Восхождение до небес

Слэш
NC-17
Завершён
179
автор
Hellish.V бета
Размер:
31 страница, 4 части
Описание:
Рику в жизни посчастливилось иметь за спиной надежного человека, лучшего друга, одно присутствие которого придавало сил и заставляло двигаться вперед, наплевав на все преграды. Это дорогого стоило.
Посвящение:
Всем этим отчаянным людям, лезущим в горы, несмотря ни на что. Восхищаюсь их упертостью!
Примечания автора:
Написано на #Блиц_БМ в группе https://vk.com/violetblackish по руне Эваз https://d.radikal.ru/d02/2012/a1/04daf3eb8b7f.jpg

Обложка https://a.radikal.ru/a09/2012/10/1abee6913ce2.jpg

Все события этого рассказа выдуманы, любые совпадения, в том числе и с именами героев, являются чистой воды случайностью.
При описании восхождения на вершину Эвереста и спуска с нее я опиралась на подробное описание маршрута по Северному хребту, чтобы хоть постараться сохранить достоверность)) А понять и описать ощущения героев так высоко в горах мне помогли воспоминания, личные дневники и блоги реальных восходителей, находящиеся в открытом доступе в сети. Очень затягивает))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
179 Нравится 40 Отзывы 38 В сборник Скачать

3. На земле

Настройки текста
Прошла уже неделя с того момента, как они вернулись из Тибета обратно в Нью-Йорк, и неделя, как Рик не виделся с Тайлером. Он все никак не мог собраться с мыслями, чтобы позвонить ему. И самое интересное — Тайлер тоже молчал, что было совершенно на него не похоже. Ни единой весточкой не давал о себе знать, затаился, будто специально выделив Рику время на то, чтобы переварить тот ворох чувств, который вывалил на него там, в горах, и выстроить новый вектор их отношений после своего неожиданного признания. Они так больше и не подняли эту тему. Сначала было абсолютно не до личных разговоров, а потом… Проснувшись утром в выстывшей палатке и немного восстановив силы, они решили не возвращаться за экипировкой и продолжили спуск. Оба понимали, что чем дольше продлится их нахождение в «зоне смерти», тем меньше шансов вернуться. На отметке в семь тысяч триста метров они встретились с группой спасателей, которая вышла на поиски из базового лагеря, как только утихла буря. Часть альпинистов помогли Рику и Тайлеру спуститься в первый лагерь, а остальные отправились дальше. Как оказалось позже, в эту ночь буря не только их застала на высоте. Как минимум еще три группы оказались отрезаны непогодой от безопасного лагеря и не смогли самостоятельно спуститься. Кроме бедняги Нами погибли еще четыре альпиниста. Добравшись до первого лагеря, Рик и Тайлер получили по укрепляющему уколу и были оставлены отдыхать. Дальше спуск до базового лагеря был не таким опасным и выматывающим, и они могли преодолеть его уже без посторонней помощи. В базовом лагере царила мрачная суета, и, немного отдохнув, они влились в общий ритм, стараясь помочь тем, кто в этом нуждался. Поговорить и разобраться в собственных отношениях времени совершенно не оставалось. После были лихорадочные сборы домой, молчаливый перелет и неловкое прощание в аэропорту Нью-Йорка, при котором Тайлер так и не поднял на Рика глаз. И вот, неделя… Неделя, за которую Рик извел себя мыслями. Как быть дальше? Как вести себя с Тайлером? Что сказать ему? Ответить? А ждет ли он ответа? Вопросы, вопросы, бесконечные вопросы, на которые не находилось ответов. И обычно решительный Рик тормозил. Словно специально оттягивал момент встречи, хотя прекрасно понимал, что поговорить им необходимо. Только так можно было расставить все точки в неоднозначной ситуации, в которую они сами себя загнали. Долгие размышления по вечерам в пустой квартире и апатия, в которой он застыл, привели Рика к дикой и безумной мысли: Тайлер, в сущности, неплохой кандидат в спутники жизни, да, именно, как партнер — вторая половина. Лучший, на самом деле. Ну какая уважающая себя женщина потерпит такую жизнь, в которой любимый мужчина отсутствует рядом большую часть года? Правильно — никакая. Все отношения, которые были у Рика, терпели крах именно по этой самой причине. Его дамы не хотели мириться с тем, что занимают далеко не первую позицию в сердце своего избранника, а Рик, в свою очередь, не желал отказываться от своего увлечения ради стабильной семейной жизни. С альпинистками, которых в их окружении было не мало, романов Рик никогда не заводил, почему-то воспринимая этих суровых женщин так же, как мужчин-соратников по высотному мастерству, да и почти все они были благополучно замужем. И последние несколько лет Рик не искал чего-либо серьезного, ограничиваясь редким, ни к чему не обязывающим сексом. А Тайлер… Тайлер всегда был рядом. Они прекрасно понимали друг друга, разделяли безумную страсть к горам и… им действительно было хорошо вместе. К своему лучшему другу Рик испытывал очень теплые, нежные чувства и всегда тянулся, стараясь соответствовать. Да, в качестве любимого человека, который будет идти рядом по жизни, Тайлер его вполне устроил бы. Вот только… он не был уверен, что сможет… В общем все, что касалось сексуальных отношений между мужчинами, пока оставалось для Рика за гранью восприятия. Он пытался представить, как это могло быть. Конечно, пытался. Что скрывать-то? Но то ли воображение пасовало, то ли в мозгу срабатывал какой-то блок, ничего у Рика не получалось. Тот поцелуй в горах он слабо помнил — состояние было не из лучших, и единственное, что задержалось в памяти, это то, что никакого отвращения он не почувствовал. Это давало слабую надежду, что в дальнейшем Рик сможет перешагнуть и эту грань. Не попробовав, не узнаешь. Так ведь? С этой мыслью Рик и появился на пороге Тайлера на восьмой день их неопределенного молчания. И не успел даже рот открыть, чтобы сказать слова приветствия, как очутился в крепких, немного истеричных объятиях друга. — Рикки, — выдохнул тот ему в шею, прижимая к себе изо всех сил. — Я думал, что ты больше никогда не придешь, — Тайлер перевел дыхание и, не глядя на него, затараторил. — Прости меня, прости. Я дурак, знаю. Столько лишнего тебе наговорил тогда. Забудь все, пожалуйста. Давай сделаем вид, что ничего не было, и вернемся к прежней дружбе, — он чуть отстранился, заглядывая Рику в глаза. — Я не буду надоедать тебе своими чувствами, клянусь! Но только, прошу, не пропадай, Рик! Я не могу потерять тебя! — Подожди, я… — Рик отодвинул от себя Тайлера, сжав ладонями его плечи. — Я пришел, чтобы… Хотел тебе сказать… — заикаясь и запинаясь, он чувствовал себя паралитиком, не способным и пары слов связать. — В общем, я хотел сказать, что мы можем попробовать, — наконец-то выпалил он то, что так тщательно обдумывал всю неделю. — Ты сейчас про что? — Тайлер с удивлением уставился на него, застыв каменным изваянием. — Про нас с тобой, — заглядывая в потемневшие глаза, тихо ответил Рик. — Про наши возможные отношения, — немного стушевался, видя реакцию Тайлера. Может он все неправильно понял? Но прояснить ситуацию до конца было просто необходимо. — Только… Мне нужно время. Все это очень сложно уместить в голове. Я никогда раньше не думал о таком повороте, но, честно, хочу попробовать, — Рик снова поднял взгляд на Тайлера. — Или, может, ты не планировал так?.. Даже не успев моргнуть, Рик снова оказался в крепких объятиях. — Какой же ты невероятный, Рикки, — шептал Тайлер, прикасаясь губами к его шее возле уха. — Спасибо… — короткие поцелуи покрыли скулу. — Спасибо! — Давай не будем торопиться, — Рик обнял друга в ответ, слегка поглаживая ладонью между напряженных лопаток, одновременно прислушиваясь к себе, к своим ощущениям. Легкие прикосновения губ Тайлера, его теплое дыхание на щеке и вся ситуация в целом будоражили Рика до странных мурашек по коже. — Мне нужно время, — повторил он, отстраняясь. — Да, я понимаю, — Тайлер отпустил его, отступая. — Ты же остаешься? — Конечно, — улыбнулся Рик. — Я тоже очень соскучился. Вечер прошел довольно скованно. Неловкость, царившую между ними, можно было хватать руками прямо в воздухе. Они несколько раз пытались завязать разговор, но через пару фраз он затухал, так толком и не начавшись. Рик понимал, что просто не будет. Переступить и откинуть все, из чего складывалось его прошлое мировоззрение, оказалось не так легко, как он себе это представлял. И он шел, словно слепой сапер по минному полю, с опаской делая каждый шаг. Тайлер же, в свою очередь, совершенно не помогал, пришибленный столь внезапно свалившимся на него счастьем и теми же страхами: сделать что-то не так, слишком сильно надавить, испугать. Поужинали практически в тишине, обмениваясь неловкими взглядами исподтишка, и переместились в гостиную, включив первый попавшийся фильм. Со стороны создавалось впечатление, что они два совершенно чужих друг другу человека, которые только познакомились и не знают, как это знакомство продолжить, чтобы не налажать. Когда фильм, сюжет которого им так и не удалось уловить, перевалил за половину, Рик все же отважился задать вопрос, который волновал его с момента признания Тайлера. — Ты гей, Тай? Тайлер, застигнутый врасплох, вздрогнул и повернулся к Рику. В полумраке гостиной, освещенной лишь слабым светом торшера в углу да мерцающим экраном плазмы на стене, его глаза казались бездонными озерами. И Рик снова подумал о том, что Тайлер весьма красив для мужчины. Уже в который раз за последнюю неделю. Раньше это как-то мало его волновало, а теперь почему-то особо отмечалось в сознании. Рик словно впервой подмечал для себя некоторые нюансы во внешности друга, выделяя детали, на которые в прошлом не обращал внимание. И, если честно признаться самому себе, ему нравилось то, что он видел. — Н… наверное, все же нет, — ответил Тайлер на повисший в воздухе вопрос, чуть запнувшись. — Бисексуал, скорее всего. — И ты был… ну… с мужчинами? — Рику было неудобно спрашивать о таком личном, но любопытство и желание узнать побольше об этой стороне жизни друга жгли его изнутри каленым железом. Ко всему этому примешивалась странная ревность и непонятно откуда взявшиеся собственнические чувства. — Один раз, — Тайлер взял пульт, отключил звук фильма, который они все равно не смотрели, и опустил взгляд в пол. — Я устал от безумного влечения к тебе, не понимал, как все так вышло и почему продолжается так долго, и решил выбить клин клином. Не получилось, — он поднял голову и посмотрел Рику прямо в глаза. — Нихрена у меня не получилось. Больше я не экспериментировал. Потому что нечестно по отношению к человеку, с которым ты решил разделить постель, представлять на его месте другого. — Но тебе понравилось? — Рик даже дыхание затаил, ожидая ответа. — Да, — ответил Тайлер, чуть помолчав. — Потому что тогда вместо совершенно случайного партнера я во всех красках представил тебя… Сердце подскочило к горлу, и Рик судорожно вздохнул. От такой откровенности Тайлера все внутри скрутилось в тугой узел. Он как-то не задумывался о том, каково было Таю так долго безответно любить своего лучшего друга, сходить с ума от желания и думать, что не имеешь ни единого шанса на взаимность. Стало вдруг так больно, словно Рик сам прошел через все это. Придвинувшись ближе, он взял в свою руку узкую ладонь, нежно сжал и привлек Тайлера к себе, обнимая. — Все будет хорошо, — прошептал он, перебирая прядки на затылке замершего в его руках друга. — Все обязательно будет хорошо. — Останешься на ночь? — прошептал Тайлер, пощекотав шею теплым дыханием. — Я могу постелить тебе тут, на диване. — Конечно, — Рик разорвал объятия, с улыбкой разглядев краску смущения на знакомом до последней черточки лице. — И, если мне не изменяет память, последние лет пять я спал именно на нем. У Тайлера вырвался короткий смешок, а потом он расхохотался. Рик подхватил, и словно по мановению волшебной палочки неловкость между ними испарилась, словно и не было этих часов скованности, в которые они вели себя, как механические куклы с засбоившей программой. Уставившись в потолок, Рик разглядывал на нем цветные блики городского освещения, проникающие через окно. Уснуть не удавалось. Он ночевал тут бессчетное количество раз и в квартире Тайлера всегда чувствовал себя как дома, но сегодня почему-то испытывал жуткий дискомфорт, вертелся с боку на бок, не в состоянии выкинуть из головы их странный разговор. Диван привычно поскрипывал под тяжестью тела каждый раз, стоило Рику пошевелиться, и этот скрип въедался в никак не желающее успокоиться сознание, раздражая, хотя до этого Рик никогда не обращал на него внимание. Со злостью откинув в сторону плед, под которым было жарко, как в аду, он поднялся и, нашарив ногами тапочки, поплелся на кухню. Выйдя в коридор, Рик прислушался. В квартире было тихо, и из спальни Тайлера не доносилось ни звука. Тенью проскользнув на кухню, Рик попил воды прямо из-под крана и, поборов желание засунуть голову под струю, чтобы охладить кипящий мозг, подошел к большому панорамному окну. Нью-Йорк, раскинувшийся под ногами, весело подмигивал огнями реклам, бледно-голубым неоном магазинных вывесок, уличными фонарями и светом проносящихся мимо машин. Этот город был болен хронической бессонницей и не засыпал ни на минуту, не испытывая, впрочем, от этого никаких неудобств, в отличие от Рика. А вот Рик маялся. Последняя неделя вымотала его похуже, чем та жуткая ночь на Эвересте, которую они с Тайлером провели, не зная, удастся ли им выбраться из этой передряги или нет. Прислонившись лбом к стеклу, Рик разглядывал город внизу и размышлял о том, сколько пороков и тайн сокрыто в нем. За каждым окном кипят свои страсти. Кто-то любит, кто-то ненавидит, а кто-то, может, как и он сейчас мучается сомнениями по поводу правильности своих решений и поступков. Рик прекрасно осознавал, что в мире дохрена однополых пар, которые счастливо живут с выбранными половинками, и, вполне возможно, да нет — наверняка, есть и такие, кто был когда-то полностью гетеросексуален, а потом что-то или кто-то заставил их измениться. Он точно не будет белой вороной и единственным в своем роде. Так что же тогда его так беспокоит? Что подумают окружающие? Да плевать он хотел на чужое мнение. Близкие поймут со временем, а реакция остальных его мало трогала. Дело было в нем самом. Не то, что Рик категорически не принимал отношения между мужчинами, просто представить в них себя было нереально сложно. Особенно в сексе. — Хоть камасутру для геев покупай, — пробормотал он, несильно стукнувшись головой в стекло. — Если такая вообще существует… В интернете, конечно, можно что угодно найти, Рик не сомневался, но подсознательно оттягивал момент своего просвещения. Вот вроде все решил, но все же отчаянно сопротивлялся «падению» в пропасть. — Ей богу, на Эверест легче взобраться… Единственное, к чему привело его ночное бдение — это мысль о том, что нужно просто привыкнуть к мужскому телу рядом. И вот уже минут пять Рик мялся перед дверью в спальню Тайлера, уговаривая себя быть мужиком и просто войти. О том, что ему предстоит еще завалиться к другу в кровать и желательно придвинуться как можно ближе и, может, даже обнять, Рик предпочитал не думать. Выдохнув, он, наконец-то, решился и приоткрыл дверь. Окно в спальне было занавешено тяжелыми шторами, которые даже в дневное время практически не пропускали свет, поэтому, когда дверь закрылась за его спиной, Рика мгновенно окутала непроницаемая темнота. Обострившийся слух тут же уловил глубокое и размеренное дыхание Тайлера. В спальне он бывал не часто, но расположение предметов мебели более-менее помнил, поэтому до кровати удалось добраться, не причинив вреда ни себе, ни им. Но вот дальше снова пошла мысленная борьба со своими оппозиционно настроенными тараканами. Может, лучше разбудить Тайлера, чтобы не испугать своим внезапным порывом? Рик понимал, что боится сам, придумывая себе пути отступления, ведь не каждый день приходится ложиться в постель с другим мужиком в одних трусах, да еще и с намерением пообжиматься с ним. Но он ведь и затеял это все ради того, чтобы привыкнуть, разве нет? Спустя пару минут отчаянного сопротивления и желания убраться отсюда подальше, Рик все же решился и, нашарив край одеяла, бесшумно скользнул под него, сразу же придвигаясь к Тайлеру как можно ближе, чтобы не мучиться еще вечность, собираясь это сделать. Первое, что отметил агонизирующий мозг — это то, что Тайлер очень горячий. Рика буквально обдало жаром с ног до головы. Сердце стучало так, что, казалось, сейчас просто выскочит из грудной клетки и убежит вперед своего хозяина. Никогда и ни перед чем Рик не испытывал такого волнения, хотя его жизнь была всегда связана с риском. Кровь прилила к лицу, и оно пылало, словно Рик сунул его в раскаленную домну. Того и гляди удар хватит. Но, несмотря на паническое состояние, противно Рику не было. Бедром он прижался к ноге Тайлера, ощущая не только крепость мышц, но и каждый волосок на ней. Поймав внезапную волну смелости, он повернулся и обнял Тайлера, положив руку ему на грудь. Уткнувшись носом в плечо друга, Рик глубоко вдохнул. Запах Тайлера оказался одновременно знакомым и не знакомым. Никогда раньше они не были настолько близки, и Рика сейчас до невозможности будоражила возникшая между ними интимность. Под рукой сильнее застучало чужое сердце, дыхание Тайлера сбилось, выдавая, что тот уже не спит. По бедру скользнули пальцы, вызвав табун мурашек, и Рик замер. Даже глаза зажмурил, ожидая, как отреагирует Тайлер, обнаружив его посреди ночи в своей кровати. — Рикки… — Тайлер повернул голову, своей рукой накрывая руку, лежащую у него на груди. — Ты мне снишься, что ли? — Нет, — шепотом ответил Рик, открывая глаза. — Я… — он хотел ответить, как есть, но передумал. — Извини, я не хотел тебя будить. Он самому себе не смог бы объяснить своего порыва, а уж Тайлеру не сможет и подавно. Стало почему-то очень стыдно, словно он пробрался в постель к своей сестренке с совершенно не братскими намерениями. Рик дернулся, чтобы вскочить, но Тайлер удержал его, сжав руку, продолжавшую покоиться у него на груди. — Не уходи, — тихо сказал он, повернувшись к Рику лицом. — Полежи еще со мной. Мне… очень нравится ощущать тебя рядом. Щеки коснулись пальцы, легонько пройдясь по выступившей щетине, спустились на шею, поглаживая подушечками. У Тайлера очень красивые и нежные руки, Рику они всегда нравились, и сейчас, ощущая их прикосновение, он вдруг понял, что ему еще и очень приятно. Дыхание Тайлера участилось, а сердце под рукой Рика, которую он продолжал прижимать к его груди, будто сошло с ума, выбивая древний, как мир, ритм сексуального желания. Это осознание опалило с ног до головы, но вместо страха Рик с удивлением почувствовал, что заводится сам. Может, сыграла роль темнота — силуэт Тайлера был едва различим, — может, у него просто давно не было секса, но член весьма однозначно отреагировал на прикосновения к телу. Мысль о том, что у него стоит на лучшего друга, промелькнула и погасла, потому что руки Тайлера не останавливались, продолжая исследовать напряженное тело Рика. Теперь уже оба дышали тяжело, срываясь на резкие хриплые выдохи. Тайлер еще и ощутимо дрожал, заметно смелея, не почувствовав сопротивления. Но, когда горячая ладонь легла поверх ткани трусов на полностью вставший член, Рик тут же молча перехватил ее. Он совсем не ожидал, что его внезапный порыв заведет столь далеко, за ту грань, откуда уже не будет возврата, ведь если он сейчас позволит Тайлеру прикоснуться к себе, то все изменится окончательно. Они уже никогда не смогут вернуться просто к дружбе. И останется двигаться только вперед по заданному вектору. И Рика это пугало до чертиков. Но и прекращать начатое тоже, на удивление, не хотелось. Хотелось разрядки. Он был возбужден до предела. И это подстегивало двигаться дальше, ведь все оказалось совсем не так, как он ожидал. С Тайлером было… хорошо?.. привычно?.. Правильно! Вот. Именно, правильно. Найдя подходящее определение, он отпустил руку Тайлера, тем самым безмолвно позволив ему продолжить. — Я просто подрочу тебе, — невнятно зашептал Тайлер, ткнувшись губами ему за ухо, пробрался рукой под резинку трусов и огладил ладонью член по всей длине. — Просто подрочу. Хочу, чтобы ты кончил… Рик проглотил рвущийся наружу стон, когда сильные пальцы Тайлера захватили его член в кольцо. В кровь будто кипятка плеснули. И он выгнулся навстречу уверенным движениям руки Тайлера, ловко поймавшей нужный ритм. Задыхаясь в ощущениях, Рик цеплялся за плечи прижавшегося к нему друга, и чувствовал его стояк, упершийся в бедро. И вдруг захотелось тоже прикоснуться, ощутить под пальцами его крепость, доставить удовольствие в ответ. Потому что это же Тайлер, черт возьми! С ним почему-то хотелось не только получать, но и отдавать в ответ. Но пока он размышлял, если можно назвать размышлением те обрывки мыслей, которые ухватывало задурманенное удовольствием сознание, Тайлер и там взял все в свои руки. Они стонали в унисон, захваченные одним ритмом. Рик вообще сходил с ума от двойных ощущений: одна рука Тайлера ловко управлялась с его членом, а костяшки второй упирались ему в бедро и он чувствовал каждое движение, с которым Тайлер дрочил себе. И почувствовал его сперму, которая потекла по его ноге сразу же, как только кончил он сам. Они так и лежали в темноте, боясь пошевелиться, восстанавливая сбитое дыхание. В душном воздухе спальни снова повисла неловкость, ни один, ни другой не знал, что делать дальше. Для разговора не находилось слов, а тишина давила все больше. В ушах у Рика все еще стоял томный и такой сладкий оргазменный стон Тайлера, он был им просто оглушен, как и всем, что произошло только что. Если так хорошо было при простой дрочке, то как же будет, когда они займутся полноценным сексом… Рик не понимал собственные ощущения. Ему одновременно было и плохо, и слишком хорошо. Хотелось чего-то сделать, чего-то сказать, но его словно заморозили. Тайлер отмер первым. — Я принесу полотенце. Он оторвался от Рика и, встав с кровати, вышел из комнаты. Вернувшись через пару минут, протянул ему влажную ткань. Рик был благодарен, что Тайлер не включил свет, так было бы еще сложнее избавиться от смущения. Наскоро обтершись, он натянул обратно трусы и отдал полотенце Тайлеру, так и продолжавшему стоять около кровати. — Ты останешься? Вопрос от Тайлера прозвучал неуверенно и… с надеждой, что ли. Рик не смог отказать, хотя и был не уверен, что сможет уснуть, находясь рядом с ним. — Да. Ложись, нужно немного поспать. Тайлер лег рядом, укрыв их сбившимся в ноги одеялом. — Я не хотел так форсировать события, — сказал он, повернувшись к Рику. — Прости, если я тебя напугал. Просто рядом с тобой мне сложно держать себя в руках. Особенно в таких условиях… — Все в порядке, Тай, — Рик протянул руку, коснувшись его плеча. — Спи, мы поговорим завтра. — Хорошо. Тайлер вздохнул и закрыл глаза. Он был на сто с лишним процентов уверен, что утром проснется абсолютно один.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты