Дом Уродов

Джен
R
Завершён
11
«Горячие работы» 2
автор
Размер:
176 страниц, 28 частей
Описание:
СССМ - Союз Свободных Стран Мира - скрывает от людей кольцеобразный объект в ледяной Норвегии, лечебницу для несовершенных генов имени Миллера, или, как его привыкли называть постояльцы, Дом Уродов. В Доме уродов постояльцев пытаются вылечить Белые Люди, но Рику так не кажется. Поэтому он замышляет повторный побег, но уйти без Кери он просто не может. А с ней не так все просто.
Посвящение:
Моей Мечте.
Примечания автора:
Эта работа очень важна для меня. Я прощу вас оставлять отзывы, делиться впечатлениями. Указывайте, пожалуйста, на мои ошибки.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста
7:00 — подъем. Рик просыпается со свинцовой головой от пронзительного звонка. Вслух проклинает весь мир. Первым делом перед утренней рутиной Рик проверяет замок. Пытается вставить ключ, но он попросту не входит в замочную скважину. После недолгих попыток и недоумения, замечает новый ключ и письмо на столе, в котором Адам глубоко извиняется за предоставленное неудобство. Заменил замки. Теперь Рик может чувствовать себя в безопасности. Симона все-таки выполнила его первую просьбу: контролировала Адама, когда тот работал глубокой ночью. Случайно натыкается взглядом на забытое письмо, которое торчит из-под кровати. Видно, он залетел под него, когда Рик выбросил его в сторону, когда вырвал из рук Стрикена. Письмо чудом не порвалось, осталось в живых. Рик бережно проводит пальцем по первой строчке. «Уважаемая Эмма Миллер, наша незаменимая королева, правительница СССМ, к Вам обращается Ян Мирр…». Неужели твоя смерть, Ян, была не случайной, а тебя убили из-за этого письма? Но разве теперь можно спокойно спать? Жить? Вчера, подавшись порыву злости, он повел себя крайне опрометчиво и крайне агрессивно. Теперь, наверняка, сотрудники Дома Уродов будут наблюдать за ним куда внимательней, чем раньше. Рик уверен, что Симона уже взяла его на карандаш. Он привлек слишком много внимания. Поступил глупо для человека, который пытается казаться невидимкой. Теперь придется показать себя послушным постояльцем, который всем сердцем доверяет каждому Белому Человеку и каждому Псу, чтобы бросить им пыль в глаза. Он — дурак! Идиот! Теперь сбежать будет намного сложней, потому что слежки за ним будет гораздо больше. 7:45 — постояльцы должны быть готовы к выходу из комнат. За эти сорок пять минут они обязаны сделать все необходимые водные процедуры, одеться. Рик уже давно готов спускаться на первый этаж. Его внешний вид почти не отличается от вчерашнего. Черная рубашка, рукава которого закатаны до локтей, черные свободные штаны, черный ремень. В последнее время Рик пусть не стремительно, но уверенно теряет в весе. Волосы немного мокроваты, поэтому пряди торчат в разные стороны. Он готов был уже выходить, но вовремя вспоминает про любимую вещицу. Закалывает серебряную заколку в виде мотылька рядом с пуговицей рубашки. 7:50 (примерно) — моют руки. Некоторые постояльцы не любят мыть руки перед едой, но процедура обязательна. 8:00 — завтрак. Пропускать его строго запрещено. В столовую пробираются утренние лучи. Солнце в этих краях здесь особо слабое, изнеможденное. Бледное. Стык между небом и сугробами нечеткое, потому первое и второе почти одно же оттенка белого. Большое скопление облачной «дымки» вдалеке совсем скоро почернеет, и поднимется метель. Просторное помещение столовой под естественным светом преображается в место необычайной красоты. Складывается ощущение, что это царство Снежной Королевы. Панорамные окна, стеклянные столики, хрустальная люстра под холодным светом утра похожи на лед. Рик выбирает себе самый простой завтрак. Фруктовый салат. Аппетита нет как такового, но сидеть без еды за столиком запрещено, как и оставаться в комнате во время приема пищи. Белые люди говорят, что залогом здорового человека является регулярное сбалансированное правильное питание в одно и тоже время. Если ты пропускаешь хоть один прием пищи, то организм начинает стрессовать. 8:30 — окончание завтрака. Все постояльцы получают на выходе порцию горького шоколада, но они не должны съедать ее сразу. Виктор часто уплетал шоколадку после ее выдачи, и это, конечно, не прошло мимо Белых Людей. На протяжении месяца поварам был дан указ не выдавать Виктору его долю, но это не особо расстроило его. Друзья часто с ним делились своими порциями, и Виктор начал красть с кухни не только мяту, вафли, но и целую плитку шоколада. Сразу после завтрака всех постояльцев просят пройти в Центр Здоровья. Все плетутся к дальней двери, и она тут же открывается. Полумрак коридора беспощадно поедает их. Постояльцы проходят не больше пяти метров, как сталкиваются с постом Псом. Он охраняет выход Дома Уродов. Высокие двери, обтянутые мягким, но плотным материалом, превращающий холодный северный воздух в теплый и приятный, очень сильно привлекает взгляд Рика. Постояльцев просят выстроиться в ряд и по одному пройти к высокому столу, чтобы Псы проверили их металлоискателем. Такая проверка была не всегда. Когда Рик сбежал из Дома Уродов, он накинулся с ножом на одного из Псов (тогда выход сторожили не так тщательно), ударом кулака «выключил» его, потянул рычаг, чтобы массивные двери распахнулись перед ним, и на глазах всех постояльцев ринулся бежать. Рика проверяют дольше всех. Водят металлоискателем по всем карманы, по обуви. По три раза проверяют на наличие холодного оружия, но ничего не обнаруживают. Рик злится. Своим безрассудным и необдуманным поступком четырехлетней давности он усложнил себе сейчас жизнь. Будет не просто разобраться с этим постом, на котором ошиваются шесть Псов. Все постояльцы оказываются «чистыми», поэтому перед ними открывается еще одна дверь, которая «приглашает» их в недлинный коридор с металлическими стенами и дверьми по центру. С левой стороны — мужское отделение, с правой — женское. Рик задумывается над письмом Яна. В нем он утверждает, что Белые Люди проводят над постояльцами какие-то эксперименты и что в него было живлено какое-то устройство. Что, если над Кери тоже проделали такие манипуляции? Что, если сейчас она носит в себе какое-то опасное оружие, которое может убить ее в любую минуту? Эти мысли разрывают его на куски. Рик прикрывает глаза. Если его догадки верны, то шансы на удачный побег резко уменьшаются. В центр коридора выходит маленький, угловатый рыжебородый мужчина лет сорока пяти.  — Меня зовут Тинн Фаллов, я — главный врач Дома Уродов. Обещаю, что совсем скоро мы вылечим вас, и вы навсегда забудете, что такое несовершенный ген, который мешает вам полноценной жизни. Его выражение лица излучается добродушие. Он обводит взглядом каждого постояльца и улыбается им. Своей речью внушает доверие. Постояльцы готовы покланяться ему, как самому сильному и милосердному божеству, которое вылечит их и защитить от невзгод. Главный врач так легко дает обещание, что совсем скоро всех избавит от несовершенных генов, на протяжении уже двадцати лет. Его обещания и клятвы — простые слова. Их не вылечат по одной простой причине. Они — не больны.  — Мужчин прошу пройти в свой корпус, женщин — в свой. — Эту фразу Рик слышит каждый день, после завтрака, уже на протяжении восемнадцати лет (сколько времени он содержится в Доме Уродов). Почти каждый раз Рик корчит лицо и тихо передразнивает Тинна Фаллова. — Рик Уокер, а вас я попрошу оставаться на месте. Рик удивляется и настораживается.  — А зачем? — Но ему никто не отвечает. Через несколько секунд Рик остается совсем один. Он напрягается, когда его единственного провожают в отдельную комнату в конце коридора, которая находится возле закрытого помещения с зеленой дверью. Еще никто и никогда из постояльцев не бывал там. Тинн Фаллов просит Рика сесть на стул. Кроме главного врача присутствуют еще два Белых Человека, которые как-то странно переглядываются между собой. Кажется, Рика просто-напросто боятся.  — Рик Уокер, нам нужно внимательно осмотреть вас, — говорит Тинн Фаллов тихим, успокаивающим голосом, словно пытается загипнотизировать. — Скажите, пожалуйста, легко ли вам сейчас дышать?  — Нет никаких проблем. Врет без красноты на лице. С каждым днем набирать в легкие воздух становится все тяжелей и тяжелей. Такие затруднения с дыханием случались лишь однажды, в глубоком детстве, но они резко исчезли, как и появились. А это значит, что совсем скоро, он сможет дышать полной грудью. Поэтому ни в каком хирургическом вмешательстве он не нуждается. Рик не хочет думать, что «это обследование» проводится из-за его вчерашнего поступка. Вдруг сотрудники Дома Уродов заподозрили что-то неладное за ним, и сейчас имеют желание от него избавиться? В это просто не хочется верить.  — Все же позвольте осмотреть вас. Я с коллегами должен убедиться, что вашему здоровью ничего не грозит. «Ага, конечно, так уж вы и печетесь о постояльцах!». Рику хочется возразить, но он не может. У него нет права выбора в стенах Дома Уродов. И эта одна из причин его ненависти к этому месту. Дом Уродов является общей могильной ямой для всех постояльцев. Белые Люди преследуют какую цель, и все постояльцы являются средством для ее достижения. Рик старается не смотреть на Белых Людей с презрением и полным недоверием. Послушный постоялец, который не замышляет побег, должен всецело доверять специалистам.  — Это всего лишь осмотр, Рик Уокер. Здесь нет ничего плохого.  — Простите, я встал не с той ноги. Он облокачивается об спинку стула, чуть запрокидывает голову и прикрывает глаза, потому что маленький фонарик Белых Людей будет ослеплять его. Это — обычное наблюдение. Не стоит переживать. Через какое-то время Белые Люди отстраняются от него.  — Но зачем вы солгали нам, Рик Уокер. — Тинн Фаллов недовольно и как будто разочарованно качает головой. Молодой Белый Человек, совсем еще зеленый, с умным видом объясняет:  — У вас, Рик Уокер, в ноздрях образуется странная пленка. Это своеобразная перегородка мешает нормальному поступлению воздуха. Именно она мешает вам с легкостью дышать, поэтому мы должны от нее избавиться. Мы обязаны провести незамедлительную операцию, иначе с каждым мгновением будет только хуже.  — Когда?  — Прямо сейчас. Прямо сейчас? Серьезно? Рик напрягается всем телом, хмурится. Открывает глаза и с суровым выражением лица прожигает взглядом этих троих, которые явно что-то замышляют.  — На самом деле несложную процедуру, которую мы сейчас проведем над вами, нельзя назвать операцией. Эта простая чистка носовых каналов с легким наркозом. Все безопасно. Эта процедура пройдет быстро. Вы и глазом не успеете моргнуть, — подхватывает Тинн Фаллов и улыбается. И этим невразумительным байкам должен верить Рик?  — Так почему ваш коллега отметил, что это есть операция?  — Он еще совсем молод. — С какой же легкостью Тинн Фаллов нехотя натягивает улыбку. Такая способность Рику бы очень пригодилась. — Если вы не против, то мы уже приступим.  — Насколько это процедура затянется?  — До обеда мы определенно справимся. Конечно, убить человека не занимает много времени. Мысль о смерти сводит его с ума. Или у Рика просто-напросто едет крыша? Белые Люди его не убьют. За что? Они не могут ведь пробраться в голову и узнать задуманные намерения. Неадекватное поведение Рика вчера не должно вызвать такого удивления. Если бы Кери выдала такое, то Симона бы работала с ней с самого раннего утра. А Рика она до сих пор не трогает. Каждый из сотрудников Дома Уродов знает горячий нрав Рика и его тяжелый характер.       «Стоит успокоиться, Рик, тебя не убьют сегодня».       Рик следует за Белыми Людьми в другую комнату, в операционную. В маленькую зеленую комнату, освещенную ярким светом. Просят разуться, прилечь на кушетку и расслабить руку.       Наркоз.       Зеленый потолок, цвета старой режущей пятки травы, которой Рик никогда не видел, проваливается во мрак.       Секунда.       Еще.       И еще одна.       Рик просыпается и видит лица Белых Людей, которые кажутся очень бледными. Свинцовая до ужаса голова и дикая жажда. Все плывет перед глазами, мелькают какие-то разноцветные блики. Из угла в угол, из угла в угол. Дерьмовое состояние.       «Легкий наркоз говорите, сукины сыны?!»       На мгновение прикрывает глаза, раскрывает их, когда молодой Белый Человек будит его. — Где сейчас вы находитесь? — В операционной комнате. — Как вас зовут? — Рик Уокер. — Кто я такой? — Врач. Молодой Белый Человек удовлетворен ответами. Он искренне улыбается, прикрывает глаза. — Однажды Ян Мирр назвал меня белой гусеницей, которая желает полакомится его почкой. Я тогда от души посмеялся. — Рик Уокер, как вы себя чувствуете? — интересуется Тинн Фаллов, который входит в операционную из другой комнаты. Он заполнял медицинскую карту Рика. Как выжатый лимон, которого берут и выжимают еще. Усталость в каждой клеточке тела, но сознание чистое, да и передвигаться он может, несмотря на обессиленность. Сила духа в нем никогда не угаснет. Без проблем поднимается на локтях и садится на кушетке. — Просто отлично. Вижу, ваша процедура прошла успешно, если я сейчас говорю с вами. Спасибо вам огромное! — слова благодарности Белым Людям обжигают ему язык. Как же гадко он себя сейчас чувствует! — Теперь я могу идти? — Конечно, можете, — говорит Тинн Фаллов. — Но вам, наверное, понадобиться помощь. — Позвольте проводить вас, — просит молодой Белый Человек и уже хватает за руку Рика, но тот отталкивает его от себя насколько позволяют силы. — Не нужно. Я справлюсь сам. Встает с кушетки. Немного кружится голова. Вчера он чувствовал себя омерзительно из-за удара электрошокером с высоким зарядом, сегодня — от процедуры. Интересно, что произойдет с ним завтра, от чего он будет ощущать себя вареной морковкой? — Я все же настаиваю, чтобы наш анестезиолог проводил вас. Молодой Белый Человек глупо улыбается. — Я — член СССМ без психологических отклонений, самостоятельный взрослый человек, который имеет право самостоятельно принимать решение, — цедит сквозь зубы. — Разве я не прав? Молча проходит в комнату, выходит в коридор, останавливается на посте. Его тщательно осматривают, но Рику абсолютно наплевать. Это не злит. Бесят ватные ноги, которых почти не чувствуешь, словно они не являются твоими. Пустая столовая. 10:00 — окончание осмотра. Постояльцы выпивают необходимые витамины и прописанные лекарства и возвращаются в комнаты. 10:30 — начало тренировки. Проводятся во втором и третьем этаже в отдельных комнатах. Перед тренировкой постояльцы должны переодеться в спортивную одежду и съесть шоколад. 11:00 — окончание тренировки. Раз в два дня постояльцы должны менять одежду, а старую класть в корзину с грязными вещами, которая находится в каждой комнате. 11:20 — начало учебы. Взрослые учатся в своих комнатам по радиоприемнику, Симона читает различные лекции из разных областей науки. Постояльцы должны конспектировать и задавать вопросы. Дети же до четырнадцати лет спускаются на второй этаж, в отдельный кабинет, где Иса преподает уроки. 13:00 — окончание учебы. Бывает 15-минутный перерыв во время учебы. В это время кто-то молча сидит, кто-то занимает спортом. 13:30 — обед. 14:00 — свободное время. 15:00 — выход на прогулку, а если погода не позволяет, то собираются в той же комнате, где происходит тренировка. Играют во все подряд, занимаются различными хобби. Рик любит играть в шахматы. Обычно его противником является Бакстер, но иногда приходит и сама Симона. Часы показывают почти пять часов. Обед давно пройден. «До обеда справимся, говорили они. Чертовые Люди». 16:30 — свободное время. Поднимается на третий этаж. Первую передышку делает при подъеме на второй этаж, вторую — на третий. Отдышка. Дышит через рот. Ноздри горят, словно туда отсыпали красного жгучего перца. Но стоит признать, дышать действительно стало намного легче. Несмотря на дикую усталость, Рик решает именно сейчас рассказать о письме Яна Мирра. Стучится в комнату Кери. Бакстер оказывается рядом с ней. Отлично. Не придется звать его отдельно. — Пойдемте, я должен вам что-то показать. Рик разворачивается и проходит к себе комнату, не тратя ни секунды. Во-первых, он чувствует, что прямо сейчас поваливаться на пол от усталости, во-вторых, таким образом не дает возможности задать кучу ненужных вопросов. Кери с Бакстером с удивлением плетутся за ним. Виктор вновь поднимает их этаж на уши и проклинает всех и вся. Когда же этот компьютер наконец-то сломается? Вид у Рика крайне бледный, даже, можно сказать, болезненный. Все ужасно плывет перед глазами. Стоит, наверное, отлежаться и хорошенько выспаться, но вместо этого Рик открывает корзину и начинает рыться в поисках письма. Его нет. Рик устало вздыхает. Если еще секунду он простоит на корточках, то свалится на бок. — Бакстер, помоги, пожалуйста, иначе мне кранты. — Почему ты так выглядишь? — Не задавай лишних вопросов, просто найди в ящике письмо от Яна Мирра к Эмме Миллер и прочитай его вслух, — говорит и с легким пошатыванием поднимается на ноги, лавирует Бакстера и опирается на стол. Так отвратительно он не чувствовал себя никогда. — О каком письме идет речь? Здесь только детские подделки. — Поищи еще раз. Я точно помню, что положил именно туда. — Тебе, наверное, это все приснилось. На тебе лица нет. — Нет, оно, правда, было там. Ян Мирр в этом письме утверждает, что в него было вживлено какое-то опасное устройство. Бакстер не слушает, берет за руку Рика и ведет прямо к постели. В любом другом случаи Рик бы накричал на него и вырвал запястье, но сейчас он понимает, что не продержится ни минуты. Ему действительно нужен отдых. Бакстер укладывает его, как настоящего маленького ребенка. По крайней мере, Рик чувствует себя именно болезненным сопляком. Думает о сыне Бакстера. Наверное, это очень плачевно, когда ты имеешь заботливого отца, но в один момент его лишаешься. Очень больно, когда твой родной и любимый человек находится в тысячах километров от тебя и не понятно, встретишься ли ты с ним когда-нибудь или нет. Рик скучает по родителям, но больше всего по маме. Она не считала, что он болен, когда отец соглашался с каждым словом с главой правительства, Грегером Гао, и был согласен на лечение. Рик не понимал, куда увозит его Грегер Гао, расставаться с родителями для него было очень тяжело. Они успокаивали его, что обязательно будут навещать, но по итогу появились в Доме Уродов всего лишь пару раз, и то, когда Рик сильно капризничал и устраивал целые слезные сцены. Его родители пропали. Очень сильно похоже на историю Бакстера с его женой, не правда ли? Рик поднимает глаза на Кери. Она не сдвинулась с места ни на миллиметр, будто застыла в проеме, подобно статуи. — Тебе необходим сон, — выдавливает из себя Бакстер с умным видом, словно не сказал очевидной вещи. — Письмо не могло просто так пропасть. Оно правда было там, и… — Спи! — с напором говорит Бакстер. Рик прикрывает глаза. Слышатся шаги. Бакстер и Кери собираются уходить. — Письмо действительно было. Поверь мне, Кери, — последнее, что срывается с губ, прежде чем Рик не проваливается в глубокий сон. 18:00 — ужин. Звонок будит Рика. Он открывает глаза, но лишь на секунду. Вновь засыпает. Очень странно, что никто из сотрудников не стучится к нему в комнату и пытается разбудить, чтобы он не пропустил прием пищи. Они словно знают, что он спит. 18:25 — окончание ужина. 18:30 — свободное время. 22:00 — отбой. Слышится последний звонок за этот день, но Рик не просыпается.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты