Клуб "Бездна"

Гет
NC-17
В процессе
177
автор
Новая_Таша соавтор
Maria_Tr бета
Размер:
планируется Мини, написано 37 страниц, 4 части
Описание:
Темные стороны есть у всех. Молодые люди живут и учатся в Нью-Йорке, у каждого свои пристрастия, свои пороки и свои проблемы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
177 Нравится 111 Отзывы 15 В сборник Скачать

Игрок

Настройки текста
Парни на этот раз собрались на свой военный совет в квартире Дженка, которая находилась в том же доме, где снимал жилье Дарио, только этажом ниже. Они расположились в небольшой полукруглой гостиной. Столик в центре комнаты был заставлен едой из соседнего ресторана и банками с пивом, половина из которых была уже пуста. Дарио, развалившись на диване, почти лежал, положив скрещенные ноги на стол. — Ну, подведем наши финансовые итоги… — в его руках был лист, в который он тщательным образом выписал все расходы, — Могу сообщить тебе две новости, хорошую и плохую. — Начинай с плохой, — Дженк глотнул из банки, которую держал в руках, и вопросительно посмотрел на друга. — Нам не хватает. — А хорошая? — Не знаю, насколько она хорошая для тебя, но для меня точно. Я собираюсь выиграть в покер недостающую сумму. Я уже присмотрел одно место в Бруклине, где практикуют Техасский Холдем. Там ставят по-крупному, такую игру нечасто встретишь вне казино. — Вау! — Дженк иронично посмотрел на товарища и, приложив руку к груди, ответил: — Брат, мне их жаль! Ты точно уверен? — Пока рано радоваться. Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Но я уже начал присматриваться, — Дарио задумчиво потер подбородок. — Ты уже играл там? — Уже проиграл половину пособия, что выслала госпожа Карачай на твои карманные расходы, — хмыкнул Дарио, сминая очередную банку из-под пива, — думаю, скоро ты мне понадобишься. — Так вот, значит, где ты пропадаешь по ночам. То-то я и смотрю, ты какой-то помятый в последнее время. — Меня уже считают там богатеньким лохом. А помятый я потому, что после покера мне просто необходимо снять стресс и разрядиться. И, как ты знаешь, тут я предпочитаю профессионалок, чтобы не мучиться потом ненужной головной болью. Дженк насмешливо хмыкнул, глядя на самодовольное выражение лица Дара. — Надеюсь только, нам не придется удирать от горячих мачо с пистолетами, как тогда, когда ты играл в Мексике. Еле ноги унесли! Но Тихуану я не забуду никогда! — притворно громко вздохнул Дженк, пряча в глазах иронию. — Я учусь на своих ошибках. Пустая банка, запущенная Даром, с каким-то неприятным хлюпаньем сшибла со стола еще несколько и они рассыпались по полу. Дженк еле сдерживался, чтобы не хохотнуть, глядя на азартный блеск, загоревшийся в глазах друга. Покер был коньком Дарио. Особенно сильно он увлекся игрой во время их карибских каникул на грузовом судне. В конце плавания уже никто не хотел с ним связываться, потому что он выиграл уже все, что можно было выиграть у всего экипажа. Азартную натуру он получил в наследство от своих горячих сицилийских предков, а холодный рассудок, внимательность и наблюдательность, присущие ему, делали его непревзойденным игроком. Дарио никогда не выигрывал сразу, долгое время наблюдал, отмечая каждую подробность в противниках, с которыми он сталкивался, запоминая и не упуская ничего, что мог бы использовать потом. Он умел с легкостью определять, когда действия оппонентов не хаотичны. Подбирая стратегию ставок, он использовал подсказки, основанные на внешнем виде и речи оппонентов, и это позволяло ему иметь преимущество над более слабыми игроками. Для Дарио покер был даже не игрой, а психологией, и занимался он им с увлеченностью, считая, что это может дать ему преимущество во всех аспектах жизни. Он относился к игре со всей серьезностью как к работе над собой, а также как к возможности применить свой логический ум и прекрасную выдержку. Играя в покер, он получал наслаждение, но не от азарта самой игры, а от совершенствования своих умений замечать и анализировать эмоции других, а также контролировать свои собственные, не давая возможности противникам сделать то же самое. «Для того, чтобы хорошо играть в покер нужны три вещи — усердная работа, верная информация и талант», — сказал он как-то Дженку, цитируя слова одного из знаменитых покеристов. Талант к играм разума был у Дарио от природы, а к остальному он прилагал необходимые усилия.

***

После той ночи, когда Анжелика пришла к своему «спасителю» в спальню, прошло уже несколько дней. Дарио почти не бывал дома, занятия в университете и начало ремонта здания старого игорного дома, к которому они с Дженком приступили, не откладывая дело в долгий ящик, отнимали все его время днем. Где он бывал по ночам, она не знала, но приходил Дар либо очень поздно, либо под утро. Анжелика почти все время сидела дома, никуда не выходя, и с напряжением думала о том, что же теперь будет. Наутро после того, как она проспала всю ночь в его теплых объятиях, от которых ей впервые за всю ее жизнь стало так хорошо, что захотелось остаться в них навсегда, Дарио ушел, так ничего и не сказав ей. И после этого она его почти не видела, кроме как по утрам. Она продолжала готовить ему завтраки, накупив продуктов на деньги, которые он не забывал оставлять в шкафчике. Но он быстро все проглатывал, собираясь на ходу, бросал с улыбкой, от которой у нее замирало сердце: «Спасибо, детка», — и исчезал на целый день. Дарио снова пришел только под утро, пошатываясь, прошел мимо дивана в гостиной, на котором так и спала девушка, в сторону своей спальни. Анжелика, привстав на локте, смотрела на него. От него на всю квартиру несло алкоголем и приторно-сладкими женскими духами. Придерживаясь за все, что попадалось ему под руки, он дошел до своей постели и бухнулся на нее с размаху на живот, даже не раздеваясь. Анжелика потихоньку шла за ним. Увидев, что он совершенно уже ни на что не реагирует, она приблизилась и посмотрела на него. Присела возле кровати на корточки и, откинув длинную челку с его лба, провела по нему пальчиками. Она улыбнулась, увидев непривычное расслабленное выражение на его лице. Сейчас он казался совсем юным, надув и разлепешив губы, спокойно спал. Девушка стащила с него ботинки и прилегла рядом, подумав, что он еще не скоро проснется и она успеет уйти. Положила голову рядом с его плечом и погладила по спине, задержав на ней свою ладонь. Прислушалась к его дыханию. Дарио перевернулся во сне и сгреб ее в охапку, уткнулся в ее грудь, как в подушку, что-то бормоча. Оказавшись в плену его рук, Анжелика сначала испугалась и хотела быстрее высвободиться и рвануть из комнаты, но поняв, что он продолжает сладко спать, передумала. Ей снова захотелось почувствовать его тепло, как в прошлый раз, и ее даже не смущало, что от него несет как от пивной бочки. Она очень долго лежала без сна, глядя на Дарио и боясь пошевелиться, но, в конце концов, ее веки отяжелели, и она задремала. Анжелика проснулась от того, что кто-то тормошит ее. Открыв глаза, резко села. Дарио смотрел на нее. — Ты снова в моей постели? Я что-то пропустил? Краска бросилась ей в лицо и она, опустив глаза, растерянно помотала головой. Вскочив, девушка побежала в сторону выхода, но остановилась от его возгласа. — Анж! Она замерла. — Я подумал, ты можешь остаться при одном условии. Анжелика обернулась. — При каком? — Не лезь в мою жизнь.

***

В Нью-Йорке элитные салоны красоты похожи на шикарные отели — зеркала, мрамор, причудливый декор и живые цветы. Стилисты зарабатывают здесь не меньше, чем крутой брокер с Уолл-Стрит. В один из таких салонов каждое утро заглядывала Эмма Басс — дочь известного бизнесмена и мецената в Штатах. Эмма училась в Колумбийском на факультете биологии и биомедицины, жила на широкую ногу, обожала моду, конный спорт и ночные тусовки, а друзья и знакомые обожали её за веселый и легкий нрав. — Как обычно, дорогая? — подошедшая к Эмме девушка-стилист улыбалась, глядя на ее отражение в большом зеркале, — Люблю работать над тобой, тебе идёт абсолютно все. Красоту ничем не испортишь! — Спасибо, Мэри! Ты мила, как всегда! Эмма критично рассматривала себя в зеркале. Очень милая блондинка с нежными чертами лица и голубыми глазами наблюдала за ней оттуда. Сморщив свой слегка вздёрнутый носик, она показала язык своему отражению. — Сегодня у тебя много работы. Хочу быть красивой и оригинальной, — и, продолжив заговорщицким тоном, добавила: — У меня намечается интересная встреча в обед. Возможно, даже свидание. — Вот удивила! Да у тебя свиданий бывает по нескольку в день! Эмма рассмеялась. — Это правда. Я в активном поиске. Пока Мэри расчесывала ее волосы, росшие целой копной и до того густые, что расческа то и дело путалась и застревала в них, у Эммы зазвонил телефон. Обе девушки одновременно уставились на экран. Мэри сгорала от любопытства, желая узнать подробности личной жизни своей самой лучшей клиентки. Втайне она слегка завидовала бурной жизни красивой дочке богатых родителей, не знающей отбоя от воздыхателей. Не имея таких возможностей и такой красоты, как у Эммы, она развлекала себя тем, что перемывала ей косточки в кругу своих подруг. Пытаясь скрыть свою заинтересованность, Мэри уронила невзначай: — Кто звонит? Очередной поклонник? — Да. Один с универа. Познакомились на общей лекции по психологии. — Ты не хочешь ответить? Он не интересен тебе? — Не то чтобы не интересен… Харизматичный, но слишком нахальный. — Разве таких мало? Мужики все нахальные. А кто не нахальный, с тем точно что-то не так. Эмма слегка улыбнулась, но ее взгляд стал задумчивым. — Многие нахальные, но не настолько. Он считает, что получит любую, которую захочет. Он так и заявил мне при первой встрече. — И что? — Ничего! Он взбесил меня этим. И получил от ворот поворот. Я — Эмма Басс. Моя фамилия много значит в Нью-Йорке, — девушка гордо вскинула голову. — Но знаешь, что странно. Он не отстаёт. Мне кажется, он уже все про меня знает — что я делаю, что ем, что пью, что люблю, а что нет. А, когда он на меня смотрит, мне кажется, что он знает цвет моего нижнего белья. Мэри сделала большие глаза и даже на мгновение прекратила работать ножницами, остригая кончики волос девушки. — Такая настойчивость? — Чем больше он настаивает, тем больше мне хочется упираться. Он будто в покер играет со мной. Ставки все выше, и ты не знаешь, блефует он или нет. — И как долго это продолжается? — Уже несколько месяцев. Мери кивнула и с лукавой улыбкой многозначительно протянула: — А-а-а-а… Понимаю.

***

На тренировке Дженк уже минут двадцать отрабатывал технику на новенькой боксерской груше. Он наносил удар за ударом, наслаждаясь ощущением того, как работают мышцы тела. В вечернее время в просторном университетском спортзале всегда бывало довольно многолюдно. После окончания занятий и лекций он приобретал вид копошащегося муравейника. Кто-то занимался на тренажерах, кто-то бегал по дорожкам или крутил педали велосипедов. Несколько подтянутых девушек-студенток лениво прохаживались в ожидании своего тренера, поглядывая на парней. — Эй, Карачай! — Дженка окликнул однокурсник. — Хватит бесцельно бить по груше, лучше покажи на что ты способен на ринге! Дженк остановился и заинтересованно посмотрел, приподняв правую бровь. Ленивой походкой он двинулся в сторону ринга. — Легко! — усмехнулся он, разминая плечи. Как только парни встали в стойку друг против друга, вокруг стал собираться народ. Студенты, перешептываясь, с интересом следили за спаррингом. Боксеры закружились по рингу, выполняя простые контратакующие приёмы. Дженк чувствовал себя так легко, словно к его обычной силе и маневренности прибавилось ещё что-то. Он выполнил особо сложную серию ударов и выпадов и боковым зрением заметил, как ребята, побросав свои дела, подтягиваются, чтобы посмотреть, что тут происходит. Из глубины зала спешно приближался его тренер. — Давай, Дженк Карачай, покажи ему! — подал голос один из парней, стоявших возле ринга. — Да, Дженк! Давай! — громко выкрикнула какая-то незнакомая девушка. — Эй, леди, шли бы вы заниматься своей аэробикой! — громогласно заявил тренер красивой блондинке, подбадривающей Дженка. — Я могу наблюдать за тренировкой, и вы меня не выгоните отсюда, — вздернула нос красотка. Дженк мельком глянул на девушку. Голубоглазая блондинка не сводила с него глаз. Он всего на секунду отвлекся, чтобы посмотреть на ту, которая спорила с его тренером, и тут же получил удар, сбивший его с ног. Моментально вскочив, он снова уверено атаковал противника. — Красотка, иди попу покачай! — тренер Дженка уже не на шутку разозлился на девушку, отвлекающую его ученика. — Где написано, что я не могу присутствовать на тренировке? — она отмахнулась от него, как от назойливой мухи, с азартным блеском в глазах следя за спаррингом. Хоть бой был и дружеским, но разгорячившиеся противники начали наносить удары в полную силу. Сбив с ног соперника в очередной раз, Дженк уже ждал, что судья вот-вот объявит нокаут. Секунды шли медленно, противник не поднимался, но и не признавал себя проигравшим. Неожиданно парень, нарушая все правила, сделал коварный захват снизу, пытаясь свалить Дженка. Кто-то в толпе ахнул. Словно поддаваясь, Дженк плавно опустился на одно колено и тут же перешел в наступление. Выполнив серию приёмов и переходя от болевого к удушающему, он обездвижил противника. В эту секунду зрители загалдели, расталкивая друг друга, чтобы увидеть финальный аккорд поединка. Парень дважды постучал по полу рукой, признавая своё поражение. Наблюдавшие ребята одобрительно заулюлюкали. — Чёртов Карачай! — удовлетворенно хлопнул себя по мускулистым ногам тренер, вполне довольный исходом боя. — Ты в отличной форме, сынок! Если бы ты еще не отвлекался на каждую симпатичную мордашку, цены бы тебе не было. Та самая «симпатичная мордашка», которую имел в виду тренер, уже была рядом с Дженком. — Я могу попросить вас подать мне полотенце? — Дженк превратился в само воплощение обаяния. — Оно там, возле груши… — Могу отдать своё, — кокетливо улыбаясь и играя глазками, ответила девушка. — Кстати, я — Эмма. Эмма Басс. Выйдя вместе из университета, Дженк предложил Эмме прокатиться по вечернему Нью-Йорку. Дженк, который давно позабыл как это — ездить медленно, пытался в начале себя сдерживать. Но предательская нога сама по себе так и старалась вжать в пол педаль газа. В итоге не прошло и получаса, как его любимый серебристый форд мустанг несся на скорости по улицам, выруливая и обгоняя всех подряд. Сам парень искоса поглядывал на Эмму, наблюдая за ее реакцией. Но оказалось, проблем нет. Эмма лишь восторженно вздыхала, подкрепляя такую гонку возгласами одобрения. А Дженк поймал себя на том, что его взгляд невольно цепляется за ее высоко вздымающуюся грудь. — Kaltak… Kaltak, оrospu…* Весь взмокший и запыхавшийся, Дженк дышал как конь, проскакавший несколько часов. — Что ты сказал? — Сказал, что ты слишком сладкая, детка, — хрипловато рассмеялся он. Эмма мягко соскользнула с его коленей на пассажирское сиденье. Потянулась за своими вещами, разбросанными по машине, не забыв обольстительно улыбнуться новому знакомому. — Я в тебе не ошиблась, Дженк Карачай, — хихикнула она, застегивая бюстгальтер. — Классно покатались… — Угу, — Дженк, пытаясь унять дыхание, опустил голову, и, погладив руль рукой, добавил с нескрываемой иронией: — Мой мустанг любит бешеные скачки. — А я люблю мустангов, — в тон ему ответила Эмма, расслабленно откинувшись на сидении. Сейчас, после занятий в спортзале, лихих гонок по улицам Нью-Йорка и жаркого секса, которым они занялись остановившись на каком-то пустыре, Дженк чувствовал себя выжатым как лимон. Застегнув брюки, он повернулся к девушке. — Я отвезу тебя домой! — усмехнулся он, наблюдая, как Эмма натягивает на ноги белые кружевные трусики.

***

Большой круглый игральный стол, накрытый зеленым сукном, был уже полностью занят, а непрерывный перестук фишек сливался с гулом мужских голосов, громким смехом и грубой бранью. Игра в покер пока тянулась вяло, большой карты никому не выпадало. Люди подтягивались постепенно, но тем не менее набралось уже много человек, желающих понаблюдать за игрой. Наконец, игрокам пошла карта, все сразу оживились и гомон голосов мгновенно стих. Ставки росли. Дженк наблюдал за игрой, затесавшись в толпе. Дарио всегда брал его с собой, когда собирался играть по-крупному на случай «мало ли что». Дженку нравилось смотреть как Дар играет, это его завораживало. Тот умел сделать самый непосредственный вид и при этом внимательно следить за всеми своими «туманными» глазами, словно удав за жертвой, а в самый неожиданный момент кинуться, чтобы сожрать ее, заглотив целиком. У Дарио был свой собственный стиль, а по его практически отсутствующему выражению лица никто не мог даже предположить, что у него в руке. Зато он сам читал каждого из присутствующих как открытую книгу, не зря же потратил столько времени, чтобы изучить все повадки возможных оппонентов. Заглянув в свои карты, Дар повысил ставку. Его лицо, словно высеченное изо льда, было невозмутимо и выражало одно лишь равнодушие. У него даже бровь не шевельнулась, ноздри не дрогнули и не блеснули глаза. Он опять положил карты на стол рубашкой вверх, и взоры игроков нехотя отвернулись от его лица, не прочтя на нем ровным счетом ничего. Все старались держаться естественно, непринужденно, но каждый делал это по-своему. Представительный седоватый мужчина с орлиным носом и слегка презрительным выражением на гладко выбритом лице держался надменно, следя одними глазами за происходящим. Негр с очень пухлыми щеками, отчего лицо его было похожим на черную, давно сгнившую грушу, выказывал живейший интерес к игре. Здоровенный бритый под «ёжик» качок с несоразмерно маленькой головой на толстенной шее-колонне равнодушно жевал жвачку. А маленький подвижный латинос весело смеялся и шутил. Игра шла, ставки все повышались, а обстановка накалялась прямо пропорционально сумме, поставленной на кон. — Сто, — сказал Дар с миной и азартом новичка, желающего испугать противника. Джеффри тускло посмотрел на него и без всякого выражения ответил «двести». Несколько игроков уже соскочили с игры и за столом сейчас остались только Дарио, делающий вид, что ему вдруг неожиданно невероятно повезло и седовласый мужчина с орлиным носом, которого все здесь называли Джеффри. После очередной ставки при открытии карты терна, следовало согласиться на его сумму и вскрыть карты или назвать еще большую сумму. Он мог, если хотел, отказаться от сравнения карт, лишившись своих двести тысяч без игры. В том же положении был и Дарио. Такова игра в покер: двое, не показывая друг другу карт, назначают поочередно все большие суммы, пока кто-нибудь не струсит, опасаясь, что может отдать еще больше, если карта противника окажется сильнее его. Или же, согласившись на последнюю названную противником сумму, открывает одновременно с ним карты, — чьи сильнее, тот забирает ставки противника и всех других игроков. Дженк наблюдал за Даром. Он всегда с восхищением смотрел на него, когда тот играл. Его выдержке, а также необходимой доле артистизма, мог позавидовать любой. Он просчитывал возможные комбинации другого игрока по поведению и завлекал его в ловушку. Причем, он иногда заведомо блефовал, зная, что проиграет. А имея на руках сильную комбинацию, мог обобрать противника до последнего цента. Но только при условии, что тот тоже имеет сильную карту. Потому что только в этом случае соперник не побоится рисковать большой суммой. Дарио приложил ко лбу указательный палец и задумался, поджав губы. По его виду можно было предположить, что он напряжённо рассчитывает свои возможности. Дженк видел уже такое. Он делал так, чтобы окружающие подумали, что он притворяется, но неискусно. А что ещё можно ожидать от мажора? Вряд ли кто мог предположить в нагловатом сынке богатенького папочки навыки настоящей акулы. В этот момент Дженк уже понял, что у Дара выигрышный вариант. Потому что его действия сводились к тому, чтобы вызвать у оппонента заключение, обратное действительности. Он хотел заставить Джеффри думать, что блефует. Ривер — заключительный этап торгов в покерной раздаче. На стол выложили последнюю общую карту, после которой идут заключительные ставки и вскрытие карт. Тот, у кого будет самая выигрышная комбинация, забирает банк. — Пятьсот, — Джеффри пытался гипнотизировать Дарио взглядом. — Чек (пропуск хода) В зале наступила гробовая тишина. — Шестьсот тысяч. Прекрасно владеющий собой Дарио разыгрывал человека, который хочет показать всем как он «дьявольски прекрасно» владеет собой. — Семьсот тысяч, — монотонным голосом сказал Джеффри. Вокруг стола прокатился рокот восхищения. Дженк, как ни приглядывался, не мог раскусить его. Джеффри сидел с невозмутимым видом, сложив ладони горкой на своих картах. — Принимаю, — ледяным тоном произнес Дарио. Наступил момент истины. Оппонент Дарио с победоносной улыбочкой на лице перевернул свои карты на стол по одной. У него оказались две дамы, которые в сочетании еще с двумя на столе, составили каре. Напряжённо молчавшая толпа сзади стола охнула в один голос. Дженк метнул тревожный взгляд на Дара и побледнел. Лицо сицилийца выражало столь явное разочарование, что Дженк начал в уме судорожно соображать, сколько могут стоить обе их машины вместе. И сколько они смогут собрать, чтобы не идти с протянутой рукой к родителям. А про собственный клуб можно было сразу забыть.
Примечания:
*Kaltak... Kaltak, оrospu...(турец.) – Сука... Сука, шалава...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты