие эмоции, к примеру, как сейчас.        - Интересно, ты сможешь дважды за сегодня кончить? Или это уже слишком для тебя? - смеясь спросил Шото.       Но только парень под ним хотел, что-то заявить, как холодная ладонь закрыла его губы. Лёд стал угрожающе покрывать руку и края губ, от чего парень не стал лишний раз дергаться или что-то предъявлять.       Сняв с себя боксеры и оставаясь в одной расстегнутой рубашке,  Шото стал медленно, но уверенно насаживаться на член Бакуго.       Подымая ещё выше чужую футболку, Тодороки резко сжал обеими руками чужие соски, и так же внезапно сел на всю длину. От чего оба громко вскрикнули.       Губы гетерохрома начали слегка дрожать, а сам на несколько секунд он застыл с немым криком на лице.        Перестарался, не учёл всех фактов, в уголке глаз на пушистых ресницах вновь стали появляться капли слёз.        Поджав губы, и начиная массировать коричневые соски, сжимая их между своими тонкими пальцами. Тодороки стал двигать бёдрами насаживаясь на плоть Кацуки.        С уст блондина доносились тихие и хриплые стоны. Уложив руки на чужую талию и слегка сжав её, на белоснежной коже остались несколько небольших ожогов.        Промычав, по щеке Шото потекла слеза.  Ожоги даже не сильные, он не любил. Нет, даже ненавидел, когда Бакуго так делал.        Кусая собственные губы, юноша стал быстрее насаживаться и двигать бедрами, сжимаясь.  Поднимаясь почти полностью и вновь садясь с губ парней доносились стоны.       Продолжая так двигаться и слегка меняя угол, Тодороки не останавливался.  Пока спустя пару толчков, головка члена не упёрлась в его собственную простату.  Донёсся громкий стон с его уст.        Смотря на Шото, Кацуки мысленно восхищался и в который раз отмечал его будоражащею внешность во время такого состояния, на пороге экстаза.        Растрёпанные волосы, прилипшие к его лбу, искусанные губы и громкие чуть ли не задыхающееся стоны. Скользя от талии к ягодицам, алоглазый сжал их и стал раздвигать в разные стороны, продолжая все так же насаживать на себя Тодороки.       Громкие и пошлые шлепки, вместе со стонами уже звенели в ушах. Сладкий запах и горькость на губах, всё это давило на сознание как Шото, так и Бакуго. Пришедшее одновременно наслаждение, накрыло слащавой волной обоих. И теперь в движениях каждого читалась синхронность, и четко виделся образ того, как обое стали тонуть в ощущениях друг к другу.       Через несколько мгновений оба излились практически одновременно и не давая передышки друг-другу последовал поцелуй.       Уже не такой, как в первый раз, уже более спокойный и нежный. Без укусов и попытки переиграть друг-друга.       Отстранившись от поцелуя, Тодороки подмигнул Бакуго, от чего тот вопросительно поднял бровь.       Выходя из Кацуки, с прохода гетерохрома стала вытекать прозрачная жидкость.  Посмотрев на торс блондина,  Шото переложил на него свою руку уже размазывая по нему собственную сперму.        - Говорил, не знаешь, какая сперма на вкус? - разноглазый поднял взгляд на парня. Наклонившись к торсу алоглазого, юноша стал упорно его вылизывать до единой капли, смачивая собственные губы в ней.       Завалившись сверху на Кацуки и схватив того за подбородок. Гетерохром насильно целуя и не давая возможности уже ему отстраниться начал углублять поцелуй, скользя языком по мокренькому небу и ровному ряду белоснежных зубов.       Кацуки сердито мычал и пытался отпихнуть парня, но не выходило, поэтому с долей отвращения и возмущения. Ответил на это извращение.       Когда ж воздуха стало не хватить и сам Тодороки обессилился, поцелуй разорвался.       - Ну как тебе на вкус? - язвито улыбаясь с последних сил спросил Шото.       - Горько и отвратительно. Ты извращённый придурок. - тихо бубня ответил блондин.       - Рад, что тебе понравилось. - тихо хохоча сказал Шото и умостился на чужой груди, накрывая обоих одеялом и проваливаясь в долгий и затяжной сон.
Примечания:
Жду актива, ну и хоть какой-то позитивной реакции на это. :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты