крокодил

Слэш
PG-13
Закончен
14
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
тревога трубецкого пахнет дешёвым кофейным автоматом из универа и приторно-сладкой ванилью. каждым бездомным котёнком. простудой. огромными ублюдскими свитерами: разноцветными, яркими, что аж глаза режет. мешками под глазами — в них можно перевозить герыч и прятать слёзы.
Посвящение:
клопам
Примечания автора:
*ильич — это ебать какие питерские и золотые конфеты.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

0

Настройки текста
      небо зимой выцветает очень наплевательски. безответственно, невнимательно, разгильдяйски и, если честно, очень похуистично. зимой кто-то тащит верёвку с цистерной белизны, режет ладони и поднимается куда-то ввысь, — на бурдж-халифа, — прикладывая все силы, чтобы скорее не очень равномерно разлить это по верху. солнца будто и не существовало. ам — и нет. его или тоже белизна сжирает, или крокодил. это всё — безобразный чуковский с безобразным желанием прогнуться под новых безобразных детей. дети теперь грустные и недовольные, оказывается, — детям теперь не верится, что вдруг появится косолапый и спасёт их всех. дети теперь какие-то скучные, унылые и одинаковые. грустные и серые. безотрадные и безрассветные. разбитые. нужно соответствовать, даже если тебе точно не хочется быть ребенком.       серёжа, соответствуя безобразным детям, соответствующему безобразным детям безобразному чуковскому, безобразному крокодилу безобразного чуковского, соответствующего безобразным детям, как нужно апатично и сильнее вдыхает дым. он быстро пробегается по органам, здоровается с каждым, а лёгкие, кажется, не очень этому рады. выталкивают обратно, сужают дыхательные пути специально. лёгким сигареты не заходят почему-то совсем. трубецкой закашливается. кашель рвёт горло. горло болит. холодно. неприятно. напряжно. нелюбо. неудобно. неразумно. нежелательно. всё на «н». некрасиво.       на балконе не жарко. чувствуется, как за ночь замёрзла земля. зачем-то. на улицу выходить не хочется совсем. не хочется катиться по льду до самого универа и убивать подошву. через пять минут неистово орёт будильник. сдавливает черепную коробочку с двух сторон. невероятно. невыносимо. серёжа выключает его быстрее, скорее, а потом затягивается ещё разок.       тревога трубецкого похожа на черный клубок нитей из слов. разных совсем: «боже», «ты», «блять», «кондратий», «заебал». если сильно постараться, можно сварганить предложение. так, что хочется дать ему волшебного пенделя и отправить куда-нибудь в колывань. а из колывани пусть никогда не возвращается. пусть возвращается туда, откуда вылез. пусть возвращается в никуда. тревога трубецкого похожа на обсыпанную лишаями собаку. старую, цвета пасмурного солнца, которого и не было. на ослепшего старого мага шутов. на песню би-2 двухтысячного года. на бомжа. тревога трубецкого похожа на черный клубок нитей, теперь немного украшенный гирляндой. гирлянда обязательно сгорит. скажем иронично: с ней сгорит трубецкой. с ней и с улыбкой.       пока серёжа обжигается чайником, чистит зубы, курит, смотрит в окно, катится по льду, обходит преподов, шлёт нахуй пестеля, здоровается с муравьёвым, он думает, что жизнь нужно запретить. отменить. убрать. избавиться. никогда чтобы жизни не было. хотя бы у серёжи. пожалуйста, ну.       муравьёв тоже так думает сто процентов. пьёт этот дурацкий кофе, хочет блевать и постукивает ступнёй по полу. нервное постукивание муравьёва похоже на тик. нервный и нервирующий. у тика золотистые волосы, медовые глаза и эмоциональная ругань.       — утро, — на секунду перестаёт стучать. серёжа молча кивает и становится рядом, нажимая на какую-то кнопку с «кофе».       утро не доброе нихуя. муравьёв согласен. трубецкой согласен. согласен весь универ, если сейчас предложить им общий суицид. серёжа трубецкой согласится первым, опустит голову и накинет петлю вместо шарфа: горло побаливает.       апостол вздыхает тяжело и взгляд его томнейший врезается в студентов напротив. они, будто по мановению волшебного жезла, расходятся-расползаются в стороны. серёжа бы не сказал, что он выглядит так страшно. что в глазах читается «сосите хуй» и «ненавижу вас» — может быть, но совсем не страшно. апостол зевает небрежно. серёжа согласно кивает. согласен.       тревога трубецкого пахнет дешёвым кофейным автоматом из универа и приторно-сладкой ванилью. каждым бездомным котёнком. простудой. огромными ублюдскими свитерами: разноцветными, яркими, что аж глаза режет. мешками под глазами — в них можно перевозить герыч и прятать слёзы. слёзы у тревоги трубецкого наверняка цветастые и от них хочется улыбаться. пирожными с очень вкусным тестом. некрасивыми слезами серёжи. декабрём. декабрь похож на старую собаку с лишаями. тревога трубецкого похожа на припадок.       припадок трубецкого заявляется к третьей паре в болотном жабьем свитере, с улыбкой на лице и бумажным стаканчиком под сочувствующий взгляд муравьёва и шуточные аплодисменты бестужева. апостолу хочется руку уважительно пожать, рюмину — сломать.       припадок носит балахонистые штаны, которые закастомил лично. говорит, что слово «разрисовал» — правильнее и привычнее. этим и гордится. слушает что-то вольтанутое и малопопулярное — серёжа пытался понять, что это такое, понял — больше не будет. любит артхаусное кино и романтизировать петербург. он вообще много чего любит, если не всё. всё, кроме серёжи. припадок иногда пишет матерные стишки — поэт, собственно говоря, и кастомайзер. разрисовыватель. припадок трубецкого много смеётся и зовут его кондратий. рылеев. поднимается по аудитории и садится рядом с серёжей. у серёжи припадок. припадок не серёжин.       — привет! — бодро. — кофе будешь? — он ставит этот блевотный стакан ближе к трубецкому.       — привет. — конфузно. — нет, спасибо. ты же знаешь. не люблю. ты скоро этим кофе провоняешься. — хочется добавить: если не уже.       — а ты очень подозрительно смотришь на простой кофе.       — а ты очень подозрительно любишь простой кофе.       — это самое не подозрительное из того, что я люблю.       кондратий подмигивает.       трубецкой срывает внутренний голос.       муравьёв вздыхает.       бестужев соглашается.       пестель похуистично опаздывает.       пестелю вообще на всё похуй. иногда одному серёже, другому серёже, кондратию, мише и даже романову хочется быть пестелем. больше всех хочется быть пестелем трубецкому. паша говорит, что им никогда не добиться этого. паша говорит: придурки. паша прав. паше похуй. паша к вечеру похуистично пишет:

приходи к апостолу сер гею.

      паша похуистично имеет в виду: не планируй ничего на завтра, поставь минералку под кровать, оставь таблетку на тумбочке, купи себе нормально выпить, только потом приходи к апостолу и отдыхай. отрывайся. гуляй. балдей. лови кайфуху. в компании парней и рылеева, конечно. но паше похуй.       серёжа покрепче затягивает утреннюю петлю и откашливается хрипло и болезненно. если честно, петле немножко больше, чем один день (множко). если честно, хочется стать кондратием и лежать со своей вечной простудой в кровати. если честно, не очень понятно, почему кондратий не лечится. если бы серёжа стал кондратием, он бы вылечился. но тогда бы кондратий стал серёжей — равноценный обмен. не очень равноценный, если честно. трубецкому правда хочется стать рылеевым — то ли чтобы вылечиться, то ли чтобы выбить из-под ног табурет.       ещё немного (много) хочется стать пестелем. агрессивным похуистом.       холод по-крокодильи сжирает и откусывает нос. покусывает. маленький крокодильчик только учится кушать людей (и некоторые звёзды). кондратий наверняка простудится сильнее. серёжа не простудится ни капли. кондратий закашляется, придёт в универ с температурой и кофе (таким же горячим), а потом тут же уйдёт по просьбе товарищей. серёжа не бухыкнет ни разу. даже не чихнёт. тёплая петля понемногу сдавливает шею, и это единственное, что не доедает мороз.       кем-нибудь стать очень хочется. на стул стать — тоже. дешёвый каламбур.       похуистичный паша от похуистической скуки вываливается с трубецким в супермаркет. паша не то чтобы выпить хочет — паша хочет ужраться. бесцеремонно (похуистично) скупает — клише — весь алкоголизм. паша никогда не напьётся.       серёжа тащит за собой конфеты. паша похуистично крутит пальцем у виска и говорит, что для любимого можно чего-нибудь и подешевле. серёжа не может терпеть конфеты, пестель предпочитает что-нибудь поинтереснее, петя именно эти ненавидит (странно: петя ест всё, в чем присутствует намёк на сахар), у бестужева аллергия, а муравьёв на них злится (и на мишу, когда он втихую ест). кондратий явно в шутку их поедает. точит. явно в шутку любит килограмм "ильича" за чуть ли не штуку, явно в шутку ест их раз за разом.       — оу, — рюмин, выходя из гостиной, откидывается на дверной косяк. — студенты нынче богатеют? шоколадный ленин.       — точно не тебе, — апостол цокает. «ц» громко стучит по стенкам коридора. и серёжиного горшка. миша показывает язык. муравьёв — гордо средний палец. кондратий не вылазит.       — о! — реакция у каховского поживее. всматривается в упаковку. — у! — кривится.       оу.       трубецкой стягивает ботинки, когда все расползаются по разным местам. паша радостно звенит бутылками, петя скучно листает ленту, серёжа сосредоточенно пытается найти чего в холодильнике, миша зевает и вырезает маленьким ножиком сыру глаза и рот — грустную морду. кондратий выплывает из кладовой красный и взъерошенный, — воробей — будто только что устроил себе марафон. кричит на кухню:       — муравьёв, приберись в кладовке! как там можно что-то найти вообще?       — и слышать ничего не хочу!       кондратий до последнего не видит трубецкого, скользит по паркету и катится под его нос. кондратий явно в шутку рдеет-краснеет ещё сильнее, когда серёжа неуклюже протягивает ему пачку.       — кондраш. держи (серёжа думает, что больше никогда не назовёт его так и оставит это рюмину).       — оу. спасибо. вау. огромное спасибо. реально!       оу.       не лучше: кондратий неуклюже обнимается, своими тонкими руками цепляется за лопатку.       лапами за лопатку.       пьяный рылеев — страшно. страшно, когда миша шутит, что суицид будет поджидать его этим утром около парадной. когда миша шутит, что застрелится после шампанского. когда миша шутит, что апостол недоумённо допьёт его стакан после суицида — не удивится, не испугается. миша шутит. рвано, развязно, пьяно. только совсем не улыбается. взвинченно. когда муравьёв крепко ударяет его в плечо и приговаривает: «не смей» — очень тихо. через секунду они оба удаляются на балкон. обосновываются тем, что миша — паровозина. миша быстро проводит рукой по спине серёжи и думает, что никто этого не видел. трубецкой смущённо отворачивается. он не видел. миша закрывает штору. страшно. страшно, когда пестель похуистично сваливает смотреть большой концерт. страшно находиться с ним в одной комнате, даже если рядом тихонечко щебечит тоже никак не трезвый каховский, пытаясь сварить себе кофе. вываливает пол-банки сахара на ноги серёжи, облокотившегося руками о столешницу. петя уползает. петя специально не замечает умоляющего взгляда трубецкого, смеётся и кричит что-то паше. паша в ответ: придурок. трубецкой согласен.       пьяный рылеев — страшно. страшно, когда он тихонечко посмеивается. страшно вдвойне, когда бестужев и муравьёв занимаются амурно-дурацкой лабуденью; пестель смотрит большой концерт, который в новый год будет наверняка пересказывать; петя играет с ним в карты; а романов и не приходил сюда. у романова просто мозг есть. будильник просто не сдавил его черепную коробку с двух сторон. пьяный рылеев — страшно, когда он непроизвольно быстро оказывается рядом.       бестужев — вроде, миша, а бесстыжий — кондратий. такая вот шуточка лёгкая, чтобы непринужденной была ситуация. от этого ситуация становится только душнее. душнее становится от кондратия. кондратий становится на ноги — пытается и почти выпадает в руки серёжи. серёжа совсем рефлекторно подхватывает его за локти и крепче сжимает. кондратий поднимает свои глазища и подаётся вперёд. будто случайно. на секунду упирается носом в щеку трубецкого — серёжа отворачивается немного — кондратий для себя что-то выносит. кондратий понятливо и с кусочком обиды хихикает. кусочек обиды — кусочек россии. немаленький.       — кондраш, ты такой пьяный, — серёжа пытается оправдаться. рылеев ни единого слова не сказал — серёжа пытается оправдаться. серёжа так хочет быть пестелем.       — а ты такой зану-удный.       кондратий минутно замирает. кондратий смотрит в глаза и не моргает. кондратий смеётся. кондратий пьяный и издевается.       инфантильному и пьяному кондратию хочется сломать его костлявые пальцы. побить их молотком, по одному выламывать, потом ещё крошить напополам, потом объедать по краям. потом зацеловывать ранки. инфантильному и пьяному кондратию хочется вручить мыло и снять с себя верёвку. повесить, выбить из-под ног таху, потом снять его с петли, потом развязать бечёвку, потом попытаться разбудить. хочется сожрать по-крокодильи, проглотить и никогда его не выпускать. инфантильному и пьяному кондратию хочется целоваться.       инфантильный и пьяный кондратий — страшный смертный приговор.       он упирается руками в столешницу — цепляется около рук серёжи и случайно наступает на его ногу. пьяно-рвано хихикает, в лицо выдыхая. выдыхает громко и тесно. серёже вдруг хочется стать улиткой и спрятаться в панцирь. смотреть там телевизор. не замечать, что кондратий так близко зачем-то. с ноги не ступает. рылеев подаётся вперёд, прикрывает глаза и врезается носом в щеку трубецкого. смеётся. рылеев тянется губами к его. рылеев не целует — прикасается. осторожно. он ненатужно улыбается прямо в лицо. отстраняется на пару секунд: смотрит внимательно и вдруг снова посмеивается. целует настойчивее. у трубецкого сердце — в пятках. кондратий кусает губы. кондратий явно не целуется, как целуются обычные люди. получше. поинтереснее. поприятнее.       серёжа совсем теряется. серёжа чуть ли не горизонтально на столешнице оказывается. кондратий над этим хихикает ему в губы: да ладно? трубецкой? не контролирует? сам не укладывает его на стол? да ну? не ударяет в глаз с невероятным криком «а-а-а-а, пидорасы!»? не ударяет, потому что сам отвечает. сам растягивает. сам мычит что-то. взвинченный рылеев на это случайно хватается за его макушку. взвинченные мурашки бегут по взвинченной коже взвинченного трубецкого.       петя устало пишет:

бесстыжий-рюмкин и апостол сер гей уснули на балконе. такие придурки, честно говоря.

нет, что-то другое сказать хотел.

а. когда кондраша твой закурил?

а ты где вообще?

      на небо вместо белизны льётся грязь. не до конца — кое-где просвечиваются маленькие-маленькие крупицы. собачий лай, слёзы, говор — дюжинность оседает оглушённо большими хлопьями пыли на крыши домов и всего, что имеет эти крыши. крыши выглядят очень соблазнительно. и как бы не хотелось это говорить: соблазнительнее кондратия. кошмар и ужас. кондратия? хлопья пыли сносят крышу и трубецкому. кондратий сносит крышу трубецкому.       расхлябанное утро начинается с горько-крепкого кофе. такого, что сводит челюсти, щипает язык и жжёт все внутренности. несобранное утро начинается с белого колёсика от мигрени. такого, что хочется вырвать. рассеянное утро начинается с похмелья. такого, что хочется умереть. ебаное утро начинается с ебаного кофе, ебаной мигрени и ебаного похмелья. ебаного будильника. с ебаного желания провалиться под землю. с ебаного желания треснуть себя пару раз по голове за то, что не взял себя в руки. за все свои проёбы, грешки, ошибочки, косяки, опечатки. за всё своё. родное.       серёжа думает, что наконец-то стал рылеевым. наконец-то выстрадал рылеева. в стенки горла прилетают ножи, скребут и выцарапывают какие-то рисунки, пускаясь к сонной артерии. першит. щекочет. ко лбу кирпич приложили и периодически надавливают сильнее. потряхивает так, что кажется, что стал он не кондратием — дьяволом. мефистофелем. велика ли разница? что можно вызвать священника. что вырубить телефон на неопределенное время, проебаться на учёбе и заснуть — идея, в принципе, хорошая. имеет несколько минусов. никто не идеален.       серёжа думает, что вызвать священника будет практично, очень полезно и выгодно. он изгонит беса (кондратия) и сразу же заделает чин погребения. серёже будет похуй. серёжа наконец-то будет пашей.       вываливаясь в кухню раз за разом, хочется, чтобы чай поскорее закончился. чтобы горлу ничего не помогло, и оно вывернулось наружу.       трубецкой, по мнению кондратия, слегка мудак. слегка не отвечать на смс, не признаваться в болезни, минутно делаться суровым, забивать хуй, сваливать куда-то без предупреждения(й) — слегка эгоистично. кондратий с мудаками общаться не умеет. трубецкой с собой тоже общий язык найти не может.       наверное, вдруг исчезать — инфантильно и слегка не по-людски. наверное, кондратий волнуется и вообще думает, что зря это сделал. наверное, волнуются парни. только паша слегка меньше. наверное, серёжа это понимает и накрывается одеялом до ушей. наверное, так делают только трусы.       стены комнаты сдавливают.       через неделю курилка за универом выглядит не очень. балкон был бы лучше. «очень» — только в том случае, когда о ней знают только бестужев и муравьёв и появляются якобы покурить. учебная хмарь. уязвленный взгляд увядших васильков напротив — кондратий. рылеев. поэт и разрисовыватель. дурак. зализанные и аккуратные шажки. зелёный-колючий-крокодильий свитер. огромные штаны. ваниль. кофе из автомата. чёрное пальто нараспашку. заболеет. придурок. идиот. красные от холода щёки. злющие глаза. приторно-сладкое. наверное, его вечер прошёл тоже так: хуёво, херово и безотрадно совсем. наверное, неделя — не вечер. наверное, этому поспособствовал сам трубецкой. наверное, трубецкой игнорировал целых три его сообщения. наверное, трубецкой не являлся неделю. наверное, трубецкой послал волнующегося муравьёва и не дал никакой информации. наверное, трубецкой немного виноват. наверное, рылеев после третьего сообщения установил себе правило: больше ему не писать. скорее всего: установил себе ещё около ста правил. держался целую неделю.       он от злости почти выдыхает огонь в лицо. буровит взглядом. он стоит предельно близко. злой рылеев — страшно. шуточка: а ближе подойти на трезвый горшок боязно? объяснение: снова поцеловать.       кондратия хочется сожрать по-крокодильи. проглотить и не переварить. на него хочется наорать, что есть силы: ты это почему, кондратий, себе позволил такое? ты что, кондратий, не знаешь, что серёжа трубецкой влюблён в тебя пару десятков месяцев? ты что, кондратий, не можешь себя контролировать и не целовать друзей?       рылеев не здоровается. не церемонится. не злится. не орёт. не смущается. не улыбается. рылеев делает несколько глотков (кофе и своих эмоций) и размеренно, вдыхая-выдыхая после каждого предложения, твердит:       — ты — ебучий трус. эгоист и кретин. стоило поговорить, если тебя это так задело? я был пьян. стоило, наверное, это во внимание взять? как думаешь? стоило, наверное, взять во внимание, что я это не по приколу сделал? понятно? не просто так. не шуточка. не прикол. не просто попробовать поцеловать дру-га. нельзя было сказать, что съебёшься? не мне — серёже хотя бы.       трубецкой не моргает даже.       — господи, я тебя сожру сейчас. ты заткнёшься, нет?       кондратий грозно пялится. кондратий хмурится. злится. смешной. молчит.       — во. пососёмся?       где-то за универом крокодил доедает солнце, важно вытирая уголки пасти чьей-нибудь курткой.
Примечания:
выстрадала.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты